Отъезд

5 марта 2013 - Елена Можарова
article121367.jpg

 

 

 

Дом вот уже неделю представлял собой натуральный проходной двор. Идея переехать принадлежала жене. Она всё решила, она всё замутила, она и расхлёбывает. А Он уже почти неделю в качестве – подай – принеси – оттащи. И ещё её бесчисленные знакомые. Всех накорми, напои. Каждый день кончается проводами – попойками. Все их провожают, причём разные компании, между собой почти не имея точек соприкосновения. Сегодня с утра были одни, а вечером подходят другие. Спорить с Ольгой – себе вредить. И Он молча и безропотно помогает. За столом делает весёлую мину, но уже почти не вступает в разговоры. Пришли пять пар. Женщины жужжат на кухне, мужчины вышли в лоджию. Она просто огромная – шесть метров. С пятого этажа открывается великолепный вид, особенно сейчас – летом. Ольга её полностью обустроила. Получилась небольшая комнатка, где можно посидеть тихим вечером, чайку попить. Только вот вечеров таких почти нет. Они своей семьёй и не бывают никогда. Постоянная толкотня. Одно хорошо, гости приходят не с пустыми руками. Много выпивки и еды. А Он, уже глядя на выпивку, задумывается о милом существе – белочке. 
Одна пара принесла что–то объёмное. Но видно лёгкое. Жена несла. Этот подарочек поставили на холодильник и благополучно про него забыли. Быстро накрыли на стол и сели. Понеслись тосты, анекдоты, пожелания и напутствия. Время от времени Ольга бегала в лоджию и открывала очередную баночку с маринадами. Гости набирались быстро, активно и ответственно.  А Он наблюдал за этим всем, и старательно пытался пропускать рюмки. Не всегда это удавалось и к концу вечера захорошело по–полной. 
Ольга снова выскочила в лоджию. Вот её алкоголь вроде вообще не брал. 
За ней, еле передвигая ноги, в лоджию выполз Василий. Он что–то втолковывал Ольге. Бурно жестикулировал руками. Говорил он уже достаточно громко. 
- Ольга! Ты должна это понимать! Нееет, не просто понимать, помнить! Уже помнишь? Не может быть! –вдалбливал он хозяйке.
Ответы жены были слышно плохо.
- Я не сказал тебе главного! – продолжил пьяно втолковывать ей прописные истины Василий. – Ты запомни! Навсегда! Слышишь – НАВСЕГДА!!!!! 
Он уставился на неё. А потом, подняв вверх указательный палец, проникновенно сообщил:
- Вот! 567! Запомнила?
Ольга заметила, что запомнила и улыбнулась.
Василий согласно кивнул, подтянулся на руках и уселся на узкую раму лоджии, спиной во двор. Створки были открыты, и он сидел немного покачиваясь. 
- Ты скажи! Ты точно запомнила? – пьяно уточнил он
- Да запомнила! Запомнила! – быстро произнесла Ольга, чтобы отделаться от  него. 
За столом к Нему обратились, чтобы Он передал горчицу. И пришлось отвлечься от наблюдения за действом на балконе. В следующее мгновение раздался невообразимый визг. В первый момент никто и не понял что это и где. Все соскочили с мест и кинулись туда, откуда он слышался. Визжала Ольга. Голос её переливался, то понижаясь, то повышаясь, но визг стоял оглушительный. 
Когда выскочили в лоджию, увидели картину маслом – женщина небольшого роста и не мощной комплекции изо всех сил прижимала ноги  Василия к стене лоджии. Он, призвав её запомнить число, дальше с чувством выполненного долга, просто опрокинулся назад. И лететь бы ему с пятого этажа белым лебедем, если бы не мгновенная реакция Ольги. Она визжала, прижимая его ноги, в страхе, что не удержит. Визжала  и потом, когда её завели в комнату. Никак не могла придти в себя. А Василия  втащили и уложили спать. Он умудрился заснуть сном праведника, повиснув за лоджией. 
Вечер был скомкан. Гости разошлись  по домам. 
Наутро голову ломило. И Он как хозяин дома, встал пораньше. Подошёл к раковине на кухне и налил холодной воды в стакан. Холодильник приятно освежал прохладной стенкой. В квартире ещё было тихо. И вдруг в этой тишине раздалось покашливание, похожее на старческое. «Показалось» - решил Он. А потом над головой прозвучал скрипучий голос: 
- Жрать – то дашшшь? – и тишина.
Глоток воды застрял в горле. Мороз побежал по коже. В доме никого из стариков не было. Он медленно поставил стакан и снова услышал:
- Жрать – то дашшшь? – и снова больше ничего. 
Хозяин квартиры медленно повернулся в ту сторону, откуда шёл голос. 
В кухне никого кроме Него не было. Только на холодильнике стояло что–то высокое,  похожее на клетку. Он стянул тряпку, закрывающую это что–то,  и облегчённо засмеялся. Это и правда была клетка. В ней сидел большой  зелёный попугай. Он смотрел на Него выжидательно. Очевидно, рассчитывал на сообразительность и милость хозяина. 
«Пора завязывать с гостями!» - подумал Он и пошёл звать Ольгу, чтобы она занялась «подарочком».
 

