ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Наградные листы

 

Наградные листы

article37575.jpg

 

Самое противное , это утренние, телефонные звонки. Особенно в выходной день, да еще в шесть утра. Я дотягиваюсь до телефона и беру трубку.

                - Ну, я слушаю.
                - Ты спишь? Мы же на дачу сегодня собирались.

                -Дед! Ты на часы смотрел? Шесть утра! Все спят еще.

                -Кто спит? Я уже давно проснулся, ты тоже не спишь.

                -Ладно, через полчасика, буду.

Из-под одеяла показалась взлахмоченная голова жены. Она посмотрела на меня, потом на часы.

-Кто звонил? Куда собрался? – спросила зевая.

-Ну, ты знаешь, я обещал деду сегодня отвезти его на дачу.              

-Там  Пашку папку принес. Сказал, что ты просил срочно сделать. Там в прихожей, на тумбочке, рядом с телефоном лежит, - пробормотала жена.

Я забегаю в ванну, открываю холодную воду и резко выдохнув, становлюсь под душ. Сон исчезает мгновенно.  Двадцать секунд, как учил дед, и я выскакиваю из ванны, растираюсь, на ходу натягиваю джинсы, футболку, хватаю в коридоре Пашкину папку и бегу к машине. Пока прогревается двигатель, открываю папку. Пашка молодец. Сделал все как  просил. Месяц назад я заказал на одном сайте, посвященном войне, копии наградных листов на деда. Они довольно быстро нашли несколько наградных листов, выслали электронные копии и сообщили, что остальные листы находятся в других архивах.  Я попросил Пашку, он работает в какой-то арт-студии, сделать мне с этих копий, бумажные. И был поражен, мне казалось, что держу в руках настоящие наградные листы. Пожелтевшие бумага, бледные чернила, один даже был написан химическим карандашом. Это был мой подарок деду к празднику.

                - Воздух, воздух-то какой Игореша – дед  стоял возле дачного домика и улыбался. Погода была солнечной и я все припасы, что приготовила нам бабушка, поставил в беседку.  Дед топтался возле своих любимых яблонь и слив. Солнышко припекало, и я уже начал дремать на крылечке домика. Ветерок шелестел листвой, неизвестные мне птицы заливались  на все голоса, солнышко грело все сильнее и я все больше погружался сладостную дрему.

                - Игорек! Да ты уснул что ли? Иди сюда, посмотри-ка, что тут.

Я встаю и, зевая, иду к деду. Он наклонился около дерева и что-то рассматривал.

                - Осенью, ты деревья от зайцев рубероидом обматывал?- спрашивает дед.

                - Ну мы, с отцом, ты же в больнице лежал тогда, мы и обматывали.

                - Черти безрукие – бурчит беззлобно дед. – Смотри сюда.

                - Проволоку мимо намотали и кожицу содрали на стволе.

                - Давай сюда банку с известкой, замажем, чтобы дрань всякая не попадала.

                - Еще прихвати там секатор. Надо малину подрезать, а то она смородину совсем задушит.

Минут двадцать мы работаем. Дед снимает с деревьев рубероид, который мы намотали от зайцев, я обрезаю побеги малины, которая добралась уже и до крыжовника.  Побеги малины хоть и молодые,  но колючие. Я уже исцарапал все руки, да и спину что-то начало ломить. Дед тоже вроде-бы начал уставать и я закидываю удочку.

                - Деда! А может кваску холодного. Там бабуля расстаралась. В сумке, в беседке стоит.

Дед выпрямляется, смотрит на меня и машет рукой.

                - Пошли! Квас это – дело. Успеем сегодня все сделать. Пошли.

Мы выпиваем по кружке холодного кваса, и дед замечает Пашкину папку.

                - Ты почему молчал, что у тебя работы полно? Вон, даже сюда взял.

Я улыбаюсь и протягиваю деду папку.

                - Это тебе к празднику. Ты их никогда не видел, а я вот в интернете нашел. Посмотри.

Дед открывает папку, одевает очки и начинает вполголоса читать.

                -…во время отступления занял с двумя бойцами высотку перед мостом… удерживали противника, и дали возможность полку...  рядовой Кудрявцев проявил героизм…

Дед выпрямился, снял очки и посмотрел на меня.

