Ночь...

6 декабря 2011 - Адриантина Найтли

Пролог.
 
- Элли, Элли, иди домой! – кричала мама с крыльца.
- Не хочу, мам, - капризничала девочка,  встряхивая маленькой  головкой с каштановой гривой волос.
Она только что выбралась из зарослей крыжовника и винограда, составлявших основную растительность сада семьи Стерн, и в волосах её было много сухих листьев и веток.
- Уже десять, пора ужинать… - не уступала мама.
- Ну, ещё чуть – чуть! Джеймс придумал новую игру…
В этот момент из зарослей сада выбрался Джеймс – худенький, смуглый, кареглазый, черноволосый.
В правой руке у него была длинная трость с круглым набалдашником, а левую он, увидев миссис Стерн, засунул в карман.
- Опять Джеймс! – Воскликнула мама.
- З-здравствуйте… - виновато проговорил мальчик.
- Элли, иди домой. Джеймсу, - миссис Стерн понизила голос и сделала особое ударение на последние слова,  - тоже – пора – ужинать.
- Ладно! – недовольно взвизгнула девочка.
Потом повернулась к Джеймсу и сказала:
- Извини… Ты ведь знаешь, мама тебя недолюбливает…
Джеймс кивнул, кротко улыбаясь.
- Пока… - Элли опустила глаза, и её взгляд остановился на левом кармане мальчика, в который он почти по локоть засунул руку. На белоснежном материале брюк проступили алые пятна.
- Ой, что у тебя с рукой??? – воскликнула Элли.
- Всё в порядке… - выпалил Джеймс, отворачиваясь от девочки.
- Эй! Ну, я же вижу! – Элли схватили мальчишку за правую руку и потащила к дому, - Идём!
- Нет, Элли, не нужно, - сопротивлялся раненный друг, -  я…
- Никаких «нет»! – перебили его девочка. – Мама!!!
Миссис Стерн, успевшая уже зайти в дом, выскочила на крыльцо.
- Что случилось? – взволнованно проговорила она, бросившись навстречу детям, поднимавшимся по лестнице.
- Мама, Джеймс очень сильно поранил руку! – выпалила Элли, глядя на мать немного осуждающе, немного со страхом.
- Покажи! – повелительно и с ноткой презрения в голосе сказала Дакота Стерн.
Джеймс нехотя вынул руку из кармана и, сжав от боли зубы, раскрыл окровавленную ладонь.
Мать Элли и девочка отпрянули – рука была рассажена в двух местах, да так глубоко, что виднелась кость средней фаланги большого пальца.
- О, Господи! – воскликнула миссис Стерн, опомнившись, и быстро пошла в дом, - Идите за мной! Оба!
- Ну, зачем… - прошептал Джеймс, исподлобья глядя на Элли.
- Пошли… - девочка втолкнула его в дом.
Джеймс замешкался в парадном, пристраивая трость и разуваясь, а в это время Дакота нашла всё необходимое для первой медицинской помощи.

Глава 1.

С тех пор, как Дакота Стерн оказывала семилетнему Джеймсу помощь, минуло 18 лет.
Мир изменился.
Сказать точнее, он стал меняться каждую ночь.
С наступлением этого времени суток, когда тьма охватывает всё, до чего может дотянуться – дома, клумбы, горы, моря, - всё это исчезало, а к утру на том месте, где вчера стоял дом, окруженный садом, возникает, к примеру, озеро.
Части света смешались воедино, люди младше 30ти успели забыть, как всё было раньше – в какой стране они родились, как выглядел тот или иной город.
Новое поколение легче перенесло столь катастрофические изменения, нежели те, кто успел вырасти и  состарится в нормальном, «Привычном» - как они его называли, мире.
Новое поколение не знало, что такое прогулки под луной, не помнило, как сверкают в безоблачную ночь звёзды – ни луны, ни звёзд не было вот уже 17 лет.
Эта катастрофа произошла в следствии взрыва атомной бомбы на севере планеты, (кстати, многие уже не были уверены, что земля круглая), погибло 6 миллиардов человек.
Многие просто исчезли в ночи.
Учёные считают, что в ночное время суток всё, на что не падает электрический свет, распадается на молекулы, а к утру материализуется в новые предметы.
Материализовалось всё! Кроме людей… Они исчезали бесследно.
Так и отец Джеймса, не успев войти в свет до наступления ночи, бесследно исчез.
Утром, когда взошло солнце, на маленьком клочке асфальта посреди луга, нашли только слабо горящий карманный фонарик.

Глава 2.

