ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Ничего необычного

 

Ничего необычного

19 декабря 2012 - Зинаида Маркина

 НИЧЕГО НЕОБЫЧНОГО


В приморском городе семью Козыревых считали образцовой. Анатолий Иванович, врач от Бога, был главврачом местной больницы, а его супруга Фрида Моисеевна – преподавателем в медицинском училище. Они учились раньше в одном классе, и Фрида была самой красивой девчонкой. Путь к соединению этих двух судеб оказался непростым. Семья Фриды соблюдала еврейские традиции, появление русского зятя им было не по вкусу. Но Толя сделал все, чтобы понравиться будущим родственникам, это у него получилось.
Молодые через год обзавелись доченькой Ирочкой. Прошли годы… Ирочка выросла, окончила институт, стала экономистом. В ней не было материнской красоты, она во всем походила на отца, но в ней была «изюминка», которая отличала ее от подружек.
Поклонниками Ирочка обижена не была, но семью решила создать с Сергеем Ратнером, педантичный и аккуратный немец казался ей идеалом мужчины. Молодая семья жила дружно: ни ссор, ни скандалов. Ира оказалась хорошей хозяйкой, ее кулинарные способности проявились во всей красе. А вскоре родился Артур, пухленький глазастый малыш. Бабушки и дедушки были без ума от внука. Когда Артурке исполнился год, Ратнеры, поволжские немцы, решились на переезд в Германию, звали молодую семью с собой. Ира воспротивилась: родители мамы Блюма и Моисей были расстреляны немцами, разве она могла уехать туда, где живут палачи? Так и сказала. Ратнерам это не понравилось, они уговорили Сергея ехать с ними.
- Я съезжу, посмотрю, а там решим, -сказал Сергей.
- Зачем это делать? Я уже все решила.
-Подумай, я позвоню,- и он уехал с родителями.
Ирина осталась с сыном у родителей. С внуком занималась Фрида Моисеевна, парнишка рос шустрым, но разумным и ласковым. Сергей позвонил пару раз… и все. Посылал посылочки с одеждой для мальчика, а вскоре и они перестали приходить. А затем пришло письмо, в котором Сергей просил развод, писал, что женится на Гизеле, местной девушке. Ира не обиделась, значит, такая у нее судьба, проживет и без него. 
Жизнь мелькала, как кадры в немом кино, незаметно прошло несколько лет. Ира ни с кем не встречалась: боялась снова ошибиться. Увлеклась знакомствами и перепиской по компьютеру. Часто переписывалась со Славой из Карпинска, интересным собеседником, он много знал, от него исходило пусть виртуальное, но тепло. А ей его так не хватало! Ира решила, что Слава тот человек, который ей нужен. Молодая женщина пригласила его в гости. Слава ответил, что сейчас приехать не может, недавно купил машину и гараж, если через годик… Но Ирине ждать не хотелось, ей так не хватало мужского внимания. Фотографию Слава не выслал, сказал, что у него нет удачного снимка, который бы нравился. Жаль… Одинокими ночами она представляла его, высокого, красивого, ласкового… Вот он обнимает ее, целует… Нет, нет, она должна скорее увидеть свою судьбу. Долго уговаривала Славу принять от нее небольшую сумму для покупки билета в приморский город. Он сказал , что терпеть не может альфонсов, живущих за чужой счет. Но Ирине удалось его уговорить, он с трудом согласился, сказал, что при первой возможности отдаст эти деньги с лихвой. Тайком от родителей она выслала деньги на адрес, указанный Славой, и стала ждать. К его приезду купила красивое васильковое платье, лодочки на шпильке. Ирина в полной красе продемонстрировала свои кулинарные изыски.

