ОШИБКА

17 сентября 2012 - Анна Лукашева
    Светлой памяти А.С. Лукашевой.
-      Мне, пожалуйста, историю болезни. Птицына Наталья Алексеевна.
-      Сергеевна?
-      Алексеевна!
Древняя регистраторша отправилась на поиски моей карточки. Интересно, долго она провозится, или не очень? Оказалось, не очень. В окошко просунулась пухлая тетрадка, украшенная синими извилисты­ми буквами: "Птицына Наталья Сергеевна. 1927 год рождения". Разумеется, человек, пришедший за освобождением от учёбы по болезни и не должен хорошо выглядеть. Я не первый раз симулирую, чтобы отдохнуть, поэтому специфика роли изучена мною досконально. Но сейчас мои актёрские способности и творческое рвение явно переоценили.
 
-      Мой год рождения - 1977. Неужели я так старо выгляжу?
-      Не знаю, может, Вы для прабабушки просите! Откуда мне знать?
Пойду, ещё посмотрю.
-       
"Я - Алексеевна! - крикнула я вслед удаляющемуся чернильному пятну на спине почти белого медицинского халата. На сей раз "Божий одуванчик" вернулась совсем быстро и с пустыми руками.
 
- Других Птицыных Наталий в нашей поликлинике не числится! -
оскорблённо заявила она, - Отойдите, не мешайте работать! - и
уселась вязать грустно-бордовый носок.
 
Ну что же. Выбора у меня не оставалось никакого. Свободная неделя требовалась, как воздух, как вода, как прокладка в разгар кри­тических дней. Лёшка предложил мне, пока ещё тепло, забраться к нему на дачу. Там: озеро, дивный лес, фанерный домик и удобства на другом конце двора - одни на три участка. Но главное - природа,  погода, и, разумеется, сам Лёшка.
 
Сняв с себя косуху и запихнув её в сумку (в гардеробе замо­тают, как историю болезни), я прямиком отправилась к врачу. Неу­жели откажут в помощи хворому? Хотя эти могут... С них станется. Огромная очередь перед кабинетом не испугала меня, наоборот, даже обрадовала. На вхождение в образ добрых два часа точно имеются. Я сидела, складывала сказку о больном горле, насморке, температу­ре,  и, на всякий случай, периодически громко кашляла. Мысли поче­му-то упорно перескакивали на ласковое сентябрьское Подмосковье, золотые листья, золотые деревянные стены дачных домиков, золотые паутинки на ветках, золотой зуб аккурат по центру Лёшкиной улыбки... Может,


мне срочно в рыжую покраситься - для гармонии? Неожиданно я осознала, что у меня не всё в порядке с сердцем. Я начала его ощущать, а это - нехорошо. Здоровый орган не чувствуется, он незаметен, как порядочные поступки окружающих. Есть - и ладно, норма. Голова противно кружилась, наверно, сказывалась то ли духота в коридоре, то ли дурная энергетика лечебного заведения. Так что перед доктором я предстала в самом наилучшем (или наихудшем?)  виде, изображать почти ничего не приш­лось.
 
- Здравствуйте, давно вы нам не показывались, а надо. Последние результаты анализов не очень, - скороговоркой трещала врач, а сама что-то строчила в лохматую карточку. Вот где она нашлась! Только почему-то уж слишком пухлая. Медсестра в кабинете отсутствовала. Стул ее пустовал, стол был завален горами бумаг,  усеян россыпями скрепок. Болеет сестричка? Или кадров поликлинике не хватает?  
 
- Анализы пересдадите. Они мне не нравятся, - это врач сказала мне.
- Ох, как же тяжело на приеме без медсестры! А кто пойдет на такие копейки, да на нашу каторгу? Никто! Только мы. Молодежи подавай легкую жизнь. Чтоб денежек побольше, а работать поменьше. Да чтоб шик да блеск, а не по три участка на одного человека….   – это она забормотала себе под нос, в порядке жалобы, видимо. Или воспитания меня в духе неприятия потребительской позиции по отношению к жизни. А сама продолжала строчить, строчить.  О каких анализах речь? Неужели о тех, чуть не годичной давности? Так они, вроде, в порядке. Легкая анемия девушке к лицу…
 
- Вот направление на ЭКГ.   Вот – на анализы. Кал можете не пересдавать. Кровь, моча – обязательно!
 
