ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Остановка «Бредовая»

 

Остановка «Бредовая»

21 июня 2013 - Руслан Хафизов

 «Куда запропастился этот автобус? Тридцать минут его уже жду!» - пробурчал под нос, с недовольным видом Семёныч, нервно поглядывая на часы. 
Утреннее солнце все сильней припекало суматошный город, ему – деревенскому человеку, приехавшему сюда по делам, была непривычна и эта суета людей и гул машин, проносящихся мимо него.
Время шло, но автобуса почему-то не было. Устав ждать, он отошёл вглубь остановки и присел на скамейку. Откуда не возьмись, появился комар, он начал кружить вокруг Семёныча, своим назойливым жужжанием, раздражая его слух.
Наконец, комар приземлился на его вспотевший лоб и всадил в кожу свой острый, как сабля, кровососущий аппарат. Но Семеныч оказался ловчее, он резким движением ударил ладошкой по тому месту, где сидел маленький вампир.
Стоящий в двух метрах от него молодой человек тут же обернулся на хлопок и, увидев на его лбу раздавленного в кровь комара, подошел к нему. Он вынул из кармана пиджака удостоверение и раскрыл его важно перед самым лицом Семеныча.
«И чем я провинился перед законом?» – с удивлением спросил он у молодого человека.
«Я не из полиции, читайте внимательно, я – член партии зеленых, мы активно занимаемся защитой всего живого на планете» – представился он и запихнул удостоверение обратно в карман.
«Извините, но я не совсем Вас понимаю и чем я Вам обязан?» – с озадаченным видом у него переспросил Семеныч.
«Ответ на вопрос у Вас на лбу» - ответил он.
«А что у меня на лбу? Вы надо мною издеваетесь?!» - возмутился не на шутку Семеныч.
Активист зеленых аккуратно двумя пальчиками снял с его лба раздавленного комара и поместил в маленький целлофановый контейнер, которые в полиции используются для хранения улик.
И тут к остановке подъехал долгожданный автобус. Семеныч радостно подорвался с места и хотел было сесть в него, но молодой человек остановил его и вернул обратно на скамейку, со словами: 
«Подождите, не спешите, мы еще не все формальности учли, нужно составить протокол, для этого я вызову полицию».
«Что? Зачем полицию? Да Вы совсем сбрендили, юноша! Ну-ка, отошли от меня, я спешу по делам, а Вы тут ко мне с каким-то комаром прицепились! Да я таких кровососов у себя в деревне тысячами убивал и нет такого закона, чтоб за комара задерживали», - гневно вырвалось из уст Семеныча.
Автобус уехал, он проводил его унылым взглядом и протер платочком свое красное от обиды и злости лицо.
Он с болью в сердце, невольно вспомнил о захворавшей жене, которая с детьми ждала его с города, с лекарствами.
«Про убийства тысяч комаров тоже расскажите полицейскому, чистосердечное признание облегчает наказание и не надо здесь разбрызгивать слюнями, Ваше желание уйти от ответственности мне понятно», - строго произнёс активист зеленых и вызвал по мобильному телефону полицию.
Наряд, на удивление Семеныча, прибыл довольно быстро, уже через пять минут, к остановке, с сиреной, подкатил УАЗ и из него кое-как вывалился сержант с большим пузом.
Семеныч, от увиденного удивленно приоткрыл рот, мысли роились в его голове, как муравьи, тревога по геометрической прогрессии нарастала у него в душе. 
«Что происходит? Что я сделал? В чем я виноват? Словно человека убил, но ведь я никого и пальцем не тронул. Разве, что этого комара. Бред сивой кобылы, нет, снится, такого не бывает», – думал он, глядя то на активиста зеленых, то на сержанта, ущипывая себя при этом за палец. Но страшный сон, под названием – явь не проходил, а всё четче, на его глазах, обретал свою истинную сущность.
«Сержант Ефремов» – представился полицейский и, открыв папку, тяжело опустился на скамейку. Молодой человек бойко, во всех подробностях, изложил ему все, что произошло и протокол был быстро составлен.
«Прочитайте и распишитесь, если согласны», – произнес сержант и протянул написанное им Семенычу, он взял протокол и его руки затряслись.
«А что это Вы так нервничаете, гражданин?» - поинтересовался полицейский у него, - «Успокойтесь, Вы же говорите, что не в чем не виноваты, а кто не виноват, тот спокоен».
«Да, кстати, еще расскажите, как Вы там, в деревне убивали комаров тысячами. Да, да, товарищ сержант, он мне сам об этом сказал, от таких ужасов у меня волосы дыбом встали», - вмешался в разговор активист зеленых.
Любопытно, гражданин, давайте разбираться, о каких это там многотысячных жертвах говорит молодой человек? А Вы у нас оказывается – серийный убийца, да мне за Вас старшину дадут. Рассказывайте, суд учтет Ваше чистосердечное признание, могу оформить явку с повинной», – произнес сержант, пробирая глазами Семеныча. И он, не выдержав его сверлящего взгляда, нервно взмолился.
«Никого я не убивал, я – честный законопослушный гражданин. Вот, с деревни приехал сюда, за лекарствами для жены, могу рецепт показать, если не верите, стоял, автобус ждал, но, как назло, на лоб сел комар, чтоб напиться крови».
«И Вы убили?!» – прервал строго Семеныча полицейский, от этого вопроса он взмолился пуще прежнего. 