- Джеймс, мама не хочет тебя видеть в нашем доме, - еле сдерживая слёзы, но стараясь быть грубой, говорила Элли, крепко вцепившись в трубку мобильного телефона.
- Да, Эл, конечно… - сдержанно ответил парень, - Я всё понял… Я не приду…
Молчание. Элли беззвучно плакала.
- Ты только скажи, - воскликнул Джеймс, но голос его сорвался, - Почему?!
Элли ответила не сразу. Парень молча ждал.
- Я выхожу замуж…
- За кого? – спокойно спросил юноша.
- Я не знаю!.. – Элли разревелась в голос.
- Мне тебя очень жаль… - сухо проговорил Джеймс и «повесил» трубку.
Элли отбросила телефон и, захлёбываясь слезами, подошла к окну.
Начинало темнеть.
Хлопнула входная дверь – мама вернулась с работы. Отец сегодня дежурит на ЭС.
Что же делать?..
Девушка вылетела из комнаты, сбежала по лестнице и  вбежала в кухню.
- Мама!
Дакота разбирала продукты.
- Да, Элли? – не поворачиваясь проговорила она.
-Кто он?
-А?.. – не поняла мама.
- Я говорю «Кто он?» - сквозь зубы повторила Элли.
- А, ты, наверное, о Марке? – улыбнулась миссис Стерн, - Ну, он владелец центральной ЭС, и…
- Понятно… - перебила девушка, развернулась и снова пошла в свою комнату.
Слёзы новым потоком потекли из её глаз.
Элли отыскала заброшенный за тумбу  телефон и, прищуривая один глаз, чтоб хоть что-то видеть источающими ручьи солёной влаги глазами, набрала SMS:
«Он – владелец центральной ЭС», нашла номер Джеймса и отправила.
Ответ пришёл сразу:
«Всё понятно! Желаю счастья…»
- Да идите вы все знаете куда!?!?!? – заорала девушка, срывающимся от слёз голосом.
Ей как будто сделалось легче, она выдохнула и положила телефон на тумбочку.
- Закрывай ставни! – послышался голос мамы.
Элли подошла к окну и  закрыла ставни.
За окном уже зажглись ночные фонари.
Девушка чуть приглушила свет в комнате и, не раздеваясь, легла на кровать.
  Что же делать? Неужели Джеймсу и правда всё равно?.. Не может быть… Нет, нет, это не возможно! Ведь она знала наверняка – он любит её! А она?.. Ну, уж точно не Марка… Она ведь его даже не видела… На глазах опять навернулись слёзы… Но как можно любить человека, который фактически предал её… Почему?.. Что же делать?.. Что же…
Зазвонил телефон, выведя Элли из охватившего её оцепенения.
Она взглянула на экран, приподнявшись с кровати… - Джеймс.
Элли потянулась было к красной клавише, чтобы сбросить вызов, но…
- Да? – девушка взяла трубку.
- Привет, - кротко проговорил парень.
- Привет… - выдохнула Элли.
Помолчали. Юная мисс Стерн слышала в трубке тяжёлое дыхание Джеймса.
- Что мне сделать? – наконец сказал он.
- Я не знаю… - безысходно проговорила Элли.
- Эл, - тихо позвал Джеймс.
- Ау? – откликнулась она.
- Я не смогу без тебя, - продолжал парень.
- Угу… - в горле её застрял ком.
- Не молчи, умоляю тебя…
В комнату без стука вошла мама.
- С кем ты разговариваешь? – подозрительно спросила она.
- С подругой… - весьма не убедительно соврала Элли, которую застали врасплох.
- Да?!?! По имени Джеймс?? – маму не обманешь, - Дай сюда!!
- Нет!!! – девушка вскочила с постели.
- Я сказала -  ДАЙ СЮДА!!!! – не требующим возражений тоном сказала миссис Стерн.
Элли молча, исподлобья смотрела на мать, глаза которой метали молнии.
- Эл, дай маме трубку… - обречённо попросил Джеймс.
Элли отдала телефон.
- Послушай, мальчик, - без предисловий начала Дакота. – Моя дочь тебе не пера. Через два месяца она выходит замуж за человека, до которого тебе по всем пунктам никогда не допрыгнуть! Она его любит и… Что? Она прекрасно его знает! Не смей меня перебивать! Я хочу, чтобы моя дочь была счастлива! И она будет счастлива с НИМ! Ясно тебе? Забудь этот номер телефона, если не хочешь, чтобы мы с мужем приняли меры! Замолчи!!! Безмозглое существо, чтоб я близко не видела тебя около своей дочери! Иначе пеняй на себя! А я узнаю! Ты всё понял? Ты… - миссис Стерн отняла телефон от уха и взглянула на экран, - Он повесил трубку… Вот и отлично.
Дакота бросила телефон дочери.
- А ты! Если я только узнаю, - указательный палец матери был направлен точно в голову Элли, - отправишься у меня в «Гиблый район», на хим.завод! Поняла? И там будешь жить так, как захочешь и с кем захочешь. Правда не долго…
- И буду счастлива… - перебила Элли, наконец, перестав плакать.
Миссис Стерн дала дочери пощёчину.
- Я прокляну тебя и лишу всего – по-змеиному прошипела она.
Резко развернулась и ушла.
После того, как за матерью захлопнулась дверь, Элли, обессиленная от горя, осела на ковёр.
- Прости меня, Джеймс…