Значит, все-таки, с кадрами в поликлинике проблема. Я покорно взяла листочки. Совсем докторша «забрасывает» - кал же я и тогда не сдавала! Не царское это дело, каки собирать. Только хотела заикнуться о справке, но врач и слова молвить  мне не дала. Она поправила шапочку и строго произнесла:
 
- Пациенты вашего возраста требуют особого контроля! Знаете, как с нас за вас спрашивают?
 
Откуда ж мне знать, как кого начальство «причёсывает»? Но я вежливо кивнула, мол, понимаю: забота о здоровье молодых, сиречь – будущим мам, пап, а главное - работников…А образ жизни у юношества преимущественно нездоровый. Ещё какой нездоровый! Как тут без контроля и внимания? Всё понимаю. А доктор продолжала:
 
- Дайте-ка я вас послушаю.
Да нате! Слушайте.
- Давайте давление померяем!
Давайте. Вот моя рука, как говорится. Не жмет манжета почему-то…Что, тонометр сдох? Бывает.
 
Огорченная врач покрутила отказавший аппарат в руках и решительно сунула его в стол.
 
 - Суставы не болят?
- Отродясь не болели.
- Берегитесь сырости! Всё, более не задерживаю. Попробуйте записаться на ЭКГ на самое ближайшее время. А после - идите домой, и отдыхайте, отдыхайте. Не
забудьте про анализы. Лучше всего, сдайте прямо завтра с утра. Кровь берут натощак,  вы помните?  Всего доброго!
 
Странная тётка. Нагнала пурги какой-то! Что за ерунда? Не стану я никуда записываться. И крови своей не дам. И мочи – тоже.  Ну, лад­но пойду отдыхать. Ой! Тут я вспомнила про справку, ради которой, собственно, здесь и очутилась. В кабинет тем временем зашла медсестра из регистратуры. Не та, с которой я говорила, а другая. Лучше б на прием посадили. Или не имеют права? Тем временем, вошедшая покинула кабинет с кипой историй болезни в обнимку. Сверху расположился увесистый экземпляр с жёлтым корешком, похожий на только что исписываемый доктором во время моего посещения. Я быстро глянула. "Птицына Наталья Сергеев­на. 1927 год рождения" - улыбнулось с обложки. Не, не то! Надо же, и она здесь была. Жаль, неизвестно, кто именно. Значит, при мне врач заполняла не эту карточку. У нас с неведомой пожилой Натой Птицыной – одинаковые карточки. Забавно.
 
Надев куртку, я спустилась вниз, на улицу. Бог с ней, со справкой. Прогуляю так. Отчислить не отчислят, а выговор ради любви стерпеть можно. Даже романтично. 
 
И вдруг мне захотелось отговорить Лёшку от этой глупой затеи. Сентябрь - пора ненадёжная. Сейчас вот солнце, а вдруг как зарядят дожди! Или ветра холодные. В доме - сыро, в туалет сходить - ноги тут же промокнут. Суставы закрутит - а аптек там нет. И поликлиник тоже нет. Правда, при чём здесь суставы, у меня с ними, кроме мелких спортивных травм, никогда проблем не было. Хотя в данный момент почему-то колено побаливает. Вот к чему приво­дят посиделки в очередях!  Небось, сквознячок какой-нибудь зацепил.
Отношеньице к больным людям... Налоги платим, а толку? Куда деньги деваются? Нет, чтоб поликлинику отремонтировать!  Хотя бы рамы новые поставить! Хоть батареи хорошие бы! И отопление включили пораньше б. Нет. Фигу. Гады и воры. Да и врачей мало – потому и очереди. Бардак!...
 
- Смотри, как вырядилась, старая задница! Вот дура! - раздались
неподалёку весёлые голоса, прерывая мои странные, невеселые мысли. Я оглянулась. Две чувихи примерно


моего возраста сотрясались в смешливых судорогах. Желая немного поднять себе настроение, я завертела головой во все стороны, но ничего соответствующего не обнаружила. А жаль! Неплохо было бы посмеяться. Хотя какой уж тут смех, если девушки прямо на улицах так выражаются!
 