«Насекомое могло быть заразным, а что мне терпеть, что ли?! Поймите меня правильно, я – не убийца, но кто не убивал комаров?! Их миллиарды, одним больше, одним меньше, а вы тут на пару меня из-за одного кровососа муторите, а у меня дома дети и в постели больная жена! Это так похоже на бред, отпустите меня, пожалуйста!» Семеныч, глазами полными отчаянья, посмотрел на сержанта, а тот бросил взгляд на активиста зеленых, словно хотел услышать его мнение и оно последовало.
«Один комар говорите? Как это легкомысленно и жестоко с Вашей стороны, на Земле семь миллиардов человек, а если каждый убьет хоть одного комара? Вы представьте себе, что будет? Это насекомое может совсем исчезнуть, из-за таких, как Вы, столько ценных живых существ ушли безвозвратно».
 И тут Семеныча пробило так, словно в нем проснулся мощный, огнедышащий вулкан. Он подорвался с места и, схватив его за грудки, начал яростно кричать ему в лицо: «Может быть кто-то и исчез, но не комары же?! Эти заразы никуда не денутся и после ядерной войны всех переживут, вместе с тараканами. Не надо обвинять меня в этой чуши собачьей, если тебе, молокосос, так жалко комаров, тогда займитесь, вместе с сержантом, теми, кто никогда комаров в глаза не видел и, сидя в уютных кабинетах, не убив не одного из них на себе, убивает их миллиардами, лишь одним росчерком ручки, когда отдает распоряжение на осушение болот, вот – истинные убийцы, а вы меня»…
Семеныч гневно оттолкнул от себя молодого человека и сел обратно на скамейку.
Его красное от злости лицо покрылось каплями пота, а руки тряслись, но он засунул их в карман куртки.
«Успокойтесь, граждане, гнев здесь – не лучший советчик, нужно провести следственный эксперимент», - произнес сержант, закрывая папку с протоколами, - «Вот что, Вы сейчас оба поедите со мной в участок и там разберемся и комара сдадим в лабораторию, если выяснится, что он несет в себе инфекцию, то статья «Убийство» с Вас, гражданин, будет снята, переквалифицируем ее на статью «Превышение самообороны», а это лучше для Вас и срок будет меньше, и если очень повезет и раскаетесь, то получите условно и с чистой совестью в деревню к жене и детям».
Активист зеленых взглянул на часы и занервничал.
«Извините, но я сейчас не могу, меня девушка ждет, может завтра? А гражданин пусть до утра посидит у Вас», – заявил он, потирая вспотевшие ладошки. 
«Нет уж, прямо сейчас, дело не терпит отлогательства, убийство – преступление тяжкое, а вдруг Вы не придете, ищи-свищи Вас потом, да и Вы – активист вижу строгий, думаю, Ваши идеи принципиальны и выше каких-то там личных отношений. Так что, молодой человек, едем в участок!», – строго возразил сержант и надел наручники на Семеныча.
Вдруг, откуда не возьмись раздался, режущий слух скрежет колес. Недалеко от остановки затормозил джип, из него выскочил мужчина с пистолетом в руке и выстрелил три раза в женщину, стоящую у обочины дороги. Она громко вскрикнула и рухнула на землю.
Сержант оглянулся на выстрелы, усаживая задержанного Семеныча на заднее кресло УАЗа.
Джип стремительно тронулся с места и скрылся из вида.
«И вы даже не примите мер? У Вас женщину застрелили на глазах у всего города, объявите план перехват, опросите свидетелей, оцепите место преступления! Сообщите скорей куда надо! Я то зачем Вам нужен? Вот – настоящее убийство!» - возмутился вдруг Семеныч, от происходящего на его глазах.
«Сидите тихо и не умничайте, гражданин, разберемся с Вашим делом и обязательно вернусь сюда, а труп не убежит никуда», - с невозмутимым спокойствием ответил сержант и хотел захлопнуть дверь машины, но в этот момент молодому человеку позвонили. Раздраженный женский голос кричал на чем свет стоит и не скупился на крепкие словечки, да так громко, что это слышали и сержант, и Семеныч.
Она клялась в том, что если он через десять минут не подойдет, все будет кончено между ними.
Активист зеленых засуетился, как испуганный кролик в клетке, он подошел к сержанту и с волнением в голосе, доходящим до заикания, заявил: «А может, да ну его этого комара, гражданин не в чем не виноват и никого он не убивал, мне всё показалось».
«Что значит показалось? Мы составили протокол и труп комара с кровью подозреваемого имеют состав преступления, улики железные, он не отвертится, так что никаких отказов, поехали немедленно в участок!» - с категоричной строгостью произнес сержант, и, взяв его под руку, повел к машине, но молодой человек резко вырвался из крепких рук полицейского и принялся, размахивая руками, голосить: «Нет, нет, не было никакого убийства, я ничего не видел и вообще у меня богатая фантазия, я отказываюсь от всех показаний, а у Вас, гражданин, я прошу прощения!».
Сержант в ответ иронично улыбнулся и, вынув протокол из папки, протянул активисту зеленых, который тут же его разорвал на мелкие кусочки и швырнул в мусорный бак. После чего он рванулся с места так, словно взял стометровку.
Когда с рук Семеныча сняли наручники, к остановке подъехал нужный ему автобус, а сержант по рации сообщил об убийстве женщины и занялся его расследованием.
После дежурства он заехал в участок и, достав из шкафа уголовный кодекс, долго пытался найти статью, где бы говорилось об ответственности за убийство комара.

