ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → НА ВОЛГЕ (Праздник клёва).

 

НА ВОЛГЕ (Праздник клёва).

10 марта 2012 - владимир попов
article33877.jpg

Июнь- на рыбу плюнь(пословица).

 

            Волга! Как хороша она в нижнем течении. Широкое, мощное основное русло, множество проток и затонов. И прилегающие к реке займищные луга. Многочисленные ерики и озерки. Тополиные, а местами и дубовые рощи. Царство пернатых, прибежище славной волжской рыбы! О ней, о рыбе, вернее об охоте на нее поведём мы свой рассказ.

Молодость, лето, Волга. Все это по отдельности здорово! Но уж совсем расчудесно, когда все это вместе и в одно время. Я помню времена, когда жизнь была более открытая, надежная и позитивная. Дышалось легче, вперед смотрелось уверенней и много радостней. Это – восьмидесятые годы – «время проклятого застоя». И пусть поборники общечеловеческих ценностей скрипят (в том числе перьями),о том что «галимый совок» и тупое угнетенное, изолированное от продвинутого мира население...

Пусть. Мы жили в то время, нам виднее и нам судить. Конечно, молодость, ностальгия – спишем на это
излишние восторги. Но признаем, что жить в то, уже далекое время, большинству населения было лучше, жить было веселей. И – безопасней!

Итак, берег Волги в сотне километров к югу от Волгограда. Известный многим рыбакам Ступинский затон.
И мы проводим отпуск на берегу. Палатка, моторная лодка, друзья по-соседству. Мне 25 лет. Со мной родители и сестра. Мать готовит еду, собирает по окрестным рощам грибы. Потом мы их, как и рыбу солим на зиму. Иногда ей помогает сестра. Когда она свободна от рыбалки.

Об этом благословенном времени я пишу свои строки. Будьте благосклонны и не предвзяты в чтении. Перенеситесь вместе со мной в июль 198… года и представьте себе вид с относительно высокого берега Волги.
Прямо перед вами соединение двух больших проток реки, в середине яма с водоворотами и огромной по речным понятиям глубиной. Песчаные косы реки усеяны чайками, по берегам стоят высокие тополя. Вдоль берегов тянутся кое-где полоски высокого камыша, населенные щукой и окунем, дикими утками и разной другой живностью.

А в километре от нас видны пароходы – там основное русло Волги. Казалось бы – там река! Нет, она тут везде, это ее мир, мир Волги!

Утром мы с сестрой встаем не особенно рано. Отец и соседи- рыбаки уже сидят на резиновых лодках в ожидании лещиных поклевок, а у кого-то в садках уже плещется пойманная рыба.
Солнца не видно за деревьями, хотя оно уже оторвалось от полоски горизонта и набирает силу. Прохладный ветерок чуть рябит воду. Внизу играет рыба. Все как обычно. Тишина и покой. Собрав снасти, мы заводим мотор, и, стараясь не сильно шуметь, уходим к нашим любимым местам.

Вот мы и на месте. Лодка заякорена, и мы берем спиннинговые удилища с донками на конце лески. Ловим на червей. Через пять минут сестра вываживает приличного подлещика. Следуют еще поклевки, но какие-то вялые, рыба не подсекается. Ветер стихает. Затихает и клев, так и не начавшись. Мы меняем место, затем едем в дальний затон, но все безрезультатно. Рыба тупо и нагло не клюет.

Солнце поднимается все выше и уже начинает «парить». Я насаживаю мелкую рыбешку в качестве живца и пытаюсь поймать хищника. Сестра загорает. Неожиданно на живца берет щука. Я подвожу зубастую к лодке и прошу сестру поддеть ее сачком.

- Нет! - увидев подошедшую к борту лодки пятикилограммовую хищницу, кричит сестра, - Я ее боюсь!
Увеличенная в размерах преломлением воды щука и правда смотрится грозно. Я пытаюсь самостоятельно подсачить рыбу, но неудачно. Щука уходит к своим маленьким деткам. А мы снимаемся с якоря и плывем по направлению к «своему» берегу.