Несмотря на ухудшающееся самочувствие, я решила зайти в  гастроном, купить пару пакетов молока. Странно, но сумка, потяжелев килограмма на два, буквально пригнула меня к земле. Мне показа­лось, что в поликлинике я подхватила какую-то жуткую, мгновенно развивающуюся болезнь. Наверное, вид мой был ужасен, потому что незнакомая женщина средних лет открыла передо мною дверь на выхо­де из магазина, и держала её, пока я не прошла.
 
Во дворе своего дома я столкнулась с бывшей одноклассницей.
-      Здорово! – приветствие, вместо бодрого и жизнерадостного, получилось у меня вялым, скрипучим. Худо мне, точно простыла. Или набралась дурной энергетики в поликлинике. Или сглазили. Или стала жертвой энергетических вампиров.
-      Здрась,- пробормотала она, уставившись на меня, аки баран на новые ворота. В её бесцветных глазах запульсировали удивление и напряжённая работа вспоминательных механизмов. Что это с ней? Тоже – сглаз или вампиры?
 
      Обычно лифтом я не пользовалась. Жителям третьего этажа, считаю, он без надобности. Оказалось, не всегда. Я десять раз пожалела, пока пешком, морщась от боли в коленях, доползла до своей квартиры. Долго не могла вспомнить, куда дела ключи - то ли в сумку, то ли в карман. Потом долго нашаривала ключом замочную скважину. Рука дрожала. Озноб. Почему так темно на площадке? Ведь я сама вчера вкрутила лампочку на семьдесят пять свечей…Наконец, дверь открылась. Первым в прихожей меня встретило огромное зеркало. А в нём - статная усталая старуха в косухе. И больше - никого.

© Copyright: Анна Лукашева, 2012

Регистрационный номер №0077304

от 17 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0077304 выдан для произведения:
    Светлой памяти А.С. Лукашевой.
-      Мне, пожалуйста, историю болезни. Птицына Наталья Алексеевна.
-      Сергеевна?
-      Алексеевна!
Древняя регистраторша отправилась на поиски моей карточки. Интересно, долго она провозится, или не очень? Оказалось, не очень. В окошко просунулась пухлая тетрадка, украшенная синими извилисты­ми буквами: "Птицына Наталья Сергеевна. 1927 год рождения". Разумеется, человек, пришедший за освобождением от учёбы по болезни и не должен хорошо выглядеть. Я не первый раз симулирую, чтобы отдохнуть, поэтому специфика роли изучена мною досконально. Но сейчас мои актёрские способности и творческое рвение явно переоценили.
 
-      Мой год рождения - 1977. Неужели я так старо выгляжу?
-      Не знаю, может, Вы для прабабушки просите! Откуда мне знать?
Пойду, ещё посмотрю.
-       
"Я - Алексеевна! - крикнула я вслед удаляющемуся чернильному пятну на спине почти белого медицинского халата. На сей раз "Божий одуванчик" вернулась совсем быстро и с пустыми руками.
 
- Других Птицыных Наталий в нашей поликлинике не числится! -
оскорблённо заявила она, - Отойдите, не мешайте работать! - и
уселась вязать грустно-бордовый носок.
 
Ну что же. Выбора у меня не оставалось никакого. Свободная неделя требовалась, как воздух, как вода, как прокладка в разгар кри­тических дней. Лёшка предложил мне, пока ещё тепло, забраться к нему на дачу. Там: озеро, дивный лес, фанерный домик и удобства на другом конце двора - одни на три участка. Но главное - природа,  погода, и, разумеется, сам Лёшка.
 
Сняв с себя косуху и запихнув её в сумку (в гардеробе замо­тают, как историю болезни), я прямиком отправилась к врачу. Неу­жели откажут в помощи хворому? Хотя эти могут... С них станется. Огромная очередь перед кабинетом не испугала меня, наоборот, даже обрадовала. На вхождение в образ добрых два часа точно имеются. Я сидела, складывала сказку о больном горле, насморке, температу­ре,  и, на всякий случай, периодически громко кашляла. Мысли поче­му-то упорно перескакивали на ласковое сентябрьское Подмосковье, золотые листья, золотые деревянные стены дачных домиков, золотые паутинки на ветках, золотой зуб аккурат по центру Лёшкиной улыбки... Может,


мне срочно в рыжую покраситься - для гармонии? Неожиданно я осознала, что у меня не всё в порядке с сердцем. Я начала его ощущать, а это - нехорошо. Здоровый орган не чувствуется, он незаметен, как порядочные поступки окружающих. Есть - и ладно, норма. Голова противно кружилась, наверно, сказывалась то ли духота в коридоре, то ли дурная энергетика лечебного заведения. Так что перед доктором я предстала в самом наилучшем (или наихудшем?)  виде, изображать почти ничего не приш­лось.
 
