ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Назад... в Будущее

 

Назад... в Будущее

17 декабря 2011 - Валентин Пономаренко

                                                     Валентин Пономаренко

 



                                   Назад... в Будущее 

 


                                         Рассказ              

 

 

 

 

                 Той юной и далёкой посвящаю я этот рассказ

 



                                                                                         - Ты очень далеко?
                                                                                         - Ну да.
                                                                                         - А между нами что?
                                                                                         - Года...
                                                                                         - Прости меня за все.
                                                                                         - Забудь.
                                                                                         - Ты плачешь по ночам?
                                                                                         - Чуть-чуть.
                                                                                         - А хочешь, прилечу?
                                                                                         - Хочу.
                                                                                         - Скорее засыпай, лечу.
                                                                                         - Возьми с собой чуть-чуть любви.

                                                                                        - Возьму, ты только очень жди…

                                                                          - Просто заходи, ты ко мне во сне, в гости…

 

                                                                                                     Ирина Круг и Алексей Брянцев

 

 

 «Не бойтесь кого-то потерять. Вы не потеряете того, кто нужен вам по жизни. Теряются те, кто послан вам для опыта. Остаются те, кто послан вам Судьбой»

 

                                                                                                              Габриэль Г. Маркес

 

 

   В те далёкие, далёкие времена, когда Илья Муромец, ещё только сидел на печи, а великий Александр Невский топил крестоносцев в Чудском озере. Когда не менее великий  Дмитрий Донской через много лет, после этого потопа, избавлял Русь от татаро-монгольского ига, люди знакомились и женились довольно просто и обыденно…

   Кто-то жил вместе на одной деревенской или городской улице, кто-то вместе молился в церкви, кого-то сватали свахи, а кто и просто – женился по пьянке. Но, только благодаря таким знакомствам и бракам, продолжалась, как жизнь, так и история нашей страны, поскольку после этого на Свет Божий появлялись дети, которые, вырастая, знакомились тоже. Потом  уже они женились и, двигаясь в нужном направлении эта, неистребимая генетическая спираль, устремлялась в будущее, добежав, наконец, и до наших дней. И как пелось в одной песне:

   «Вот она, какая первая любовь.

   Мы жили по соседству,

   Встречались просто так.

   Любовь коснулась сердца,

   Сама не знаю, как?».  

   Вот и я не могу понять, как? Песню не обманешь.

   Наши дни, в сфере знакомств, конечно, уже отличались от средневекового прошлого, ведь цивилизация, хотя и медленно, но развивалась. И семимильными шагами возросли, как возможности, так и количество мест, где с некоторой долей Удачи, можно было встретить ту единственную и неповторимую, которая в перспективе могла подарить тебе  сказочную любовь, огромное счастье, после счастья - детей и тихую семейную жизнь в безбедной старости.

   Четвёртого июня 1974 года в одной семье родился ребёнок. Родители, в отличие от многих, мечтали только о девочке, и в благодарность за столь ожидаемый подарок, назвали доченьку Лизонькой, в честь императрицы Елизаветы, да и «Барышни-крестьянки» Пушкина, чьё имя тоже было Лиза, окружив новорожденную огромной любовью, заботой и вниманием.

   Прошли годы, детей в семье больше не прибавилось, и родительская любовь сосредоточилась только на Лизе, предоставив ей все возможности, как прекрасного детства, так и чудес школьных лет. Ведь школьные годы чудесные.… Но! Как они быстро летят!

   Окончив школу с Золотой медалью, Лиза поступила в университет и в полной мере вкусила счастье студенческой жизни. 

   Однако, перед тем, как нырнуть в описание университетских лет студентки, отличницы, спортсменки, комсомолки, наконец…

   Стоп! Комсомола к тому времени уже не было, а вот просто красавица, была! И какая!!! Давайте отвлечёмся от предстоящего чтения возрастающих страниц и поговорим о девушке, которую и Природа, и родители одарили такой восхитительной красотой, о которой можно было только мечтать (другим девушкам, да и потенциальным женихам тоже).

   Стройная, строгая фигура, безукоризненное, словно точёное, древнегреческое лицо. Чёрные волосы, уложенные красивой укладкой, а ночью закрывающие всю подушку плывущими локонами. Тонкие, нежные пальчики, красивые ножки, пышная грудь и огромные, сияющие глаза, обрамлённые такими же пышными ресницами, дополненные маленькими ямочками на щеках, вызывали умопомрачительное восхищение каждого,

только ещё бросившего первый взгляд на Лизоньку.

   Да и все последующие взгляды, даже длящиеся бесконечно долго, нисколько не угасали рядом с этой, поистине, прекрасной женщиной.

   Дружить с такой красавицей мечтали многие, а уж любить, так этих было немерено! Она  с радостью знакомилась. Были дорогие подруги, были в друзьях и ребята, но дружба с мужской половиной никогда не выходила за рамки, определённые ею самой, и это многим не нравилось, что непременно вызывало злость, зависть и всевозможные сплетни.

   Но Лиза жила своей жизнью, нисколько не расстраиваясь кругами человеческих глупостей, волнами, расходившимися в разные стороны от её юной красоты и, постепенно, сплетни затихли, недруги отчалили, волны перешли в штиль, чтобы в недалёком будущем хлынуть уже в её сердце цунами огромной любви и остаться там навсегда.

   Они жили за городом, в своём доме с небольшим садом. Отец был главным инженером, и высокий достаток позволял матери не работать, что прекрасно сказалось на воспитании девочки. Она много читала, увлекалась живописью, и это у неё неплохо получалось. Часто посещала театры, музеи и выставки. В общем, вела активную культурную жизнь, отлично училась, не пропускала ни одного студенческого мероприятия и к девятнадцати годам  подошла к тому этапу  своей жизни, который в корне изменит всё, чем она жила до него и унесёт в волшебную жизнь её первой и единственной любви.

     Я уже писал, что появилась масса возможностей, а главное, разнообразие мест, где с некоторой долей Удачи, именно с некоторой, можно было встретить свою единственную и неповторимую, поскольку вероятность такой встречи, во многих случаях, приближается к бесконечно малой величине.

   Если не верите, тогда ответьте: откуда так много скандалов, измен и разводов, если в день регистрации ты уверен, что Жар-птица у тебя в руках,  счастье будет вечным, жена любящей, тёща золотце, а зарплата будет выше некуда? Не сходятся цифры. И никогда не сойдутся.

   Ладно, перейдём к этим самым местам, а вернее, к одному.

   Когда в прокат вышел фильм «Москва слезам не верит», тысячи, а то и десятки тысяч женщин бросились искать своё счастье в пригородных электричках! Алексей Баталов своё дело сделал!!! Сколько из них это счастье нашли – науке неизвестно, но искать продолжают до сих пор.  

   Мои герои тоже познакомились в электричке, но сказать, что Лиза руководствовалась сценарием фильма, ни в коем случае нельзя. Она просто ехала с занятий домой, где в саду зацвели яблони, что было весенним чудом…

« …Яблони в цвету
Я не забуду,
Только дни считать,
Не стану в грусти,
Просто буду ждать
Весны грядущей».
  Где в беседке её ждала мама, с кипящим самоваром и вишнёвым вареньем...      Однако, сама Лиза ждала совсем другого от этой весны. Она ждала  своего чуда, и оно произошло, но почему-то, не на балу у принцессы, а в полупустом вагоне электрички, прокатиться от вокзала до дома, на которой, было, каких-то, двадцать минут.

   …Он вошёл с самоваром в руках, следом за старушкой.

   Молодой, красивый, в сияющих туфлях, в брюках и рубашке с короткими рукавами. Старушка прошла как раз к тому месту, где сидела Лиза и села рядом, а парень - напротив.

   Он только взглянул на девушку и… мгновенно влюбился!!! А она, вдруг, заулыбалась, так как вспомнила фильм, Баталова с самоваром, его грязные туфли и директора фабрики химического волокна, уезжающую с дачи домой. Прикинула в уме, с каких слов началось их знакомство, и подумала: «Вот будет смех, если история повторится, но именно с нами, и в один прекрасный день, этот парень поведёт меня под венец!».

   История, действительно, повторится!!! Но засмеются они потом, через много, много лет. А вот, почему и где, я расскажу в самом конце рассказа…

   Он даже не смутился её улыбки и произнёс:

   - Я Вас прекрасно понимаю, сварганить сцену из фильма, чтобы посмотреть вторую серию, но уже в нашем исполнении, это надо постараться. Я и сам растерялся, когда бабушка попросила меня поднести ей самовар.

   - Извините, - нарушила монолог Лиза, - а почему именно в «нашем» исполнении? Вы совершенно случайно сели напротив, я Вас не знаю, и разыгрывать дубль номер, допустим сто, вместе с Вами, я не собираюсь. Может у Вас такое хобби - знакомиться в электричках. И дублей, в Вашем исполнении было не мало.

   - Считайте, что первое знакомство состоится только сейчас. Сам удивляюсь, но, как только я взялся за ручки этого самовара, то понял, что через минуту встречу свою первую, единственную и, возможно, самую главную любовь. Выходит, я не ошибся.

   Он секунду помолчал, потом отпустил сначала левую ручку самовара, потом свою правую руку от краника и, протянув её Лизе для знакомства, посмотрел  такими проникновенными глазами, полными чего-то глубокого и млечного, что в глазах у девушки, будто мелькнул огненный метеор.

   И что Вы думаете, дорогой читатель?

   Лиза, та самая Лиза, которая никогда не выходила за рамки, определённые ею самой в отношениях с парнями, протянула свою и, вопреки собственной воле, произнесла:

   - Лиза.

   Знакомство состоялось. А чтобы доказать, что два человека остались им довольны, могу сообщить: Сергей вернулся домой только на последней электричке, а с вокзала, вообще, пошёл пешком. Потому, что это уже был совершенно другой человек. Он был влюблён и влюблён по уши, на всю жизнь и до гроба! А иначе любить и нельзя!!!

   И полетели дни любви. Теперь, когда две жизни превратились в одну, а значит, стали совершенно другими, когда два сердца застучали строго в одном ритме, когда и днём, и ночью мысли, носящиеся в сознании этих двух людей, сводились только к одному: «Я скучаю, жду и лечу на свидание!», их души воспарили и улетели так высоко, что для всех, оставшихся внизу, они стали невидимыми небесными Ангелами, льющими свет своей любви на бескрайнюю грешную землю, и таких влюблённых, как они, в этих  заоблачных высотах, оказалось бесконечно много.

   Но утро этой новой любви только просыпалось. На далёком горизонте забрезжил его алый рассвет и этот новый, сияющий горизонт, озарил землю новорожденной, с каждым свиданием которой, небеса двух сердец наполнялись пушистыми, белыми облаками, превращаясь в солнечный день счастья, день, соизмеримый с их будущей очень долгой и прекрасной жизнью.

   Затем, медленно опускаясь, этот день перейдёт в вечер. В вечер тёплый и тихий, у яблони в их саду, но уже не цветущей, а склонившейся под тяжестью золотистых плодов, которые они вырастили вместе, и которые подарят своим внукам.

   А когда и вечер плавно перекочует в сумерки, они вместе растворятся в ночи, чтобы остаться вдвоём, в немой бесконечности мира безмолвия…

   Но мы не будем ждать вечера, он наступит ещё не скоро, я знаю только одно – у этой любви день станет вечностью, а горизонты их жизни – бескрайними.

   Довольно предисловий, полетели в Любовь!

   Заканчивался май, в июне сессия, сдавались последние зачёты и курсовые. Они встречались каждый день, гуляли по городу, пролетали на электричке несколько километров и кружили по зелёным улочкам пригорода, где жила Лиза. С огромным трудом разрывали ночной поцелуй. Затем он бежал на последнюю электричку, кое – как добирался до дома, очень часто не мог заснуть, думая о своей любимой. И так каждый день, и каждую ночь.

   Что может сравниться с юной, сказочной, загадочной и прекрасной, фактически, первой, настоящей любовью, которая заполнила всю душу, переполнила сердца и пустила такие глубокие корни в тела и сознания, что уже с первых свиданий он знал:  – Я встретил свою будущую жену!!!

   А она, она тоже не сомневалась, что именно этот студент, вскоре, поведёт её в Храм под венец!!!

   Какое прекрасное было время???!!!

   Они учились в разных вузах, но, почему-то, первый экзамен у обоих, был назначен на четвёртое июня. В первый день лета, расставаясь, влюблённые договорились, что встретятся после экзамена, завтра надо зубрить, и Лиза, как бы, между прочим, попросила:

   - Серёжа, ты четвёртого оденься понаряднее.

   А он, не сообразив, что эти слова сказаны не случайно, бросил:

   - А, как же, первый экзамен!

