ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Новая Орлеана

 

Новая Орлеана

11 декабря 2011 - Марк Липенко
article3113.jpg

-Я никого не буду лечить, - проскрипел, маленький человек, томно падая в кресло-качалку и набивая табаком большую затертую трубку.
-Да я ведь не прошу чего – то запредельного… Эх…- моя рука пробежалась по волосам, как будто в поисках спасительной ветки где-то перед обрывом.

День был довольно жаркий, каждый человек казался назойливым насекомым, которого хотелось убить мухобойкой. Но этот местный врач просто заставлял чувствовать себя атомной бомбой, готовой вот – вот рвануть. Меня предупредили, мол человек пережил войну, стал глуховат на левое ухо и довольно непрост в ведении диалогов, но все что мне нужно было - проследить, дабы моя кошка нормально родила, уже проданных, потомственных вислоухих. А доктор человеческий, а также ветеринар по-совместительс­тву в округе был лишь один.

И угораздило же меня оказаться в такое время в таком месте!!! Я окинул взором почти пустынную местность, схожую скорей всего на прерии Ада, и смог лишь глубоко и печально вздохнуть. Городишко выглядел тут подобно болячке, выскочившей на теле огромного слона.
«Послушайте, я остановился в гостинице «Новая Орлеана», и там моя кошка рожает. Все что мне нужно, чтобы вы пошли и посмотрели, здорова ли она и котята. Окей?»- закончив говорить, я взглянул на него, надеясь, что достаточно ясно изложил свои мысли. Старичок спокойно потягивал трубочку, видимо даже не собираясь отвечать. Стиснув зубы, я провел взглядом по его испещренному морщинами лицу. Войны делают из нас минные поля, каждый день кто-то может наступить на утонувший в земле наших душ снаряд, и тогда пострадать от осколков могут все…

-Кошка говоришь?- мои мысли были прерваны неожиданным резким грудным скрипом.
-Да, кошка…- спохватился я. – поможете?
-Ну веди. Поглядим…

Улыбка скользнула по моему мокрому, но довольному лицу, и 40 баксов сэкономил - мелочь, которая еще пригодится в пути.
Мы прошагали по пыльной дороге, разделяющей, будто река Стикс, дом старика и мелкий городишко с вылепленными из песка домиками. Гостиница «Новая Орлеана» была ветхим трехэтажным деревянным существом, живущим своей мифической жизнью. Там имелась своя заправка, и забегаловка, занимающая весь первый этаж; то и дело постукивали ставни; а зайдя в нутро «Орлеаны», можно было услышать, как каждая из ступеней, ведущих верхние этажи, выдает симфонию расстроенного пианино под чьими-то грозными шагами.
Я снял одну, из пяти пустующих комнат второго этажа. И с каждой секундой мы приближались к ее костлявому порогу.

-Парень, готов поспорить, что ты не знаком со странными событиями этого города…- мои размышления снова прервало резкое ворчание, следующего за мной старика. Преследуемый своими мыслями, я уж было стал забывать о скором госте моей комнаты.
- Ну … в каждом городе полно всяких странностей…нел­ьзя же знать всего. – слегка замешкавшись начал я.
- Хэ-хэ,- то ли прокашлял, то ли рассмеялся голос в ответ,- не боишься, что кошки могут чем - то походить на людей?
- Возможно, но я не думаю, что к данной ситуации это имеет какое-то отношение…

После этого мы прошли до гостиницы в полном молчании, но странная и пугающая улыбка на лице старика впивалась мне в глаза похуже лучей палящего солнца.

Ступеньки сопроводили нас наверх своими стонами о ремонтной помощи.

Дверь никак не желала открываться, а мой спутник начал насвистывать какую-то неизвестную мелодию. Это начинало немного бесить. В итоге что-то в замке хрустнуло, и дверь с раздражающим звуком распахнулась.

Очень медленно я повернул голову и вперился взглядом в кровать. Простыни были разбросаны по всей комнате, а на полосатом матрасе сидела обнаженная девушка, облизывая свою ладонь.

-К-к-кто вы?! – все, что я мог спросить в этот момент была именно эта бессмысленная и глупая фраза, которая обычно приходит в голову именно в таких бессмысленных и глупых ситуациях.
-Дорогой Чарлз, что это ты так официально? Знакомы целый год с хвостиком, а ты лишь можешь спросить кто я?- девушка удивленно и раздраженно вскинула брови.