- Здравствуйте, давно вы нам не показывались, а надо. Последние результаты анализов не очень, - скороговоркой трещала врач, а сама что-то строчила в лохматую карточку. Вот где она нашлась! Только почему-то уж слишком пухлая. Медсестра в кабинете отсутствовала. Стул ее пустовал, стол был завален горами бумаг,  усеян россыпями скрепок. Болеет сестричка? Или кадров поликлинике не хватает?  
 
- Анализы пересдадите. Они мне не нравятся, - это врач сказала мне.
- Ох, как же тяжело на приеме без медсестры! А кто пойдет на такие копейки, да на нашу каторгу? Никто! Только мы. Молодежи подавай легкую жизнь. Чтоб денежек побольше, а работать поменьше. Да чтоб шик да блеск, а не по три участка на одного человека….   – это она забормотала себе под нос, в порядке жалобы, видимо. Или воспитания меня в духе неприятия потребительской позиции по отношению к жизни. А сама продолжала строчить, строчить.  О каких анализах речь? Неужели о тех, чуть не годичной давности? Так они, вроде, в порядке. Легкая анемия девушке к лицу…
 
- Вот направление на ЭКГ.   Вот – на анализы. Кал можете не пересдавать. Кровь, моча – обязательно!
 
Значит, все-таки, с кадрами в поликлинике проблема. Я покорно взяла листочки. Совсем докторша «забрасывает» - кал же я и тогда не сдавала! Не царское это дело, каки собирать. Только хотела заикнуться о справке, но врач и слова молвить  мне не дала. Она поправила шапочку и строго произнесла:
 
- Пациенты вашего возраста требуют особого контроля! Знаете, как с нас за вас спрашивают?
 
Откуда ж мне знать, как кого начальство «причёсывает»? Но я вежливо кивнула, мол, понимаю: забота о здоровье молодых, сиречь – будущим мам, пап, а главное - работников…А образ жизни у юношества преимущественно нездоровый. Ещё какой нездоровый! Как тут без контроля и внимания? Всё понимаю. А доктор продолжала:
 
- Дайте-ка я вас послушаю.
Да нате! Слушайте.
- Давайте давление померяем!
Давайте. Вот моя рука, как говорится. Не жмет манжета почему-то…Что, тонометр сдох? Бывает.
 
Огорченная врач покрутила отказавший аппарат в руках и решительно сунула его в стол.
 
 - Суставы не болят?
- Отродясь не болели.
- Берегитесь сырости! Всё, более не задерживаю. Попробуйте записаться на ЭКГ на самое ближайшее время. А после - идите домой, и отдыхайте, отдыхайте. Не
забудьте про анализы. Лучше всего, сдайте прямо завтра с утра. Кровь берут натощак,  вы помните?  Всего доброго!
 
Странная тётка. Нагнала пурги какой-то! Что за ерунда? Не стану я никуда записываться. И крови своей не дам. И мочи – тоже.  Ну, лад­но пойду отдыхать. Ой! Тут я вспомнила про справку, ради которой, собственно, здесь и очутилась. В кабинет тем временем зашла медсестра из регистратуры. Не та, с которой я говорила, а другая. Лучше б на прием посадили. Или не имеют права? Тем временем, вошедшая покинула кабинет с кипой историй болезни в обнимку. Сверху расположился увесистый экземпляр с жёлтым корешком, похожий на только что исписываемый доктором во время моего посещения. Я быстро глянула. "Птицына Наталья Сергеев­на. 1927 год рождения" - улыбнулось с обложки. Не, не то! Надо же, и она здесь была. Жаль, неизвестно, кто именно. Значит, при мне врач заполняла не эту карточку. У нас с неведомой пожилой Натой Птицыной – одинаковые карточки. Забавно.
 