А на другом конце населённого пункта в своей комнате на чердаке лежал на полу, свернувшись калачиком, парень и беззвучно плакал, закрыв лицо руками.
Телефон, развалившийся на составные от удара о стену, лежал неподалёку от него, переливаясь разбитым экраном в свете уличного фонаря, светившего в маленькое окно.

Глава 3.

- Мама! Я не хочу в другой институт! – кричала Элли.
- Меня не волнует, чего ты хочешь! – холодно и безапелляционно сказала мама.
- Мама, я за этот месяц поменяла уже третий институт! Сколько можно? – не унималась девушка.
- Я буду переводить тебя до тех пор, пока этот сопляк ни перестанет переходить за тобой! И как только у них денег хватает…
-Мама!!!
В этот момент дверной звонок призывно запел «Лунную сонату» Бетховена.
Элли всю жизнь передёргивало от этого звонка - как можно было это великое произведение использовать в качестве дверного звонка?
- О! Это Марк! – весело проговорила мама, выпархивая в парадное. – Я пригласила его на обед.
Элли издала еле слышный стон.
Через минуту в кухню вошёл уже не молодой, лысеющий мужчина с мышиного цвета сальными волосами и блёклыми, бесцветными глазами.
Элли передёрнуло, как и всегда, при виде этого «сокровища», как говорил её отец, к горлу невольно подступила тошнота.
Под грозным взглядом матери, она выдавила из себя что-то наподобие улыбки.
Это были самые мучительные три часа в  жизни Элли – Марк, сидевший рядом с ней и травивший пошлые анекдоты, ко всему прочему ещё то и дело обнимал её и хватал за бёдра. И ей приходилось это терпеть, ведь через какие-то три недели он станет её мужем…
Когда он уходил, то зажал её в парадном, (а ведь за обедом он прилично выпил), и, ухватив своими жирными руками за талию, при этом, забравшись под кофточку, поцеловал её прямо в губы своим мерзким ртом, из которого разило, как из бочки с тухлой селёдкой и тихо проговорил:
- Ну, что, киска, ты готова мне отдаться прямо здесь?
Девушка испуганно – покорно смотрела на Марка.
Тот хрипло расхохотался и отпустил юную мисс Стерн.
Она выдохнула с облегчением.
Между тем, в столовой, убирая со стола, родители, не видевшие этой сцены, обсуждали между собой, что Марк и Элли прекрасная пара.
Проводив Марка, Элли отправилась в свою комнату – плакать.
Чудовище! Весь её организм до кончиков пальцев на всех четырёх конечностях протестовал. Но она ничего не могла поделать…