                - Витька Корнев и Сашка Астахов тогда со мной были. Витьку через месяц снайпер подловил. Сашка был ранен, отправлен в тыл, а там уже закончил ускоренные курсы и дошел до Белоруссии капитаном. Там и сложил голову.

                Я видел состояние деда и эта затея с наградными листами, зная о его больном сердце, не казалась мне уже такой удачной. Но дед помолчал, перевернул лист и начал читать дальше.

                - …диверсионная группа из 12 бойцов в составе… сержанта Кудрявцева… под командованием ст. лейтенанта Фролова… выполнив основное задание, при возвращении… было уничтожено 4 единицы бронетехники и около полуроты… потери группы составили 8 бойцов…

                - Старший лейтенант наш тогда до госпиталя не дотянул. Отчаянный был мужик. Мы без него и не вышли бы тогда. Меня тоже зацепило сильно. Сомов был у нас в группе. Здоровый мужик с Байкала. Он нас двоих и выволок на себе. Потом через год раненный попал в плен, бежал, воевал в партизанах, а война закончилась, его как бывшего в плену, в наши лагеря кинули. Где-то там и сгинул. Спасибо тебе Игореша за подарок, но я их всех и без этих бумаг помню. В последнее время они мне все чаще снится стали. Зовут наверно. Думаю скоро встретимся.

                Дальше, мы с дедом работали молча. Собрали мусор, подвязали смородину, подмели дорожки между грядок и поехали домой. Дед всю дорогу о чем-то думал, и только около дома, повернулся  и сказал: «Игореша, ты не расстраивайся, все нормально. Папку эту возьми, она вам молодым больше нужна. Мы это прожили, а вы хоть будете знать, как прожили».

                Через год  дед умер.

© Copyright: Анатолий Киргинцев, 2012

Регистрационный номер №0037575

от 25 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0037575 выдан для произведения:

 

Самое противное , это утренние, телефонные звонки. Особенно в выходной день, да еще в шесть утра. Я дотягиваюсь до телефона и беру трубку.

                - Ну, я слушаю.
                - Ты спишь? Мы же на дачу сегодня собирались.

                -Дед! Ты на часы смотрел? Шесть утра! Все спят еще.

                -Кто спит? Я уже давно проснулся, ты тоже не спишь.

                -Ладно, через полчасика, буду.

Из-под одеяла показалась взлахмоченная голова жены. Она посмотрела на меня, потом на часы.

-Кто звонил? Куда собрался? – спросила зевая.

-Ну, ты знаешь, я обещал деду сегодня отвезти его на дачу.              

-Там  Пашку папку принес. Сказал, что ты просил срочно сделать. Там в прихожей, на тумбочке, рядом с телефоном лежит, - пробормотала жена.

Я забегаю в ванну, открываю холодную воду и резко выдохнув, становлюсь под душ. Сон исчезает мгновенно.  Двадцать секунд, как учил дед, и я выскакиваю из ванны, растираюсь, на ходу натягиваю джинсы, футболку, хватаю в коридоре Пашкину папку и бегу к машине. Пока прогревается двигатель, открываю папку. Пашка молодец. Сделал все как  просил. Месяц назад я заказал на одном сайте, посвященном войне, копии наградных листов на деда. Они довольно быстро нашли несколько наградных листов, выслали электронные копии и сообщили, что остальные листы находятся в других архивах.  Я попросил Пашку, он работает в какой-то арт-студии, сделать мне с этих копий, бумажные. И был поражен, мне казалось, что держу в руках настоящие наградные листы. Пожелтевшие бумага, бледные чернила, один даже был написан химическим карандашом. Это был мой подарок деду к празднику.

                - Воздух, воздух-то какой Игореша – дед  стоял возле дачного домика и улыбался. Погода была солнечной и я все припасы, что приготовила нам бабушка, поставил в беседку.  Дед топтался возле своих любимых яблонь и слив. Солнышко припекало, и я уже начал дремать на крылечке домика. Ветерок шелестел листвой, неизвестные мне птицы заливались  на все голоса, солнышко грело все сильнее и я все больше погружался сладостную дрему.

                - Игорек! Да ты уснул что ли? Иди сюда, посмотри-ка, что тут.

Я встаю и, зевая, иду к деду. Он наклонился около дерева и что-то рассматривал.

                - Осенью, ты деревья от зайцев рубероидом обматывал?- спрашивает дед.

                - Ну мы, с отцом, ты же в больнице лежал тогда, мы и обматывали.

