ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Нинка - мой враг

 

Нинка - мой враг

26 февраля 2012 - Светлана Тен
article30196.jpg
 Теплым летним днем наша обожаемая, всеми любимая Светка вышла замуж. За немца. За настоящего, из Германии. Познакомились в Интернете, и вот на тебе – любовь у них случилась аж до замужества. Он увез её в эту самую Германию. Если честно, я за Светку даже рада. Здесь она просто была бы Петровой или Сидоровой или ещё какой-нибудь Светланой Андреевной - методистом детского сада «Солнышко» в Богом забытом городишке на Севере России. А там она не просто Светлана Андреевна Шнайдер, она там фрау Шнайдер. А фрау - это не то, что жена. Вообщем, повезло бабе. 

Не повезло нам. На её место наша директриса взяла старую грымзу, Неонилу Брониславовну, бывшего методиста Управления образования. Имя свое она носила также гордо, как начес на своей голове из волос цвета «Мэрилин Монро». В кулуарах мы называли её Нинка. Детям было сложнее. Ни с первого, ни со второго, ни, даже, с третьего раза ни один воспитанник не мог произнести её имя правильно. Вариантов было множество: Необрославовна, Нила Славовна, Анилабронислана и просто тетя Нина. Неонила расстреливала их взглядом, намертво приколачивая детей к тому месту, откуда неправильно доносилось её имя. Дети замирали, как морская фигура, и ещё долго не могли обрести дар речи. 


Неонила Брониславовна была красива, но уже немолода. Она душилась крепкими французскими духами. Душилась так, чтобы все слышали и понимали: дама она дорогая, с большими достоинствами и немалым достатком. Её муж - большой ученый. И не абы кто – физик-ядерщик, профессор. Преподает, консультирует, пишет и печатается в научных журналах всего мира. Серьезный мужчина. Дочь – начинающая актриса. Ещё пару прыжков и эпизоды сменит на роли.
Неонила Брониславовна была отличным теоретиком. Планы, отчеты, методические разработки – все было исполнено блестяще и тянуло на научный труд. Всегда. За это ей рукоплескало наше Управление образования и, даже, Областное Министерство. А наша директриса, Марина Борисовна, готова была целовать ей ноги и гладить её следы, захлебываясь восторгом.


Неонила поучала всех: от помощника воспитателя до директора. Больше всего доставалось мне. После посещения моих открытых занятий Нинка устраивала мне методическую головомойку:

- Елена Владимировна! Будьте любезны, ответьте мне на один вопрос: почему вы позволяете детям во время занятия свободно разгуливать по классу? И почему дети рисуют где угодно: на подоконнике, на полу, на доске? Почему они делают это стоя, лежа, на коленках?! Где дисциплина в вашей группе? Отсутствует? Что вы пытаетесь слепить из этих детей?


Когда разбор полетов достигал кульминации, её глаза до краев набивались злостью, а брови становились одной прямой линией. Она была похожа на удава.

- Неонила Брониславовна, вы когда-нибудь пробовали рисовать? Рисовать сказку собственного сочинения, – пыталась я сопротивляться удаву. – Попробуйте. Может, тогда вы поймете, почему дети рисуют на полу, на подоконнике, лежа, на коленках, на стекле окна.

- Чтоо??? Вы будете учить меня??? Критиковать??? Развели тут креативность! – тряся начесом, четко выговаривая слова, она почти переходила на крик. Лицо её покрывалось пятнами. – Вам доверили подготовительную группу. Вот и подготовьте их к школе. Качественно подготовьте. И не надо изобретать велосипед: делать из них сказочников и великих художников. 


Она подходила к зеркалу и поправляла пергидрольную «Пизанскую башню» на голове, дав понять, что на сегодня всё.

Я выходила из кабинета. Хотелось рыдать. В висках пульсировало давление. Это была реакция сосудов на стресс. На постоянный стресс. Стресс по имени Нинка. 

- Не могу больше! – срывалась я на слезы, увидев сочувствующие лица моей напарницы Ани и помощника воспитателя Лидии Филипповны. – Уволюсь!

- Что вы, Леночка. Вы - прекрасный педагог. Это я вам как бывший учитель говорю. Дети вас очень любят. Детей не обманешь, - гладила меня по спине Лидия Филипповна.

- Да, забей! Плюнь и разотри! Грымза она старая! Завидует тебе! Поставь мысленно зеркало между собой и ей. Пусть она в него смотрится. Зеркало будет отражать любые её воздействия и оборвет негативную энергетическую связь. Она же энергетический вампир! Она подпитывается тобой! – включала свои экстрасенсорные способности Анька.

 
Нинка не любила детей. Дети для неё были предметом труда, материалом, из которого можно было лепить. А я была средством труда, инструментом, орудием. Я должна была слепить из материала что-нибудь качественное. А Нинка нас исследовала, проводила над нами опыты. А потом записывала все в свои «научные»  методические разработки.

Наши отношения с  Нинкой складывались из маленьких конфликтов, которые притягивались друг к другу, словно магниты, образовывая один огромный конфликт. А огромный конфликт ведет к войне. Война – это самое большое зло. Это зло губит душу, убивает талант, рвет в клочья сердце и мозги, раскрашивает все дни в цвет ненависти. И ты отдаешь злу всю свою жизнь, без остатка.

После очередного линчевания я села за свой рабочий стол, достала листок бумаги и написала красным фломастером: «Нинка - мой враг! Убирайся из моей жизни! Ненавижу!» Потом скомкала листок и жалобно завыла, как Наташенька Павлова из моей группы, когда у той не получалось вылепить крылышко птички. Тогда я подошла к ней, обняла за плечи, вселила в неё уверенность и помогла вылепить крылышко. 

- Теперь птичка не умрет? – спросила Наташа.

- Нет, не умрет. Она теперь сможет взлететь высоко – высоко, в голубое небо. 
Птица не может жить без неба. Наташенька, мы спасли ей жизнь.


А кто обнимет меня? Кто спасет мою жизнь? 
Я не умела воевать. Да, и не хотела. Зеркало поставить тоже не смогла. Я вообще про него забывала. Надо было что-то делать. Но что? Можно посетить психоаналитика. Вопрос: где его взять в нашем Мухосранске? А потом, не принято у нас это: трясти своими проблемами неизвестно перед кем. Дать себя победить или уйти достойно и остаться непобежденной?
А дети? У меня выпускная группа. Я не могу их бросить. Бросить - значит предать. Предать тех, кто мне верит. Это удар в спину. В спину каждого маленького человечка. Значит, остается ждать мая, терпеть и тихо ненавидеть. Нет, ненавидеть – это слишком. Не любить, презирать.