   О дне рождения разговора не было. Их любовь была такой бурной и скоротечной, что завиваясь в шёлковый кокон чувств, они даже не спросили друг друга о том, когда родились, да и к чему это знать на первых свиданиях. Они просто забыли, что им по девятнадцать, что они только, только познакомились. Им казалось, что знакомы вечно, а у вечности, как известно, возраста не бывает.

   …Получив заслуженную пятёрку и, вылив на голову, как легендарный Шурик, стакан газированной воды, Серёжа стоял у памятника Пушкину, ожидая свою любовь, которая вот, вот должна была подойти.

   И она подошла! То, что подошла Лиза, сомнений не вызывало, но его девятнадцатилетняя любовь была совершенно другая, совсем не та, которую он знал уже несколько дней, это была она и не она. Это была Лиза, но в тысячу раз восхитительнее той, с которой расстался два дня назад, и которая попросила его одеть что-нибудь получше, покрасивее и понаряднее. Её просьба до сознания Сергея ещё не дошла, но неведомая сила  тихо, тихо сжала сердце, и это отдалось неописуемым счастьем.

   «Сегодня что-то произойдёт», зашептала душа, а сжатое сердце стало вырываться из охвативших его объятий, чтобы выразить всю любовь и восхищение, сияющей красотой, его будущей жены.

   Так, что же заставило нашего студента замереть в лучах явившейся девушки, которая спешила к нему, а не к кому нибудь другому. Спешила на свидание с ним, единственным и безумно любимым.

   Она не шла, она летела. Её чёрные волосы были уложены в строгую, но слегка вьющуюся мелкими локонами причёску. Белое платье, снежного цвета, так красиво облегало её фигуру, да тоненький поясок на талии, что с этой фигуры можно было ваять тысячи Венер, и все они будут шедеврами мирового уровня. Такие же белые босоножки на тоненьких шпильках, завершали красоту её стройных ножек. Маленькая сумочка на плече и пять алых роз в правой руке, пылающих на фоне блеска её наряда, заставляли задуматься: – «К чему бы это?».

   И, особый разговор о двух цепочках, на её нежной шейке. Одна с крестиком, а вот вторая, вторая сияла золотой подковкой с маленькими алмазами и красными рубинами.

   У этой подковки была своя красивая история. Подковку дедушка подарил бабушке, в своей далёкой молодости и она стала талисманом их счастливой семейной жизни. Дедушки уже не было, когда родилась внучка, и бабушка сказала родителям: «Эта подковка на цепочке теперь Лизонькина. Буду жива, подарю сама, а уйду к деду, подарите Вы». Бабушка дождалась восемнадцатилетия внучки и, застёгивая замочек у её груди, сказала:

   - Сегодня поноси, полюбуйся, а вечером сними и спрячь. Но вот, когда пойдёшь на своё первое, настоящее свидание, одень и уже не снимай. Тот, кто будет тебя ждать, станет твоим мужем. Твоя бабушка знает, что говорит.

   Ровно через год цепочка с подковкой была одета, и именинница, уже не сомневаясь, что её ждёт будущий муж, шла к памятнику великого поэта.

   Лиза подошла к Сергею, поцеловала и весело обрадовала:

   - Пять балов! А у тебя?

   Будь Лиза не так прекрасна в этот миг, он, не задумываясь, выпалил бы те же слова, но миг перерос в секунды, минуты, а влюблённый студент молчал и только моргал своими отброшенными вверх ресницами, забыв обо всём, что собирался рассказать.

   - Тоже пятёрка… а… а розы, в связи с чем?

   Лиза расплылась в умопомрачительной улыбке, прижала губы к его щеке и зашептала:

   - Я сегодня родилась, мне стукнуло девятнадцать!

   - А я ничего не знал. Ведь могла предупредить, - и он поцеловал девушку в губы, прижал к себе и громко сказал:

   - Как я счастлив, что понёс тот самовар! А я родился двадцать первого августа.

   Лиза улыбнулась и посмотрела в его глаза.

   - У нас в тот день заболел преподаватель, и я могла поехать намного позже, ты  бы встретил другую девушку, влюбился в неё…и сейчас, после экзамена, я ехала домой, а ты целовал бы ту, другую…

   Сергей посмотрел на Лизу, нежно взял за плечи.

   - В тот день могло произойти всё, что угодно. Но Судьба выбрала единственно возможный вариант – я встретил самую красивую, самую умную и самую талантливую. А если просто, то, самую лучшую!!!

   И он, обняв любимую, зашептал:

   - Никакой другой девушки ни в тот день, ни во все последующие, в моей жизни, не могло быть, и уже никогда не будет.

   - Есть только ты!

   - Мы с тобой, сегодня, одинаково небрежны!!! – улыбнулась Лиза, и, взяв жениха под руку, крикнула, - Я обещала родителям, что познакомлю тебя с ними. Вперёд, на электричку. Они уже ждут.

   Да, и никаких подарков, ты - мой самый дорогой подарок! А дарить подарки будешь своей жене, договорились?

   На вокзале Сергей купил цветы, в подарок будущей тёще. Вторая мама в его семейной жизни, будет играть немаловажную роль. Ведь отношения с ней могут достичь таких высот, при которых зять, либо будет называть тёщу мамой, либо, в один «прекрасный день», проклянёт навсегда, что, впоследствии, повлечёт за собой реакцию полураспада семьи, а после и к её возможному уничтожению. Однако, наш герой был настроен на любовь и уважение к женщине, родившей его любимую, и с волнительной радостью ожидал знакомство не только с мамой, но и бабушкой, и папой Лизы. А они  вот, вот должны были появиться из-за сиреневого куста, нависшего над калиткой, которая сейчас распахнётся и впустит девятнадцатилетних студентов в совершенно другую жизнь, чтобы остаться в ней навсегда. 

   Пройдёт много лет, и наши влюблённые снова будут входить в эту самую калитку, но волнительная радость будет обуревать уже Лизу. О, это стоит посмотреть и пережить вместе с ними… но, подождём, не будем торопить события, давайте всё по порядку: итак, познакомим, наконец, Сергея с родителям Лизоньки.  

   Лиза заглянула за куст и прошептала:

  - Они на крыльце, ждут.

   Калитку тихонько отворили и вошли во двор. Дорожка вела, прямо к дому, не изгибаясь. Подошли к крыльцу, и Лиза, взяв Сергея под руку, громко сказала:

   - Знакомьтесь, это Серёжа!

   Всё, что было потом, не нуждается в описании, но всё-таки, стоит остановиться на тех изучающих взглядах, которые родители устремили на Сергея.

   Бабушка только взглянула на мальчика, потом перевела взгляд на свой подарок и радостная, что это случилось, широко улыбнулась. «Подковка не подвела» - мелькнуло в её в голове.

   Мама долго и внимательно изучала друга дочери, приняла цветы и ласково сказала:

   - Мы рады, что в свой День рождения Лиза пришла не одна!

   Папа поздоровался, пожал руку, но что-то кольнуло в душе, передёрнуло грудь и провело какую-то невидимую нить, нить смутного недоверия к парню, что пришёл с дочерью, и не исключено, что именно он, однажды уведёт её от родного крыльца.

   Отца понять можно. Единственная, любимая дочь, в которой души не чаяли столько лет, которую лелеяли и растили, хотя и твёрдо знали, что рано или поздно, кто-то появится в их жизни и, прижав к своей груди, заберёт навсегда. И эта отцовская любовь, и мужская ревность, и ожидание скорой разлуки, всегда будут той лёгкой и терзающей сердце стеной, что возникает у каждого отца, в один день понявшего, что его девочка уже стала взрослой и скоро уйдёт в свою, оторванную от родителей семью.

   Потом был праздничный ужин, нескончаемый разговор, вечером вышли на улицу в сад, зажгли костёр и к полуночи Сергей заторопился на электричку.

   Когда проводили гостя до станции и вернулись домой, состоялся семейный совет. Мама, и бабушка заявили, что мальчик понравился, но папа сразу сказал:

   - Лиза, не знаю почему, но к Сергею моё сердце не лежит. Ну не лежит и всё.

   В общем, разговор продлился допоздна, но всёже папа остался при своём мнении, хотя и пообещал в Лизонькины отношения не вмешиваться.

   Прошло несколько дней и, однажды, гуляя в саду, Лиза предложила Серёже сесть у куста сирени, чтобы написать его портрет. В живописи она была мастер, я бы сказал – талант. Влюблённый согласился сразу, и теперь, по вечерам, они замирали часа на полтора, он, сидя, а она, стоя, играя кистью на тугом полотне.

   Через месяц портрет был готов и Лиза заявила:

   - Когда мы с тобой поженимся, а поженимся обязательно, этот портрет будет висеть в нашей спальне, но вот когда мы состаримся…

   - Правильно, - отреагировал будущий жених, - а когда мы состаримся, я всегда буду повторять: «Лизонька, я так горжусь тобой, твоими пальчиками и твоим огромным талантом! Я любил тебя всю жизнь, и буду любить до последних дней!».

   А ты, каждый раз, заходя в нашу спальню, и видя свою работу, будешь шептать: «Какое счастье, ведь прошло столько лет, а моя картина всё так же украшает нашу жизнь!».

   Что было потом? Да ничего, просто закончилось лето, убежала осень, промела зима и наступила весна. Родители Лизы уехали к морю, а наши влюбленные, вдруг, поняли, что жить в разных концах города они уже не в состоянии, что каждая разлука, даже на день, равносильна пытке и они приняли решение стать мужем и женой. Позвонили на курорт, обрадовали родителей, потом купили шампанское, букет цветов и поехали к родителям Сергея.

   На второй день, рано утром, Серёжа уехал во Дворец Бракосочетаний. Долго стоял в очереди для подачи заявлений, и в десять часов утра, подписав гербовый лист, молодожёны уже знали, что регистрация состоится только 15 июля, а значит времени на подготовку у них достаточно, чтобы купить и платье, и костюм, и кольца и всё, всё, ну, что полагается в подобных обрядах…

   В тот вечер Сергей остался ночевать у Лизы. Больше всех обрадовалась бабушка, и счастливая тем, что внучка обрела свою любовь, рано уснула.

   Сами же студенты были твёрдо уверены, что свадьба состоится, что они не могут жить друг без друга и, что их семейная жизнь продлится до глубокой старости.

    Вот так, звёздной мартовской ночью, в день весеннего равноденствия, в комнате Лизоньки родилась новая семья – они стали мужем и женой.

   …Жарким июльским днём, в полдень, 15 числа 1994 года у Дворца Бракосочетаний кипело море народа. Разодетые невесты и чёрно-белые женихи, с цветами и радостными улыбками, входили в парадные двери, чтобы выйти уже с кольцами, связавшими их юные судьбы. Смех заглушал визг тормозящих машин, крики поздравлений разносились на всю округу, а грохот шампанского походил на канонаду.

   Те, кто уже поставили штампы в паспортах, садились в машины и разлетались по свадебным ресторанам, чтобы продолжить уже семейный праздник, с уверенностью, что он будет длиться всю жизнь.

   И вот в этой, торжественной суматохе безудержного веселья и брачной атмосферы, в окружении родных и близких друзей, стояла одинокая невеста. Её счастливое лицо с каждой минутой всё грустнело, настроение падало, сердце сжималось, а папа и мама не знали, что предпринять, дабы успокоить своё родное солнышко, свою девочку, собравшуюся покинуть их отчий дом после Зала регистрации. 

   Если посмотреть со стороны непредвзятым взглядом, то эта невеста затмевала своей красотой всех остальных, что украшали зал ожидания дворца, где красота сияла на каждом шагу. Ведь на свадьбу любая невеста является в блеске и величии, стараясь превзойти всех остальных, будучи уверенной, что второй раз это торжество в её жизни уже не повторится.

   Не стану описывать юные прелести расстроенной невесты, коснусь только её свадебного наряда.

   Белое, влитое в фигуру платье с кричащим декольте, две золотых цепочки с крестиком и кулоном, а также, подаренная отцом диадема, что вплелась в чёрные волосы причёски, сияла бриллиантами, которые своими переливами дополняли красоту лица, её фигуры, да иногда, мелькающих белых туфелек Золушки со шпильками – каблучками.

   А звали невесту Лиза. Да, да, это была она, наша героиня.  

   Но что случилось, что заставило её, такую ещё совсем недавно счастливую и влюблённую, загрустить в самый радостный для каждой невесты день?

   Как ни странно, но отсутствие жениха. Серёжа опаздывал на регистрацию вот уже на пол часа. Здесь были все гости, её и его родители, а второго человека, без которого свадьба невозможна, во дворце всё ещё не было.