«Джеймс, меня опять переводят…» - прочёл юноша на клочке бумаги.
Закурил, положив обрывок в карман.
Он перечитывал его уже много раз и пока не знал, что делать.
- Привет, Джеймс…
Он вздрогнул и обернулся.
- А, Полина… Привет, - безучастно сказал он.
- Тебе записка… - улыбнулась девушка.
- Давай! – оживился Джеймс.
Полина протянула ему клочок бумаги, сложенный пополам и ушла.
Джеймс быстро развернул его и прочёл всего три слова:
« Свадьба послезавтра. Помоги…»
Джеймс опрометью кинулся в деканат, бросив сигарету  на землю.
Декан долго отказывался давать адрес института, в который перевели Элли.
И всё же к середине дня Джеймс уже был там.
Элли он нашёл сразу, как только влетел в главные двери института, напугав первокурсников, она стояла в холле первого этажа и разговаривала с каким-то лысеющим типом в возрасте.
Увидев Джеймса Элли на секунду замерла, а потом, забав про осторожность, пошла прямо к нему.
Они не виделись целую вечность…
Её собеседник, (но Джеймс ведь не знал, что это Марк), следил за ней с недоумением.
Элли остановилась в двух шагах от Джеймса.
- Здравствуй… - шепнула она.
- Здравствуй … - в такт ответил он.
Им так хотелось обнять друг друга, но мешали глаза, сотни глаз, уставленных прямо на них.
Элли кивнула головой в сторону своего лысеющего собеседника.
- Это Марк, мой жених.
- Угу… - глядя девушке в глаза ответил Джеймс.
Элли заметила боковым зрением, что Марк приближается к ним. Она собрала остатки воли в кулак, и когда поняла, что Марк уже может услышать их, громко и, как ей казалось, холодно произнесла.
- Если ты ещё раз придёшь, тебя упекут в световую тюрьму. Я люблю Марка, ты можешь это понять?
Джеймс стоял неподвижно, будто окаменел, не моргая, смотрел девушке прямо в глаза и не мог выговорить ни слова.
- Киска, кто этот индеец? – ухмыляясь, сказал Марк, обнимая Элли за талию.
Джеймс отчётливо видел, как её всю передёрнуло.
- Это…, - спазма боли пробежала по лицу Элли, - идиот, который никак не может понять, что я люблю только тебя, мой крольчонок.
Джеймс молчал, крепко сжав зубы.
- Он и вправду идиот – посмотри, он смотрит в одну точку и молчит, - насмехался Марк.
Джеймс держался из последних сил, чтобы не съездить Марку как следует.
Он прекрасно понимал, что Элли говорит всё это специально, и поэтому молчал, боясь всё испортить.
- Может, я ему объясню? – продолжал насмехаться будущий муж, сжав кулаки.
- Не стоит, милый! – Элли всерьёз заволновалась, - Он сейчас уйдёт.
Девушка выразительно посмотрела на Джеймса.
Джеймс, так и не придумав, что сделать, не говоря ни слова, вышел из здания института.
- Ну, вот… - Элли натянуто улыбнулась, - Всё в порядке…
Поднимаясь по лестнице, девушка глянула в окно. Джеймс, опустив голову и еле шевеля ногами, плёлся прочь от места злополучной встречи.
Элли оттолкнула Марка и бросилась бежать вниз по лестнице, не замечая ступеней и людей. Она выбежала на улицу и закричала, не останавливаясь:
- Джеймс!!!
Как ей надоело врать и претворяться, ведь она любит его и не сможет быть ни с кем другим.
Догнав парня, она крепко обхватила его руками и слёзы хлынули из её глаз.
- Элли… - выдохнул Джеймс, прижимая девушку к себе.
- Джеймс, милый… - задыхаясь, лепетала Элли, - я это всё специально!!!
- Я знаю, Эл, - улыбнулся юноша, - Я люблю тебя…
- Я думала, что всё ещё может быть, - девушка посмотрела Джеймсу в глаза, - А теперь я… вижу лишь один выход…
Джеймс изменился в лице – он понял, что Элли имела в виду.
- Нет, ты не… - начал парень и голос его сорвался.
- Тогда я уйду одна! – перебила его Элли, - Я не хочу жить в мире, в котором мы не будем вместе…
Джеймс не дал ей договорить… Это был их первый поцелуй…

Глава 4.

- Борн, почему Элли до сих пор не вернулась? Уже темнеет… - взволнованно спросила Дакота у мужа, прохаживаясь по кухне.
- Может она с Марком?.. – Борн читал газету, раскуривая сигарету.
Мать кивнула.
Когда совсем стемнело и в городе зажглись ночные фонари, миссис Стерн решила позвонить Марку.
После воза скабрезных шуток, он сказал, что думал «киска дома».
- Так она не с Вами? – переспросила Дакота и сердце её участило свои удары.
- Нет, говорю же!! Ничего, найдётся! – усмехнулся Марк и повесил трубку.
Мать машинально положила трубку на аппарат и невидящим взглядом смотрела перед собой.
Из оцепенения её вывел раздавшийся телефонный звонок.
- Да?.. – женщина взяла трубку.
- Здравствуйте, миссис Стерн. Это Мария Рихтер – мать Джеймса. Я знаю, Вы недолюбливаете моего сына, но хотела Вам сказать, что мой мальчик не вернулся сегодня домой… Может Вы знаете, где он?
- Ах, вот оно что? – мать Элли окончательно пришла в себя, - Где Ваш сын – я не знаю, но знаю одно – он с моей дочерью! Она тоже домой не возвращалась!
- О, Боже… - простонала миссис Рихтер, - Но что же делать?

Элли и Джеймс в этот день не вернулись домой.