Новый Год в детском саду начинается задолго до его календарной даты, с первым снегом. Неизвестно, кто больше ждет  этот праздник, дети или взрослые. Все желают окунуться в атмосферу магических чудес. Уже в начале декабря воздух буквально пронизан сказочным волшебством. Ощущение праздника во всем: в сценариях к утренникам, в музыкальных нотах, в новогодних костюмах, атрибутах, в номерах телефонов родителей, которые обеспечат праздник почти настоящими Дедом Морозом и Снегурочкой, новогодними подарками и ледяным городком. Вместе с детьми разучиваем роли и становимся настоящими актерами. Мы делаем сказку сами. И сами в неё верим:
                                           Скоро, скоро Дед Мороз
                                           Постучится в двери
                                          И подарки принесет
                                          Всем, кто в чудо верит!

А ещё мы с детьми пишем письма самому главному волшебнику - Деду Морозу. Я бы, например, в этом году попросила Деда Мороза исполнить моё единственное желание - чтобы Нинка исчезла из поля моего зрения. Совсем. Навсегда.

А потом, начиная с первого января, я буду ждать исполнения желания. А Дед Мороз его не исполнит. Ему не понравится моё желание. Я его исполню сама. 


Наши Новогодние корпоративы - эта та еще сказка, сказка для взрослых. Направлены они, понятное дело, на поднятие корпоративного духа, создания атмосферы доверия и взаимопонимания в коллективе. В женском коллективе. Одним словом, чтобы в нашем детском саду поселились фантастические тишь да гладь. 


По традиции действо началось с официоза. В этом году все происходило так же скучно, как и в предыдущие годы: подведение итогов, награждение и премирование отличившихся, объявление благодарностей остальным, рукопожатия и, даже, показушные поцелуи куда-то в сторону. 


После развлекательно-выпивательной части, когда наши доморощенные Дед Мороз, Снегурочка, певцы, фокусники, клоуны показали свой зажигательный шоу-балет, одарили всех больших тетенек подарками, а воздушное пространство вокруг нас наполнилось алкогольно-салатными запахами, наступила заключительная часть нашего «Марлезонского балета». Начались танцы вперемешку с бабьими сплетнями. О мужиках своих, чужих, бывших и настоящих, об обреченной любви ( о счастливой никому неинтересно), о детях маленьких и давно уже выросших, о зарплате и пенсии, о продуктах и тряпках, и ещё Бог знает о чем. 


В промежутках между танцами мы с Анькой тоже грешили «устным женским творчеством». В один из таких промежутков за нашими спинами выросла Неонила, как статуя Свободы, в серебристом балахонистом платье в пол, с бокалом золотистого шампанского в руке.  Лицо её было красным, как помидор. Она пыталась сфокусировать взгляд то на мне, то на Аньке, но получалось где-то около.

- Девочкиии! С Новым Гооодом, мои хорооошие! С новым счааастьем! Пусть все у вас будет, девчооонки! – переполненная благодушием почти пропела она пьяным голосом и протянула к нам свой бокал.

- С Новым Годом! – отчеканили мы с Анькой хором, звонко «чокнулись» и отпили шампанское из своих бокалов.

-Девчонки! Вы такие молодые, такие красивые, такие перспективные. Дети к вам тянутся. Дети вообще любят все новое, молодое. Старость они боятся. Не принимают они старость, - Нинка выдохнула на нас алкогольным «ароматом», смешанным с  запахом закуски.

- Ну, почему же не принимают? – попыталась возразить я. - Вот например, на нашу Лидию Филипповну они гроздьями вешаются, расцеловать готовы. А ей далеко за шестьдесят. 

- Ну, ну, ну! Такого панибратства детям нельзя позволять. Они должны соблюдать субординацию и четко представлять, кто перед ними, -сказала Неонила и недовольно свела брови.

- «Панибратство», «субординация»… Дети и слов – то таких не знают. Они ещё не умеют приспосабливаться. Они просто так выражают свои чувства. На искренность и добро отвечают тем же. Это только мы, взрослые, боимся показать свои эмоции, оглядываясь на других. Это только мы, взрослые, живем, руководствуясь какими-то выдуманными нами самими правилами и стереотипами. Мы надеваем каждый раз разные маски и играем нужную нам роль. А дети врать не умеют, - начинала заводиться я, доказывая свою правоту.
Анька слушала, широко открыв глаза. Неонила посмотрела на меня пьяным и каким-то сложным взглядом, в котором было не то извинение, не то растерянность.

- Да-а… Может, вы и правы, Леночка…Главное, чтобы мы не держали зла вот здесь, - проговорила Нинка и несколько раз постучала себя по груди. – Не буду вам мешать, девчата, веселитесь!

Качающейся походкой Неонила направилась к своей компании. 

Мы с Анькой проводили её колючим, сверлящим взглядом.

- Вот, что с людЯми Алкоголь делает! Как он её торкнул, что аж снизошла грымза до нас! – Анька намеренно искажала ударение в словах, осуждающе качала головой из стороны  в сторону и саркастически улыбалась.

- Аня, детка, алкоголь, конечно, враг! Но наша Нинка врагов не боится! – язвительно произнесла я.

Анька прыснула со смеху и потащила меня танцевать под зажигательную песню Бейонсе. Нам было очень празднично и задорно, потому что мы - молодые, красивые и немного пьяные. Потому что завтра - выходной, а через четыре дня – Новый Год! А Новый Год- это всегда надежда на чудо, на счастье и на радугу жизни! Потому что у нас все ещё впереди: и любовь, и жизнь. А если повезет, и жизнь в любви.


На следующий день, примерно в одиннадцать утра позвонила Анька и сбивчиво, с тревогой в голосе стала объяснять:

- Лен, ты представляешь, Нинка скончалась! Они спускались к бульвару, и Нинка поскользнулась и ударилась головой. И все…

- Аня, Анечка! Не тараторь! Я ничего не поняла. Кто упал, кто скончался? Что случилось? – Анькино волнение передалось мне, и я начала нервничать.

- Вчера Марина вызвалась провожать Неонилу с корпоратива. Она же напилась до «не могу». Сама же видела.

-Ну? Что потом?

- Они решили пойти по бульвару, по Алещенкова. Неонила где- то там рядом живет…жила. Стали спускаться по лестнице, Нинка поскользнулась и упала, ударилась головой о ступеньку. Марина скорую вызвала, а Нинка прям в машине и скончалась, – Анька выдохнула последнюю фразу так, как будто с её шеи убрали веревку с  тяжеленным камнем. 


Я медленно опустилась на подлокотник кресла, держа телефон в руке. Из трубки слышался Анькин голос, она ещё о чем-то говорила, говорила, говорила. Но мне казалось, все это она сообщала не мне. Внутри разливалось какое-то странное чувство, одновременно похожее на страх, волнение, испуг, панику. Вдруг вспомнилось дурацкое желание Деду Морозу -  чтобы Нинка исчезла из поля моего зрения. Совсем. Навсегда. Господи, но я не этого хотела. Зачем ты так, Нинка? Зачем ты так? Сознание все отчетливей стало отражать действительность. Страх сменился отчаянной тоской.