   Да, забыл сказать. Как и у каждой невесты в этом зале, в руках у Лизы были цветы. Она держала пять белых роз, которые бабушка выращивала в своём саду специально для такого дня. Розы были чистейшей белизны и пахли таким классическим розовым ароматом, что этот розовый туман уже давно заполнил зал и успешно конкурировал с лучшими праздничными духами невест, женихов и ожидающих гостей.

   К страдающей невесте подошёл отец, взял её за руку и, глядя в глаза, сказал такое, что Лизу даже передёрнуло.

   - Вот, что я тебе говорил, доченька. Не едет твой Серёжа, а, возможно, и не приедет совсем. Может, ты всё-таки передумаешь, и не пойдёшь за него замуж. Откажись сейчас, пока не поздно. Чует, чует моё сердце, что не любит он тебя. И будет изменять, и будет выпивать. Потом ещё и бить начнёт. Лизонька, одумайся, давай уедем.

   Её лицо мгновенно покраснело, вскипело, какая-то злость засияла в глазах.

   - Папа, да ты что, что ты говоришь. Он любит меня, я знаю, он не такой. Зачем ты всё это придумываешь. Неужели ты думаешь, что я иду замуж, будучи не уверенной в своём счастье? Покажи мне невесту здесь, где их десятки, которая сомневалась бы  в своём женихе. Так нельзя думать, нельзя колебаться в последний момент. Я люблю его, а он меня. Понимаешь, он задержался, пробки на дорогах, сейчас он приедет. Папа, папа, что же ты делаешь, зачем ты рвёшь моё сердце?

   - Думай обо мне всё, что хочешь, но он искалечит твою жизнь. Ты будешь прибегать к нам, и плакаться горькими слезами. Мама будет тебя жалеть, и тоже проливать слёзы, но время уйдёт, ты разведёшься, возможно, выйдешь ещё раз замуж, но однажды поймёшь, что твой Серёжа испортил тебе жизнь, которая так и останется несчастной, а он будет гулять, пить и радоваться своей беззаботной жизни. Лизонька, девочка моя, откажись, давай уедем. Прямо сейчас, и, со временем, ты скажешь мне спасибо.

   Но в этот момент подошла бабушка. Разговора она не слышала, и стала успокаивать внучку, а в конце сказала:

   - Внученька, не расстраивайся, смотри, как я старалась, выращивая эти розы к твоей свадьбе, ты будешь счастлива! Будешь! Вдохни запах моих роз и тебе сразу станет легче.

   Лиза посмотрела на бабушку оттаявшими глазами, поднесла букет к лицу и глубоко вдохнула аромат своего сада. А он вошёл в её душу, коснулся сердца, и …наша невеста уплыла в далёкую неизвестность…

   …23 часа, суббота, 14 июля 2024 года. В спальне двое. Муж читает роман, жена – свой доклад на научную конференцию. Им уже пятьдесят, но время нисколько не сгладило её красоту и его энергию, а счастье семейной жизни стало только ярче и нежнее. Они так же любят, у них двое детей и трое внуков, а отношения в семье нисколько не изменились за тридцать лет супружеской жизни.

 Сергей Николаевич отложил книгу, повернулся к жене, взял её руку в свою и тихо заговорил:

   - Я вот лежу и думаю, как бы нам необычайно отметить тридцатилетие нашей свадьбы? Ну, не как всегда. Чтобы это вернуло нас в прошлое, в нашу юность. Знаешь, я часто об этом думаю. Я помню по нашим фильмам, как ты была восхитительна в те годы. Знаю, каким был я, но, иногда, до безумия, хочется вернуться в молодость, в наши первые дни и ощутить ту первую любовь, те чувства, что разожгли нас и продолжают жечь сейчас. Иногда ты даже снишься мне та юная и далёкая, я рядом… и как мы любим друг друга!!! Жаль, очень жаль, что человеку не суждено хотя бы на мгновение вернуться в прошлое. Да и не столько в прошлое, сколько в свою юную любовь. А ты бы хотела оказаться на нашей свадьбе?

   - Я… возможно и хочу. Таких мыслей у меня никогда не возникало. А вот сейчас ты сказал, и я задумалась. Да, это было бы потрясающе. Мы снова молодые… ой, не надо, а то я расплачусь. Мы же решили – собираемся у моих, накрываем в саду стол. Будут только наши.

   - А представляешь, - Сергей улыбнулся загадочной улыбкой, он всё ещё плавал в своих мечтах, - я дома, один и, вдруг, ты являешься сюда, в нашу квартиру, но та молодая, в свадебном платье, а?

   - Да, я бы, наверное, сошла с ума. Та, молодая…

   - Мы бы очень обрадовались, обнялись, - Сергей заулыбался, - и была бы страстная любовь.

   Елизавета Андреевна повернула голову к мужу и, глядя раскрытыми и, в мгновение, ставшие злыми, глазами, просто прошипела:

   - Ты соображаешь, что говоришь? У тебя, что совсем крыша от воспоминаний съехала? Я что, дура, чтобы отдаваться старику. Мне двадцать, а тебе пятьдесят. Серёжа, у тебя что-то с головой. Опомнись, надо же, на молоденьких потянуло. Чтобы я больше такого не слышала.

   - Очень хорошо, перед тобой твой любимый муж, мы прожили прекрасные тридцать лет, и ты меня упрекаешь в аморальщине. Я хочу любить только тебя, тебя, и ни какая другая женщина мне не нужна.

   Сергей Николаевич, в обиде, отвернулся от жены, закрыл глаза и замолчал. А Елизавета Андреевна подняла всё ещё пышную в локонах головку и посмотрела на картину, что висела уже двадцать лет в их спальне, и которой они оба продолжали любоваться, как в первые дни её написания. Ведь художником была она!

   Минут через десять супруги заснули, даже не догадываясь, какой подарок Судьба решила им подарить, случайно подслушав этот необыкновенный ночной разговор…  

     …15 июля, полдень 1994 год. Дворец Бракосочетаний. Одинокая невеста. Её, до этого, счастливое лицо с каждой минутой грустнеет, настроение падает, сердце сжимается, а папа и мама не знают, что предпринять, чтобы успокоить свою девочку.    

   Зовут невесту Лиза.

   К страдающей невесте подходит отец, берёт за руку и, глядя в глаза, произносит:

   - Что-то не едет твой Серёжа, а, возможно, и не приедет совсем. Может, ты всё-таки передумаешь, и не пойдёшь за него замуж. Откажись сейчас, пока не поздно. Чует, чует моё сердце, что не любит он тебя. И будет изменять, и будет выпивать. Потом ещё и бить начнёт. Лизонька, одумайся, давай уедем.

   Её лицо мгновенно покраснело, вскипело, какая-то злость засияла в глазах.

   - Папа, да ты что, что ты говоришь. Он любит меня, я знаю, он не такой. Зачем ты всё это придумываешь. Неужели ты думаешь, что я иду замуж, будучи не уверенной в своём счастье? Покажи мне невесту здесь, где их десятки, которая сомневалась бы  в своём женихе. Так нельзя думать, нельзя колебаться в последний момент. Я люблю его, а он меня. Понимаешь, он задержался, пробки на дорогах, сейчас он приедет. Папа, папа, что же ты делаешь, зачем ты рвёшь моё сердце?

   - Думай обо мне всё, что хочешь, но он искалечит твою жизнь. Ты будешь прибегать к нам, и плакаться горькими слезами. Мама будет тебя жалеть, и тоже проливать слёзы, но время уйдёт, ты разведёшься, возможно, выйдешь ещё раз замуж, но однажды поймёшь, что твой Серёжа испортил тебе жизнь, которая так и останется несчастной, а он будет гулять, пить и радоваться своей беззаботной жизни. Лизонька, девочка моя, откажись, давай уедем. Прямо сейчас, и, со временем, ты скажешь мне спасибо.

   Лиза опустила головку, ужасная тоска сжала её душу, ей стало так одиноко и тоскливо, что захотелось просто расплакаться.

   «Серёжа, милый мой, ну где ты? Что случилось, я же умру без тебя», - заныло в её сознании, и она медленно подняла, уже красные, готовые брызнуть горькими слезами глаза. Взгляд пробежался по праздной толпе зала, прыгнул к люстрам и, вдруг, замер на колеблющемся сиянии, что поднималось от гудящих гостей. Лиза плавно опустилась вниз и остановилась на пожилом мужчине. А он, не отрываясь, смотрел прямо в её глаза, смотрел таким всепоглощающим и до боли знакомым взглядом, что наша невеста, стала опускать руки и белые розы тихо, тихо и очень медленно, как в замедленном фильме, поплыли вниз, и мягко коснулись дорогого паркета. А сама невеста, как в сказочном сне, сделала шаг и пошла к нему, тому неизвестному и загадочному, чей взгляд заворожил, загипнотизировал и позвал в Даль Светлую…

   Их взгляды слились, а Лизу обдало таким душевным жаром, и до того родной, родной улыбкой этого, появившегося ниоткуда человека, что сердце само прошептало:

   - А Вы кто? Я Вас не знаю. Вы родственник Серёжи?

   Наступило долгое молчание, и пятидесятилетний незнакомец, превозмогая неописуемое волнение и жгучее Счастье, промолвил:

   - Я твой муж, Лизонька, родная моя!!! Я твой муж уже тридцать лет!!!

   Двадцатилетняя невеста опустила головку на грудь, закатила глаза и стала падать на паркет, так же плавно и медленно, как и её розы, но гость подхватил Лизу на руки, поднял и понёс к закрытой двери Зала регистрации.

   Естественно, что ничего этого, присутствующие в зале ожидания, даже не заметили.

   Мужчина подошёл к двери, толкнул её ногой, дверь открылась, и на вошедших хлынул сиреневый туман, окутал их тела, но продолжалось это одно мгновение, туман рассеялся, а два человека оказались в той самой спальне, что я описал минуту назад.

   Да, это была она, их будущая, а для кого и настоящая квартира, их спальня и картина, работы, лежащей без сознания художницы – невесты, для которой всё это было далёким и счастливым будущим…

   Сергей Николаевич положил Лизу на кровать, и побежал за водой. Он долго пытался привести её в чувство, несколько раз легонько ударил по щекам, но Лиза лежала, не подавая и капельки сознания. Видимо, временной перелёт из прошлого не сразу позволял человеку обрести чувство реальности. Прошло несколько минут, и невеста открыла глаза. Она лежала и смотрела на расписной потолок, чем-то напоминавший плафон дворца, потом опустила взгляд вниз и увидала мужчину с тем волшебным и завораживающим взглядом.

   Её тело сжалось, передёрнулось судорогой и Лиза, отпрыгнув к стене, с полным ужаса лицом, закричала:

   - Кто Вы такой, что Вы со мной сделали, зачем Вы похитили меня? Что Вам от меня нужно? Я буду кричать, немедленно верните меня во дворец.

   А он, сам в горящем волнении, начал уговаривать свою далёкую невесту:

   - Лизонька, девочка моя родная, успокойся, посмотри внимательно, отвлекись от прошлого, это же я, твой Серёжа. Но сегодня мне пятьдесят лет. Маленькая ты моя, как я счастлив, что это произошло, что мы встретились. Ты – моя невеста, та Лиза, что любишь своего Серёжу до безумия, и я твой муж уже тридцать лет.

   Но она не верила, и никогда не смогла бы поверить в такую чертовщину. Да и как тут поверишь, не бывает такого и никогда не будет…

   И тогда Сергей Николаевич, окинув комнату быстрым взглядом, спокойно сказал:

   - Ты видишь эту картину? Кто её писал, и кто на ней изображён? Ты помнишь, ну, давай вспоминай. Смотри, это ты, это твоя рука писала мой портрет. Теперь-то ты, наконец, успокоишься?

   Лиза устремила взгляд на полотно и, не отрываясь, долго, долго всматривалась в свою работу. Сергею показалось, что прошла вечность.

Затем перевела взгляд на мужа. Внимательно и основательно осмотрела и сравнила в воспоминаниях его молодое лицо, наконец, закрыла глаза и горько расплакалась.

В её рыдающем сознании поплыли слова отца, с просьбой уехать, забыть Сергея и остановить свадьбу. Образ мужа через тридцать лет, и она решила всё проверить и убедиться, что тогда, давным-давно, она приняла правильное решение, а все годы их супружеской жизни, были самыми счастливыми, и это счастье продлится до последних дней их жизни.

   А Сергей Николаевич стал перед своей любимой на колени, взял её руки в свои, Лиза всё ещё сидела на кровати, и напомнил строки из их любимого стихотворения:

  - Не верю я, что Счастье угасает,
Не верю, что мельчают души рек.
Есть женщины, которых не бросают,
Сегодня иль вчера, иль через век.