Наверное, следует объяснить читателю кто я, и как, собственно, оказался в этой «удивительной» местности, да еще и с беременной кошкой… Но думаю, что в данный момент в повествовании складывается не самая, для этого, лучшая ситуация. Разве что могу кратко заметить - зовут меня Чарлз Грифтон и я – доктор философских наук.

-Не думаю, что мы знакомы… И где моя кошка?! – в итоге спохватился я.

-Ну а я же по-твоему кто?! Орлеана, приятно наконец поговорить с тобой на равных, милый Чарли.- губы девушки растянулись в кошачьей улыбке.
-Стоп. Стоп. Во-первых мою кошку зовут совсем не Орлеана…-начал было я.
-Во-первых, доктор Грифтон, вашу кошку зовут именно Орлеана!- грубо оборвала меня девушка. - А во-вторых, почему вас «во-первых» интересует как зовут вашу кошку, а не ее послеродовое состояние?!

Я почувствовал как мои глаза медленно, будто улитка из своего домика, выкатываются наружу. Старичок, стоящий за моей спиной, нежно посмеивался, совсем не в своей манере корявого говора. Вот сейчас, и правда, хотелось стукнуть его мухобойкой. Я несколько раз глубоко вздохнул и, пересилив раздражение, четко продолжил свою гневную речь:

-Не знаю, кто вы, но эта шутка явно зашла слишком далеко. Я немедленно иду к администратору!­ И когда я вернусь…

Я вовсе не хотел замолкать, но картина, попавшая в мое поле зрения, заставила меня онеметь: из-за двери вышел младенец и взглянул мне прямо в глаза. Да, да! Именно малехонький младенец.

Он оглядел меня сверху вниз. Затем, почесав розовое пузо, мягко заметил : «Вот козел».

Я почувствовал, как моя «пятая точка» быстро приближается к полу и только успел подставить ладони, чтобы чуть смягчить это незапланированн­ое падение… «Марк, зачем же так грубо? Мистер просто в - первый раз оказывается в подобной ситуации. Ему просто нужно привыкнут Не так ли, дядя Чарли?» - промолвил младенец, вышедшей следом за первым. Из-за его спины показалось еще двое. Мой язык все так же был мне не подвластен, зато смех старика становился все громче. Казалось, будто стены и пол сотрясались от этого смеха…

Многие вещи в нашей жизни происходят по какой-то особенной логике. Иногда нам кажется, что случается что-то уж совсем не логичное, но, наверное, это далеко не так…
В среду вечером я узнал, что моя тетушка Мэг умерла, а в наследство оставила двухэтажный домик на берегу небольшой речушки. Но вот удивительная логика тетушки даровала право на владение этой собственностью вовсе не мне, а моей беременной кошке Элизе.
Потому, в пятницу утром, мы (то есть я и моя кошка) сели в мой Форд и двинулись на встречу к этой странной логике моей тети Мэг.

В итоге, во вторник 28 июля я оказался «посаженным на пятую точку» в гостинице «Новая Орлеана», солнечного и пыльного городка, лежавшего между здравым умом доктора философских наук и странной логикой усопшей, ни кем не понятой, поэтессы.


-Чарли, прекрати, ты не спишь
.- Промуркала обнаженная девушка, сидящая на моей кровати, заметив, как моя правая рука пытается ущипнуть левую.

Следует заметить, что девушка была крайне симпатична и обладала очень привлекательным­и формами… Довольно странно, что я сразу не заметил этого, хотя с другой стороны времени да подобные размышления особо-то у меня и не было.

-Доктор, вы можете идти. Спасибо, но ваши услуги не потребуются, я и сама способна о себе позаботиться. Кроме того у меня есть Чарлз.- после этих слов Орлеаны, ветеран перестал угрожающе смеяться и довольно быстро исчез, хлопнув дверью.- Итак, очень хорошо, что ты присел, дорогой Чарли. Надеюсь, ты уже понял, что эти четверо - мои … кхм… котята, так скажем. Марк, Эрл, Джефри и…

-Чарлз Младший.- улыбнувшись заметил один из младенцев, приподняв пухленькую ручку вверх.

-Эй, эй, не перебивать мать, пожалуйста!- мягко прорычала Орлеана, наклонившись к малышам, а затем снова обратилась ко мне.- Боюсь, Чарлз, что продать их тебе уже не удастся, ты уж прости, но зато теперь у тебя появилась девушка, о которой многие могут лишь мечтать, и четверо малышей.
Она снова улыбнулась, а я молча продолжал разглядывать ее миловидное лицо.
А ведь действительно… В последнее время я даже перестал задумываться о поиске идеальной партнерши в мои 35 с половиной, а тут мне попадается такая красавица. Взгляд сполз к моим ногам, и я вспомнил о четырех карапузах, которых мне придется воспитывать.