- Лен, Лена! Ты ещё здесь? С тобой все в порядке? Почему ты молчишь? Леен! – сыпала Анька словами, как горохом из мешка.

- Да, да! Я слушаю,- бесцветным голосом произнесла я, спустя минуту.

- Лен, ну, ты придешь?

-Куда?

- Как куда? Я же тебе говорю, Марина Борисовна предлагает всем собраться к часу в садике и обсудить организацию похорон. Надо помочь. У неё родственников – то: только старенькая мать да муж. Дочь в Германии. Лена, ты придешь?

- Конечно, приду. К часу? – уточнила я.

- Да, к часу в садике. Ладно, давай. До встречи.

-Пока, - сказала я и отжала красную кнопку мобильника.

****


Тридцатого декабря с Неонилой прощались в ритуальном зале крематория.
Она лежала в гробу с закрытыми глазами и гладким, фарфоровым лицом все такая же красивая, дорогая и величественная. Но все эти достоинства стали безжизненные и мертвые. Нинки больше не было. Было только её бездыханное тело.


Рядом с гробом сидела мать Неонилы – маленькая, сухонькая старушка в черном платочке, из- под которого выбивалась прядь белых, как снег, волос. Опустив глаза, она тихо плакала и  причитала, дотрагиваясь до лица дочери. Муж-профессор сидел рядом с каменным землистого цвета лицом. Говорили, что он сразу постарел лет на десять и выглядел теперь совсем немного младше тещи. Старик стариком. Дочь на похороны не приехала. У неё были какие-то очень важные съемки в Германии. Жизненно важные. Жизнь всегда важнее смерти. У жизни есть будущее. Съемки - это жизнь, а похороны - это смерть, конечная остановка.


Поминки прошли торжественно-печально. Было много пустых формальных фраз типа: «от нас ушла навсегда…», «это огромная утрата», «мы никогда не забудем»… И только Марина Борисовна, наш директор, встала и произнесла без похоронных штампов:

- Неонила Брониславовна пришла ко мне на собеседование полгода назад. Красивая, умная, сильная, неприступная внешне, она оказалась ранимой и одинокой. Поверьте, я знаю, что такое одиночество... Одиночество – это, когда всех вокруг много, а ты один. Вот мы и встретились - два одиночества.  Мы были друг другу докторами. Она врачевала моё одиночество, а я – её. Мы снова учились доверять людям, разрушали стену, которую построили сами, пытались снять защитные маски… Говорят, время лечит. Не верьте. Время - плохой доктор. Со временем вы только подальше запрячете боль и слезы. Память будет вытаскивать из своего хранилища кадры из прошлого, обрывки фраз и судеб. А ты будешь смотреть эту хронику, вспоминать и плакать. Вспоминать тех, кого забыть не можешь… Нилочка, я не успела тебе сказать, ты – лучший эпизод в моей жизни…


Марина Борисовна тяжело опустилась на стул, уронила голову на руки, как будто в ней что-то сломалось. Потом стала безголосо выдыхать из себя всю накопившуюся горечь и скорбь, вздрагивая плечами.


Я с тоской смотрела на Марину. Я вдруг поняла, что Неонила не пыталась кому-то понравиться. Даже себе. Она выстроила свою Бастилию и ожесточенно защищалась от людей. Потому что когда-то люди её предали. Она больше им не верила. Она выбрала себе в жизни преданного, надежного друга – одиночество. Одиночество-это плата за прямоту, за ум, красоту и свободу, за то, что ты слишком не такой , как все. Одиночество-это плата за ошибки. И Нинка ошибалась. Она имела право на ошибки. Не имеет право ошибаться только хирург и пилот. Я тоже ошибалась. Я даже не сделала попытку заглянуть внутрь, проникнуть в душу, посмотреть в глаза. Мы давно разучились смотреть в глаза, разучились говорить, понимать, принимать. Мы больше не умеем любить людей. Мы торопимся жить, не успевая оглядываться назад. Мы думаем, что люди против нас, а они просто борются за себя. Нинка преподала мне урок жизни. И я выучу его на «отлично». Я научусь любить людей, научусь понимать и прощать. Прости меня, Нинка! И я тебя прощаю! Простите меня все!



 

© Copyright: Светлана Тен, 2012

Регистрационный номер №0030196

от 26 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0030196 выдан для произведения:

 Теплым летним днем наша Светка вышла замуж. За немца. За настоящего, из Германии. Познакомились в Интернете, и вот на тебе – любовь у них случилась аж до замужества. Он увез её в эту самую Германию. Если честно, я за Светку даже рада. Здесь она просто была бы Петровой или Сидоровой или ещё какой-нибудь Светланой Андреевной - методистом детского сада «Солнышко» в Богом забытом городишке на Севере России. А там она не просто Светлана Андреевна Шнайдер, она там фрау Шнайдер. А фрау - это не то, что жена. Вообщем, повезло бабе. 

Не повезло нам. На её место наша директриса взяла старую грымзу, Неонилу Брониславовну, бывшего методиста Управления образования. Имя свое она носила также гордо, как начес на своей голове из волос цвета «Мэрилин Монро». В кулуарах мы называли её Нинка. Детям было сложнее. Ни с первого, ни со второго, ни, даже, с третьего раза ни один воспитанник не мог произнести её имя правильно. Вариантов было множество: Необрославовна, Нила Славовна, Анилабронислана и просто тетя Нина. Неонила расстреливала их взглядом, намертво приколачивая детей к тому месту, откуда неправильно доносилось её имя. Дети замирали, как морская фигура, и ещё долго не могли обрести дар речи. 


Неонила Брониславовна была красива, но уже немолода. Она душилась крепкими французскими духами. Душилась так, чтобы все слышали и понимали: дама она дорогая, с большими достоинствами и немалым достатком. Её муж - большой ученый. И не абы кто – физик-ядерщик, профессор. Преподает, консультирует, пишет и печатается в научных журналах всего мира. Серьезный мужчина. Дочь – начинающая актриса. Ещё пару прыжков и эпизоды сменит на роли.
Неонила Брониславовна была отличным теоретиком. Планы, отчеты, методические разработки – все было исполнено блестяще и тянуло на научный труд. Всегда. За это ей рукоплескало наше Управление образования и, даже, Областное Министерство. А наша директриса, Марина Борисовна, готова была целовать ей ноги и гладить её следы, захлебываясь восторгом.