Он появился как раз к обеду. Дверь открыла Фрида Моисеевна. На пороге стоял плохо одетый, маленького роста парнишка, худенький и коротко остриженный. Снял старенькие поношенные ботинки, по квартире пошел запах застарелого пота.
-Простите, ради Христа, - сказал парень, - долго в поезде ехал, я сейчас помою ноги.
- Ничего страшного, - сказала Ира, - вот тебе полотенце, тапочки, можешь принять душ.
Фрида Моисеевна, ни слова не говоря, ушла к соседке. Слава и Ира остались одни. За обедом Ирина вглядывалась в своего избранника: глаза у него голубые, красивые, вот ростом мал, худенький очень, кожа да кости… Ничего, мал золотник, да дорог. Она пыталась себя убедить, что этот парень – то, что ей нужно.
- А ты хорошо готовишь. Особенно, мясные блюда, - Слава с аппетитом поглощал все, что было на столе,- Я сам редко готовлю, все по столовкам, работаю много. Ты не смотри, что я плохо одет, в лесу работаю, там наряжаться некуда, впрочем, не обучился я одеваться, я же писал тебе, что мои родители были начальниками крупными, в авиакатастрофе погибли. Сирота я, с малых лет один, - глаза Славы увлажнились. Это ускорило Ирино решение быть рядом с ним.
Ее пронизывала жалость, хотелось приласкать несчастного и обогреть, сделать счастливым.
- Думаю, Славочка, что скоро ты не будешь один.
-Надеюсь. Но я и сейчас неплохо живу. На работе уважают, я – начальник пилорамы, зарабатываю хорошо, вот машину купил, «Жигули»- последнюю модель. А вот любимой у меня не было, теперь вот тебя встретил. Учиться пойду в институт, работать устроюсь, и заживем, Ирочка! Не переживай, я верный, маленький, зато удаленький. Я тебя от всех жизненных трудностей уберегу, роднуля.
Ира уж не обращала внимания ни на его внешний вид, ни на наколки на теле, которые сначала поразили ее.
- Слава, а почему у тебя
столько наколок?
- Это результаты моего сиротства. Некому было за мной смотреть, девочка.
Вечером, когда Ира и Слава отправились спать, Фрида Моисеевна укладывала спать внука.
- Бабуля, - сказал малыш, - мне этот дядя Слава не нравится, я не хочу, чтобы он был моим папой.
- Почему, Артошка?
- Глаза у него злые, как у волка.
- Он же тебе улыбался.
- Нет, бабуля, он улыбался, а глаза сердитые.
Через неделю Ирина и Вячеслав поспешно зарегистрировали свой брак, помогла подруга, работавшая в ЗАГСе.
- Женуля, отпуск кончится, я уволюсь и приеду к тебе насовсем на собственных «Жигулях». Подыскивай гараж для машины, дорогая, поближе к дому.
Отпуск Славы должен был закончиться через две недели, но через несколько дней после свадьбы молодой не пришел ночевать. Ирина не спала всю ночь, побежала в милицию. Заявление приняли только через три дня.
Целую неделю не было никаких вестей о Славе, Ира плакала, боялась, что его нет в живых: мало ли бандитов в городе, а он такой незащищенный. Во вторник позвонил следователь Смирнов и вызвал Ирину в отделение милиции.
- Не переживайте,- сказал майор, - ваш супруг жив и здоров. Здоровее быть не может.
- А где он?
- Там, где и положено ему быть.Как говаривал известный Глеб Жеглов «вор должен сидеть в тюрьме». Он – вор, сбежал из колонии. Проверьте дома, не пропало ли что? И еще: ваш брак недействителен. Его зовут не Вячеслав Зырянов, как записано в его «липовых» документах. Станислав Любченко – рецидивист и брачный аферист.
- Вы что-то спутали, у него в Карпинске даже Интернет есть.
- Он там, в Карпинске, никогда не был, в Свердловске сидел, а переписывался с вами тюремный охранник, его Вячеславом зовут, он и рассказал о вас Любченко. Проверим, не помог ли он ему устроить побег.
На ватных ногах Ира прибежала домой, стала пересматривать вещи. Не было трофейных золотых часов и бриллиантовых
сережек, подаренных Ирине мамой, миниатюры 17 века, не хватало еще многих ценных вещей. Пропали деньги, которые Анатолий Иванович копил на покупку для дочери квартиры и беспечно хранил в ящике письменного стола, пропал и пистолет – семейная реликвия Козыревых.
Узнав обо всем этом, Анатолий Иванович с инсультом попал в больницу, а через несколько дней скончался. Весь город вышел провожать любимого доктора: авторитет его был очень высок.
В семье Козыревых наступил траур. Красавица Фрида Моисеевна заметно постарела, а Ирина пристрастилась к спиртному. Артур был полностью в распоряжении бабушки. Восьмого марта Ира, выпившая больше обычного, пригласила сотрудников продолжить вечеринку у себя на даче. За ней стал ухаживать молодой парень, новый сотрудник. Он был намного моложе Ирины, но приглашал танцевать только ее и красиво ухаживал за ней. Утром Олег Голубев и Ирина проснулись в одной постели и больше не расставались. Их отношения завершились браком. Ира была счастлива, семья у них получилась хорошая, Олег и Артур поладили между собой. Одно огорчало: Инна Васильевна, мама Олега, была категорически против этого брака, она считала, что Олег должен найти молодую красивую девушку, а не тетку с ребенком, да еще и в возрасте…Олег переживал, но сделать ничего не смог, мама настаивала на разводе. Вскоре с ней случилось несчастье: Инна Васильевна попала под машину, переходя оживленный перекресток, и погибла. Олег обвинял во всем себя, плакал, не стесняясь. Похоронили ее невдалеке от Анатолия Ивановича.