Надев куртку, я спустилась вниз, на улицу. Бог с ней, со справкой. Прогуляю так. Отчислить не отчислят, а выговор ради любви стерпеть можно. Даже романтично. 
 
И вдруг мне захотелось отговорить Лёшку от этой глупой затеи. Сентябрь - пора ненадёжная. Сейчас вот солнце, а вдруг как зарядят дожди! Или ветра холодные. В доме - сыро, в туалет сходить - ноги тут же промокнут. Суставы закрутит - а аптек там нет. И поликлиник тоже нет. Правда, при чём здесь суставы, у меня с ними, кроме мелких спортивных травм, никогда проблем не было. Хотя в данный момент почему-то колено побаливает. Вот к чему приво­дят посиделки в очередях!  Небось, сквознячок какой-нибудь зацепил.
Отношеньице к больным людям... Налоги платим, а толку? Куда деньги деваются? Нет, чтоб поликлинику отремонтировать!  Хотя бы рамы новые поставить! Хоть батареи хорошие бы! И отопление включили пораньше б. Нет. Фигу. Гады и воры. Да и врачей мало – потому и очереди. Бардак!...
 
- Смотри, как вырядилась, старая задница! Вот дура! - раздались
неподалёку весёлые голоса, прерывая мои странные, невеселые мысли. Я оглянулась. Две чувихи примерно


моего возраста сотрясались в смешливых судорогах. Желая немного поднять себе настроение, я завертела головой во все стороны, но ничего соответствующего не обнаружила. А жаль! Неплохо было бы посмеяться. Хотя какой уж тут смех, если девушки прямо на улицах так выражаются!
 
Несмотря на ухудшающееся самочувствие, я решила зайти в  гастроном, купить пару пакетов молока. Странно, но сумка, потяжелев килограмма на два, буквально пригнула меня к земле. Мне показа­лось, что в поликлинике я подхватила какую-то жуткую, мгновенно развивающуюся болезнь. Наверное, вид мой был ужасен, потому что незнакомая женщина средних лет открыла передо мною дверь на выхо­де из магазина, и держала её, пока я не прошла.
 
Во дворе своего дома я столкнулась с бывшей одноклассницей.
-      Здорово! – приветствие, вместо бодрого и жизнерадостного, получилось у меня вялым, скрипучим. Худо мне, точно простыла. Или набралась дурной энергетики в поликлинике. Или сглазили. Или стала жертвой энергетических вампиров.
-      Здрась,- пробормотала она, уставившись на меня, аки баран на новые ворота. В её бесцветных глазах запульсировали удивление и напряжённая работа вспоминательных механизмов. Что это с ней? Тоже – сглаз или вампиры?
 
      Обычно лифтом я не пользовалась. Жителям третьего этажа, считаю, он без надобности. Оказалось, не всегда. Я десять раз пожалела, пока пешком, морщась от боли в коленях, доползла до своей квартиры. Долго не могла вспомнить, куда дела ключи - то ли в сумку, то ли в карман. Потом долго нашаривала ключом замочную скважину. Рука дрожала. Озноб. Почему так темно на площадке? Ведь я сама вчера вкрутила лампочку на семьдесят пять свечей…Наконец, дверь открылась. Первым в прихожей меня встретило огромное зеркало. А в нём - статная усталая старуха в косухе. И больше - никого.
Рейтинг: +11 349 просмотров
Комментарии (23)
0 # 17 сентября 2012 в 09:46 +1
Ты это... брось похоронами своими заниматься! Осенний сплин давит? Анюта, ты чего это???

Рассказ, канеш, прикольный и так знаком по своему действию)))))
Но только не надо никаких превращений в старух. НЕ НАДО! Мы еще повоюем!
Анна Лукашева # 17 сентября 2012 в 20:48 +2
Да нет, это не о похоронах. smile Рассказ 1998 года. Я его в 2012году немного причесала - и запостила. А ситуация реально такая была (см Посвящение). Мне в регистратуре старательно впихивали карточку Анна Лукашёвой, 1927 года. Вот и я дала волю фантазии....
А мы потом познакомились с моей двойной тезкой. Светлый был человек! Удивительный! Умерла она несколько лет назад.
0 # 17 сентября 2012 в 22:49 +1
Я так и поняла, но все равно, на себя не надо примерять... А рассказ хороший!
Алексей Куренков # 17 сентября 2012 в 13:54 +1
Анна отлично! Клёво! Кул! Бест! Вери найс! ну и т.д. Так ярко и правдиво написано.
Талант не закопаешь!!!