Неонила поучала всех: от помощника воспитателя до директора. Больше всего доставалось мне. После посещения моих открытых занятий Нинка устраивала мне методическую головомойку:

- Елена Владимировна! Будьте любезны, ответьте мне на один вопрос: почему вы позволяете детям во время занятия свободно разгуливать по классу? И почему дети рисуют где угодно: на подоконнике, на полу, на доске? Почему они делают это стоя, лежа, на коленках?! Где дисциплина в вашей группе? Отсутствует? Что вы пытаетесь слепить из этих детей?


Когда разбор полетов достигал кульминации, её глаза до краев набивались злостью, а брови становились одной прямой линией. Она была похожа на удава.

- Неонила Брониславовна, вы когда-нибудь пробовали рисовать? Рисовать сказку собственного сочинения, – пыталась я сопротивляться удаву. – Попробуйте. Может, тогда вы поймете, почему дети рисуют на полу, на подоконнике, лежа, на коленках, на стекле окна.

- Чтоо??? Вы будете учить меня??? Критиковать??? Развели тут креативность! – тряся начесом, четко выговаривая слова, она почти переходила на крик. Лицо её покрывалось пятнами. – Вам доверили подготовительную группу. Вот и подготовьте их к школе. Качественно подготовьте. И не надо изобретать велосипед: делать из них сказочников и великих художников. 


Она подходила к зеркалу и поправляла пергидрольную «Пизанскую башню» на голове, дав понять, что на сегодня всё.

Я выходила из кабинета. Хотелось рыдать. В висках пульсировало давление. Это была реакция сосудов на стресс. На постоянный стресс. Стресс по имени Нинка. 

- Не могу больше! – срывалась я на слезы, увидев сочувствующие лица моей напарницы Ани и помощника воспитателя Лидии Филипповны. – Уволюсь!

- Что вы, Леночка. Вы - прекрасный педагог. Это я вам как бывший учитель говорю. Дети вас очень любят. Детей не обманешь, - гладила меня по спине Лидия Филипповна.

- Да, забей! Плюнь и разотри! Грымза она старая! Завидует тебе! Поставь мысленно зеркало между собой и ей. Пусть она в него смотрится. Зеркало будет отражать любые её воздействия и оборвет негативную энергетическую связь. Она же энергетический вампир! Она подпитывается тобой! – включала свои экстрасенсорные способности Анька.

 
Нинка не любила детей. Дети для неё были предметом труда, материалом, из которого можно было лепить. А я была средством труда, инструментом, орудием. Я должна была слепить из материала что-нибудь качественное. А Нинка нас исследовала, проводила над нами опыты. А потом записывала все в свои «научные»  методические разработки.

Наши отношения с  Нинкой складывались из маленьких конфликтов, которые притягивались друг к другу, словно магниты, образовывая один огромный конфликт. А огромный конфликт ведет к войне. Война – это самое большое зло. Это зло губит душу, убивает талант, рвет в клочья сердце и мозги, раскрашивает все дни в цвет ненависти. И ты отдаешь злу всю свою жизнь, без остатка.

После очередного линчевания я села за свой рабочий стол, достала листок бумаги и написала красным фломастером: «Нинка - мой враг! Убирайся из моей жизни! Ненавижу!» Потом скомкала листок и жалобно завыла, как Наташенька Павлова из моей группы, когда у той не получалось вылепить крылышко птички. Тогда я подошла к ней, обняла за плечи, вселила в неё уверенность и помогла вылепить крылышко. 

- Теперь птичка не умрет? – спросила Наташа.

- Нет, не умрет. Она теперь сможет взлететь высоко – высоко, в голубое небо. 
Птица не может жить без неба. Наташенька, мы спасли ей жизнь.


А кто обнимет меня? Кто спасет мою жизнь? 
Я не умела воевать. Да, и не хотела. Зеркало поставить тоже не смогла. Я вообще про него забывала. Надо было что-то делать. Но что? Можно посетить психоаналитика. Вопрос: где его взять в нашем Мухосранске? А потом, не принято у нас это: трясти своими проблемами неизвестно перед кем. Дать себя победить или уйти достойно и остаться непобежденной?
А дети? У меня выпускная группа. Я не могу их бросить. Бросить - значит предать. Предать тех, кто мне верит. Это удар в спину. В спину каждого маленького человечка. Значит, остается ждать мая, терпеть и тихо ненавидеть. Нет, ненавидеть – это слишком. Не любить, презирать.

Новый Год в детском саду начинается задолго до его календарной даты, с первым снегом. Неизвестно, кто больше ждет  этот праздник, дети или взрослые. Все желают окунуться в атмосферу магических чудес. Уже в начале декабря воздух буквально пронизан сказочным волшебством. Ощущение праздника во всем: в сценариях к утренникам, в музыкальных нотах, в новогодних костюмах, атрибутах, в номерах телефонов родителей, которые обеспечат праздник почти настоящими Дедом Морозом и Снегурочкой, новогодними подарками и ледяным городком. Вместе с детьми разучиваем роли и становимся настоящими актерами. Мы делаем сказку сами. И сами в неё верим:
                                           Скоро, скоро Дед Мороз
                                           Постучится в двери
                                          И подарки принесет
                                          Всем, кто в чудо верит!

А ещё мы с детьми пишем письма самому главному волшебнику - Деду Морозу. Я бы, например, в этом году попросила Деда Мороза исполнить моё единственное желание - чтобы Нинка исчезла из поля моего зрения. Совсем. Навсегда.

А потом, начиная с первого января, я буду ждать исполнения желания. А Дед Мороз его не исполнит. Ему не понравится моё желание. Я его исполню сама. 


Наши Новогодние корпоративы - эта та еще сказка, сказка для взрослых. Направлены они, понятное дело, на поднятие корпоративного духа, создания атмосферы доверия и взаимопонимания в коллективе. В женском коллективе. Одним словом, чтобы в нашем детском саду поселились фантастические тишь да гладь. 


По традиции действо началось с официоза. В этом году все происходило так же скучно, как и в предыдущие годы: подведение итогов, награждение и премирование отличившихся, объявление благодарностей остальным, рукопожатия и, даже, показушные поцелуи куда-то в сторону. 


После развлекательно-выпивательной части, когда наши доморощенные Дед Мороз, Снегурочка, певцы, фокусники, клоуны показали свой зажигательный шоу-балет, одарили всех больших тетенек подарками, а воздушное пространство вокруг нас наполнилось алкогольно-салатными запахами, наступила заключительная часть нашего «Марлезонского балета». Начались танцы вперемешку с бабьими сплетнями. О мужиках своих, чужих, бывших и настоящих, об обреченной любви ( о счастливой никому неинтересно), о детях маленьких и давно уже выросших, о зарплате и пенсии, о продуктах и тряпках, и ещё Бог знает о чем. 


В промежутках между танцами мы с Анькой тоже грешили «устным женским творчеством». В один из таких промежутков за нашими спинами выросла Неонила, как статуя Свободы, в серебристом балахонистом платье в пол, с бокалом золотистого шампанского в руке.  Лицо её было красным, как помидор. Она пыталась сфокусировать взгляд то на мне, то на Аньке, но получалось где-то около.