Видя, как горюет муж, Ира сказала: 
- Я рожу тебе дочь Инночку, хочешь, милый?
- Очень. 
Инночка родилась в сентябре: крепенькая, горластая, похожая на Олега. После родов Ирина расцвела, похорошела. Артур любил возиться с малышкой, после уроков гулял с ней: это была его обязанность. Ему доверяли: парень серьезный, учится в математическом классе. От немецких родственников ему досталась педантичность и аккуратность, лицом он стал похож на покойного деда.
Летом приезжал друг Анатолия Ивановича Наум, он жил в Израиле. Три года назад он овдовел и предложил руку и сердце Фриде Моисеевне:
-Фридочка, мы давно знакомы, уже немолоды, может, нам соединиться на старости лет и доживать век вместе?
Но Фрида была привязана к семье дочери, а те уезжать никуда не хотели, так и уехал Наумушка ни с чем. Самым большим противником отъезда стал Олег.
- Я не могу уехать от маминой могилы,- сказал Олег, - я чувствую себя виноватым в ее смерти.
- Как хочешь, Олежа, я тоже туда не рвусь, - сообщила Ира, - Мама, ты можешь устроить свою судьбу, я не против.
Фрида Моисеевна промолчала, и все снова завертелось, закрутилось. Прошло три года, Инночка уже подросла, знала много стихов и песенок. Олег а ней души не чаял, но и приемного сына не обижал.
Как-то Ирина встретила подругу, с которой учились в институте. Женщины обрадовались, решили зайти в кафе – мороженое. Сели в уголочек, сделали заказ… Неожиданно Ирина бросила взгляд в сторону. Она увидела Олега, обнимавшегося и целовавшегося с ярко накрашенной молодой девушкой.
-На кого ты смотришь? – спросила подруга.
- Это мой муж, а с ним девица.
- Может, просто знакомая?
- Со знакомыми не целуются взасос.
Расставание было скорым, Олег ушел к своей новой подруге, у Иры попросил разрешения видеться с дочкой. Сначала он забегал к ребенку часто, а после рождения близнецов, стал заходить очень редко. Звонил, говорил, что с малышами много забот…
Ирина привыкала жить без него, все свое внимание и любовь уделяя детям. Огорчало лишь то, что дочку в новой семье Олега тоже назвали Инной.
Снова приехал Наум Иосифович, уговаривал семью уехать в Израиль, наконец, они решились. Фрида и Наум стали жить вместе, у них было много общего, незабываемый Толенька не стоял между ними, а , наоборот, объединял. Ирина вплотную занялась изучением иврита, ей это удалось. Повезло и с работой: окончила бухгалтерские курсы, устроилась по специальности. Только любимого человека рядом не было, видно, такая ее судьба. Ира старалась не думать о своей личной жизни, жила так, как могла.
Однажды Белла, соседка, пригласила ее на концерт скрипача Давида Жаровского. Давно нигде не бывавшая, Ира пошла с радостью. Музыкант играл виртуозно, с душой. Ирина подняла на него глаза, чтобы рассмотреть: на сцене стоял лучший друг ее первого мужа Сергея Димка Бляхер – рыжий и даже такой же вихрастый, как в юности.
После концерта Ирина зашла за кулисы, чтобы перекинуться парой слов со старым знакомым. Она боялась: вдруг Димка стал другим, но ей повезло: старый приятель, как прежде, кинулся ей на шею.
- Дима, ты почему называешься не своим именем?
- Своим. Мама хотела назвать меня Давидом в честь деда, но в России имя это не в почете. Так что имя я поменял сразу же, как приехал в страну. А вот фамилия… Фамилия это ненастоящая, такую фамилию носила моя жена.
- Ее нет в живых?
- Ну что ты, жива и здорова, со мной ее нет. Не нравится ей мой концертный образ жизни, мало ей внимания уделял. Ты как?
- Одна, с двумя детьми и мамой. Со вторым мужем тоже не сложилось.
- Плохо… Ты про Сергея знаешь?
- Что?
- Умер Сергей. Погиб от передозировки, Гизела сделала его наркоманом, сам виноват.
- Жалко, Серега был хороший парень, это его мать с ума свела. В Германию увезла, а там не уберегла.
- Теперь одна, отец тоже умер. Хватит о грустном. Ира. У меня плотный концертный график, но я очень хочу с тобой пообщаться, признаюсь, ты в юности мне очень нравилась. Правда.
- Где встретимся?
- Давай завтра в семь у фонтана, сможешь?
-Конечно, Дима.
Дома Ирина рассказала маме про смерть Сергея, про их разговор с Димой. Мама слушала внимательно, улыбалась и думала: «Все ли у моей доченьки будет хорошо?» И сама себе мысленно ответила: «А вот этого не знает никто, даже сам Господь Бог».