По пути останавливаемся у полузатопленной ветлы, недалеко от острова, который находится против нашего «стана». Здесь приятная тень от береговых тополей, сильное течение. Начинает клевать неплохой синец, и мы наконец-то, немного наполняем садок.
Внезапно сестра вскрикивает, удилище у нее сгибается, вырывается из рук и начинает стучать по борту лодки.
Она поднимает спиннинг, снимает катушку с тормоза. Леска идет свободно. Рыба оторвала поводок. Через некоторое время нечто подобное происходит со мной. Опять сход. На моей снасти разогнут крючок.

Потом следуют еще две мощные поклевки, но рыба на этот раз уходит в коряги. Кто это там под водой хулиганит? Большие сомы? Наверное. Не акулы же. Но, вот сестре удается вытащить приличного леща. Она очень довольна, ведь назавтра ей уезжать в город – закончен отпуск – а последняя рыба самая памятная.

Вечером я прихожу на то же место уже один. Привязал более крепкие поводки и крючки. На сомов насадил лягушат и ракушку. Но поклевок нет.
 

« Ну, подождите. Я вернусь завтра!»

На следующее утро отец ушел вместе с соседом на его быстроходной лодке ловить лещей на основное русло. А мать попросила меня перевезти ее на остров, чтобы посмотреть там грибы.

Я доставил ее на берег, расположился у знакомой уже полузатопленной ветлы и начал ловить. Клева не было. Очень скоро на берегу появилась мать и сообщила, что грибов нет, так как очень сухо.

- Ты лови, - сказала она, - а я посижу, посмотрю.

- Попробуй, полови! – предложил я ей указывая на спиннинг, которым еще вчера ловила сестра.

– Попробуй, -повторил я , - дело не хитрое.

Я накоротке показал ей, как обращаться с удилищем и катушкой, как ставить катушку на тормоз. Затем насадил ей червей и закинул грузило недалеко от лодки. Мать взяла удилище в руки, серьезно и внимательно подмотала леску и стала следить за кончиком удилища, словно ожидая немедленную поклевку.

Лучи солнца пробивались сквозь листву стоявших на высоком берегу тополей, рисуя на темной поверхности воды затейливые узоры. И вот, наконец, светило появилось целиком над кронами, просветив воду от берега на значительную глубину.

Сейчас же удилище, которое держала мать, ожило, изогнулось, и леска начала уходить в глубину, с треском раскручивая стоявшую на «тормозе» катушку. Подавив секундную растерянность, мать - как я учил – сняла катушку с тормоза и стала быстро подматывать леску.
- Попался кто-то, – незнакомым взволнованным голосом проинформировала она меня.- Небольшой кто-то. Она продолжала неумолимо тянуть рыбу к лодке. Спинниг согнулся дугой, леска гудела и со звоном резала воду.

- Осторожно, не торопись,а то оторвет! – пытался я ее урезонить. Но она меня не слушала.

- Не такая маленькая, - продолжала она комментировать ситуацию, не отрывая взгляда от того места где в воду уходила звенящая натянутая леска. И вот в глубине мелькнул блестящий золотом силуэт рыбы. Рыба не сдавалась, выписывала круги, пригибала к воде удочку, отвоевывала у матери метры лески.

Кто это? Большой лещ, язь? Но вот я подхватываю рыбу в сачок и все вопросы сняты! Это сазан! Вот это сюрприз! Король волжских глубин. Пусть небольшой, около двух килограммов. Но каков красавец! Мы молча любуемся им, а он, никак не успокоится и бьется на постеленном на дно лодки брезенте.

Вот кто днем ранее обрывал нам снасть и заводил леску в коряги. Появились сазаны, давно мы их не ловили! Впрочем, может быть, он залетел случайно?