- Девочкиии! С Новым Гооодом, мои хорооошие! С новым счааастьем! Пусть все у вас будет, девчооонки! – переполненная благодушием почти пропела она пьяным голосом и протянула к нам свой бокал.

- С Новым Годом! – отчеканили мы с Анькой хором, звонко «чокнулись» и отпили шампанское из своих бокалов.

-Девчонки! Вы такие молодые, такие красивые, такие перспективные. Дети к вам тянутся. Дети вообще любят все новое, молодое. Старость они боятся. Не принимают они старость, - Нинка выдохнула на нас алкогольным «ароматом», смешанным с  запахом закуски.

- Ну, почему же не принимают? – попыталась возразить я. - Вот например, на нашу Лидию Филипповну они гроздьями вешаются, расцеловать готовы. А ей далеко за шестьдесят. 

- Ну, ну, ну! Такого панибратства детям нельзя позволять. Они должны соблюдать субординацию и четко представлять, кто перед ними, -сказала Неонила и недовольно свела брови.

- «Панибратство», «субординация»… Дети и слов – то таких не знают. Они ещё не умеют приспосабливаться. Они просто так выражают свои чувства. На искренность и добро отвечают тем же. Это только мы, взрослые, боимся показать свои эмоции, оглядываясь на других. Это только мы, взрослые, живем, руководствуясь какими-то выдуманными нами самими правилами и стереотипами. Мы надеваем каждый раз разные маски и играем нужную нам роль. А дети врать не умеют, - начинала заводиться я, доказывая свою правоту.
Анька слушала, широко открыв глаза. Неонила посмотрела на меня пьяным и каким-то сложным взглядом, в котором было ни то извинение, ни то растерянность.

- Да-а… Может, вы и правы, Леночка…Главное, чтобы мы не держали зла вот здесь, - проговорила Нинка и несколько раз постучала себя по груди. – Не буду вам мешать, девчата, веселитесь!

Качающейся походкой Неонила направилась к своей компании. 

Мы с Анькой проводили её колючим, сверлящим взглядом.

- Вот, что с людЯми Алкоголь делает! Как он её торкнул, что аж снизошла грымза до нас! – Анька намеренно искажала ударение в словах, осуждающе качала головой из стороны  в сторону и саркастически улыбалась.

- Аня, детка, алкоголь, конечно, враг! Но наша Нинка врагов не боится! – язвительно произнесла я.

Анька прыснула со смеху и потащила меня танцевать под зажигательную песню Бейонсе. Нам было очень празднично и задорно, потому что мы - молодые, красивые и немного пьяные. Потому что завтра - выходной, а через четыре дня – Новый Год! А Новый Год- это всегда надежда на чудо, на счастье и на радугу жизни! Потому что у нас все ещё впереди: и любовь, и жизнь. А если повезет, и жизнь в любви.


На следующий день, примерно в одиннадцать утра позвонила Анька и сбивчиво, с тревогой в голосе стала объяснять:

- Лен, ты представляешь, Нинка скончалась! Они спускались к бульвару, и Нинка поскользнулась и ударилась головой. И все…

- Аня, Анечка! Не тараторь! Я ничего не поняла. Кто упал, кто скончался? Что случилось? – Анькино волнение передалось мне, и я начала нервничать.

- Вчера Марина вызвалась провожать Неонилу с корпоратива. Она же напилась до «не могу». Сама же видела.

-Ну? Что потом?

- Они решили пойти по бульвару, по Алещенкова. Неонила где- то там рядом живет…жила. Стали спускаться по лестнице, Нинка поскользнулась и упала, ударилась головой о ступеньку. Марина скорую вызвала, а Нинка прям в машине и скончалась, – Анька выдохнула последнюю фразу так, как будто с её шеи убрали веревку с  тяжеленным камнем. 


Я медленно опустилась на подлокотник кресла, держа телефон в руке. Из трубки слышался Анькин голос, она ещё о чем-то говорила, говорила, говорила. Но мне казалось, все это она сообщала не мне. Внутри разливалось какое-то странное чувство, одновременно похожее на страх, волнение, испуг, панику. Вдруг вспомнилось дурацкое желание Деду Морозу -  чтобы Нинка исчезла из поля моего зрения. Совсем. Навсегда. Господи, но я не этого хотела. Зачем ты так, Нинка? Зачем ты так? Сознание все отчетливей стало отражать действительность. Страх сменился отчаянной тоской.

- Лен, Лена! Ты ещё здесь? С тобой все в порядке? Почему ты молчишь? Леен! – сыпала Анька словами, как горохом из мешка.

- Да, да! Я слушаю,- бесцветным голосом произнесла я, спустя минуту.

- Лен, ну, ты придешь?

-Куда?

- Как куда? Я же тебе говорю, Марина Борисовна предлагает всем собраться к часу в садике и обсудить организацию похорон. Надо помочь. У неё родственников – то: только старенькая мать да муж. Дочь в Германии. Лена, ты придешь?

- Конечно, приду. К часу? – уточнила я.

- Да, к часу в садике. Ладно, давай. До встречи.

-Пока, - сказала я и отжала красную кнопку мобильника.

****


Тридцатого декабря с Неонилой прощались в ритуальном зале крематория.
Она лежала в гробу с закрытыми глазами и гладким, фарфоровым лицом все такая же красивая, дорогая и величественная. Но все эти достоинства стали безжизненные и мертвые. Нинки больше не было. Было только её бездыханное тело.


Рядом с гробом сидела мать Неонилы – маленькая, сухонькая старушка в черном платочке, из- под которого выбивалась прядь белых, как снег, волос. Опустив глаза, она тихо плакала и  причитала, дотрагиваясь до лица дочери. Муж-профессор сидел рядом с каменным землистого цвета лицом. Говорили, что он сразу постарел лет на десять и выглядел теперь совсем немного младше тещи. Старик стариком. Дочь на похороны не приехала. У неё были какие-то очень важные съемки в Германии. Жизненно важные. Жизнь всегда важнее смерти. У жизни есть будущее. Съемки - это жизнь, а похороны - это смерть, конечная остановка.