А к следующему утру они считались без вести пропавшими…

© Copyright: Адриантина Найтли, 2011

Регистрационный номер №0001159

от 6 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0001159 выдан для произведения:

Пролог.
 
- Элли, Элли, иди домой! – кричала мама с крыльца.
- Не хочу, мам, - капризничала девочка,  встряхивая маленькой  головкой с каштановой гривой волос.
Она только что выбралась из зарослей крыжовника и винограда, составлявших основную растительность сада семьи Стерн, и в волосах её было много сухих листьев и веток.
- Уже десять, пора ужинать… - не уступала мама.
- Ну, ещё чуть – чуть! Джеймс придумал новую игру…
В этот момент из зарослей сада выбрался Джеймс – худенький, смуглый, кареглазый, черноволосый.
В правой руке у него была длинная трость с круглым набалдашником, а левую он, увидев миссис Стерн, засунул в карман.
- Опять Джеймс! – Воскликнула мама.
- З-здравствуйте… - виновато проговорил мальчик.
- Элли, иди домой. Джеймсу, - миссис Стерн понизила голос и сделала особое ударение на последние слова,  - тоже – пора – ужинать.
- Ладно! – недовольно взвизгнула девочка.
Потом повернулась к Джеймсу и сказала:
- Извини… Ты ведь знаешь, мама тебя недолюбливает…
Джеймс кивнул, кротко улыбаясь.
- Пока… - Элли опустила глаза, и её взгляд остановился на левом кармане мальчика, в который он почти по локоть засунул руку. На белоснежном материале брюк проступили алые пятна.
- Ой, что у тебя с рукой??? – воскликнула Элли.
- Всё в порядке… - выпалил Джеймс, отворачиваясь от девочки.
- Эй! Ну, я же вижу! – Элли схватили мальчишку за правую руку и потащила к дому, - Идём!
- Нет, Элли, не нужно, - сопротивлялся раненный друг, -  я…
- Никаких «нет»! – перебили его девочка. – Мама!!!
Миссис Стерн, успевшая уже зайти в дом, выскочила на крыльцо.
- Что случилось? – взволнованно проговорила она, бросившись навстречу детям, поднимавшимся по лестнице.
- Мама, Джеймс очень сильно поранил руку! – выпалила Элли, глядя на мать немного осуждающе, немного со страхом.
- Покажи! – повелительно и с ноткой презрения в голосе сказала Дакота Стерн.
Джеймс нехотя вынул руку из кармана и, сжав от боли зубы, раскрыл окровавленную ладонь.
Мать Элли и девочка отпрянули – рука была рассажена в двух местах, да так глубоко, что виднелась кость средней фаланги большого пальца.
- О, Господи! – воскликнула миссис Стерн, опомнившись, и быстро пошла в дом, - Идите за мной! Оба!
- Ну, зачем… - прошептал Джеймс, исподлобья глядя на Элли.
- Пошли… - девочка втолкнула его в дом.
Джеймс замешкался в парадном, пристраивая трость и разуваясь, а в это время Дакота нашла всё необходимое для первой медицинской помощи.

Глава 1.

С тех пор, как Дакота Стерн оказывала семилетнему Джеймсу помощь, минуло 18 лет.
Мир изменился.
Сказать точнее, он стал меняться каждую ночь.
С наступлением этого времени суток, когда тьма охватывает всё, до чего может дотянуться – дома, клумбы, горы, моря, - всё это исчезало, а к утру на том месте, где вчера стоял дом, окруженный садом, возникает, к примеру, озеро.
Части света смешались воедино, люди младше 30ти успели забыть, как всё было раньше – в какой стране они родились, как выглядел тот или иной город.
Новое поколение легче перенесло столь катастрофические изменения, нежели те, кто успел вырасти и  состарится в нормальном, «Привычном» - как они его называли, мире.
Новое поколение не знало, что такое прогулки под луной, не помнило, как сверкают в безоблачную ночь звёзды – ни луны, ни звёзд не было вот уже 17 лет.
Эта катастрофа произошла в следствии взрыва атомной бомбы на севере планеты, (кстати, многие уже не были уверены, что земля круглая), погибло 6 миллиардов человек.
Многие просто исчезли в ночи.
Учёные считают, что в ночное время суток всё, на что не падает электрический свет, распадается на молекулы, а к утру материализуется в новые предметы.
Материализовалось всё! Кроме людей… Они исчезали бесследно.
Так и отец Джеймса, не успев войти в свет до наступления ночи, бесследно исчез.
Утром, когда взошло солнце, на маленьком клочке асфальта посреди луга, нашли только слабо горящий карманный фонарик.

Глава 2.