Но нет. Вот уже задергался один из моих двух спиннингов, и я после подсечки аккуратно и медленно начинаю подматывать катушку, как бы давая матери мастер-класс вываживания крупной рыбы. Мой хвостатый соперник отчаянно сопротивляется, дергает спиннинг и… заводит снасть в корягу. Сердце мое продолжает неистово биться, руки дрожат. А голова начинает понимать, что рыбу мне на этот раз не взять.

Один из двух крючков зацепился за корень или ветку, а на втором крючке продолжает пока дергаться сазан. Но, как правило,это ненадолго. Рыба при зацепе обычно сходит с крючка. Но, я подматываю леску, оставляя зацепленную снасть «отмокать», а сам спешу на помощь к матери, которая ведет очередную борьбу с хозяином глубин.

На этот раз она действует неуверенно, рыба разматывает леску и уходит под лодку. Но мать продолжает вести борьбу. Видимо рыба чувствует, что рыбак неопытен и неуверен в себе.
- На, тяни ты, – просит она меня, – я не могу! Но продолжает крутить катушку. Еще немного – подбодряю я ее.

- Сорвется! – с отчаянием говорит мать. Рыба уже рядом с лодкой, и действительно сходит с крючка! Но о чудо, влетает в опущенный мною в воду сачек. Я вытаскиваю второй материн трофей. Похожий на первого сазанчика как брат- близнец. Я помещаю их в садок, помогаю забросить снасть матери, и слышу, как начинает «трещать» поставленный на тормоз зацепленный спиннинг. Рыба сама отцепилась от коряги, и теперь ее надо вытащить. Должен же и я поймать хоть что-то! И я стараюсь. И вот уже третий сазан в лодке.

Клев прекращается. Может быть, солнце поднявшись уже высоко шлет рыбам какой-то сигнал. А может быть, мы нашумели и отпугнули рыбу. Мы ждем.

- Поставь удилище к борту – предлагаю я матери.

- Ничего, я подержу, – отвечает она, напряженно глядя на кончик спиннинга и держа в руке леску, чтобы вовремя почувствовать поклевку.

И вот опять поклевки, подсечки, зацепы, борьба! Вздохи, вскрики, сходы и победы. Три часа эмоций, переживаний, томительного ожидания. Огорчения и радости.

Солнце в зените. Клев заканчивается окончательно.

- Ты знаешь, я устала!– говорит мать и улыбается.

Измотанные, радостные, гордые собой мы идем по берегу и вдвоем несем полный речного золота садок. Соседи-рыбаки удивляются, качают головами, задают вопросы. Я молчу. На вопросы отвечает мать. При этом она улыбается и посматривает на садок.

Она уже забыла, что сегодня утром поехала на остров за грибами.

P.S. С этого дня мать стала заядлым рыболовом.


 

© Copyright: владимир попов, 2012

Регистрационный номер №0033877

от 10 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0033877 выдан для произведения:

 Волга! Как хороша она в нижнем течении. Широкое, мощное основное русло, множество проток и затонов. И прилегающие к реке займищные луга. Многочисленные ерики и озерки. Тополиные, а местами и дубовые рощи. Царство пернатых, прибежище славной волжской рыбы! О ней, о рыбе, вернее об охоте на нее поведём мы свой рассказ.

Молодость, лето, Волга. Все это по отдельности здорово! Но уж совсем расчудесно, когда все это вместе и в одно время. Я помню времена, когда жизнь была более открытая, надежная и позитивная. Дышалось легче, вперед смотрелось уверенней и много радостней. Это – восьмидесятые годы – «время проклятого застоя». И пусть поборники общечеловеческих ценностей скрипят (в том числе перьями),о том что «галимый совок» и тупое угнетенное, изолированное от продвинутого мира население...

Пусть. Мы жили в то время, нам виднее и нам судить. Конечно, молодость, ностальгия – спишем на это
излишние восторги. Но признаем, что жить в то, уже далекое время, большинству населения было лучше, жить было веселей. И – безопасней!