-Мы вполне самостоятельны,­ и волноваться за нас не придется, - как будто прочитав мои мысли, заметил Марк, - только вот с хвостами что-то нужно будет делать.

Я заметил, как пушистый хвост испуганно высунулся из-за спины Малыша Чарли. Увидев моя взгляд Чарлз младший запаниковал, разводя в стороны ручками и мотая головой:
-Нет, нет, только не отрезать, я слишком люблю свой хвост, мы так еще мало времени провели вместе…

-Да и не думал о таком,
- я поспешил его успокоить, -а уши то у вас хоть не вырастут?

-Ты что, дядя Чарли? Это же какое-то сумасшествие. Мы же не собаки.

И все четверо звонко «захрюкали». Да уж, сумасшествие, наверное…

-Тогда видимо о доме возле речки придется забыть?- Прохрипел я.
-Выходит, что так.- приподняла вверх плечи Орлеана. Но ведь это не главное?

И этот вопрос вовсе не звучал вопрошающе!

-Пожалуй…
-Главное ведь, что я тебя люблю. Приедем домой, нальешь мне молочка, а потом … я могу потереться о твои ноги.
- Соблазнительно повела вверх брови девушка.

А почему бы и нет?.. Все звучит довольно мило: молоко, ноги. Может она еще и пофырчит...

Кисельные мысли о будущем бурлили уже где-то в зазубринах моего сознания. Вот он – тот переломный момент, которого ожидает каждый человек. Завтра я проснусь кем-то новым в своем обновленном мире.

Я потихоньку знакомился со своей новой девушкой и ее отпрысками. Она делилась эмоциями, накопившимися за время пребывания в мяукающем маленьком тельце, а «потомственные вислоухие» гоняли по комнате муху.

Когда заходящее солнце охватило красными лапами верхушки самых высоких домов, я спустился вниз, дабы сообщить белобрысому парню в красной футболке с надписью «V dnt know our moms» о своем выезде. Затем парень удивленно наблюдал, как гостиницу покидают четверо мелких карапузов и красивая женщина с обворожительной­ улыбкой. Конечно, Марка, Эрла, Джефри и Чарлза младшего пришлось выносить на руках нам с Орлеаной, иначе бы, при виде топающих младенцев, парнишка точно поседел.

Орлеане я одолжил свою сменную одежду, а подгузники для мальчишек пришлось делать из разноцветных платков, подаренных когда-то моей мамой.

Форд нежно заурчал, почувствовав единение с хозяином. Девушка с детьми расположились на задних сидениях, и траса понесла нас по своему песчаному хребту.

Неужели моя дорога к новой жизни начинается от этого захудалого городишки? Я ведь даже не задумывался, что мне необходимо что-либо менять в этой жизни. А ведь судьба все поняла и сделала за меня.

Взглянув на зеркальце заднего вида, я заметил, как домик старика-доктора быстро ускользает из виду, будто какие-то древние руины, вянущие под пылью времен.

С задних сидений послышалось мирное посапывание, что заставило довольно улыбнуться.

День измотал меня, но видимо сон придется отложить до следующей остановки. Сейчас хотелось просто бежать через эту ночь, к очередному рассвету.
Так случается – одна нежданная особа переворачивает весь привычный мир с головы обратно на ноги. Может поначалу стоять слегка не привычно, но зато голова перестает болеть. Не стоит пытаться крутить весь мир вокруг оси, что иногда кажется необходимым… Проблема вовсе не в этом. Нужно, чтобы кто-то перевернул именно тебя.

Доехав до ближайшей бензозаправки, наш автомобиль мягко упаковался под сверкающей надписью «Гриф». Почему бы не сходить в магазинчик, сделать моей новой семье какой-нибудь подарочек?
Я аккуратно заглянул на заднее сидение. Свет сверкающей надписи медленно возвращал меня с небес на землю. На сидении сверкали пятеро пушистых черно-белых калачиков… Только кошка и четыре котенка…

Тот город, в гостинице которого случилось это необычное событие, я так и не нашел снова. Сейчас живу вместе с кошкой Элизой в домике, подаренном нам странной логикой тетушки Мэг. Пишу стихи и надеюсь, что однажды проснувшись, снова увижу очаровательную Орлеану…


 

© Copyright: Марк Липенко, 2011

Регистрационный номер №0003113

от 11 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0003113 выдан для произведения:

-Я никого не буду лечить, - проскрипел, маленький человек, томно падая в кресло-качалку и набивая табаком большую затертую трубку.
-Да я ведь не прошу чего – то запредельного… Эх…- моя рука пробежалась по волосам, как будто в поисках спасительной ветки где-то перед обрывом.