- Джеймс, мама не хочет тебя видеть в нашем доме, - еле сдерживая слёзы, но стараясь быть грубой, говорила Элли, крепко вцепившись в трубку мобильного телефона.
- Да, Эл, конечно… - сдержанно ответил парень, - Я всё понял… Я не приду…
Молчание. Элли беззвучно плакала.
- Ты только скажи, - воскликнул Джеймс, но голос его сорвался, - Почему?!
Элли ответила не сразу. Парень молча ждал.
- Я выхожу замуж…
- За кого? – спокойно спросил юноша.
- Я не знаю!.. – Элли разревелась в голос.
- Мне тебя очень жаль… - сухо проговорил Джеймс и «повесил» трубку.
Элли отбросила телефон и, захлёбываясь слезами, подошла к окну.
Начинало темнеть.
Хлопнула входная дверь – мама вернулась с работы. Отец сегодня дежурит на ЭС.
Что же делать?..
Девушка вылетела из комнаты, сбежала по лестнице и  вбежала в кухню.
- Мама!
Дакота разбирала продукты.
- Да, Элли? – не поворачиваясь проговорила она.
-Кто он?
-А?.. – не поняла мама.
- Я говорю «Кто он?» - сквозь зубы повторила Элли.
- А, ты, наверное, о Марке? – улыбнулась миссис Стерн, - Ну, он владелец центральной ЭС, и…
- Понятно… - перебила девушка, развернулась и снова пошла в свою комнату.
Слёзы новым потоком потекли из её глаз.
Элли отыскала заброшенный за тумбу  телефон и, прищуривая один глаз, чтоб хоть что-то видеть источающими ручьи солёной влаги глазами, набрала SMS:
«Он – владелец центральной ЭС», нашла номер Джеймса и отправила.
Ответ пришёл сразу:
«Всё понятно! Желаю счастья…»
- Да идите вы все знаете куда!?!?!? – заорала девушка, срывающимся от слёз голосом.
Ей как будто сделалось легче, она выдохнула и положила телефон на тумбочку.
- Закрывай ставни! – послышался голос мамы.
Элли подошла к окну и  закрыла ставни.
За окном уже зажглись ночные фонари.
Девушка чуть приглушила свет в комнате и, не раздеваясь, легла на кровать.
  Что же делать? Неужели Джеймсу и правда всё равно?.. Не может быть… Нет, нет, это не возможно! Ведь она знала наверняка – он любит её! А она?.. Ну, уж точно не Марка… Она ведь его даже не видела… На глазах опять навернулись слёзы… Но как можно любить человека, который фактически предал её… Почему?.. Что же делать?.. Что же…
Зазвонил телефон, выведя Элли из охватившего её оцепенения.
Она взглянула на экран, приподнявшись с кровати… - Джеймс.
Элли потянулась было к красной клавише, чтобы сбросить вызов, но…
- Да? – девушка взяла трубку.
- Привет, - кротко проговорил парень.
- Привет… - выдохнула Элли.
Помолчали. Юная мисс Стерн слышала в трубке тяжёлое дыхание Джеймса.
- Что мне сделать? – наконец сказал он.
- Я не знаю… - безысходно проговорила Элли.
- Эл, - тихо позвал Джеймс.
- Ау? – откликнулась она.
- Я не смогу без тебя, - продолжал парень.
- Угу… - в горле её застрял ком.
- Не молчи, умоляю тебя…
В комнату без стука вошла мама.
- С кем ты разговариваешь? – подозрительно спросила она.
- С подругой… - весьма не убедительно соврала Элли, которую застали врасплох.
- Да?!?! По имени Джеймс?? – маму не обманешь, - Дай сюда!!
- Нет!!! – девушка вскочила с постели.
- Я сказала -  ДАЙ СЮДА!!!! – не требующим возражений тоном сказала миссис Стерн.
Элли молча, исподлобья смотрела на мать, глаза которой метали молнии.
- Эл, дай маме трубку… - обречённо попросил Джеймс.
Элли отдала телефон.
- Послушай, мальчик, - без предисловий начала Дакота. – Моя дочь тебе не пера. Через два месяца она выходит замуж за человека, до которого тебе по всем пунктам никогда не допрыгнуть! Она его любит и… Что? Она прекрасно его знает! Не смей меня перебивать! Я хочу, чтобы моя дочь была счастлива! И она будет счастлива с НИМ! Ясно тебе? Забудь этот номер телефона, если не хочешь, чтобы мы с мужем приняли меры! Замолчи!!! Безмозглое существо, чтоб я близко не видела тебя около своей дочери! Иначе пеняй на себя! А я узнаю! Ты всё понял? Ты… - миссис Стерн отняла телефон от уха и взглянула на экран, - Он повесил трубку… Вот и отлично.
Дакота бросила телефон дочери.
- А ты! Если я только узнаю, - указательный палец матери был направлен точно в голову Элли, - отправишься у меня в «Гиблый район», на хим.завод! Поняла? И там будешь жить так, как захочешь и с кем захочешь. Правда не долго…
- И буду счастлива… - перебила Элли, наконец, перестав плакать.
Миссис Стерн дала дочери пощёчину.
- Я прокляну тебя и лишу всего – по-змеиному прошипела она.
Резко развернулась и ушла.
После того, как за матерью захлопнулась дверь, Элли, обессиленная от горя, осела на ковёр.
- Прости меня, Джеймс…