Итак, берег Волги в сотне километров к югу от Волгограда. Известный многим рыбакам Ступинский затон.
И мы проводим отпуск на берегу. Палатка, моторная лодка, друзья по-соседству. Мне 25 лет. Со мной родители и сестра. Мать готовит еду, собирает по окрестным рощам грибы. Потом мы их, как и рыбу солим на зиму. Иногда ей помогает сестра. Когда она свободна от рыбалки.

Об этом благословенном времени я пишу свои строки. Будьте благосклонны и не предвзяты в чтении. Перенеситесь вместе со мной в июль 198… года и представьте себе вид с относительно высокого берега Волги.
Прямо перед вами соединение двух больших проток реки, в середине яма с водоворотами и огромной по речным понятиям глубиной. Песчаные косы реки усеяны чайками, по берегам стоят высокие тополя. Вдоль берегов тянутся кое-где полоски высокого камыша, населенные щукой и окунем, дикими утками и разной другой живностью.

А в километре от нас видны пароходы – там основное русло Волги. Казалось бы – там река! Нет, она тут везде, это ее мир, мир Волги!

Утром мы с сестрой встаем не особенно рано. Отец и соседи- рыбаки уже сидят на резиновых лодках в ожидании лещиных поклевок, а у кого-то в садках уже плещется пойманная рыба.
Солнца не видно за деревьями, хотя оно уже оторвалось от полоски горизонта и набирает силу. Прохладный ветерок чуть рябит воду. Внизу играет рыба. Все как обычно. Тишина и покой. Собрав снасти, мы заводим мотор, и, стараясь не сильно шуметь, уходим к нашим любимым местам.

Вот мы и на месте. Лодка заякорена, и мы берем спиннинговые удилища с донками на конце лески. Ловим на червей. Через пять минут сестра вываживает приличного подлещика. Следуют еще поклевки, но какие-то вялые, рыба не подсекается. Ветер стихает. Затихает и клев, так и не начавшись. Мы меняем место, затем едем в дальний затон, но все безрезультатно. Рыба тупо и нагло не клюет.

Солнце поднимается все выше и уже начинает «парить». Я насаживаю мелкую рыбешку в качестве живца и пытаюсь поймать хищника. Сестра загорает. Неожиданно на живца берет щука. Я подвожу зубастую к лодке и прошу сестру поддеть ее сачком.

- Нет! - увидев подошедшую к борту лодки пятикилограммовую хищницу, кричит сестра, - Я ее боюсь!
Увеличенная в размерах преломлением воды щука и правда смотрится грозно. Я пытаюсь самостоятельно подсачить рыбу, но неудачно. Щука уходит к своим маленьким деткам. А мы снимаемся с якоря и плывем по направлению к «своему» берегу.

По пути останавливаемся у полузатопленной ветлы, недалеко от острова, который находится против нашего «стана». Здесь приятная тень от береговых тополей, сильное течение. Начинает клевать неплохой синец, и мы наконец-то, немного наполняем садок.
Внезапно сестра вскрикивает, удилище у нее сгибается, вырывается из рук и начинает стучать по борту лодки.
Она поднимает спиннинг, снимает катушку с тормоза. Леска идет свободно. Рыба оторвала поводок. Через некоторое время нечто подобное происходит со мной. Опять сход. На моей снасти разогнут крючок.

Потом следуют еще две мощные поклевки, но рыба на этот раз уходит в коряги. Кто это там под водой хулиганит? Большие сомы? Наверное. Не акулы же. Но, вот сестре удается вытащить приличного леща. Она очень довольна, ведь назавтра ей уезжать в город – закончен отпуск – а последняя рыба самая памятная.

Вечером я прихожу на то же место уже один. Привязал более крепкие поводки и крючки. На сомов насадил лягушат и ракушку. Но поклевок нет.
 

« Ну, подождите. Я вернусь завтра!»