День был довольно жаркий, каждый человек казался назойливым насекомым, которого хотелось убить мухобойкой. Но этот местный врач просто заставлял чувствовать себя атомной бомбой, готовой вот – вот рвануть. Меня предупредили, мол человек пережил войну, стал глуховат на левое ухо и довольно непрост в ведении диалогов, но все что мне нужно было - проследить, дабы моя кошка нормально родила, уже проданных, потомственных вислоухих. А доктор человеческий, а также ветеринар по-совместительс­тву в округе был лишь один.

И угораздило же меня оказаться в такое время в таком месте!!! Я окинул взором почти пустынную местность, схожую скорей всего на прерии Ада, и смог лишь глубоко и печально вздохнуть. Городишко выглядел тут подобно болячке, выскочившей на теле огромного слона.
«Послушайте, я остановился в гостинице «Новая Орлеана», и там моя кошка рожает. Все что мне нужно, чтобы вы пошли и посмотрели, здорова ли она и котята. Окей?»- закончив говорить, я взглянул на него, надеясь, что достаточно ясно изложил свои мысли. Старичок спокойно потягивал трубочку, видимо даже не собираясь отвечать. Стиснув зубы, я провел взглядом по его испещренному морщинами лицу. Войны делают из нас минные поля, каждый день кто-то может наступить на утонувший в земле наших душ снаряд, и тогда пострадать от осколков могут все…

-Кошка говоришь?- мои мысли были прерваны неожиданным резким грудным скрипом.
-Да, кошка…- спохватился я. – поможете?
-Ну веди. Поглядим…

Улыбка скользнула по моему мокрому, но довольному лицу, и 40 баксов сэкономил - мелочь, которая еще пригодится в пути.
Мы прошагали по пыльной дороге, разделяющей, будто река Стикс, дом старика и мелкий городишко с вылепленными из песка домиками. Гостиница «Новая Орлеана» была ветхим трехэтажным деревянным существом, живущим своей мифической жизнью. Там имелась своя заправка, и забегаловка, занимающая весь первый этаж; то и дело постукивали ставни; а зайдя в нутро «Орлеаны», можно было услышать, как каждая из ступеней, ведущих верхние этажи, выдает симфонию расстроенного пианино под чьими-то грозными шагами.
Я снял одну, из пяти пустующих комнат второго этажа. И с каждой секундой мы приближались к ее костлявому порогу.

-Парень, готов поспорить, что ты не знаком со странными событиями этого города…- мои размышления снова прервало резкое ворчание, следующего за мной старика. Преследуемый своими мыслями, я уж было стал забывать о скором госте моей комнаты.
- Ну … в каждом городе полно всяких странностей…нел­ьзя же знать всего. – слегка замешкавшись начал я.
- Хэ-хэ,- то ли прокашлял, то ли рассмеялся голос в ответ,- не боишься, что кошки могут чем - то походить на людей?
- Возможно, но я не думаю, что к данной ситуации это имеет какое-то отношение…

После этого мы прошли до гостиницы в полном молчании, но странная и пугающая улыбка на лице старика впивалась мне в глаза похуже лучей палящего солнца.

Ступеньки сопроводили нас наверх своими стонами о ремонтной помощи.

Дверь никак не желала открываться, а мой спутник начал насвистывать какую-то неизвестную мелодию. Это начинало немного бесить. В итоге что-то в замке хрустнуло, и дверь с раздражающим звуком распахнулась.

Очень медленно я повернул голову и вперился взглядом в кровать. Простыни были разбросаны по всей комнате, а на полосатом матрасе сидела обнаженная девушка, облизывая свою ладонь.

-К-к-кто вы?! – все, что я мог спросить в этот момент была именно эта бессмысленная и глупая фраза, которая обычно приходит в голову именно в таких бессмысленных и глупых ситуациях.
-Дорогой Чарлз, что это ты так официально? Знакомы целый год с хвостиком, а ты лишь можешь спросить кто я?- девушка удивленно и раздраженно вскинула брови.