Поминки прошли торжественно-печально. Было много пустых формальных фраз типа: «от нас ушла навсегда…», «это огромная утрата», «мы никогда не забудем»… И только Марина Борисовна, наш директор, встала и произнесла без похоронных штампов:

- Неонила Брониславовна пришла ко мне на собеседование полгода назад. Красивая, умная, сильная, неприступная внешне, она оказалась ранимой и одинокой. Поверьте, я знаю, что такое одиночество... Одиночество – это, когда всех вокруг много, а ты один. Вот мы и встретились - два одиночества.  Мы были друг другу докторами. Она врачевала моё одиночество, а я – её. Мы снова учились доверять людям, разрушали стену, которую построили сами, пытались снять защитные маски… Говорят, время лечит. Не верьте. Время - плохой доктор. Со временем вы только подальше запрячете боль и слезы. Память будет вытаскивать из своего хранилища кадры из прошлого, обрывки фраз и судеб. А ты будешь смотреть эту хронику, вспоминать и плакать. Вспоминать тех, кого забыть не можешь… Нилочка, я не успела тебе сказать, ты – лучший эпизод в моей жизни…


Марина Борисовна тяжело опустилась на стул, уронила голову на руки, как будто в ней что-то сломалось. Потом стала безголосо выдыхать из себя всю накопившуюся горечь и скорбь, вздрагивая плечами.


Я с тоской смотрела на Марину. Я вдруг поняла, что Неонила не пыталась кому-то понравиться. Даже себе. Она выстроила свою Бастилию и ожесточенно защищалась от людей. Потому что когда-то люди её предали. Она больше им не верила. Она выбрала себе в жизни преданного, надежного друга – одиночество. Одиночество-это плата за прямоту, за ум, красоту и свободу, за то, что ты слишком не такой , как все. Одиночество-это плата за ошибки. И Нинка ошибалась. Она имела право на ошибки. Не имеет право ошибаться только хирург и пилот. Я тоже ошибалась. Я даже не сделала попытку заглянуть внутрь, проникнуть в душу, посмотреть в глаза. Мы давно разучились смотреть в глаза, разучились говорить, понимать, принимать. Мы больше не умеем любить людей. Мы торопимся жить, не успевая оглядываться назад. Мы думаем, что люди против нас, а они просто борются за себя. Нинка преподала мне урок жизни. И я выучу его на «отлично». Я научусь любить людей, научусь понимать и прощать. Прости меня, Нинка! И я тебя прощаю! Простите меня все!



 

Рейтинг: +36 1687 просмотров
Комментарии (83)
Михаил Заскалько # 26 февраля 2012 в 12:08 +1
Света, я пока без слов... super flo
Светлана Тен # 26 февраля 2012 в 22:24 0
Мишаа! Ты уже столько сказал! flower
Татьяна Гурова # 26 февраля 2012 в 12:48 +1
Света, мурашки по мне бегают. Хрупка жизнь человеческая, понимаем мы это только после таких нелепых смертей. buket3
Светлана Тен # 26 февраля 2012 в 22:25 +2
Татьяна, огромное спасибо. Все ещё разбираюсь в хитросплетениях сайта. Я такая тупка в этом cry
Игорь Кичапов # 26 февраля 2012 в 19:23 +1
Хорошо! 5min
Светлана Тен # 26 февраля 2012 в 22:23 +1
Отличный коммент! Спасибо, Игорь! girlkiss
Марина Попова # 27 февраля 2012 в 13:20 +1
Светланочка, live1 Как раз к
Прощёному Воскресению!
"УЧИСЬ ПРОЩАТЬ. Борис Пастернак

Учись прощать, молись за обижающих,
Зло побеждай лучом добра,
Иди без колебаний в стан прощающих
Пока горит Голгофская Звезда.
Учись прощать, когда душа обижена,
И сердце, словно чаша горьких слёз,
И кажется, что доброта вся выжжена,
Ты вспомни, как прощал Христос!
Учись прощать, прощай не только словом,
Но всей душой, всей сущностью твоей.
Прощение рождается любовью
В борении молитвенных ночей.
Учись прощать, в прощении радость скрыта,
Великодушие лечит как бальзам,
Кровь на кресте за всех пролита,
Учись прощать, чтоб был прощен ты сам.

Прощеное воскресенье : никаких обид на сердце. Господь сказал : "Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец наш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших" (Мф. 6, 14-15). " buket3
Светлана Тен # 27 февраля 2012 в 20:11 +1
Марина, много-много раз благодарю! love
Михаил Сальников # 28 февраля 2012 в 09:31 +1
Замечательный глубокий талантливый рассказ!
Большое спасибо, Светлана!
Я рад нашему знакомству!
С искренним уважением и сердечным теплом, Михаил. buket3
Светлана Тен # 28 февраля 2012 в 13:30 0
Сердечное спасибо,Михаил
Владимир Спиридонов # 28 февраля 2012 в 17:11 +1
igrushka igrushka igrushka igrushka igrushka
super
Светлана Тен # 28 февраля 2012 в 19:25 0
Владимир, БЛАГОДАРЮ! rezat
Лидия Гржибовская # 28 февраля 2012 в 17:35 +2
Даже нет слов, так как была у нас в школе подобная учительница, трудно ей было, одиноким всегда трудно, поэтому читала и сопереживала и Леночке, и Неониле
Спасибо Светочка
buket4
Светлана Тен # 28 февраля 2012 в 19:26 +1
Лидия! Вам
Наталья Бугаре # 28 февраля 2012 в 20:39 +2
А я купилась, Света..купилась на восприятие ГГ. Я видела Нинку через призму её глаз и тихо ненавидела..а потом финал..и я ревуууууууууу..Это не просто хорошо- это великолепно. live1 cry2
Светлана Тен # 28 февраля 2012 в 21:00 +2
Наточка, я так тебе верю! Твои слезы -это для меня лучшая награда! Значит, получилось! shokolade
Джон Магвайер # 28 февраля 2012 в 21:11 +1
достала листок бумаги и написала красным фломастером:


Когда-то в моей жизни был интересный случай, мне для моей новой компании нужно было арендовать помещение, но денег на аренду больших тогда не было. Я сидел и думал, за то что у нас есть, разве что халупу на окраине снять удастся) Но мой хороший знакомый, вдруг посоветовал мне написать на листке бумаги какое я хочу помещение, сколько комнат и сколько я готов за него платить, я так и сделал. Через недели мне предложили аренду в отличном месте почти даром) Я поверить не мог этому чуду.
Светлана Тен # 28 февраля 2012 в 21:34 +1
Вот вот, Джон. Мы должны тщательнее продумывать наши желания, контролировать мысли, анализировать ситуации.
Спасибо flo
Джон Магвайер # 28 февраля 2012 в 22:05 0
Вот к слову, если интересно, как-то писал о том что сила мысли творит - http://parnasse.ru/prose/small/stories/rozovyi-pesok.html
Петр Шабашов # 2 марта 2012 в 15:26 +1
Хорошо написано, землячка! Только шрифт для меня мелковат, приходилось некоторые предложения перечитывать. А так - 5 с плюсом! live1
Светлана Тен # 3 марта 2012 в 14:16 +2
Спасибо огромное, Петр! А со шрифтом разберусь. Первый блин всегда комом zst
Элиана Долинная # 3 марта 2012 в 00:18 +1
Сильно! Хочется помолчать... buket1
Светлана Тен # 3 марта 2012 в 14:18 +2
Элиана, даже не знаю, что написать. Комментарий такой яркий! Спасибо! buket3
Наталья Тоток # 7 марта 2012 в 15:53 +2
Светик, как ты хорошо пишешь!!!! И тонко/ и философски и с юмором. Читать одно удовольствие!
v v /опечаток не заметила/
Светлана Тен # 7 марта 2012 в 16:44 +1
Натуль, спасибо огромнющее! Тебе
Ирина Елизарова # 9 марта 2012 в 22:10 +1
Серьёзная тема, хорошо раскрыта. Очень понравилось!
Маленький штришок, в качестве подсказки:
"позволяете детям во время занятия свободно разгуливать по классу? " По классу - лишнее. Во-первых, понятно, что не на улице, во-вторых, не по классу, а по группе, в третьих слово группа в следующем предложении. как уточнение. сработает.
"набивались (может наливались?)злостью, а брови становились одной прямой линией.(здесь наверно зпт) Она была похожа на удава.
Успехов, Света! buket3
Светлана Тен # 10 марта 2012 в 08:25 +1
Ирина, благодарю! smileded
Нина # 15 марта 2012 в 20:54 +1
Очень хорошо написано, Светлана, и очень много сказано здесь. И мне это так близко, начиная с самого начала моей работы после вуза. И, как теперь я это поняла, нужны и Неонилы, и молодые специалисты, которые "разводят креативность". Спасибо, мне ОЧЕНЬ понравилось! buket7
Светлана Тен # 16 марта 2012 в 10:04 +1
Незнакомка, очень благодарна за отличный отзыв и прочтение! santa
0 # 17 марта 2012 в 18:09 +2
Мне очень жаль вашу "Нинку" Светлана...
Наверное она в своё время испытала что-то горькое и закрылась ото всех.Да ...таких людей очень много,они не пускают никого в свой внутренний мир,кажутся нам злыми,противными. А на самом деле внутри они как испуганные, плачущие дети...
buket4
С теплом...
Светлана Тен # 17 марта 2012 в 20:14 +1
Зачастую, так и есть, Лиля. Спасибо Вам buket3
Марина Беглова # 18 марта 2012 в 17:31 +1
Слова прощения нужны не Нинке. Ей уже там ничего не нужно. Они нужны тому, кто их сказал. Поздно, но они всё же были сказаны. Спасибо Вам, Светлана. Я теперь буду долго думать над этим Вашим рассказом. buket7
Светлана Тен # 18 марта 2012 в 18:48 +2
Спасибо, Марина за прочтение. Прощение, действительно, нужно обидевшим. А кто из нас не обижал? Попросить прощение-значит покаяться, стать лучше, очистить себя от обиды, от злости, укрепить веру в себя, в добродетель. buket3
Ситнянский Андрей # 24 марта 2012 в 17:47 +1
Молодец Светлана. Как в хорошем детективе вектор событий постоянно меняется и происходящее не отпускает ни на секунду. :)) Отлично.
Светлана Тен # 24 марта 2012 в 18:57 0
Спасибо, Андрей flower
юрий елистратов # 25 марта 2012 в 14:41 +1
Хороший и поучительный рассказ.
Мне нравиться ваш стиль изложения.
Очень хорошая концовка с глубоким психологическим анализом.
Жаль, что иногда обиду люди проносят через всю жизнь, мстя непричастным.
Видел, что вы просмотрели выдержку из моего романа про несчастных и
обиженных девочек - студенток.
Часто встречаются такие озлобленные женщины, которых в молодости обманули.
Может и ваша героиня из их числа.
Успехов в творчестве flo
Светлана Тен # 25 марта 2012 в 17:54 +1
Юрий, очень благодарна. Спасибо, что читаете smileded
Екатерина Балецкая # 31 марта 2012 в 20:56 +1
Очень, очень понравилось нет слов live1
Светлана Тен # 31 марта 2012 в 21:55 +1
Екатерина, а я найду слова: благодарю очень, очень smileded
Елена Разумова # 10 апреля 2012 в 14:19 +1
Этот рассказ я читала на другом сайте. Понравился очень. С удовольствием перечитала. Вещь сильная.
Спасибо, Светлана! buket3
Светлана Тен # 10 апреля 2012 в 14:54 +1
На минутку заглянула, а тут меня прочитали вдоль и поперек smileded Спасибо, Елена!
Павел Бармин # 13 апреля 2012 в 02:25 +2
Хорошая, крепкая проза. От души и для души. Вроде бы и тема не моя: детский сад, женский коллектив, разборки... Ан нет, читал не отрываясь. Как превосходно прописаны главные герои, их мироощущение, их отношения, отношение к детям, их понимание своего предназначения в воспитании и обучении детей. А драматичная развязка рассказа с христианским посылом чуть ли не послание к Коринфянам! Здорово, интересно, сочно и философично! Спасибо.
Светлана Тен # 13 апреля 2012 в 19:01 0
Спасибо, Павел! smileded
Петр Шабашов # 7 июня 2012 в 10:33 +2
Перечитал, Света... Ты настоящий мастер слова!
Светлана Тен # 7 июня 2012 в 13:03 0
Петя, благодарю очень-очень!
Марина Рахимова # 7 июня 2012 в 13:07 +1
Светлана, мне очень понравился рассказ. Замечательно! Все себе представляю, y Вас прекрасный слог.
Только маленькое замечание- в следующем предложении- не двойное отрицание ( ни-ни), а не при предлогах и союзах, , "не то...не то"