На следующее утро отец ушел вместе с соседом на его быстроходной лодке ловить лещей на основное русло. А мать попросила меня перевезти ее на остров, чтобы посмотреть там грибы.

Я доставил ее на берег, расположился у знакомой уже полузатопленной ветлы и начал ловить. Клева не было. Очень скоро на берегу появилась мать и сообщила, что грибов нет, так как очень сухо.

- Ты лови, - сказала она, - а я посижу, посмотрю.

- Попробуй, полови! – предложил я ей указывая на спиннинг, которым еще вчера ловила сестра.

– Попробуй, -повторил я , - дело не хитрое.

Я накоротке показал ей, как обращаться с удилищем и катушкой, как ставить катушку на тормоз. Затем насадил ей червей и закинул грузило недалеко от лодки. Мать взяла удилище в руки, серьезно и внимательно подмотала леску и стала следить за кончиком удилища, словно ожидая немедленную поклевку.

Лучи солнца пробивались сквозь листву стоявших на высоком берегу тополей, рисуя на темной поверхности воды затейливые узоры. И вот, наконец, светило появилось целиком над кронами, просветив воду от берега на значительную глубину.

Сейчас же удилище, которое держала мать, ожило, изогнулось, и леска начала уходить в глубину, с треском раскручивая стоявшую на «тормозе» катушку. Подавив секундную растерянность, мать - как я учил – сняла катушку с тормоза и стала быстро подматывать леску.
- Попался кто-то, – незнакомым взволнованным голосом проинформировала она меня.- Небольшой кто-то. Она продолжала неумолимо тянуть рыбу к лодке. Спинниг согнулся дугой, леска гудела и со звоном резала воду.

- Осторожно, не торопись,а то оторвет! – пытался я ее урезонить. Но она меня не слушала.

- Не такая маленькая, - продолжала она комментировать ситуацию, не отрывая взгляда от того места где в воду уходила звенящая натянутая леска. И вот в глубине мелькнул блестящий золотом силуэт рыбы. Рыба не сдавалась, выписывала круги, пригибала к воде удочку, отвоевывала у матери метры лески.

Кто это? Большой лещ, язь? Но вот я подхватываю рыбу в сачок и все вопросы сняты! Это сазан! Вот это сюрприз! Король волжских глубин. Пусть небольшой, около двух килограммов. Но каков красавец! Мы молча любуемся им, а он, никак не успокоится и бьется на постеленном на дно лодки брезенте.

Вот кто днем ранее обрывал нам снасть и заводил леску в коряги. Появились сазаны, давно мы их не ловили! Впрочем, может быть, он залетел случайно?

Но нет. Вот уже задергался один из моих двух спиннингов, и я после подсечки аккуратно и медленно начинаю подматывать катушку, как бы давая матери мастер-класс вываживания крупной рыбы. Мой хвостатый соперник отчаянно сопротивляется, дергает спиннинг и… заводит снасть в корягу. Сердце мое продолжает неистово биться, руки дрожат. А голова начинает понимать, что рыбу мне на этот раз не взять.

Один из двух крючков зацепился за корень или ветку, а на втором крючке продолжает пока дергаться сазан. Но, как правило,это ненадолго. Рыба при зацепе обычно сходит с крючка. Но, я подматываю леску, оставляя зацепленную снасть «отмокать», а сам спешу на помощь к матери, которая ведет очередную борьбу с хозяином глубин.

На этот раз она действует неуверенно, рыба разматывает леску и уходит под лодку. Но мать продолжает вести борьбу. Видимо рыба чувствует, что рыбак неопытен и неуверен в себе.
- На, тяни ты, – просит она меня, – я не могу! Но продолжает крутить катушку. Еще немного – подбодряю я ее.