   Неужели я мог тебя бросить? Милая моя девочка, я хочу, чтобы ты, вернувшись на нашу свадьбу, знала - ты самая счастливая невеста, а через мгновение, станешь самой счастливой женой. Сейчас мы поедем в одно место, в какое, не скажу. Пусть это будет для тебя подарком, сюрпризом, даже не знаю, как сказать. И ты вернёшься во дворец,… нисколько не сомневаясь в своём выборе.

   А успокоившаяся невеста помолчала, обдумывая что-то в своей красивой головке, и с глазами, полными неизвестности, спросила:

   - Скажите,…скажи, мои папа и мама живы, а бабушка?

   Сергей посмотрел в изумрудные глаза, и поцеловал её нежные пальчики.

   - Живы, и твои и мои, а бабушка умерла через десять лет после свадьбы. У нас двое детей и трое внуков.

   Лиза упала на кровать спиной, разбросала руки в стороны, расплылась в задумчивой улыбке и прошептала:

   - Поехали, - а я могу их увидеть? Давай объедем всех.

Стоп! Это потом, а где я, ну та Лиза, в свои пятьдесят? Могу я себя увидеть? Ты можешь себе представить женщину, которая не хотела бы увидеть себя в старости… ну не в старости, а лет в пятьдесят?

   - Ты в институте, и освободишься только через три часа. А себя, да вон, посмотри фотографию, в той комнате, на стене, это голограмма, и там ты, как живая.

   Лиза выскочила из спальни и просто впилась в себя, объёмную, в красивом наряде и с той же чёрной причёской, как на свадьбе.

   А её будущий муж стоял и любовался своей невестой, своей женой, своим прошлым и настоящим, и маленькие капельки слезинок увлажнили его ресницы. Как он был счастлив!

   Но то, что творилось с Лизой, в эти минуты, вообще не поддаётся никаким описаниям. Она крутилась у голограммы, как змея, как обезьяна, как врач, увидавший уникального больного, с ему одному известной болезнью. Она то улыбалась, то плакала, потом хохотала, вдруг, начинала прыгать и выкрикивать только ей понятные слова.

   Минут через десять она отошла от своего образа на метр, и смотря на Лизу в будущем, твёрдо выдала:

   - А я стала ещё красивее! Как я прекрасна!!! Что касается тебя, Серёжа, то я пока помолчу, пока. Мне нужно время. Неужели, всё это правда???????? Сума сойти, если я сейчас вернусь на свадьбу и всё это расскажу тебе, ты же посчитаешь меня полной идиоткой и откажешься жениться. Ведь откажешься? Признавайся. Откажешься?

   - От тебя я никогда не откажусь, но советую, когда вернёшься, говори и кричи всё, что угодно, только об этом, ни слова. Думаю, через много лет я сам всё это переживу. Кстати, нас ждут, нам пора, пора…

   Но перед тем, как спуститься к машине, Лиза обошла всю квартиру. Долго рассматривала бытовые, технические и семейные условия их жизни в двадцать четвёртом году, осталась всем безумно довольна, и уже стоя перед закрывающейся дверью и глядя в глаза своего мужа, сказала:

   - Когда мы будем стоять в зале регистрации, и меня спросят: «Согласна, ли я стать твоей женой?», я закрою на секунду глаза и вспомнив всё это, просто закричу: Да, Да, Да!!! Я согласна!!!

   …Машина неслась по автостраде со скоростью метеора. Конечно, электрички ходили, как и раньше, но они были такими скоростными, что прошлые двадцать минут, улетали в секунду, и на такие близкие расстояния люди ездили совершенно другим транспортом.

   Сергей остановил машину за несколько домов от родного дома Лизы, и они пошли по далёкой и родной улочке юной любви, улочке, по которой невеста гуляла ещё вчера, а он… тоже вчера, но с разницей в целых тридцать лет.

   И вот теперь, перешагнув через три десятка своей семейной жизни, эта пара снова открывала маленькую калитку, чтобы войти в старый яблоневый сад с кустами белых роз, опоённых туманом и прохладой воспоминаний, состарившимися родителями, взрослыми детьми и их маленькими внуками, которых будущая бабушка даже ни разу не видала.

   Как я и предупреждал, волнительная радость обуревала уже Лизу, и это стоит посмотреть и пережить вместе с ними…

   Если бы самые родные люди, что были в саду, могли увидеть Лизу, вызов не одной скорой помощи был бы гарантирован. Но Судьба не могла позволить себе такую радостную жестокость, и дочь, мама, а после – бабушка, осталась для них сиреневым туманом, и в калитку вошёл только Сергей Николаевич.

   - Серёженька, родной, ну где же Вы пропадаете, - прокричал, убелённый сединой тесть, - мы уж заждались. А почему ты один, где Лиза?

    - Она будет позже. Делает доклад, - ответил зять и посмотрел на невидимую для всех невесту.

   А она отошла к кусту сирени, что давно отцвела, и просто впилась прекрасными глазами в своё счастливое будущее, чтобы, вернувшись во Дворец, ощутить себя настоящей принцессой, перед главным шагом своей жизни и ответить всего одним маленьким словом: «Да!».

   Лиза видела свою дочь и сына. Видела бросившихся к дедушке Серёже внуков, свою маму и родителей мужа, накрытый стол и самых счастливых, её самых родных людей.

   Она смотрела и плакала, плакала от счастья, от расписанной до секунды их с Серёжей семейной жизни, от красоты внуков, как две капли воды похожих на бабушку. Она любовалась своими детьми, она любовалась мужем, который не ушёл, не бросил, не спился и не искалечил её жизнь.

   Он и не мог ничего этого сделать по одной простой причине. Серёжа её любил и любил так, как в тот первый день и все тридцать лет, потому, что никакая другая женщина, не смогла подарить ему того счастья, что дарила она каждый день, его единственная и неповторимая, которую родители в четвёртый день июня назвали Лизой!  

   А улетев в будущее, наша невеста забыла обо всём. Тот фантастический фильм, что она сейчас смотрела, оторвал её от всего прошлого, от свадьбы, жениха и родителей, но задержись она в этом фильме хотя бы на час – прошлое изменится в корне и фильм будет совсем другим – горестным и печальным.

   Но в этом саду был один человек, который, исходя из собственных интересов, не мог допустить, чтобы та, далёкая свадьба не состоялась. И этим человеком бы её муж.

   - Знаете, я всё же слетаю за Лизой, и лучше привезу её сам, - обратился Сергей Николаевич к родственникам и, подойдя к сирени, сказал, - Лиза, нам пора. Эти люди ждут нас там, во Дворце, надо возвращаться.

   …И когда они снова оказались в своей спальне, Сергей решил рассказать будущей жене о разговоре прошлой ночью.

   Выслушав ночной диалог, двадцатилетняя невеста немного помолчала, сощурила свои бирюзовые глаза и, с лицом, полным бесконечного удивления выдала:

   - Неужели в свои пятьдесят я стала настолько глупой, что не способна понять любимого мужа? Не дай, Бог!!!

   Она подошла к Сергею Николаевичу, загадочно улыбнулась и, что было сил, толкнула его на кровать…

   «Читатели избавят меня от излишней обязанности описывать развязку» - это сказал не я, так Пушкин заканчивает «Барышню крестьянку», одарив свою Лизоньку Счастьем!

   … Резко распахнулась дверь в комнате невесты, и в Зал ожидания впорхнула, куда-то пропавшая Лиза. Первым её увидел отец. То, что пред ним явилось, должно было мгновенно отправить его в реанимацию, но сердце оказалось живучим, чего не скажешь о языке, который понёс чуть – ли, не проклятья:

   - Лиза, доченька, что с тобой? Ты вся растрёпана, платье измято, … а где, где диадема??? Что случилось? Ты меня сегодня доведёшь до инфаркта! Нет, этой свадьбе не бывать! Уезжаем домой, там поговорим…

   А цветущая невеста обняла любимого папу, и зашептала:

   - Папочка, милый, ты не прав. Я выйду замуж только за Серёженьку, а диадема, диадема дома, в нашей спальне, я обязательно её найду. Какие Вы все у меня хорошие!!! У меня будет двое детей и трое внуков…

   Она повернула головку к парадной двери, и в это мгновение в Зал влетел её любимый. Лиза отпустила отца, подбежала к Серёже и прыгнула к нему, повиснув на шее затерявшегося жениха.

   Вот тогда и заиграл марш Мендельсона, приглашая молодожёнов в Зал регистрации…

    …Шесть часов утра, воскресенье, 15 июля 2024 года. В спальне двое.

   Елизавета Андреевна открыла глаза, повела ими вокруг, посмотрела на спящего мужа, полежала тихонько с минуту… и началось. Она вскочила и забегала руками по постели, в поисках чего-то дорогого и драгоценного. Лиза сбросила одеяло, разбросала подушки, стала ощупывать себя, но это «нечто» нигде не появлялось. Она осторожно приподняла подушку мужа и радостно вскрикнула, ухватившись за маленькую, ажурную диадему, ту самую, что подарил ей папа, и которая внезапно исчезла за несколько минут до начала регистрации.

   - Вот она, нашлась, через тридцать лет! – женщина спрыгнула с кровати, подбежала к зеркалу и вплела драгоценность в свои волосы.

Потом на цыпочках подошла к мужу, и зашептала на ушко:

   - Милый, вставай, я хочу извиниться за вчерашнее.

А милый открыл глаза и выдал совсем уж неожиданное:

   - Лизонька, а мы ничего не потеряли?

   Лиза щёлкнула выключателем, ночничок  моргнул оранжевым цветом, и она, смеясь, добавила:

   - Потеряли, ох, как потеряли. Вот она, нашлась!!!

   Лизонька прыгнула на мужа, обняла его, и они покатились по огромной постели, наполнив комнату счастливым смехом.

   Минут чрез пять Лиза встала на колени, прижала свои ладони к щекам мужа, глубоко, глубоко посмотрела в его глаза и зашептала:

   - Милый мой, родной мой, любимый Серёженька, если бы ты знал, какая есть прекрасная поэтесса Наталья Павлова. Что она написала!!! Это не просто поэзия, не просто стихи о любви, это шедевр Любовной лирики.

  Давным-давно, в древней Греции, на острове Лесбос жила самая известная  поэтесса древнего мира Сафо. Она первой стала писать о любви в стихах. Её считают родоначальницей поэтической культуры, которая у древних называлась «эротикой» и была культурой любви.

   На своё горе, она влюбилась в юношу по имени Фаон. Влюбилась страстно, без памяти, до безумия. А он отверг её любовь… и тогда, не перенеся страданий, Сафо бросилась с обрыва в море.

   - К чему ты это говоришь? – Сергей улыбнулся, - тебе-то, зачем бросаться в море? Да и в Греции мы были давно. Далеко, ведь, надо лететь, чтобы прыгнуть со скалы, как твоя Сафо или Эгей, в честь которого и названо море, омывающее этот самый знаменитый остров…

   - А к тому, мой дорогой, что стихи Павловой, это мольба прекрасной Сафо, но написаны они сегодня. А это значит, что в нашем Мире, с тех далёких времён, ничего не изменилось. Любовь, как была высшим счастьем людей, так им и осталась!

    Вот они, эти стихи! Слушай, и слушай не ушами, а сердцем:

 

- Не потеряй меня, пожалуйста...
Любовь ждала нас столько лет...
И столько раз судьба безжалостно,
При встрече отвечала: «Нет».
И нас в пространстве и во времени,
Вновь разводила – к полюсам.
И мы в тоске ночной не верили
Бессонниц вещим голосам.
Но – помнишь день, с небес насупленных,
Вдруг, луч запел для нас одних –
Недолюбивших, недолюбленных,
Ни в чем не схожих, но родных.
В твоих глазах – все листья августа.
Все звезды сентября молю:
- Ты береги меня, пожалуйста,
Пока – твоя... пока – ЛЮБЛЮ...

 

   Лиза смотрела на мужа, и слёзы, сначала капельками, а потом и тоненькими струйками побежали по щекам. Бесшумно окропили брачное ложе и разлились морем Счастья. Того семейного Счастья, о котором маленькая девочка мечтала ещё в далёком детстве. А, выйдя замуж, за парня из электрички, уже тридцать лет жила с ним, ни разу не пожалев о сделанном выборе. И каждый день, благодаря Судьбу за самый дорогой подарок, снизошедший на неё с вершин Мироздания, эта, уже  зрелая женщина, продолжала любить так, как любят в свои двадцать. Как в те первые дни, когда только, только зацвели яблони в их маленьком семейном саду!!!