© Copyright: Руслан Хафизов, 2013

Регистрационный номер №0143156

от 21 июня 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0143156 выдан для произведения:

 «Куда запропастился этот автобус? Тридцать минут его уже жду!» - пробурчал под нос, с недовольным видом Семёныч, нервно поглядывая на часы. 
Утреннее солнце все сильней припекало суматошный город, ему – деревенскому человеку, приехавшему сюда по делам, была непривычна и эта суета людей и гул машин, проносящихся мимо него.
Время шло, но автобуса почему-то не было. Устав ждать, он отошёл вглубь остановки и присел на скамейку. Откуда не возьмись, появился комар, он начал кружить вокруг Семёныча, своим назойливым жужжанием, раздражая его слух.
Наконец, комар приземлился на его вспотевший лоб и всадил в кожу свой острый, как сабля, кровососущий аппарат. Но Семеныч оказался ловчее, он резким движением ударил ладошкой по тому месту, где сидел маленький вампир.
Стоящий в двух метрах от него молодой человек тут же обернулся на хлопок и, увидев на его лбу раздавленного в кровь комара, подошел к нему. Он вынул из кармана пиджака удостоверение и раскрыл его важно перед самым лицом Семеныча.
«И чем я провинился перед законом?» – с удивлением спросил он у молодого человека.
«Я не из полиции, читайте внимательно, я – член партии зеленых, мы активно занимаемся защитой всего живого на планете» – представился он и запихнул удостоверение обратно в карман.
«Извините, но я не совсем Вас понимаю и чем я Вам обязан?» – с озадаченным видом у него переспросил Семеныч.
«Ответ на вопрос у Вас на лбу» - ответил он.
«А что у меня на лбу? Вы надо мною издеваетесь?!» - возмутился не на шутку Семеныч.
Активист зеленых аккуратно двумя пальчиками снял с его лба раздавленного комара и поместил в маленький целлофановый контейнер, которые в полиции используются для хранения улик.
И тут к остановке подъехал долгожданный автобус. Семеныч радостно подорвался с места и хотел было сесть в него, но молодой человек остановил его и вернул обратно на скамейку, со словами: 
«Подождите, не спешите, мы еще не все формальности учли, нужно составить протокол, для этого я вызову полицию».
«Что? Зачем полицию? Да Вы совсем сбрендили, юноша! Ну-ка, отошли от меня, я спешу по делам, а Вы тут ко мне с каким-то комаром прицепились! Да я таких кровососов у себя в деревне тысячами убивал и нет такого закона, чтоб за комара задерживали», - гневно вырвалось из уст Семеныча.
Автобус уехал, он проводил его унылым взглядом и протер платочком свое красное от обиды и злости лицо.
Он с болью в сердце, невольно вспомнил о захворавшей жене, которая с детьми ждала его с города, с лекарствами.
«Про убийства тысяч комаров тоже расскажите полицейскому, чистосердечное признание облегчает наказание и не надо здесь разбрызгивать слюнями, Ваше желание уйти от ответственности мне понятно», - строго произнёс активист зеленых и вызвал по мобильному телефону полицию.
Наряд, на удивление Семеныча, прибыл довольно быстро, уже через пять минут, к остановке, с сиреной, подкатил УАЗ и из него кое-как вывалился сержант с большим пузом.
Семеныч, от увиденного удивленно приоткрыл рот, мысли роились в его голове, как муравьи, тревога по геометрической прогрессии нарастала у него в душе. 
«Что происходит? Что я сделал? В чем я виноват? Словно человека убил, но ведь я никого и пальцем не тронул. Разве, что этого комара. Бред сивой кобылы, нет, снится, такого не бывает», – думал он, глядя то на активиста зеленых, то на сержанта, ущипывая себя при этом за палец. Но страшный сон, под названием – явь не проходил, а всё четче, на его глазах, обретал свою истинную сущность.