Наверное, следует объяснить читателю кто я, и как, собственно, оказался в этой «удивительной» местности, да еще и с беременной кошкой… Но думаю, что в данный момент в повествовании складывается не самая, для этого, лучшая ситуация. Разве что могу кратко заметить - зовут меня Чарлз Грифтон и я – доктор философских наук.

-Не думаю, что мы знакомы… И где моя кошка?! – в итоге спохватился я.

-Ну а я же по-твоему кто?! Орлеана, приятно наконец поговорить с тобой на равных, милый Чарли.- губы девушки растянулись в кошачьей улыбке.
-Стоп. Стоп. Во-первых мою кошку зовут совсем не Орлеана…-начал было я.
-Во-первых, доктор Грифтон, вашу кошку зовут именно Орлеана!- грубо оборвала меня девушка. - А во-вторых, почему вас «во-первых» интересует как зовут вашу кошку, а не ее послеродовое состояние?!

Я почувствовал как мои глаза медленно, будто улитка из своего домика, выкатываются наружу. Старичок, стоящий за моей спиной, нежно посмеивался, совсем не в своей манере корявого говора. Вот сейчас, и правда, хотелось стукнуть его мухобойкой. Я несколько раз глубоко вздохнул и, пересилив раздражение, четко продолжил свою гневную речь:

-Не знаю, кто вы, но эта шутка явно зашла слишком далеко. Я немедленно иду к администратору!­ И когда я вернусь…

Я вовсе не хотел замолкать, но картина, попавшая в мое поле зрения, заставила меня онеметь: из-за двери вышел младенец и взглянул мне прямо в глаза. Да, да! Именно малехонький младенец.

Он оглядел меня сверху вниз. Затем, почесав розовое пузо, мягко заметил : «Вот козел».

Я почувствовал, как моя «пятая точка» быстро приближается к полу и только успел подставить ладони, чтобы чуть смягчить это незапланированн­ое падение… «Марк, зачем же так грубо? Мистер просто в - первый раз оказывается в подобной ситуации. Ему просто нужно привыкнут Не так ли, дядя Чарли?» - промолвил младенец, вышедшей следом за первым. Из-за его спины показалось еще двое. Мой язык все так же был мне не подвластен, зато смех старика становился все громче. Казалось, будто стены и пол сотрясались от этого смеха…

Многие вещи в нашей жизни происходят по какой-то особенной логике. Иногда нам кажется, что случается что-то уж совсем не логичное, но, наверное, это далеко не так…
В среду вечером я узнал, что моя тетушка Мэг умерла, а в наследство оставила двухэтажный домик на берегу небольшой речушки. Но вот удивительная логика тетушки даровала право на владение этой собственностью вовсе не мне, а моей беременной кошке Элизе.
Потому, в пятницу утром, мы (то есть я и моя кошка) сели в мой Форд и двинулись на встречу к этой странной логике моей тети Мэг.

В итоге, во вторник 28 июля я оказался «посаженным на пятую точку» в гостинице «Новая Орлеана», солнечного и пыльного городка, лежавшего между здравым умом доктора философских наук и странной логикой усопшей, ни кем не понятой, поэтессы.


-Чарли, прекрати, ты не спишь
.- Промуркала обнаженная девушка, сидящая на моей кровати, заметив, как моя правая рука пытается ущипнуть левую.

Следует заметить, что девушка была крайне симпатична и обладала очень привлекательным­и формами… Довольно странно, что я сразу не заметил этого, хотя с другой стороны времени да подобные размышления особо-то у меня и не было.

-Доктор, вы можете идти. Спасибо, но ваши услуги не потребуются, я и сама способна о себе позаботиться. Кроме того у меня есть Чарлз.- после этих слов Орлеаны, ветеран перестал угрожающе смеяться и довольно быстро исчез, хлопнув дверью.- Итак, очень хорошо, что ты присел, дорогой Чарли. Надеюсь, ты уже понял, что эти четверо - мои … кхм… котята, так скажем. Марк, Эрл, Джефри и…

-Чарлз Младший.- улыбнувшись заметил один из младенцев, приподняв пухленькую ручку вверх.

-Эй, эй, не перебивать мать, пожалуйста!- мягко прорычала Орлеана, наклонившись к малышам, а затем снова обратилась ко мне.- Боюсь, Чарлз, что продать их тебе уже не удастся, ты уж прости, но зато теперь у тебя появилась девушка, о которой многие могут лишь мечтать, и четверо малышей.
Она снова улыбнулась, а я молча продолжал разглядывать ее миловидное лицо.
А ведь действительно… В последнее время я даже перестал задумываться о поиске идеальной партнерши в мои 35 с половиной, а тут мне попадается такая красавица. Взгляд сполз к моим ногам, и я вспомнил о четырех карапузах, которых мне придется воспитывать.