buket7
Анна Лукашева # 17 сентября 2012 в 20:46 +1
Спасибо! Я даже зарделась от стеснения zst
alexandr # 19 сентября 2012 в 13:17 +1
если попадешь в больгицу здоровым, то выйдешь точно больтным (если выйдешь) kata
Анна Лукашева # 19 сентября 2012 в 20:34 +1
Воистину - золотые слова! Чтоблечиться - надо быть здоровым и богатым. Хотя есть врачи - подвижники. Те, кто исцеляет, хочет помочь. Мне встречались. Но мало. Из 100, к примеру, дай Бог, два-три человека. А ведь важно, чтоб еще и не только человек был ответственный, но и медицину знал. Хотя бы чуть лучше, чем "утопающий, спасающий себя своими руками"(переделанное С)
alexandr # 20 сентября 2012 в 10:34 +1
Мне однажды один знакомый кардиолог сказал: " есть конвеер: поликлиника, аптека, большница, кладбище. Хочешьучаствовать - вперед"
Анна Лукашева # 20 сентября 2012 в 13:29 0
Отлично он сказал. Просто присоединяюсь к его словам!
Анна Шухарева # 19 сентября 2012 в 18:01 0
Здоровский рассказ, мне понравился. Легко читается, а бабульку жалко... sneg

Анна Лукашева # 19 сентября 2012 в 20:35 0
Спасибо за отзыв, за красивую картинку. Я ее себе сохраню, ладно? Люблю такие картины.
Анна Шухарева # 19 сентября 2012 в 20:40 0
Аня, рада, что понравилась, конечно. snegur
Анна Лукашева # 19 сентября 2012 в 21:52 0
Лидия Гржибовская # 25 сентября 2012 в 06:19 +1
Спасибо Анюта, жизненный рассказ (про врача и регистратуру), чего только не бывает, у меня 3 раза исчезала карточка и новую заводили...
Благо что из Гржибовских у нас только я одна... Возможно в Питере есть родня, но я её не знаю...



Но немного грустно от нашей обыденности
Анна Лукашева # 26 сентября 2012 в 20:50 0
Да, суета повседневности захлестывает. И иногда из нее можно выплыть так странно.... Хотя такой вариант уж совсем фантастика.
Мне с именем -фамилией не очень повезло. Из множества законно возможных вариантов получилось так, чтоб совпали самые часто встречающиеся)))))
--
Спасибо за отклик, Лидия! Заходите еще, буду рада!
Татьяна Лаптева # 26 сентября 2012 в 21:58 +1
Ну и ладно, сегодня так выглядишь - магнитные бури,
а завтра летаешь и не чувствуешь боль в коленях.
Анна Лукашева # 27 сентября 2012 в 14:39 +1
Спасибо большое! И слова бодрят, и такая позитивная картинка! super
Саида Сафаргалина # 2 октября 2012 в 13:34 0
Хорошо написано! мне понравилось! 5min
Анна Лукашева # 2 октября 2012 в 13:53 0
Спасибо, Саида! ura
Бен-Иойлик # 6 октября 2012 в 03:03 0
5min
Анна Лукашева # 6 октября 2012 в 14:39 0
Сергей Сухонин # 27 октября 2012 в 10:04 0
Понравилось, очень даже заставляет задуматься. Только за пожилых людей теперь ни с кого не спрашивают, наоборот извести хотят. Моей матери 90 - ветеран войны, почетный гражданин Нижнего Новгорлда, рабочий стаж почти 70 лет, а в больницу пристроить невозможно....(
Анна Лукашева # 27 октября 2012 в 19:47 0
На некоторых подстанциях Скорой существует негласное распоряжение: к больным старше 60 не ездить...Выработали ресурс- помирайте, так выходит.
А с первого января еще реформа грянет - вообще только за деньги к врачу попадать будем.
Да благо б лечили за деньги, а не грабили и не гробили. Подвижников-докторов, радеющих за пациента, - единицы((((((