А на другом конце населённого пункта в своей комнате на чердаке лежал на полу, свернувшись калачиком, парень и беззвучно плакал, закрыв лицо руками.
Телефон, развалившийся на составные от удара о стену, лежал неподалёку от него, переливаясь разбитым экраном в свете уличного фонаря, светившего в маленькое окно.

Глава 3.

- Мама! Я не хочу в другой институт! – кричала Элли.
- Меня не волнует, чего ты хочешь! – холодно и безапелляционно сказала мама.
- Мама, я за этот месяц поменяла уже третий институт! Сколько можно? – не унималась девушка.
- Я буду переводить тебя до тех пор, пока этот сопляк ни перестанет переходить за тобой! И как только у них денег хватает…
-Мама!!!
В этот момент дверной звонок призывно запел «Лунную сонату» Бетховена.
Элли всю жизнь передёргивало от этого звонка - как можно было это великое произведение использовать в качестве дверного звонка?
- О! Это Марк! – весело проговорила мама, выпархивая в парадное. – Я пригласила его на обед.
Элли издала еле слышный стон.
Через минуту в кухню вошёл уже не молодой, лысеющий мужчина с мышиного цвета сальными волосами и блёклыми, бесцветными глазами.
Элли передёрнуло, как и всегда, при виде этого «сокровища», как говорил её отец, к горлу невольно подступила тошнота.
Под грозным взглядом матери, она выдавила из себя что-то наподобие улыбки.
Это были самые мучительные три часа в  жизни Элли – Марк, сидевший рядом с ней и травивший пошлые анекдоты, ко всему прочему ещё то и дело обнимал её и хватал за бёдра. И ей приходилось это терпеть, ведь через какие-то три недели он станет её мужем…
Когда он уходил, то зажал её в парадном, (а ведь за обедом он прилично выпил), и, ухватив своими жирными руками за талию, при этом, забравшись под кофточку, поцеловал её прямо в губы своим мерзким ртом, из которого разило, как из бочки с тухлой селёдкой и тихо проговорил:
- Ну, что, киска, ты готова мне отдаться прямо здесь?
Девушка испуганно – покорно смотрела на Марка.
Тот хрипло расхохотался и отпустил юную мисс Стерн.
Она выдохнула с облегчением.
Между тем, в столовой, убирая со стола, родители, не видевшие этой сцены, обсуждали между собой, что Марк и Элли прекрасная пара.
Проводив Марка, Элли отправилась в свою комнату – плакать.
Чудовище! Весь её организм до кончиков пальцев на всех четырёх конечностях протестовал. Но она ничего не могла поделать…