 

© Copyright: Елена Можарова, 2013

Регистрационный номер №0121367

от 5 марта 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0121367 выдан для произведения:

 

 

Дом вот уже неделю представлял собой натуральный проходной двор. Идея переехать принадлежала жене. Она всё решила, она всё замутила, она и расхлёбывает. А Он уже почти неделю в качестве – подай – принеси – оттащи. И ещё её бесчисленные знакомые. Всех накорми, напои. Каждый день кончается проводами – попойками. Все их провожают, причём разные компании, между собой почти не имея точек соприкосновения. Сегодня с утра были одни, а вечером подходят другие. Спорить с Ольгой – себе вредить. И Он молча и безропотно помогает. За столом делает весёлую мину, но уже почти не вступает в разговоры. Пришли пять пар. Женщины жужжат на кухне, мужчины вышли в лоджию. Она просто огромная – шесть метров. С пятого этажа открывается великолепный вид, особенно сейчас – летом. Ольга её полностью обустроила. Получилась небольшая комнатка, где можно посидеть тихим вечером, чайку попить. Только вот вечеров таких почти нет. Они своей семьёй и не бывают никогда. Постоянная толкотня. Одно хорошо, гости приходят не с пустыми руками. Много выпивки и еды. А Он, уже глядя на выпивку, задумывается о милом существе – белочке. 
Одна пара принесла что–то объёмное. Но видно лёгкое. Жена несла. Этот подарочек поставили на холодильник и благополучно про него забыли. Быстро накрыли на стол и сели. Понеслись тосты, анекдоты, пожелания и напутствия. Время от времени Ольга бегала в лоджию и открывала очередную баночку с маринадами. Гости набирались быстро, активно и ответственно.  А Он наблюдал за этим всем, и старательно пытался пропускать рюмки. Не всегда это удавалось и к концу вечера захорошело по–полной. 
Ольга снова выскочила в лоджию. Вот её алкоголь вроде вообще не брал. 
За ней, еле передвигая ноги, в лоджию выполз Василий. Он что–то втолковывал Ольге. Бурно жестикулировал руками. Говорил он уже достаточно громко. 
- Ольга! Ты должна это понимать! Нееет, не просто понимать, помнить! Уже помнишь? Не может быть! –вдалбливал он хозяйке.
Ответы жены были слышно плохо.
- Я не сказал тебе главного! – продолжил пьяно втолковывать ей прописные истины Василий. – Ты запомни! Навсегда! Слышишь – НАВСЕГДА!!!!! 
Он уставился на неё. А потом, подняв вверх указательный палец, проникновенно сообщил:
- Вот! 567! Запомнила?
Ольга заметила, что запомнила и улыбнулась.
Василий согласно кивнул, подтянулся на руках и уселся на узкую раму лоджии, спиной во двор. Створки были открыты, и он сидел немного покачиваясь. 
- Ты скажи! Ты точно запомнила? – пьяно уточнил он
- Да запомнила! Запомнила! – быстро произнесла Ольга, чтобы отделаться от  него. 
За столом к Нему обратились, чтобы Он передал горчицу. И пришлось отвлечься от наблюдения за действом на балконе. В следующее мгновение раздался невообразимый визг. В первый момент никто и не понял что это и где. Все соскочили с мест и кинулись туда, откуда он слышался. Визжала Ольга. Голос её переливался, то понижаясь, то повышаясь, но визг стоял оглушительный. 
Когда выскочили в лоджию, увидели картину маслом – женщина небольшого роста и не мощной комплекции изо всех сил прижимала ноги  Василия к стене лоджии. Он, призвав её запомнить число, дальше с чувством выполненного долга, просто опрокинулся назад. И лететь бы ему с пятого этажа белым лебедем, если бы не мгновенная реакция Ольги. Она визжала, прижимая его ноги, в страхе, что не удержит. Визжала  и потом, когда её завели в комнату. Никак не могла придти в себя. А Василия  втащили и уложили спать. Он умудрился заснуть сном праведника, повиснув за лоджией. 
Вечер был скомкан. Гости разошлись  по домам. 
Наутро голову ломило. И Он как хозяин дома, встал пораньше. Подошёл к раковине на кухне и налил холодной воды в стакан. Холодильник приятно освежал прохладной стенкой. В квартире ещё было тихо. И вдруг в этой тишине раздалось покашливание, похожее на старческое. «Показалось» - решил Он. А потом над головой прозвучал скрипучий голос: 
- Жрать – то дашшшь? – и тишина.
Глоток воды застрял в горле. Мороз побежал по коже. В доме никого из стариков не было. Он медленно поставил стакан и снова услышал:
- Жрать – то дашшшь? – и снова больше ничего. 
Хозяин квартиры медленно повернулся в ту сторону, откуда шёл голос. 
В кухне никого кроме Него не было. Только на холодильнике стояло что–то высокое,  похожее на клетку. Он стянул тряпку, закрывающую это что–то,  и облегчённо засмеялся. Это и правда была клетка. В ней сидел большой  зелёный попугай. Он смотрел на Него выжидательно. Очевидно, рассчитывал на сообразительность и милость хозяина. 
«Пора завязывать с гостями!» - подумал Он и пошёл звать Ольгу, чтобы она занялась «подарочком».
 

Рейтинг: +1 180 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!