«Сержант Ефремов» – представился полицейский и, открыв папку, тяжело опустился на скамейку. Молодой человек бойко, во всех подробностях, изложил ему все, что произошло и протокол был быстро составлен.
«Прочитайте и распишитесь, если согласны», – произнес сержант и протянул написанное им Семенычу, он взял протокол и его руки затряслись.
«А что это Вы так нервничаете, гражданин?» - поинтересовался полицейский у него, - «Успокойтесь, Вы же говорите, что не в чем не виноваты, а кто не виноват, тот спокоен».
«Да, кстати, еще расскажите, как Вы там, в деревне убивали комаров тысячами. Да, да, товарищ сержант, он мне сам об этом сказал, от таких ужасов у меня волосы дыбом встали», - вмешался в разговор активист зеленых.
Любопытно, гражданин, давайте разбираться, о каких это там многотысячных жертвах говорит молодой человек? А Вы у нас оказывается – серийный убийца, да мне за Вас старшину дадут. Рассказывайте, суд учтет Ваше чистосердечное признание, могу оформить явку с повинной», – произнес сержант, пробирая глазами Семеныча. И он, не выдержав его сверлящего взгляда, нервно взмолился.
«Никого я не убивал, я – честный законопослушный гражданин. Вот, с деревни приехал сюда, за лекарствами для жены, могу рецепт показать, если не верите, стоял, автобус ждал, но, как назло, на лоб сел комар, чтоб напиться крови».
«И Вы убили?!» – прервал строго Семеныча полицейский, от этого вопроса он взмолился пуще прежнего. 
«Насекомое могло быть заразным, а что мне терпеть, что ли?! Поймите меня правильно, я – не убийца, но кто не убивал комаров?! Их миллиарды, одним больше, одним меньше, а вы тут на пару меня из-за одного кровососа муторите, а у меня дома дети и в постели больная жена! Это так похоже на бред, отпустите меня, пожалуйста!» Семеныч, глазами полными отчаянья, посмотрел на сержанта, а тот бросил взгляд на активиста зеленых, словно хотел услышать его мнение и оно последовало.
«Один комар говорите? Как это легкомысленно и жестоко с Вашей стороны, на Земле семь миллиардов человек, а если каждый убьет хоть одного комара? Вы представьте себе, что будет? Это насекомое может совсем исчезнуть, из-за таких, как Вы, столько ценных живых существ ушли безвозвратно».
 И тут Семеныча пробило так, словно в нем проснулся мощный, огнедышащий вулкан. Он подорвался с места и, схватив его за грудки, начал яростно кричать ему в лицо: «Может быть кто-то и исчез, но не комары же?! Эти заразы никуда не денутся и после ядерной войны всех переживут, вместе с тараканами. Не надо обвинять меня в этой чуши собачьей, если тебе, молокосос, так жалко комаров, тогда займитесь, вместе с сержантом, теми, кто никогда комаров в глаза не видел и, сидя в уютных кабинетах, не убив не одного из них на себе, убивает их миллиардами, лишь одним росчерком ручки, когда отдает распоряжение на осушение болот, вот – истинные убийцы, а вы меня»…
Семеныч гневно оттолкнул от себя молодого человека и сел обратно на скамейку.
Его красное от злости лицо покрылось каплями пота, а руки тряслись, но он засунул их в карман куртки.