   И в этот момент в комнату влетел первый луч взошедшего солнца. Он  ударился о бриллианты диадемы и, разлетевшись тысячами брызг, заиграл по стенам и потолку спальни алмазными бликами, давая понять, что Небо в Алмазах, в этой семье, состоялось!!!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

 

 

 

 

 

© Copyright: Валентин Пономаренко, 2011

Регистрационный номер №0005584

от 17 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0005584 выдан для произведения:

                                                     Валентин Пономаренко

 



                                   Назад... в Будущее…

 

 


                                         Рассказ              

 

 

 

 

                 Той юной и далёкой посвящаю я этот рассказ

 



                                                                                         - Ты очень далеко?
                                                                                         - Ну да.
                                                                                         - А между нами что?
                                                                                         - Года...
                                                                                         - Прости меня за все.
                                                                                         - Забудь.
                                                                                         - Ты плачешь по ночам?
                                                                                         - Чуть-чуть.
                                                                                         - А хочешь, прилечу?
                                                                                         - Хочу.
                                                                                         - Скорее засыпай, лечу.
                                                                                         - Возьми с собой чуть-чуть любви.

                                                                                        - Возьму, ты только очень жди…

                                                                          - Просто заходи, ты ко мне во сне, в гости…

 

                                                                                                     Ирина Круг и Алексей Брянцев

 

 

 «Не бойтесь кого-то потерять. Вы не потеряете того, кто нужен вам по жизни. Теряются те, кто послан вам для опыта. Остаются те, кто послан вам Судьбой»

 

                                                                                                              Габриэль Г. Маркес

 

 

   В те далёкие, далёкие времена, когда Илья Муромец, ещё только сидел на печи, а великий Александр Невский топил крестоносцев в Чудском озере. Когда не менее великий  Дмитрий Донской через много лет, после этого потопа, избавлял Русь от татаро-монгольского ига, люди знакомились и женились довольно просто и обыденно…

   Кто-то жил вместе на одной деревенской или городской улице, кто-то вместе молился в церкви, кого-то сватали свахи, а кто и просто – женился по пьянке. Но, только благодаря таким знакомствам и бракам, продолжалась, как жизнь, так и история нашей страны, поскольку после этого на Свет Божий появлялись дети, которые, вырастая, знакомились тоже. Потом  уже они женились и, двигаясь в нужном направлении эта, неистребимая генетическая спираль, устремлялась в будущее, добежав, наконец, и до наших дней. И как пелось в одной песне:

   «Вот она, какая первая любовь.

   Мы жили по соседству,

   Встречались просто так.

   Любовь коснулась сердца,

   Сама не знаю, как?».  

   Вот и я не могу понять, как? Песню не обманешь.

   Наши дни, в сфере знакомств, конечно, уже отличались от средневекового прошлого, ведь цивилизация, хотя и медленно, но развивалась. И семимильными шагами возросли, как возможности, так и количество мест, где с некоторой долей Удачи, можно было встретить ту единственную и неповторимую, которая в перспективе могла подарить тебе  сказочную любовь, огромное счастье, после счастья - детей и тихую семейную жизнь в безбедной старости.

   Четвёртого июня 1974 года в одной семье родился ребёнок. Родители, в отличие от многих, мечтали только о девочке, и в благодарность за столь ожидаемый подарок, назвали доченьку Лизонькой, в честь императрицы Елизаветы, да и «Барышни-крестьянки» Пушкина, чьё имя тоже было Лиза, окружив новорожденную огромной любовью, заботой и вниманием.

   Прошли годы, детей в семье больше не прибавилось, и родительская любовь сосредоточилась только на Лизе, предоставив ей все возможности, как прекрасного детства, так и чудес школьных лет. Ведь школьные годы чудесные.… Но! Как они быстро летят!

   Окончив школу с Золотой медалью, Лиза поступила в университет и в полной мере вкусила счастье студенческой жизни. 

   Однако, перед тем, как нырнуть в описание университетских лет студентки, отличницы, спортсменки, комсомолки, наконец…

   Стоп! Комсомола к тому времени уже не было, а вот просто красавица, была! И какая!!! Давайте отвлечёмся от предстоящего чтения возрастающих страниц и поговорим о девушке, которую и Природа, и родители одарили такой восхитительной красотой, о которой можно было только мечтать (другим девушкам, да и потенциальным женихам тоже).

   Стройная, строгая фигура, безукоризненное, словно точёное, древнегреческое лицо. Чёрные волосы, уложенные красивой укладкой, а ночью закрывающие всю подушку плывущими локонами. Тонкие, нежные пальчики, красивые ножки, пышная грудь и огромные, сияющие глаза, обрамлённые такими же пышными ресницами, дополненные маленькими ямочками на щеках, вызывали умопомрачительное восхищение каждого,

только ещё бросившего первый взгляд на Лизоньку.

   Да и все последующие взгляды, даже длящиеся бесконечно долго, нисколько не угасали рядом с этой, поистине, прекрасной женщиной.

   Дружить с такой красавицей мечтали многие, а уж любить, так этих было немерено! Она  с радостью знакомилась. Были дорогие подруги, были в друзьях и ребята, но дружба с мужской половиной никогда не выходила за рамки, определённые ею самой, и это многим не нравилось, что непременно вызывало злость, зависть и всевозможные сплетни.

   Но Лиза жила своей жизнью, нисколько не расстраиваясь кругами человеческих глупостей, волнами, расходившимися в разные стороны от её юной красоты и, постепенно, сплетни затихли, недруги отчалили, волны перешли в штиль, чтобы в недалёком будущем хлынуть уже в её сердце цунами огромной любви и остаться там навсегда.

   Они жили за городом, в своём доме с небольшим садом. Отец был главным инженером, и высокий достаток позволял матери не работать, что прекрасно сказалось на воспитании девочки. Она много читала, увлекалась живописью, и это у неё неплохо получалось. Часто посещала театры, музеи и выставки. В общем, вела активную культурную жизнь, отлично училась, не пропускала ни одного студенческого мероприятия и к девятнадцати годам  подошла к тому этапу  своей жизни, который в корне изменит всё, чем она жила до него и унесёт в волшебную жизнь её первой и единственной любви.

     Я уже писал, что появилась масса возможностей, а главное, разнообразие мест, где с некоторой долей Удачи, именно с некоторой, можно было встретить свою единственную и неповторимую, поскольку вероятность такой встречи, во многих случаях, приближается к бесконечно малой величине.

   Если не верите, тогда ответьте: откуда так много скандалов, измен и разводов, если в день регистрации ты уверен, что Жар-птица у тебя в руках,  счастье будет вечным, жена любящей, тёща золотце, а зарплата будет выше некуда? Не сходятся цифры. И никогда не сойдутся.

   Ладно, перейдём к этим самым местам, а вернее, к одному.

   Когда в прокат вышел фильм «Москва слезам не верит», тысячи, а то и десятки тысяч женщин бросились искать своё счастье в пригородных электричках! Алексей Баталов своё дело сделал!!! Сколько из них это счастье нашли – науке неизвестно, но искать продолжают до сих пор.  

   Мои герои тоже познакомились в электричке, но сказать, что Лиза руководствовалась сценарием фильма, ни в коем случае нельзя. Она просто ехала с занятий домой, где в саду зацвели яблони, что было весенним чудом…

« …Яблони в цвету
Я не забуду,
Только дни считать,
Не стану в грусти,
Просто буду ждать
Весны грядущей».
  Где в беседке её ждала мама, с кипящим самоваром и вишнёвым вареньем...      Однако, сама Лиза ждала совсем другого от этой весны. Она ждала  своего чуда, и оно произошло, но почему-то, не на балу у принцессы, а в полупустом вагоне электрички, прокатиться от вокзала до дома, на которой, было, каких-то, двадцать минут.

   …Он вошёл с самоваром в руках, следом за старушкой.

   Молодой, красивый, в сияющих туфлях, в брюках и рубашке с короткими рукавами. Старушка прошла как раз к тому месту, где сидела Лиза и села рядом, а парень - напротив.

   Он только взглянул на девушку и… мгновенно влюбился!!! А она, вдруг, заулыбалась, так как вспомнила фильм, Баталова с самоваром, его грязные туфли и директора фабрики химического волокна, уезжающую с дачи домой. Прикинула в уме, с каких слов началось их знакомство, и подумала: «Вот будет смех, если история повторится, но именно с нами, и в один прекрасный день, этот парень поведёт меня под венец!».

   История, действительно, повторится!!! Но засмеются они потом, через много, много лет. А вот, почему и где, я расскажу в самом конце рассказа…

   Он даже не смутился её улыбки и произнёс:

   - Я Вас прекрасно понимаю, сварганить сцену из фильма, чтобы посмотреть вторую серию, но уже в нашем исполнении, это надо постараться. Я и сам растерялся, когда бабушка попросила меня поднести ей самовар.

   - Извините, - нарушила монолог Лиза, - а почему именно в «нашем» исполнении? Вы совершенно случайно сели напротив, я Вас не знаю, и разыгрывать дубль номер, допустим сто, вместе с Вами, я не собираюсь. Может у Вас такое хобби - знакомиться в электричках. И дублей, в Вашем исполнении было не мало.

   - Считайте, что первое знакомство состоится только сейчас. Сам удивляюсь, но, как только я взялся за ручки этого самовара, то понял, что через минуту встречу свою первую, единственную и, возможно, самую главную любовь. Выходит, я не ошибся.

   Он секунду помолчал, потом отпустил сначала левую ручку самовара, потом свою правую руку от краника и, протянув её Лизе для знакомства, посмотрел  такими проникновенными глазами, полными чего-то глубокого и млечного, что в глазах у девушки, будто мелькнул огненный метеор.

   И что Вы думаете, дорогой читатель?

   Лиза, та самая Лиза, которая никогда не выходила за рамки, определённые ею самой в отношениях с парнями, протянула свою и, вопреки собственной воле, произнесла:

   - Лиза.

   Знакомство состоялось. А чтобы доказать, что два человека остались им довольны, могу сообщить: Сергей вернулся домой только на последней электричке, а с вокзала, вообще, пошёл пешком. Потому, что это уже был совершенно другой человек. Он был влюблён и влюблён по уши, на всю жизнь и до гроба! А иначе любить и нельзя!!!

   И полетели дни любви. Теперь, когда две жизни превратились в одну, а значит, стали совершенно другими, когда два сердца застучали строго в одном ритме, когда и днём, и ночью мысли, носящиеся в сознании этих двух людей, сводились только к одному: «Я скучаю, жду и лечу на свидание!», их души воспарили и улетели так высоко, что для всех, оставшихся внизу, они стали невидимыми небесными Ангелами, льющими свет своей любви на бескрайнюю грешную землю, и таких влюблённых, как они, в этих  заоблачных высотах, оказалось бесконечно много.

   Но утро этой новой любви только просыпалось. На далёком горизонте забрезжил его алый рассвет и этот новый, сияющий горизонт, озарил землю новорожденной, с каждым свиданием которой, небеса двух сердец наполнялись пушистыми, белыми облаками, превращаясь в солнечный день счастья, день, соизмеримый с их будущей очень долгой и прекрасной жизнью.

   Затем, медленно опускаясь, этот день перейдёт в вечер. В вечер тёплый и тихий, у яблони в их саду, но уже не цветущей, а склонившейся под тяжестью золотистых плодов, которые они вырастили вместе, и которые подарят своим внукам.

   А когда и вечер плавно перекочует в сумерки, они вместе растворятся в ночи, чтобы остаться вдвоём, в немой бесконечности мира безмолвия…

   Но мы не будем ждать вечера, он наступит ещё не скоро, я знаю только одно – у этой любви день станет вечностью, а горизонты их жизни – бескрайними.

   Довольно предисловий, полетели в Любовь!

   Заканчивался май, в июне сессия, сдавались последние зачёты и курсовые. Они встречались каждый день, гуляли по городу, пролетали на электричке несколько километров и кружили по зелёным улочкам пригорода, где жила Лиза. С огромным трудом разрывали ночной поцелуй. Затем он бежал на последнюю электричку, кое – как добирался до дома, очень часто не мог заснуть, думая о своей любимой. И так каждый день, и каждую ночь.

   Что может сравниться с юной, сказочной, загадочной и прекрасной, фактически, первой, настоящей любовью, которая заполнила всю душу, переполнила сердца и пустила такие глубокие корни в тела и сознания, что уже с первых свиданий он знал:  – Я встретил свою будущую жену!!!

   А она, она тоже не сомневалась, что именно этот студент, вскоре, поведёт её в Храм под венец!!!

   Какое прекрасное было время???!!!

   Они учились в разных вузах, но, почему-то, первый экзамен у обоих, был назначен на четвёртое июня. В первый день лета, расставаясь, влюблённые договорились, что встретятся после экзамена, завтра надо зубрить, и Лиза, как бы, между прочим, попросила:

   - Серёжа, ты четвёртого оденься понаряднее.

   А он, не сообразив, что эти слова сказаны не случайно, бросил:

   - А, как же, первый экзамен!