«Джеймс, меня опять переводят…» - прочёл юноша на клочке бумаги.
Закурил, положив обрывок в карман.
Он перечитывал его уже много раз и пока не знал, что делать.
- Привет, Джеймс…
Он вздрогнул и обернулся.
- А, Полина… Привет, - безучастно сказал он.
- Тебе записка… - улыбнулась девушка.
- Давай! – оживился Джеймс.
Полина протянула ему клочок бумаги, сложенный пополам и ушла.
Джеймс быстро развернул его и прочёл всего три слова:
« Свадьба послезавтра. Помоги…»
Джеймс опрометью кинулся в деканат, бросив сигарету  на землю.
Декан долго отказывался давать адрес института, в который перевели Элли.
И всё же к середине дня Джеймс уже был там.
Элли он нашёл сразу, как только влетел в главные двери института, напугав первокурсников, она стояла в холле первого этажа и разговаривала с каким-то лысеющим типом в возрасте.
Увидев Джеймса Элли на секунду замерла, а потом, забав про осторожность, пошла прямо к нему.
Они не виделись целую вечность…
Её собеседник, (но Джеймс ведь не знал, что это Марк), следил за ней с недоумением.
Элли остановилась в двух шагах от Джеймса.
- Здравствуй… - шепнула она.
- Здравствуй … - в такт ответил он.
Им так хотелось обнять друг друга, но мешали глаза, сотни глаз, уставленных прямо на них.
Элли кивнула головой в сторону своего лысеющего собеседника.
- Это Марк, мой жених.
- Угу… - глядя девушке в глаза ответил Джеймс.
Элли заметила боковым зрением, что Марк приближается к ним. Она собрала остатки воли в кулак, и когда поняла, что Марк уже может услышать их, громко и, как ей казалось, холодно произнесла.
- Если ты ещё раз придёшь, тебя упекут в световую тюрьму. Я люблю Марка, ты можешь это понять?
Джеймс стоял неподвижно, будто окаменел, не моргая, смотрел девушке прямо в глаза и не мог выговорить ни слова.
- Киска, кто этот индеец? – ухмыляясь, сказал Марк, обнимая Элли за талию.
Джеймс отчётливо видел, как её всю передёрнуло.
- Это…, - спазма боли пробежала по лицу Элли, - идиот, который никак не может понять, что я люблю только тебя, мой крольчонок.
Джеймс молчал, крепко сжав зубы.
- Он и вправду идиот – посмотри, он смотрит в одну точку и молчит, - насмехался Марк.
Джеймс держался из последних сил, чтобы не съездить Марку как следует.
Он прекрасно понимал, что Элли говорит всё это специально, и поэтому молчал, боясь всё испортить.
- Может, я ему объясню? – продолжал насмехаться будущий муж, сжав кулаки.
- Не стоит, милый! – Элли всерьёз заволновалась, - Он сейчас уйдёт.
Девушка выразительно посмотрела на Джеймса.
Джеймс, так и не придумав, что сделать, не говоря ни слова, вышел из здания института.
- Ну, вот… - Элли натянуто улыбнулась, - Всё в порядке…
Поднимаясь по лестнице, девушка глянула в окно. Джеймс, опустив голову и еле шевеля ногами, плёлся прочь от места злополучной встречи.
Элли оттолкнула Марка и бросилась бежать вниз по лестнице, не замечая ступеней и людей. Она выбежала на улицу и закричала, не останавливаясь:
- Джеймс!!!
Как ей надоело врать и претворяться, ведь она любит его и не сможет быть ни с кем другим.
Догнав парня, она крепко обхватила его руками и слёзы хлынули из её глаз.
- Элли… - выдохнул Джеймс, прижимая девушку к себе.
- Джеймс, милый… - задыхаясь, лепетала Элли, - я это всё специально!!!
- Я знаю, Эл, - улыбнулся юноша, - Я люблю тебя…
- Я думала, что всё ещё может быть, - девушка посмотрела Джеймсу в глаза, - А теперь я… вижу лишь один выход…
Джеймс изменился в лице – он понял, что Элли имела в виду.
- Нет, ты не… - начал парень и голос его сорвался.
- Тогда я уйду одна! – перебила его Элли, - Я не хочу жить в мире, в котором мы не будем вместе…
Джеймс не дал ей договорить… Это был их первый поцелуй…

Глава 4.

- Борн, почему Элли до сих пор не вернулась? Уже темнеет… - взволнованно спросила Дакота у мужа, прохаживаясь по кухне.
- Может она с Марком?.. – Борн читал газету, раскуривая сигарету.
Мать кивнула.
Когда совсем стемнело и в городе зажглись ночные фонари, миссис Стерн решила позвонить Марку.
После воза скабрезных шуток, он сказал, что думал «киска дома».
- Так она не с Вами? – переспросила Дакота и сердце её участило свои удары.
- Нет, говорю же!! Ничего, найдётся! – усмехнулся Марк и повесил трубку.
Мать машинально положила трубку на аппарат и невидящим взглядом смотрела перед собой.
Из оцепенения её вывел раздавшийся телефонный звонок.
- Да?.. – женщина взяла трубку.
- Здравствуйте, миссис Стерн. Это Мария Рихтер – мать Джеймса. Я знаю, Вы недолюбливаете моего сына, но хотела Вам сказать, что мой мальчик не вернулся сегодня домой… Может Вы знаете, где он?
- Ах, вот оно что? – мать Элли окончательно пришла в себя, - Где Ваш сын – я не знаю, но знаю одно – он с моей дочерью! Она тоже домой не возвращалась!
- О, Боже… - простонала миссис Рихтер, - Но что же делать?

Элли и Джеймс в этот день не вернулись домой.

А к следующему утру они считались без вести пропавшими…

Рейтинг: +1 216 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!