"Анька слушала, широко открыв глаза. Неонила посмотрела на меня пьяным и каким-то сложным взглядом, в котором было не то извинение, не то растерянность."
0 # 7 июня 2012 в 14:26 +1
Света, милая. спасибо за сильную вещь! Умница!
Светлана Тен # 7 июня 2012 в 19:09 +1
Пожалуйста. Даже и не знаю, кому ответила girlkiss
Evgeniy VEK # 7 июня 2012 в 16:00 +2
buket3
Светлана Тен # 7 июня 2012 в 19:10 +1
Евгений, благодарю! buket2
АБСОЛЮТ МЫСЛИ # 7 июня 2012 в 21:21 +1
отлично super
Светлана Тен # 7 июня 2012 в 22:01 +1
Спасибо, Имильян elka2
Алла Рыженко # 7 июня 2012 в 21:57 +1
Спасибо..............
Светлана Тен # 7 июня 2012 в 22:02 +2
Алла, вот это много-многоточие говорит о многом. Спасибо Вам! smileded
Алла Рыженко # 7 июня 2012 в 23:06 +1
Я знала, что Вы меня поймете правильно.
Анна Шухарева # 4 июля 2012 в 13:27 +2
Светлана, рассказ отличный, впрочем, как и все другие. И, главное, что почти у каждого в жизни встречалась такая "Нинка", теперь я буду более внимательней относиться к таким людям. Спасибо, очень понравился!
live1
Светлана Тен # 4 июля 2012 в 15:52 +2
Анечка, спасибо, солнышко. От твоих комментов тепло.
0 # 17 июля 2012 в 21:29 +2
Потрясающе... нет слов. Света, я просто промолчу. Финальные фразы дорогого стоят.
Светлана Тен # 18 июля 2012 в 06:03 +1
Танюша, спасибо огромнейшее! 38
Марочка # 21 июля 2012 в 13:15 +1
Всё сказано выше. И даже про "помолчать" и "нет слов". ))) Знакомлюсь уже с третьим твоим рассказом, Светочка - от всех в восторге. А Нионила.. Да-а.. Нионила.. Спасибо ей, что была в этой жизни.. flo
Светлана Тен # 21 июля 2012 в 16:07 +1
Марочка, благодарю сердечно. Считаю, что все события в жизни происходят не просто так. Каждое имеет смысл, подтекст.
А человек ведь имеет разум. Зачем? Видимо, человек должен научиться жить с любовью в сердце, в ладу с самим собой.
Это, порой, не так просто бывает.
Бамбарбия Кергуду # 21 июля 2012 в 13:29 +1
Иногда, мы просто говорим...зло говрим, остервенело, иногда с радостью и любовью...Но всегда надо помнить, что ВОРОТА могут быть открыты и тебя услышат. А люди болтают безумоку и почти сразу забывают о том, что сказали , да и о чем просили тоже не помнят, потому что не верят.А Пространство уже тошнит от всего этого разнообразия и оно изрыгивает из себя все наше дерьмо, раня, иногда, убивая....Но по другому многия людие не могут постичь науку ЖИЗНЬ, в основе которой ЛЮБОВЬ.

Мне очень понравилось. Спасибо!
Светлана Тен # 21 июля 2012 в 16:10 +1
Лефара, спасибо Вам! А слова, действительно, материальны. Словом можно убить или спасти.
Нам надо научиться принимать людей, научиться прощать и каяться, научиться любить.
Сергей Пивовар # 21 июля 2012 в 21:02 0
supersmile
Светлана Тен # 21 июля 2012 в 21:36 +1
Спасибо, Сергей! buket1
Владлена Денисова # 22 июля 2012 в 03:00 0
Читала Ваш рассказ, Светлана,
и как будто в молодость свою вернулась!
Мне работа в детском саду известна не понаслышке.
Живя в гарнизонах, приходилось там работать,
правда, музработником.
Я согласна с ЛГ, что одинокие люди очень часто замыкаются в себе,
многие озлобляются.
Но нужно как можно чаще говорить людям добрые слова!
Светлана Тен # 22 июля 2012 в 13:52 +1
Владленочка, благодарю сердечно!
Наталия Казакова # 12 августа 2012 в 21:00 +1
Это самый тяжелый труд - прощать. Не у каждого получается. Светлана, у Вас прекрасный стиль, очень характерный, яркие сюжеты. Прочла пока только несколько Ваших рассказов - все очень нравится! best Обязательно наведаюсь ещё.
Светлана Тен # 12 августа 2012 в 21:39 +1
Это Вы правильно заметили, Наталья: прощать могут не все
Прощать может только человек сильный духом.
Чтобы научиться прощать, нужно работать над собой без устали, самоотверженно.
Спасибо Вам за отзыв. И добро пожаловать на мои страницы.
Андрей Мараков # 1 октября 2012 в 21:04 +1
Замечательно, Светлана!.. Не мог оторваться до самого конца... elka2
Светлана Тен # 1 октября 2012 в 21:25 0
Спасибо, Андрей. Это один из моих любимых рассказов. Очень быстро написался.
Сюжет в голове как-то сразу нарисовался, только успевала записывать.
Евгения Чернышёва # 12 октября 2012 в 17:39 0
Спасибо Вам за такой рассказ. Настоящий.
Светлана Тен # 12 октября 2012 в 20:27 0
Евгения, спасибо Вам за такой отзыв! Ключевое слово в этом комментарии "настоящий".
Благодарю. buket1
Зинаида Кац # 1 ноября 2012 в 13:48 +1
Сюжет хороший, сама я бывшая воспитательница детского сада. Я понимаю и принимаю всё вами описанное. Странно, но вы пишите так как говорили бы или рассказывали подругам. Речевые штампы - их так много.Не обижайтесь на меня вы не плохо пишите, только надо над своими рассказами либо работать, отрабатывая каждое предложение, либо стараться почитывать классическую литературу, с хорошим русским языком.
Светлана Тен # 1 ноября 2012 в 14:49 0
Спасибо, Зинаида, за отзыв. Будьте уверены, я не только "почитываю" классическую литературу, мне даже приходилось её преподавать) А стили повествования бывают разными. Здесь я выбрала такой - "близкий к народу".
Удачи !
Татьяна Шереметева # 6 ноября 2012 в 02:01 +1
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Светлана Тен # 6 ноября 2012 в 05:16 +1
Спасибо, Татьяна!
Сергей Сухонин # 14 ноября 2012 в 12:49 +1
Рассказ удивительно жизненный получился. В сегодняшней жизни огромное число людей, даже окруженные родственниками, чувствуют свое одиночество. Просто забыли многие элементарные вещи, которые еще лет двадцать назад были естествеными...А дети всегда непосредственны и не умеют врать. Пока еще дети...
Светлана Тен # 14 ноября 2012 в 17:55 0
Сергей, всегда безумно приятно автору, когда читатель улавливает самую суть произведения.
Вы как раз из таких читателей. Спасибо Вам!
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 5 января 2013 в 02:33 +1
super Сильно и глубоко.
Светлана Тен # 5 января 2013 в 11:27 0
Спасибо большое, Юрий! t7211
Марина Попенова # 23 июля 2015 в 10:58 +1
Светочка, потрясающе сильный волнующий жизненный рассказ. Дойдя до финала я разревелась. Никогда не надо желать человеку зла, даже если этот человек - твой враг, как говорится, Бог нам всем судья... Неонила не то, чтоб плохая она хорошая и настоящая она, наверное, была на том новогоднем корпоративе, а на работе она - строгая мегера, но это её маска, а не истинное лицо. Меня тревожит мысль, что Лена теперь так и будет жить, с чувством вины, что намоленное ею желание сбылось. Спасибо, Света, Вам большое за эту историю, которая заставляет каждого читателя подумать, а всегда ли справедливы мы к окружающим и надо ли прощать??...
Светлана Тен # 24 июля 2015 в 07:50 0
Спасибо за отзыв, Марина! Отрадно писателю, когда читатель рассуждает над вопросом, поднятым в произведении.