   О дне рождения разговора не было. Их любовь была такой бурной и скоротечной, что завиваясь в шёлковый кокон чувств, они даже не спросили друг друга о том, когда родились, да и к чему это знать на первых свиданиях. Они просто забыли, что им по девятнадцать, что они только, только познакомились. Им казалось, что знакомы вечно, а у вечности, как известно, возраста не бывает.

   …Получив заслуженную пятёрку и, вылив на голову, как легендарный Шурик, стакан газированной воды, Серёжа стоял у памятника Пушкину, ожидая свою любовь, которая вот, вот должна была подойти.

   И она подошла! То, что подошла Лиза, сомнений не вызывало, но его девятнадцатилетняя любовь была совершенно другая, совсем не та, которую он знал уже несколько дней, это была она и не она. Это была Лиза, но в тысячу раз восхитительнее той, с которой расстался два дня назад, и которая попросила его одеть что-нибудь получше, покрасивее и понаряднее. Её просьба до сознания Сергея ещё не дошла, но неведомая сила  тихо, тихо сжала сердце, и это отдалось неописуемым счастьем.

   «Сегодня что-то произойдёт», зашептала душа, а сжатое сердце стало вырываться из охвативших его объятий, чтобы выразить всю любовь и восхищение, сияющей красотой, его будущей жены.

   Так, что же заставило нашего студента замереть в лучах явившейся девушки, которая спешила к нему, а не к кому нибудь другому. Спешила на свидание с ним, единственным и безумно любимым.

   Она не шла, она летела. Её чёрные волосы были уложены в строгую, но слегка вьющуюся мелкими локонами причёску. Белое платье, снежного цвета, так красиво облегало её фигуру, да тоненький поясок на талии, что с этой фигуры можно было ваять тысячи Венер, и все они будут шедеврами мирового уровня. Такие же белые босоножки на тоненьких шпильках, завершали красоту её стройных ножек. Маленькая сумочка на плече и пять алых роз в правой руке, пылающих на фоне блеска её наряда, заставляли задуматься: – «К чему бы это?».

   И, особый разговор о двух цепочках, на её нежной шейке. Одна с крестиком, а вот вторая, вторая сияла золотой подковкой с маленькими алмазами и красными рубинами.

   У этой подковки была своя красивая история. Подковку дедушка подарил бабушке, в своей далёкой молодости и она стала талисманом их счастливой семейной жизни. Дедушки уже не было, когда родилась внучка, и бабушка сказала родителям: «Эта подковка на цепочке теперь Лизонькина. Буду жива, подарю сама, а уйду к деду, подарите Вы». Бабушка дождалась восемнадцатилетия внучки и, застёгивая замочек у её груди, сказала:

   - Сегодня поноси, полюбуйся, а вечером сними и спрячь. Но вот, когда пойдёшь на своё первое, настоящее свидание, одень и уже не снимай. Тот, кто будет тебя ждать, станет твоим мужем. Твоя бабушка знает, что говорит.

   Ровно через год цепочка с подковкой была одета, и именинница, уже не сомневаясь, что её ждёт будущий муж, шла к памятнику великого поэта.

   Лиза подошла к Сергею, поцеловала и весело обрадовала:

   - Пять балов! А у тебя?

   Будь Лиза не так прекрасна в этот миг, он, не задумываясь, выпалил бы те же слова, но миг перерос в секунды, минуты, а влюблённый студент молчал и только моргал своими отброшенными вверх ресницами, забыв обо всём, что собирался рассказать.

   - Тоже пятёрка… а… а розы, в связи с чем?

   Лиза расплылась в умопомрачительной улыбке, прижала губы к его щеке и зашептала:

   - Я сегодня родилась, мне стукнуло девятнадцать!

   - А я ничего не знал. Ведь могла предупредить, - и он поцеловал девушку в губы, прижал к себе и громко сказал:

   - Как я счастлив, что понёс тот самовар! А я родился двадцать первого августа.

   Лиза улыбнулась и посмотрела в его глаза.

   - У нас в тот день заболел преподаватель, и я могла поехать намного позже, ты  бы встретил другую девушку, влюбился в неё…и сейчас, после экзамена, я ехала домой, а ты целовал бы ту, другую…

   Сергей посмотрел на Лизу, нежно взял за плечи.

   - В тот день могло произойти всё, что угодно. Но Судьба выбрала единственно возможный вариант – я встретил самую красивую, самую умную и самую талантливую. А если просто, то, самую лучшую!!!

   И он, обняв любимую, зашептал:

   - Никакой другой девушки ни в тот день, ни во все последующие, в моей жизни, не могло быть, и уже никогда не будет.

   - Есть только ты!

   - Мы с тобой, сегодня, одинаково небрежны!!! – улыбнулась Лиза, и, взяв жениха под руку, крикнула, - Я обещала родителям, что познакомлю тебя с ними. Вперёд, на электричку. Они уже ждут.

   Да, и никаких подарков, ты - мой самый дорогой подарок! А дарить подарки будешь своей жене, договорились?

   На вокзале Сергей купил цветы, в подарок будущей тёще. Вторая мама в его семейной жизни, будет играть немаловажную роль. Ведь отношения с ней могут достичь таких высот, при которых зять, либо будет называть тёщу мамой, либо, в один «прекрасный день», проклянёт навсегда, что, впоследствии, повлечёт за собой реакцию полураспада семьи, а после и к её возможному уничтожению. Однако, наш герой был настроен на любовь и уважение к женщине, родившей его любимую, и с волнительной радостью ожидал знакомство не только с мамой, но и бабушкой, и папой Лизы. А они  вот, вот должны были появиться из-за сиреневого куста, нависшего над калиткой, которая сейчас распахнётся и впустит девятнадцатилетних студентов в совершенно другую жизнь, чтобы остаться в ней навсегда. 

   Пройдёт много лет, и наши влюблённые снова будут входить в эту самую калитку, но волнительная радость будет обуревать уже Лизу. О, это стоит посмотреть и пережить вместе с ними… но, подождём, не будем торопить события, давайте всё по порядку: итак, познакомим, наконец, Сергея с родителям Лизоньки.  

   Лиза заглянула за куст и прошептала:

  - Они на крыльце, ждут.

   Калитку тихонько отворили и вошли во двор. Дорожка вела, прямо к дому, не изгибаясь. Подошли к крыльцу, и Лиза, взяв Сергея под руку, громко сказала:

   - Знакомьтесь, это Серёжа!

   Всё, что было потом, не нуждается в описании, но всё-таки, стоит остановиться на тех изучающих взглядах, которые родители устремили на Сергея.

   Бабушка только взглянула на мальчика, потом перевела взгляд на свой подарок и радостная, что это случилось, широко улыбнулась. «Подковка не подвела» - мелькнуло в её в голове.

   Мама долго и внимательно изучала друга дочери, приняла цветы и ласково сказала:

   - Мы рады, что в свой День рождения Лиза пришла не одна!

   Папа поздоровался, пожал руку, но что-то кольнуло в душе, передёрнуло грудь и провело какую-то невидимую нить, нить смутного недоверия к парню, что пришёл с дочерью, и не исключено, что именно он, однажды уведёт её от родного крыльца.

   Отца понять можно. Единственная, любимая дочь, в которой души не чаяли столько лет, которую лелеяли и растили, хотя и твёрдо знали, что рано или поздно, кто-то появится в их жизни и, прижав к своей груди, заберёт навсегда. И эта отцовская любовь, и мужская ревность, и ожидание скорой разлуки, всегда будут той лёгкой и терзающей сердце стеной, что возникает у каждого отца, в один день понявшего, что его девочка уже стала взрослой и скоро уйдёт в свою, оторванную от родителей семью.

   Потом был праздничный ужин, нескончаемый разговор, вечером вышли на улицу в сад, зажгли костёр и к полуночи Сергей заторопился на электричку.

   Когда проводили гостя до станции и вернулись домой, состоялся семейный совет. Мама, и бабушка заявили, что мальчик понравился, но папа сразу сказал:

   - Лиза, не знаю почему, но к Сергею моё сердце не лежит. Ну не лежит и всё.

   В общем, разговор продлился допоздна, но всёже папа остался при своём мнении, хотя и пообещал в Лизонькины отношения не вмешиваться.

   Прошло несколько дней и, однажды, гуляя в саду, Лиза предложила Серёже сесть у куста сирени, чтобы написать его портрет. В живописи она была мастер, я бы сказал – талант. Влюблённый согласился сразу, и теперь, по вечерам, они замирали часа на полтора, он, сидя, а она, стоя, играя кистью на тугом полотне.

   Через месяц портрет был готов и Лиза заявила:

   - Когда мы с тобой поженимся, а поженимся обязательно, этот портрет будет висеть в нашей спальне, но вот когда мы состаримся…

   - Правильно, - отреагировал будущий жених, - а когда мы состаримся, я всегда буду повторять: «Лизонька, я так горжусь тобой, твоими пальчиками и твоим огромным талантом! Я любил тебя всю жизнь, и буду любить до последних дней!».

   А ты, каждый раз, заходя в нашу спальню, и видя свою работу, будешь шептать: «Какое счастье, ведь прошло столько лет, а моя картина всё так же украшает нашу жизнь!».

   Что было потом? Да ничего, просто закончилось лето, убежала осень, промела зима и наступила весна. Родители Лизы уехали к морю, а наши влюбленные, вдруг, поняли, что жить в разных концах города они уже не в состоянии, что каждая разлука, даже на день, равносильна пытке и они приняли решение стать мужем и женой. Позвонили на курорт, обрадовали родителей, потом купили шампанское, букет цветов и поехали к родителям Сергея.

   На второй день, рано утром, Серёжа уехал во Дворец Бракосочетаний. Долго стоял в очереди для подачи заявлений, и в десять часов утра, подписав гербовый лист, молодожёны уже знали, что регистрация состоится только 15 июля, а значит времени на подготовку у них достаточно, чтобы купить и платье, и костюм, и кольца и всё, всё, ну, что полагается в подобных обрядах…

   В тот вечер Сергей остался ночевать у Лизы. Больше всех обрадовалась бабушка, и счастливая тем, что внучка обрела свою любовь, рано уснула.

   Сами же студенты были твёрдо уверены, что свадьба состоится, что они не могут жить друг без друга и, что их семейная жизнь продлится до глубокой старости.

    Вот так, звёздной мартовской ночью, в день весеннего равноденствия, в комнате Лизоньки родилась новая семья – они стали мужем и женой.

   …Жарким июльским днём, в полдень, 15 числа 1994 года у Дворца Бракосочетаний кипело море народа. Разодетые невесты и чёрно-белые женихи, с цветами и радостными улыбками, входили в парадные двери, чтобы выйти уже с кольцами, связавшими их юные судьбы. Смех заглушал визг тормозящих машин, крики поздравлений разносились на всю округу, а грохот шампанского походил на канонаду.

   Те, кто уже поставили штампы в паспортах, садились в машины и разлетались по свадебным ресторанам, чтобы продолжить уже семейный праздник, с уверенностью, что он будет длиться всю жизнь.

   И вот в этой, торжественной суматохе безудержного веселья и брачной атмосферы, в окружении родных и близких друзей, стояла одинокая невеста. Её счастливое лицо с каждой минутой всё грустнело, настроение падало, сердце сжималось, а папа и мама не знали, что предпринять, дабы успокоить своё родное солнышко, свою девочку, собравшуюся покинуть их отчий дом после Зала регистрации. 

   Если посмотреть со стороны непредвзятым взглядом, то эта невеста затмевала своей красотой всех остальных, что украшали зал ожидания дворца, где красота сияла на каждом шагу. Ведь на свадьбу любая невеста является в блеске и величии, стараясь превзойти всех остальных, будучи уверенной, что второй раз это торжество в её жизни уже не повторится.

   Не стану описывать юные прелести расстроенной невесты, коснусь только её свадебного наряда.

   Белое, влитое в фигуру платье с кричащим декольте, две золотых цепочки с крестиком и кулоном, а также, подаренная отцом диадема, что вплелась в чёрные волосы причёски, сияла бриллиантами, которые своими переливами дополняли красоту лица, её фигуры, да иногда, мелькающих белых туфелек Золушки со шпильками – каблучками.

   А звали невесту Лиза. Да, да, это была она, наша героиня.  

   Но что случилось, что заставило её, такую ещё совсем недавно счастливую и влюблённую, загрустить в самый радостный для каждой невесты день?

   Как ни странно, но отсутствие жениха. Серёжа опаздывал на регистрацию вот уже на пол часа. Здесь были все гости, её и его родители, а второго человека, без которого свадьба невозможна, во дворце всё ещё не было.