© Copyright: Зинаида Маркина, 2012

Регистрационный номер №0103246

от 19 декабря 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0103246 выдан для произведения:

 НИЧЕГО НЕОБЫЧНОГО


В приморском городе семью Козыревых считали образцовой. Анатолий Иванович, врач от Бога, был главврачом местной больницы, а его супруга Фрида Моисеевна – преподавателем в медицинском училище. Они учились раньше в одном классе, и Фрида была самой красивой девчонкой. Путь к соединению этих двух судеб оказался непростым. Семья Фриды соблюдала еврейские традиции, появление русского зятя им было не по вкусу. Но Толя сделал все, чтобы понравиться будущим родственникам, это у него получилось.
Молодые через год обзавелись доченькой Ирочкой. Прошли годы… Ирочка выросла, окончила институт, стала экономистом. В ней не было материнской красоты, она во всем походила на отца, но в ней была «изюминка», которая отличала ее от подружек.
Поклонниками Ирочка обижена не была, но семью решила создать с Сергеем Ратнером, педантичный и аккуратный немец казался ей идеалом мужчины. Молодая семья жила дружно: ни ссор, ни скандалов. Ира оказалась хорошей хозяйкой, ее кулинарные способности проявились во всей красе. А вскоре родился Артур, пухленький глазастый малыш. Бабушки и дедушки были без ума от внука. Когда Артурке исполнился год, Ратнеры, поволжские немцы, решились на переезд в Германию, звали молодую семью с собой. Ира воспротивилась: родители мамы Блюма и Моисей были расстреляны немцами, разве она могла уехать туда, где живут палачи? Так и сказала. Ратнерам это не понравилось, они уговорили Сергея ехать с ними.
- Я съезжу, посмотрю, а там решим, -сказал Сергей.
- Зачем это делать? Я уже все решила.
-Подумай, я позвоню,- и он уехал с родителями.
Ирина осталась с сыном у родителей. С внуком занималась Фрида Моисеевна, парнишка рос шустрым, но разумным и ласковым. Сергей позвонил пару раз… и все. Посылал посылочки с одеждой для мальчика, а вскоре и они перестали приходить. А затем пришло письмо, в котором Сергей просил развод, писал, что женится на Гизеле, местной девушке. Ира не обиделась, значит, такая у нее судьба, проживет и без него. 
Жизнь мелькала, как кадры в немом кино, незаметно прошло несколько лет. Ира ни с кем не встречалась: боялась снова ошибиться. Увлеклась знакомствами и перепиской по компьютеру. Часто переписывалась со Славой из Карпинска, интересным собеседником, он много знал, от него исходило пусть виртуальное, но тепло. А ей его так не хватало! Ира решила, что Слава тот человек, который ей нужен. Молодая женщина пригласила его в гости. Слава ответил, что сейчас приехать не может, недавно купил машину и гараж, если через годик… Но Ирине ждать не хотелось, ей так не хватало мужского внимания. Фотографию Слава не выслал, сказал, что у него нет удачного снимка, который бы нравился. Жаль… Одинокими ночами она представляла его, высокого, красивого, ласкового… Вот он обнимает ее, целует… Нет, нет, она должна скорее увидеть свою судьбу. Долго уговаривала Славу принять от нее небольшую сумму для покупки билета в приморский город. Он сказал , что терпеть не может альфонсов, живущих за чужой счет. Но Ирине удалось его уговорить, он с трудом согласился, сказал, что при первой возможности отдаст эти деньги с лихвой. Тайком от родителей она выслала деньги на адрес, указанный Славой, и стала ждать. К его приезду купила красивое васильковое платье, лодочки на шпильке. Ирина в полной красе продемонстрировала свои кулинарные изыски.