                - Черти безрукие – бурчит беззлобно дед. – Смотри сюда.

                - Проволоку мимо намотали и кожицу содрали на стволе.

                - Давай сюда банку с известкой, замажем, чтобы дрань всякая не попадала.

                - Еще прихвати там секатор. Надо малину подрезать, а то она смородину совсем задушит.

Минут двадцать мы работаем. Дед снимает с деревьев рубероид, который мы намотали от зайцев, я обрезаю побеги малины, которая добралась уже и до крыжовника.  Побеги малины хоть и молодые,  но колючие. Я уже исцарапал все руки, да и спину что-то начало ломить. Дед тоже вроде-бы начал уставать и я закидываю удочку.

                - Деда! А может кваску холодного. Там бабуля расстаралась. В сумке, в беседке стоит.

Дед выпрямляется, смотрит на меня и машет рукой.

                - Пошли! Квас это – дело. Успеем сегодня все сделать. Пошли.

Мы выпиваем по кружке холодного кваса, и дед замечает Пашкину папку.

                - Ты почему молчал, что у тебя работы полно? Вон, даже сюда взял.

Я улыбаюсь и протягиваю деду папку.

                - Это тебе к празднику. Ты их никогда не видел, а я вот в интернете нашел. Посмотри.

Дед открывает папку, одевает очки и начинает вполголоса читать.

                -…во время отступления занял с двумя бойцами высотку перед мостом… удерживали противника, и дали возможность полку...  рядовой Кудрявцев проявил героизм…

Дед выпрямился, снял очки и посмотрел на меня.

                - Витька Корнев и Сашка Астахов тогда со мной были. Витьку через месяц снайпер подловил. Сашка был ранен, отправлен в тыл, а там уже закончил ускоренные курсы и дошел до Белоруссии капитаном. Там и сложил голову.

                Я видел состояние деда и эта затея с наградными листами, зная о его больном сердце, не казалась мне уже такой удачной. Но дед помолчал, перевернул лист и начал читать дальше.

                - …диверсионная группа из 12 бойцов в составе… сержанта Кудрявцева… под командованием ст. лейтенанта Фролова… выполнив основное задание, при возвращении… было уничтожено 4 единицы бронетехники и около полуроты… потери группы составили 8 бойцов…

                - Старший лейтенант наш тогда до госпиталя не дотянул. Отчаянный был мужик. Мы без него и не вышли бы тогда. Меня тоже зацепило сильно. Сомов был у нас в группе. Здоровый мужик с Байкала. Он нас двоих и выволок на себе. Потом через год раненный попал в плен, бежал, воевал в партизанах, а война закончилась, его как бывшего в плену, в наши лагеря кинули. Где-то там и сгинул. Спасибо тебе Игореша за подарок, но я их всех и без этих бумаг помню. В последнее время они мне все чаще снится стали. Зовут наверно. Думаю скоро встретимся.

                Дальше, мы с дедом работали молча. Собрали мусор, подвязали смородину, подмели дорожки между грядок и поехали домой. Дед всю дорогу о чем-то думал, и только около дома, повернулся  и сказал: «Игореша, ты не расстраивайся, все нормально. Папку эту возьми, она вам молодым больше нужна. Мы это прожили, а вы хоть будете знать, как прожили».

                Через год  дед умер.

Рейтинг: +5 1045 просмотров
Комментарии (6)
Михаил Соболев # 26 марта 2012 в 08:25 +1
Просто, без пафоса, но пронзительно. Спасибо, что пишешь об этом, Анатолий.
Анатолий Киргинцев # 27 марта 2012 в 11:53 +1
Спасибо Миша. Но просмотров много, а коммент один. Увы.
Нина # 29 марта 2012 в 20:38 0
Анатолий, а ведь этот рассказ (первое, что прочитала у вас) - это не просто замечательно. Это - впечатлило. Емко, талантливо. И, думаю, это только мужчинам так дано писать - коротко, без лишних слов. Спасибо.
Булат Туматаев # 31 марта 2012 в 18:44 +1
я вспомнил своего деда. Очень правильный рассказ, и по сердцу, спасибо огромное Анатолий!
Елена Разумова # 19 мая 2012 в 11:42 0
Спасибо за рассказ, Анатолий. buket3
Elena Musichini # 20 мая 2012 в 11:58 0
live1