-Мы вполне самостоятельны,­ и волноваться за нас не придется, - как будто прочитав мои мысли, заметил Марк, - только вот с хвостами что-то нужно будет делать.

Я заметил, как пушистый хвост испуганно высунулся из-за спины Малыша Чарли. Увидев моя взгляд Чарлз младший запаниковал, разводя в стороны ручками и мотая головой:
-Нет, нет, только не отрезать, я слишком люблю свой хвост, мы так еще мало времени провели вместе…

-Да и не думал о таком,
- я поспешил его успокоить, -а уши то у вас хоть не вырастут?

-Ты что, дядя Чарли? Это же какое-то сумасшествие. Мы же не собаки.

И все четверо звонко «захрюкали». Да уж, сумасшествие, наверное…

-Тогда видимо о доме возле речки придется забыть?- Прохрипел я.
-Выходит, что так.- приподняла вверх плечи Орлеана. Но ведь это не главное?

И этот вопрос вовсе не звучал вопрошающе!

-Пожалуй…
-Главное ведь, что я тебя люблю. Приедем домой, нальешь мне молочка, а потом … я могу потереться о твои ноги.
- Соблазнительно повела вверх брови девушка.

А почему бы и нет?.. Все звучит довольно мило: молоко, ноги. Может она еще и пофырчит...

Кисельные мысли о будущем бурлили уже где-то в зазубринах моего сознания. Вот он – тот переломный момент, которого ожидает каждый человек. Завтра я проснусь кем-то новым в своем обновленном мире.

Я потихоньку знакомился со своей новой девушкой и ее отпрысками. Она делилась эмоциями, накопившимися за время пребывания в мяукающем маленьком тельце, а «потомственные вислоухие» гоняли по комнате муху.

Когда заходящее солнце охватило красными лапами верхушки самых высоких домов, я спустился вниз, дабы сообщить белобрысому парню в красной футболке с надписью «V dnt know our moms» о своем выезде. Затем парень удивленно наблюдал, как гостиницу покидают четверо мелких карапузов и красивая женщина с обворожительной­ улыбкой. Конечно, Марка, Эрла, Джефри и Чарлза младшего пришлось выносить на руках нам с Орлеаной, иначе бы, при виде топающих младенцев, парнишка точно поседел.

Орлеане я одолжил свою сменную одежду, а подгузники для мальчишек пришлось делать из разноцветных платков, подаренных когда-то моей мамой.

Форд нежно заурчал, почувствовав единение с хозяином. Девушка с детьми расположились на задних сидениях, и траса понесла нас по своему песчаному хребту.

Неужели моя дорога к новой жизни начинается от этого захудалого городишки? Я ведь даже не задумывался, что мне необходимо что-либо менять в этой жизни. А ведь судьба все поняла и сделала за меня.

Взглянув на зеркальце заднего вида, я заметил, как домик старика-доктора быстро ускользает из виду, будто какие-то древние руины, вянущие под пылью времен.

С задних сидений послышалось мирное посапывание, что заставило довольно улыбнуться.

День измотал меня, но видимо сон придется отложить до следующей остановки. Сейчас хотелось просто бежать через эту ночь, к очередному рассвету.
Так случается – одна нежданная особа переворачивает весь привычный мир с головы обратно на ноги. Может поначалу стоять слегка не привычно, но зато голова перестает болеть. Не стоит пытаться крутить весь мир вокруг оси, что иногда кажется необходимым… Проблема вовсе не в этом. Нужно, чтобы кто-то перевернул именно тебя.

Доехав до ближайшей бензозаправки, наш автомобиль мягко упаковался под сверкающей надписью «Гриф». Почему бы не сходить в магазинчик, сделать моей новой семье какой-нибудь подарочек?
Я аккуратно заглянул на заднее сидение. Свет сверкающей надписи медленно возвращал меня с небес на землю. На сидении сверкали пятеро пушистых черно-белых калачиков… Только кошка и четыре котенка…

Тот город, в гостинице которого случилось это необычное событие, я так и не нашел снова. Сейчас живу вместе с кошкой Элизой в домике, подаренном нам странной логикой тетушки Мэг. Пишу стихи и надеюсь, что однажды проснувшись, снова увижу очаровательную Орлеану…


 
Рейтинг: +2 707 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!