Он появился как раз к обеду. Дверь открыла Фрида Моисеевна. На пороге стоял плохо одетый, маленького роста парнишка, худенький и коротко остриженный. Снял старенькие поношенные ботинки, по квартире пошел запах застарелого пота.
-Простите, ради Христа, - сказал парень, - долго в поезде ехал, я сейчас помою ноги.
- Ничего страшного, - сказала Ира, - вот тебе полотенце, тапочки, можешь принять душ.
Фрида Моисеевна, ни слова не говоря, ушла к соседке. Слава и Ира остались одни. За обедом Ирина вглядывалась в своего избранника: глаза у него голубые, красивые, вот ростом мал, худенький очень, кожа да кости… Ничего, мал золотник, да дорог. Она пыталась себя убедить, что этот парень – то, что ей нужно.
- А ты хорошо готовишь. Особенно, мясные блюда, - Слава с аппетитом поглощал все, что было на столе,- Я сам редко готовлю, все по столовкам, работаю много. Ты не смотри, что я плохо одет, в лесу работаю, там наряжаться некуда, впрочем, не обучился я одеваться, я же писал тебе, что мои родители были начальниками крупными, в авиакатастрофе погибли. Сирота я, с малых лет один, - глаза Славы увлажнились. Это ускорило Ирино решение быть рядом с ним.
Ее пронизывала жалость, хотелось приласкать несчастного и обогреть, сделать счастливым.
- Думаю, Славочка, что скоро ты не будешь один.
-Надеюсь. Но я и сейчас неплохо живу. На работе уважают, я – начальник пилорамы, зарабатываю хорошо, вот машину купил, «Жигули»- последнюю модель. А вот любимой у меня не было, теперь вот тебя встретил. Учиться пойду в институт, работать устроюсь, и заживем, Ирочка! Не переживай, я верный, маленький, зато удаленький. Я тебя от всех жизненных трудностей уберегу, роднуля.
Ира уж не обращала внимания ни на его внешний вид, ни на наколки на теле, которые сначала поразили ее.
- Слава, а почему у тебя
столько наколок?
- Это результаты моего сиротства. Некому было за мной смотреть, девочка.
Вечером, когда Ира и Слава отправились спать, Фрида Моисеевна укладывала спать внука.
- Бабуля, - сказал малыш, - мне этот дядя Слава не нравится, я не хочу, чтобы он был моим папой.
- Почему, Артошка?
- Глаза у него злые, как у волка.
- Он же тебе улыбался.
- Нет, бабуля, он улыбался, а глаза сердитые.
Через неделю Ирина и Вячеслав поспешно зарегистрировали свой брак, помогла подруга, работавшая в ЗАГСе.
- Женуля, отпуск кончится, я уволюсь и приеду к тебе насовсем на собственных «Жигулях». Подыскивай гараж для машины, дорогая, поближе к дому.
Отпуск Славы должен был закончиться через две недели, но через несколько дней после свадьбы молодой не пришел ночевать. Ирина не спала всю ночь, побежала в милицию. Заявление приняли только через три дня.
Целую неделю не было никаких вестей о Славе, Ира плакала, боялась, что его нет в живых: мало ли бандитов в городе, а он такой незащищенный. Во вторник позвонил следователь Смирнов и вызвал Ирину в отделение милиции.
- Не переживайте,- сказал майор, - ваш супруг жив и здоров. Здоровее быть не может.
- А где он?
- Там, где и положено ему быть.Как говаривал известный Глеб Жеглов «вор должен сидеть в тюрьме». Он – вор, сбежал из колонии. Проверьте дома, не пропало ли что? И еще: ваш брак недействителен. Его зовут не Вячеслав Зырянов, как записано в его «липовых» документах. Станислав Любченко – рецидивист и брачный аферист.