«Успокойтесь, граждане, гнев здесь – не лучший советчик, нужно провести следственный эксперимент», - произнес сержант, закрывая папку с протоколами, - «Вот что, Вы сейчас оба поедите со мной в участок и там разберемся и комара сдадим в лабораторию, если выяснится, что он несет в себе инфекцию, то статья «Убийство» с Вас, гражданин, будет снята, переквалифицируем ее на статью «Превышение самообороны», а это лучше для Вас и срок будет меньше, и если очень повезет и раскаетесь, то получите условно и с чистой совестью в деревню к жене и детям».
Активист зеленых взглянул на часы и занервничал.
«Извините, но я сейчас не могу, меня девушка ждет, может завтра? А гражданин пусть до утра посидит у Вас», – заявил он, потирая вспотевшие ладошки. 
«Нет уж, прямо сейчас, дело не терпит отлогательства, убийство – преступление тяжкое, а вдруг Вы не придете, ищи-свищи Вас потом, да и Вы – активист вижу строгий, думаю, Ваши идеи принципиальны и выше каких-то там личных отношений. Так что, молодой человек, едем в участок!», – строго возразил сержант и надел наручники на Семеныча.
Вдруг, откуда не возьмись раздался, режущий слух скрежет колес. Недалеко от остановки затормозил джип, из него выскочил мужчина с пистолетом в руке и выстрелил три раза в женщину, стоящую у обочины дороги. Она громко вскрикнула и рухнула на землю.
Сержант оглянулся на выстрелы, усаживая задержанного Семеныча на заднее кресло УАЗа.
Джип стремительно тронулся с места и скрылся из вида.
«И вы даже не примите мер? У Вас женщину застрелили на глазах у всего города, объявите план перехват, опросите свидетелей, оцепите место преступления! Сообщите скорей куда надо! Я то зачем Вам нужен? Вот – настоящее убийство!» - возмутился вдруг Семеныч, от происходящего на его глазах.
«Сидите тихо и не умничайте, гражданин, разберемся с Вашим делом и обязательно вернусь сюда, а труп не убежит никуда», - с невозмутимым спокойствием ответил сержант и хотел захлопнуть дверь машины, но в этот момент молодому человеку позвонили. Раздраженный женский голос кричал на чем свет стоит и не скупился на крепкие словечки, да так громко, что это слышали и сержант, и Семеныч.
Она клялась в том, что если он через десять минут не подойдет, все будет кончено между ними.
Активист зеленых засуетился, как испуганный кролик в клетке, он подошел к сержанту и с волнением в голосе, доходящим до заикания, заявил: «А может, да ну его этого комара, гражданин не в чем не виноват и никого он не убивал, мне всё показалось».
«Что значит показалось? Мы составили протокол и труп комара с кровью подозреваемого имеют состав преступления, улики железные, он не отвертится, так что никаких отказов, поехали немедленно в участок!» - с категоричной строгостью произнес сержант, и, взяв его под руку, повел к машине, но молодой человек резко вырвался из крепких рук полицейского и принялся, размахивая руками, голосить: «Нет, нет, не было никакого убийства, я ничего не видел и вообще у меня богатая фантазия, я отказываюсь от всех показаний, а у Вас, гражданин, я прошу прощения!».
Сержант в ответ иронично улыбнулся и, вынув протокол из папки, протянул активисту зеленых, который тут же его разорвал на мелкие кусочки и швырнул в мусорный бак. После чего он рванулся с места так, словно взял стометровку.
Когда с рук Семеныча сняли наручники, к остановке подъехал нужный ему автобус, а сержант по рации сообщил об убийстве женщины и занялся его расследованием.
После дежурства он заехал в участок и, достав из шкафа уголовный кодекс, долго пытался найти статью, где бы говорилось об ответственности за убийство комара.

Рейтинг: +1 176 просмотров
Комментарии (1)
ВАНЯ ГРОЗНЫЙ # 12 марта 2015 в 14:35 0
super 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e