   Да, забыл сказать. Как и у каждой невесты в этом зале, в руках у Лизы были цветы. Она держала пять белых роз, которые бабушка выращивала в своём саду специально для такого дня. Розы были чистейшей белизны и пахли таким классическим розовым ароматом, что этот розовый туман уже давно заполнил зал и успешно конкурировал с лучшими праздничными духами невест, женихов и ожидающих гостей.

   К страдающей невесте подошёл отец, взял её за руку и, глядя в глаза, сказал такое, что Лизу даже передёрнуло.

   - Вот, что я тебе говорил, доченька. Не едет твой Серёжа, а, возможно, и не приедет совсем. Может, ты всё-таки передумаешь, и не пойдёшь за него замуж. Откажись сейчас, пока не поздно. Чует, чует моё сердце, что не любит он тебя. И будет изменять, и будет выпивать. Потом ещё и бить начнёт. Лизонька, одумайся, давай уедем.

   Её лицо мгновенно покраснело, вскипело, какая-то злость засияла в глазах.

   - Папа, да ты что, что ты говоришь. Он любит меня, я знаю, он не такой. Зачем ты всё это придумываешь. Неужели ты думаешь, что я иду замуж, будучи не уверенной в своём счастье? Покажи мне невесту здесь, где их десятки, которая сомневалась бы  в своём женихе. Так нельзя думать, нельзя колебаться в последний момент. Я люблю его, а он меня. Понимаешь, он задержался, пробки на дорогах, сейчас он приедет. Папа, папа, что же ты делаешь, зачем ты рвёшь моё сердце?

   - Думай обо мне всё, что хочешь, но он искалечит твою жизнь. Ты будешь прибегать к нам, и плакаться горькими слезами. Мама будет тебя жалеть, и тоже проливать слёзы, но время уйдёт, ты разведёшься, возможно, выйдешь ещё раз замуж, но однажды поймёшь, что твой Серёжа испортил тебе жизнь, которая так и останется несчастной, а он будет гулять, пить и радоваться своей беззаботной жизни. Лизонька, девочка моя, откажись, давай уедем. Прямо сейчас, и, со временем, ты скажешь мне спасибо.

   Но в этот момент подошла бабушка. Разговора она не слышала, и стала успокаивать внучку, а в конце сказала:

   - Внученька, не расстраивайся, смотри, как я старалась, выращивая эти розы к твоей свадьбе, ты будешь счастлива! Будешь! Вдохни запах моих роз и тебе сразу станет легче.

   Лиза посмотрела на бабушку оттаявшими глазами, поднесла букет к лицу и глубоко вдохнула аромат своего сада. А он вошёл в её душу, коснулся сердца, и …наша невеста уплыла в далёкую неизвестность…

   …23 часа, суббота, 14 июля 2024 года. В спальне двое. Муж читает роман, жена – свой доклад на научную конференцию. Им уже пятьдесят, но время нисколько не сгладило её красоту и его энергию, а счастье семейной жизни стало только ярче и нежнее. Они так же любят, у них двое детей и трое внуков, а отношения в семье нисколько не изменились за тридцать лет супружеской жизни.

 Сергей Николаевич отложил книгу, повернулся к жене, взял её руку в свою и тихо заговорил:

   - Я вот лежу и думаю, как бы нам необычайно отметить тридцатилетие нашей свадьбы? Ну, не как всегда. Чтобы это вернуло нас в прошлое, в нашу юность. Знаешь, я часто об этом думаю. Я помню по нашим фильмам, как ты была восхитительна в те годы. Знаю, каким был я, но, иногда, до безумия, хочется вернуться в молодость, в наши первые дни и ощутить ту первую любовь, те чувства, что разожгли нас и продолжают жечь сейчас. Иногда ты даже снишься мне та юная и далёкая, я рядом… и как мы любим друг друга!!! Жаль, очень жаль, что человеку не суждено хотя бы на мгновение вернуться в прошлое. Да и не столько в прошлое, сколько в свою юную любовь. А ты бы хотела оказаться на нашей свадьбе?

   - Я… возможно и хочу. Таких мыслей у меня никогда не возникало. А вот сейчас ты сказал, и я задумалась. Да, это было бы потрясающе. Мы снова молодые… ой, не надо, а то я расплачусь. Мы же решили – собираемся у моих, накрываем в саду стол. Будут только наши.

   - А представляешь, - Сергей улыбнулся загадочной улыбкой, он всё ещё плавал в своих мечтах, - я дома, один и, вдруг, ты являешься сюда, в нашу квартиру, но та молодая, в свадебном платье, а?

   - Да, я бы, наверное, сошла с ума. Та, молодая…

   - Мы бы очень обрадовались, обнялись, - Сергей заулыбался, - и была бы страстная любовь.

   Елизавета Андреевна повернула голову к мужу и, глядя раскрытыми и, в мгновение, ставшие злыми, глазами, просто прошипела:

   - Ты соображаешь, что говоришь? У тебя, что совсем крыша от воспоминаний съехала? Я что, дура, чтобы отдаваться старику. Мне двадцать, а тебе пятьдесят. Серёжа, у тебя что-то с головой. Опомнись, надо же, на молоденьких потянуло. Чтобы я больше такого не слышала.

   - Очень хорошо, перед тобой твой любимый муж, мы прожили прекрасные тридцать лет, и ты меня упрекаешь в аморальщине. Я хочу любить только тебя, тебя, и ни какая другая женщина мне не нужна.

   Сергей Николаевич, в обиде, отвернулся от жены, закрыл глаза и замолчал. А Елизавета Андреевна подняла всё ещё пышную в локонах головку и посмотрела на картину, что висела уже двадцать лет в их спальне, и которой они оба продолжали любоваться, как в первые дни её написания. Ведь художником была она!

   Минут через десять супруги заснули, даже не догадываясь, какой подарок Судьба решила им подарить, случайно подслушав этот необыкновенный ночной разговор…  

     …15 июля, полдень 1994 год. Дворец Бракосочетаний. Одинокая невеста. Её, до этого, счастливое лицо с каждой минутой грустнеет, настроение падает, сердце сжимается, а папа и мама не знают, что предпринять, чтобы успокоить свою девочку.    

   Зовут невесту Лиза.

   К страдающей невесте подходит отец, берёт за руку и, глядя в глаза, произносит:

   - Что-то не едет твой Серёжа, а, возможно, и не приедет совсем. Может, ты всё-таки передумаешь, и не пойдёшь за него замуж. Откажись сейчас, пока не поздно. Чует, чует моё сердце, что не любит он тебя. И будет изменять, и будет выпивать. Потом ещё и бить начнёт. Лизонька, одумайся, давай уедем.

   Её лицо мгновенно покраснело, вскипело, какая-то злость засияла в глазах.

   - Папа, да ты что, что ты говоришь. Он любит меня, я знаю, он не такой. Зачем ты всё это придумываешь. Неужели ты думаешь, что я иду замуж, будучи не уверенной в своём счастье? Покажи мне невесту здесь, где их десятки, которая сомневалась бы  в своём женихе. Так нельзя думать, нельзя колебаться в последний момент. Я люблю его, а он меня. Понимаешь, он задержался, пробки на дорогах, сейчас он приедет. Папа, папа, что же ты делаешь, зачем ты рвёшь моё сердце?

   - Думай обо мне всё, что хочешь, но он искалечит твою жизнь. Ты будешь прибегать к нам, и плакаться горькими слезами. Мама будет тебя жалеть, и тоже проливать слёзы, но время уйдёт, ты разведёшься, возможно, выйдешь ещё раз замуж, но однажды поймёшь, что твой Серёжа испортил тебе жизнь, которая так и останется несчастной, а он будет гулять, пить и радоваться своей беззаботной жизни. Лизонька, девочка моя, откажись, давай уедем. Прямо сейчас, и, со временем, ты скажешь мне спасибо.

   Лиза опустила головку, ужасная тоска сжала её душу, ей стало так одиноко и тоскливо, что захотелось просто расплакаться.

   «Серёжа, милый мой, ну где ты? Что случилось, я же умру без тебя», - заныло в её сознании, и она медленно подняла, уже красные, готовые брызнуть горькими слезами глаза. Взгляд пробежался по праздной толпе зала, прыгнул к люстрам и, вдруг, замер на колеблющемся сиянии, что поднималось от гудящих гостей. Лиза плавно опустилась вниз и остановилась на пожилом мужчине. А он, не отрываясь, смотрел прямо в её глаза, смотрел таким всепоглощающим и до боли знакомым взглядом, что наша невеста, стала опускать руки и белые розы тихо, тихо и очень медленно, как в замедленном фильме, поплыли вниз, и мягко коснулись дорогого паркета. А сама невеста, как в сказочном сне, сделала шаг и пошла к нему, тому неизвестному и загадочному, чей взгляд заворожил, загипнотизировал и позвал в Даль Светлую…

   Их взгляды слились, а Лизу обдало таким душевным жаром, и до того родной, родной улыбкой этого, появившегося ниоткуда человека, что сердце само прошептало:

   - А Вы кто? Я Вас не знаю. Вы родственник Серёжи?

   Наступило долгое молчание, и пятидесятилетний незнакомец, превозмогая неописуемое волнение и жгучее Счастье, промолвил:

   - Я твой муж, Лизонька, родная моя!!! Я твой муж уже тридцать лет!!!

   Двадцатилетняя невеста опустила головку на грудь, закатила глаза и стала падать на паркет, так же плавно и медленно, как и её розы, но гость подхватил Лизу на руки, поднял и понёс к закрытой двери Зала регистрации.

   Естественно, что ничего этого, присутствующие в зале ожидания, даже не заметили.

   Мужчина подошёл к двери, толкнул её ногой, дверь открылась, и на вошедших хлынул сиреневый туман, окутал их тела, но продолжалось это одно мгновение, туман рассеялся, а два человека оказались в той самой спальне, что я описал минуту назад.

   Да, это была она, их будущая, а для кого и настоящая квартира, их спальня и картина, работы, лежащей без сознания художницы – невесты, для которой всё это было далёким и счастливым будущим…

   Сергей Николаевич положил Лизу на кровать, и побежал за водой. Он долго пытался привести её в чувство, несколько раз легонько ударил по щекам, но Лиза лежала, не подавая и капельки сознания. Видимо, временной перелёт из прошлого не сразу позволял человеку обрести чувство реальности. Прошло несколько минут, и невеста открыла глаза. Она лежала и смотрела на расписной потолок, чем-то напоминавший плафон дворца, потом опустила взгляд вниз и увидала мужчину с тем волшебным и завораживающим взглядом.

   Её тело сжалось, передёрнулось судорогой и Лиза, отпрыгнув к стене, с полным ужаса лицом, закричала:

   - Кто Вы такой, что Вы со мной сделали, зачем Вы похитили меня? Что Вам от меня нужно? Я буду кричать, немедленно верните меня во дворец.

   А он, сам в горящем волнении, начал уговаривать свою далёкую невесту:

   - Лизонька, девочка моя родная, успокойся, посмотри внимательно, отвлекись от прошлого, это же я, твой Серёжа. Но сегодня мне пятьдесят лет. Маленькая ты моя, как я счастлив, что это произошло, что мы встретились. Ты – моя невеста, та Лиза, что любишь своего Серёжу до безумия, и я твой муж уже тридцать лет.

   Но она не верила, и никогда не смогла бы поверить в такую чертовщину. Да и как тут поверишь, не бывает такого и никогда не будет…

   И тогда Сергей Николаевич, окинув комнату быстрым взглядом, спокойно сказал:

   - Ты видишь эту картину? Кто её писал, и кто на ней изображён? Ты помнишь, ну, давай вспоминай. Смотри, это ты, это твоя рука писала мой портрет. Теперь-то ты, наконец, успокоишься?

   Лиза устремила взгляд на полотно и, не отрываясь, долго, долго всматривалась в свою работу. Сергею показалось, что прошла вечность.

Затем перевела взгляд на мужа. Внимательно и основательно осмотрела и сравнила в воспоминаниях его молодое лицо, наконец, закрыла глаза и горько расплакалась.

В её рыдающем сознании поплыли слова отца, с просьбой уехать, забыть Сергея и остановить свадьбу. Образ мужа через тридцать лет, и она решила всё проверить и убедиться, что тогда, давным-давно, она приняла правильное решение, а все годы их супружеской жизни, были самыми счастливыми, и это счастье продлится до последних дней их жизни.

   А Сергей Николаевич стал перед своей любимой на колени, взял её руки в свои, Лиза всё ещё сидела на кровати, и напомнил строки из их любимого стихотворения:

  - Не верю я, что Счастье угасает,
Не верю, что мельчают души рек.
Есть женщины, которых не бросают,
Сегодня иль вчера, иль через век.