- Вы что-то спутали, у него в Карпинске даже Интернет есть.
- Он там, в Карпинске, никогда не был, в Свердловске сидел, а переписывался с вами тюремный охранник, его Вячеславом зовут, он и рассказал о вас Любченко. Проверим, не помог ли он ему устроить побег.
На ватных ногах Ира прибежала домой, стала пересматривать вещи. Не было трофейных золотых часов и бриллиантовых
сережек, подаренных Ирине мамой, миниатюры 17 века, не хватало еще многих ценных вещей. Пропали деньги, которые Анатолий Иванович копил на покупку для дочери квартиры и беспечно хранил в ящике письменного стола, пропал и пистолет – семейная реликвия Козыревых.
Узнав обо всем этом, Анатолий Иванович с инсультом попал в больницу, а через несколько дней скончался. Весь город вышел провожать любимого доктора: авторитет его был очень высок.
В семье Козыревых наступил траур. Красавица Фрида Моисеевна заметно постарела, а Ирина пристрастилась к спиртному. Артур был полностью в распоряжении бабушки. Восьмого марта Ира, выпившая больше обычного, пригласила сотрудников продолжить вечеринку у себя на даче. За ней стал ухаживать молодой парень, новый сотрудник. Он был намного моложе Ирины, но приглашал танцевать только ее и красиво ухаживал за ней. Утром Олег Голубев и Ирина проснулись в одной постели и больше не расставались. Их отношения завершились браком. Ира была счастлива, семья у них получилась хорошая, Олег и Артур поладили между собой. Одно огорчало: Инна Васильевна, мама Олега, была категорически против этого брака, она считала, что Олег должен найти молодую красивую девушку, а не тетку с ребенком, да еще и в возрасте…Олег переживал, но сделать ничего не смог, мама настаивала на разводе. Вскоре с ней случилось несчастье: Инна Васильевна попала под машину, переходя оживленный перекресток, и погибла. Олег обвинял во всем себя, плакал, не стесняясь. Похоронили ее невдалеке от Анатолия Ивановича.
Видя, как горюет муж, Ира сказала: 
- Я рожу тебе дочь Инночку, хочешь, милый?
- Очень. 
Инночка родилась в сентябре: крепенькая, горластая, похожая на Олега. После родов Ирина расцвела, похорошела. Артур любил возиться с малышкой, после уроков гулял с ней: это была его обязанность. Ему доверяли: парень серьезный, учится в математическом классе. От немецких родственников ему досталась педантичность и аккуратность, лицом он стал похож на покойного деда.
Летом приезжал друг Анатолия Ивановича Наум, он жил в Израиле. Три года назад он овдовел и предложил руку и сердце Фриде Моисеевне:
-Фридочка, мы давно знакомы, уже немолоды, может, нам соединиться на старости лет и доживать век вместе?
Но Фрида была привязана к семье дочери, а те уезжать никуда не хотели, так и уехал Наумушка ни с чем. Самым большим противником отъезда стал Олег.
- Я не могу уехать от маминой могилы,- сказал Олег, - я чувствую себя виноватым в ее смерти.
- Как хочешь, Олежа, я тоже туда не рвусь, - сообщила Ира, - Мама, ты можешь устроить свою судьбу, я не против.
Фрида Моисеевна промолчала, и все снова завертелось, закрутилось. Прошло три года, Инночка уже подросла, знала много стихов и песенок. Олег а ней души не чаял, но и приемного сына не обижал.
Как-то Ирина встретила подругу, с которой учились в институте. Женщины обрадовались, решили зайти в кафе – мороженое. Сели в уголочек, сделали заказ… Неожиданно Ирина бросила взгляд в сторону. Она увидела Олега, обнимавшегося и целовавшегося с ярко накрашенной молодой девушкой.
-На кого ты смотришь? – спросила подруга.
- Это мой муж, а с ним девица.
- Может, просто знакомая?
- Со знакомыми не целуются взасос.
Расставание было скорым, Олег ушел к своей новой подруге, у Иры попросил разрешения видеться с дочкой. Сначала он забегал к ребенку часто, а после рождения близнецов, стал заходить очень редко. Звонил, говорил, что с малышами много забот…
Ирина привыкала жить без него, все свое внимание и любовь уделяя детям. Огорчало лишь то, что дочку в новой семье Олега тоже назвали Инной.
Снова приехал Наум Иосифович, уговаривал семью уехать в Израиль, наконец, они решились. Фрида и Наум стали жить вместе, у них было много общего, незабываемый Толенька не стоял между ними, а , наоборот, объединял. Ирина вплотную занялась изучением иврита, ей это удалось. Повезло и с работой: окончила бухгалтерские курсы, устроилась по специальности. Только любимого человека рядом не было, видно, такая ее судьба. Ира старалась не думать о своей личной жизни, жила так, как могла.
Однажды Белла, соседка, пригласила ее на концерт скрипача Давида Жаровского. Давно нигде не бывавшая, Ира пошла с радостью. Музыкант играл виртуозно, с душой. Ирина подняла на него глаза, чтобы рассмотреть: на сцене стоял лучший друг ее первого мужа Сергея Димка Бляхер – рыжий и даже такой же вихрастый, как в юности.
После концерта Ирина зашла за кулисы, чтобы перекинуться парой слов со старым знакомым. Она боялась: вдруг Димка стал другим, но ей повезло: старый приятель, как прежде, кинулся ей на шею.
- Дима, ты почему называешься не своим именем?
- Своим. Мама хотела назвать меня Давидом в честь деда, но в России имя это не в почете. Так что имя я поменял сразу же, как приехал в страну. А вот фамилия… Фамилия это ненастоящая, такую фамилию носила моя жена.
- Ее нет в живых?
- Ну что ты, жива и здорова, со мной ее нет. Не нравится ей мой концертный образ жизни, мало ей внимания уделял. Ты как?
- Одна, с двумя детьми и мамой. Со вторым мужем тоже не сложилось.
- Плохо… Ты про Сергея знаешь?
- Что?
- Умер Сергей. Погиб от передозировки, Гизела сделала его наркоманом, сам виноват.
- Жалко, Серега был хороший парень, это его мать с ума свела. В Германию увезла, а там не уберегла.
- Теперь одна, отец тоже умер. Хватит о грустном. Ира. У меня плотный концертный график, но я очень хочу с тобой пообщаться, признаюсь, ты в юности мне очень нравилась. Правда.
- Где встретимся?
- Давай завтра в семь у фонтана, сможешь?
-Конечно, Дима.
Дома Ирина рассказала маме про смерть Сергея, про их разговор с Димой. Мама слушала внимательно, улыбалась и думала: «Все ли у моей доченьки будет хорошо?» И сама себе мысленно ответила: «А вот этого не знает никто, даже сам Господь Бог».

Рейтинг: +1 298 просмотров
Комментарии (2)
0 # 19 декабря 2012 в 20:35 0
Грустно и светло. Жизнь такие коллизии выдает.... Спасибо, Зиночка!
Зинаида Маркина # 19 декабря 2012 в 20:41 0
Спасибо, это один из первых моих рассказов elka2