   Неужели я мог тебя бросить? Милая моя девочка, я хочу, чтобы ты, вернувшись на нашу свадьбу, знала - ты самая счастливая невеста, а через мгновение, станешь самой счастливой женой. Сейчас мы поедем в одно место, в какое, не скажу. Пусть это будет для тебя подарком, сюрпризом, даже не знаю, как сказать. И ты вернёшься во дворец,… нисколько не сомневаясь в своём выборе.

   А успокоившаяся невеста помолчала, обдумывая что-то в своей красивой головке, и с глазами, полными неизвестности, спросила:

   - Скажите,…скажи, мои папа и мама живы, а бабушка?

   Сергей посмотрел в изумрудные глаза, и поцеловал её нежные пальчики.

   - Живы, и твои и мои, а бабушка умерла через десять лет после свадьбы. У нас двое детей и трое внуков.

   Лиза упала на кровать спиной, разбросала руки в стороны, расплылась в задумчивой улыбке и прошептала:

   - Поехали, - а я могу их увидеть? Давай объедем всех.

Стоп! Это потом, а где я, ну та Лиза, в свои пятьдесят? Могу я себя увидеть? Ты можешь себе представить женщину, которая не хотела бы увидеть себя в старости… ну не в старости, а лет в пятьдесят?

   - Ты в институте, и освободишься только через три часа. А себя, да вон, посмотри фотографию, в той комнате, на стене, это голограмма, и там ты, как живая.

   Лиза выскочила из спальни и просто впилась в себя, объёмную, в красивом наряде и с той же чёрной причёской, как на свадьбе.

   А её будущий муж стоял и любовался своей невестой, своей женой, своим прошлым и настоящим, и маленькие капельки слезинок увлажнили его ресницы. Как он был счастлив!

   Но то, что творилось с Лизой, в эти минуты, вообще не поддаётся никаким описаниям. Она крутилась у голограммы, как змея, как обезьяна, как врач, увидавший уникального больного, с ему одному известной болезнью. Она то улыбалась, то плакала, потом хохотала, вдруг, начинала прыгать и выкрикивать только ей понятные слова.

   Минут через десять она отошла от своего образа на метр, и смотря на Лизу в будущем, твёрдо выдала:

   - А я стала ещё красивее! Как я прекрасна!!! Что касается тебя, Серёжа, то я пока помолчу, пока. Мне нужно время. Неужели, всё это правда???????? Сума сойти, если я сейчас вернусь на свадьбу и всё это расскажу тебе, ты же посчитаешь меня полной идиоткой и откажешься жениться. Ведь откажешься? Признавайся. Откажешься?

   - От тебя я никогда не откажусь, но советую, когда вернёшься, говори и кричи всё, что угодно, только об этом, ни слова. Думаю, через много лет я сам всё это переживу. Кстати, нас ждут, нам пора, пора…

   Но перед тем, как спуститься к машине, Лиза обошла всю квартиру. Долго рассматривала бытовые, технические и семейные условия их жизни в двадцать четвёртом году, осталась всем безумно довольна, и уже стоя перед закрывающейся дверью и глядя в глаза своего мужа, сказала:

   - Когда мы будем стоять в зале регистрации, и меня спросят: «Согласна, ли я стать твоей женой?», я закрою на секунду глаза и вспомнив всё это, просто закричу: Да, Да, Да!!! Я согласна!!!

   …Машина неслась по автостраде со скоростью метеора. Конечно, электрички ходили, как и раньше, но они были такими скоростными, что прошлые двадцать минут, улетали в секунду, и на такие близкие расстояния люди ездили совершенно другим транспортом.

   Сергей остановил машину за несколько домов от родного дома Лизы, и они пошли по далёкой и родной улочке юной любви, улочке, по которой невеста гуляла ещё вчера, а он… тоже вчера, но с разницей в целых тридцать лет.

   И вот теперь, перешагнув через три десятка своей семейной жизни, эта пара снова открывала маленькую калитку, чтобы войти в старый яблоневый сад с кустами белых роз, опоённых туманом и прохладой воспоминаний, состарившимися родителями, взрослыми детьми и их маленькими внуками, которых будущая бабушка даже ни разу не видала.

   Как я и предупреждал, волнительная радость обуревала уже Лизу, и это стоит посмотреть и пережить вместе с ними…

   Если бы самые родные люди, что были в саду, могли увидеть Лизу, вызов не одной скорой помощи был бы гарантирован. Но Судьба не могла позволить себе такую радостную жестокость, и дочь, мама, а после – бабушка, осталась для них сиреневым туманом, и в калитку вошёл только Сергей Николаевич.

   - Серёженька, родной, ну где же Вы пропадаете, - прокричал, убелённый сединой тесть, - мы уж заждались. А почему ты один, где Лиза?

    - Она будет позже. Делает доклад, - ответил зять и посмотрел на невидимую для всех невесту.

   А она отошла к кусту сирени, что давно отцвела, и просто впилась прекрасными глазами в своё счастливое будущее, чтобы, вернувшись во Дворец, ощутить себя настоящей принцессой, перед главным шагом своей жизни и ответить всего одним маленьким словом: «Да!».

   Лиза видела свою дочь и сына. Видела бросившихся к дедушке Серёже внуков, свою маму и родителей мужа, накрытый стол и самых счастливых, её самых родных людей.

   Она смотрела и плакала, плакала от счастья, от расписанной до секунды их с Серёжей семейной жизни, от красоты внуков, как две капли воды похожих на бабушку. Она любовалась своими детьми, она любовалась мужем, который не ушёл, не бросил, не спился и не искалечил её жизнь.

   Он и не мог ничего этого сделать по одной простой причине. Серёжа её любил и любил так, как в тот первый день и все тридцать лет, потому, что никакая другая женщина, не смогла подарить ему того счастья, что дарила она каждый день, его единственная и неповторимая, которую родители в четвёртый день июня назвали Лизой!  

   А улетев в будущее, наша невеста забыла обо всём. Тот фантастический фильм, что она сейчас смотрела, оторвал её от всего прошлого, от свадьбы, жениха и родителей, но задержись она в этом фильме хотя бы на час – прошлое изменится в корне и фильм будет совсем другим – горестным и печальным.

   Но в этом саду был один человек, который, исходя из собственных интересов, не мог допустить, чтобы та, далёкая свадьба не состоялась. И этим человеком бы её муж.

   - Знаете, я всё же слетаю за Лизой, и лучше привезу её сам, - обратился Сергей Николаевич к родственникам и, подойдя к сирени, сказал, - Лиза, нам пора. Эти люди ждут нас там, во Дворце, надо возвращаться.

   …И когда они снова оказались в своей спальне, Сергей решил рассказать будущей жене о разговоре прошлой ночью.

   Выслушав ночной диалог, двадцатилетняя невеста немного помолчала, сощурила свои бирюзовые глаза и, с лицом, полным бесконечного удивления выдала:

   - Неужели в свои пятьдесят я стала настолько глупой, что не способна понять любимого мужа? Не дай, Бог!!!

   Она подошла к Сергею Николаевичу, загадочно улыбнулась и, что было сил, толкнула его на кровать…

   «Читатели избавят меня от излишней обязанности описывать развязку» - это сказал не я, так Пушкин заканчивает «Барышню крестьянку», одарив свою Лизоньку Счастьем!

   … Резко распахнулась дверь в комнате невесты, и в Зал ожидания впорхнула, куда-то пропавшая Лиза. Первым её увидел отец. То, что пред ним явилось, должно было мгновенно отправить его в реанимацию, но сердце оказалось живучим, чего не скажешь о языке, который понёс чуть – ли, не проклятья:

   - Лиза, доченька, что с тобой? Ты вся растрёпана, платье измято, … а где, где диадема??? Что случилось? Ты меня сегодня доведёшь до инфаркта! Нет, этой свадьбе не бывать! Уезжаем домой, там поговорим…

   А цветущая невеста обняла любимого папу, и зашептала:

   - Папочка, милый, ты не прав. Я выйду замуж только за Серёженьку, а диадема, диадема дома, в нашей спальне, я обязательно её найду. Какие Вы все у меня хорошие!!! У меня будет двое детей и трое внуков…

   Она повернула головку к парадной двери, и в это мгновение в Зал влетел её любимый. Лиза отпустила отца, подбежала к Серёже и прыгнула к нему, повиснув на шее затерявшегося жениха.

   Вот тогда и заиграл марш Мендельсона, приглашая молодожёнов в Зал регистрации…

    …Шесть часов утра, воскресенье, 15 июля 2024 года. В спальне двое.

   Елизавета Андреевна открыла глаза, повела ими вокруг, посмотрела на спящего мужа, полежала тихонько с минуту… и началось. Она вскочила и забегала руками по постели, в поисках чего-то дорогого и драгоценного. Лиза сбросила одеяло, разбросала подушки, стала ощупывать себя, но это «нечто» нигде не появлялось. Она осторожно приподняла подушку мужа и радостно вскрикнула, ухватившись за маленькую, ажурную диадему, ту самую, что подарил ей папа, и которая внезапно исчезла за несколько минут до начала регистрации.

   - Вот она, нашлась, через тридцать лет! – женщина спрыгнула с кровати, подбежала к зеркалу и вплела драгоценность в свои волосы.

Потом на цыпочках подошла к мужу, и зашептала на ушко:

   - Милый, вставай, я хочу извиниться за вчерашнее.

А милый открыл глаза и выдал совсем уж неожиданное:

   - Лизонька, а мы ничего не потеряли?

   Лиза щёлкнула выключателем, ночничок  моргнул оранжевым цветом, и она, смеясь, добавила:

   - Потеряли, ох, как потеряли. Вот она, нашлась!!!

   Лизонька прыгнула на мужа, обняла его, и они покатились по огромной постели, наполнив комнату счастливым смехом.

   Минут чрез пять Лиза встала на колени, прижала свои ладони к щекам мужа, глубоко, глубоко посмотрела в его глаза и зашептала:

   - Милый мой, родной мой, любимый Серёженька, если бы ты знал, какая есть прекрасная поэтесса Наталья Павлова. Что она написала!!! Это не просто поэзия, не просто стихи о любви, это шедевр Любовной лирики.

  Давным-давно, в древней Греции, на острове Лесбос жила самая известная  поэтесса древнего мира Сафо. Она первой стала писать о любви в стихах. Её считают родоначальницей поэтической культуры, которая у древних называлась «эротикой» и была культурой любви.

   На своё горе, она влюбилась в юношу по имени Фаон. Влюбилась страстно, без памяти, до безумия. А он отверг её любовь… и тогда, не перенеся страданий, Сафо бросилась с обрыва в море.

   - К чему ты это говоришь? – Сергей улыбнулся, - тебе-то, зачем бросаться в море? Да и в Греции мы были давно. Далеко, ведь, надо лететь, чтобы прыгнуть со скалы, как твоя Сафо или Эгей, в честь которого и названо море, омывающее этот самый знаменитый остров…

   - А к тому, мой дорогой, что стихи Павловой, это мольба прекрасной Сафо, но написаны они сегодня. А это значит, что в нашем Мире, с тех далёких времён, ничего не изменилось. Любовь, как была высшим счастьем людей, так им и осталась!

    Вот они, эти стихи! Слушай, и слушай не ушами, а сердцем:

 

- Не потеряй меня, пожалуйста...
Любовь ждала нас столько лет...
И столько раз судьба безжалостно,
При встрече отвечала: «Нет».
И нас в пространстве и во времени,
Вновь разводила – к полюсам.
И мы в тоске ночной не верили
Бессонниц вещим голосам.
Но – помнишь день, с небес насупленных,
Вдруг, луч запел для нас одних –
Недолюбивших, недолюбленных,
Ни в чем не схожих, но родных.
В твоих глазах – все листья августа.
Все звезды сентября молю:
- Ты береги меня, пожалуйста,
Пока – твоя... пока – ЛЮБЛЮ...

 

   Лиза смотрела на мужа, и слёзы, сначала капельками, а потом и тоненькими струйками побежали по щекам. Бесшумно окропили брачное ложе и разлились морем Счастья. Того семейного Счастья, о котором маленькая девочка мечтала ещё в далёком детстве. А, выйдя замуж, за парня из электрички, уже тридцать лет жила с ним, ни разу не пожалев о сделанном выборе. И каждый день, благодаря Судьбу за самый дорогой подарок, снизошедший на неё с вершин Мироздания, эта, уже  зрелая женщина, продолжала любить так, как любят в свои двадцать. Как в те первые дни, когда только, только зацвели яблони в их маленьком семейном саду!!!

   И в этот момент в комнату влетел первый луч взошедшего солнца. Он  ударился о бриллианты диадемы и, разлетевшись тысячами брызг, заиграл по стенам и потолку спальни алмазными бликами, давая понять, что Небо в Алмазах, в этой семье, состоялось!!!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

 

 

 

 

 

Рейтинг: 0 297 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!