- Сорвется! – с отчаянием говорит мать. Рыба уже рядом с лодкой, и действительно сходит с крючка! Но о чудо, влетает в опущенный мною в воду сачек. Я вытаскиваю второй материн трофей. Похожий на первого сазанчика как брат- близнец. Я помещаю их в садок, помогаю забросить снасть матери, и слышу, как начинает «трещать» поставленный на тормоз зацепленный спиннинг. Рыба сама отцепилась от коряги, и теперь ее надо вытащить. Должен же и я поймать хоть что-то! И я стараюсь. И вот уже третий сазан в лодке.

Клев прекращается. Может быть, солнце поднявшись уже высоко шлет рыбам какой-то сигнал. А может быть, мы нашумели и отпугнули рыбу. Мы ждем.

- Поставь удилище к борту – предлагаю я матери.

- Ничего, я подержу, – отвечает она, напряженно глядя на кончик спиннинга и держа в руке леску, чтобы вовремя почувствовать поклевку.

И вот опять поклевки, подсечки, зацепы, борьба! Вздохи, вскрики, сходы и победы. Три часа эмоций, переживаний, томительного ожидания. Огорчения и радости.

Солнце в зените. Клев заканчивается окончательно.

- Ты знаешь, я устала!– говорит мать и улыбается.

Измотанные, радостные, гордые собой мы идем по берегу и вдвоем несем полный речного золота садок. Соседи-рыбаки удивляются, качают головами, задают вопросы. Я молчу. На вопросы отвечает мать. При этом она улыбается и посматривает на садок.

Она уже забыла, что сегодня утром поехала на остров за грибами.

P.S. С этого дня мать стала заядлым рыболовом.


 

Рейтинг: +5 1070 просмотров
Комментарии (10)
Марина Дементьева # 11 марта 2012 в 01:30 0
Получила удовольствие от прочтения live1 .Так мило рассказано.
Хороший слог. Спасибо.Хоть я и не рыбачка, но рыбалку обожаю! begu
Был случай, поняла, как приятно сидеть в тиши у реки Белая
(Башкирия) и-и-и слушать плеск рыбешки
...
владимир попов # 11 марта 2012 в 02:37 0
Да, спасибо Марина. Мне этот рассказ дорог.
Виринея Бартель # 11 марта 2012 в 10:16 0
Очень интересный рассказ!!! flo Я бы тоже любила рыбалку, но рыбу жалко!
владимир попов # 11 марта 2012 в 10:22 0
Дык, можно ловить крупную, а потом выпускать. За бугром сейчас так и делают.
Игорь Кичапов # 11 марта 2012 в 14:22 0
Как в отпуске в Волгограде побывал. Там на рыбалку на Сарпинский остров ездил, как раз напротив моего дома) Хорошо написал, с душой! 39
За Рыбалку!...)))))))
владимир попов # 11 марта 2012 в 14:42 +1
Очень рад земляку!(Еще и по Владивостоку - 28 школа). Дом в Кировском районе? Я летом поеду в Волгоград. На Спартановку!
Игорь Кичапов # 11 марта 2012 в 14:49 0
Да в Кировском,на Кирова, напротив церкви и напротив остановки электр.Руднево)
владимир попов # 11 марта 2012 в 15:14 +1
Ща, рассказик про детство на Дальнем Востоке вставлю - "Черная кошка и черная собака". Надеюсь, глянешь. Ничё, говорят.
Галина Карташова # 9 июня 2012 в 20:50 0
А моё детство прошло в верхнем течении Волги. Не такая мощь, как в районе Волгограда, но всё равно впечатляюще.

Было дело, работала в составе геологической экспедиции в с.Ерзовка Волгоградской обл. Вот где было рыбное роскошество. Осетров, как там, больше нигде не довелось есть.

Отличный рассказ, лёгкий слог.
владимир попов # 9 июня 2012 в 22:25 0
Здепоставил рассказ целиком( на других сайтах на две части разбивал - думал скучно будет. Нет, хорошо читают. Кто-то мать свою вспоминает, кто рыбалку, кто Волгу-красавицу!А я так специально(легко) пишу, (не легко, а чуть облегчённо)с учетом чтения с экрана. Ничего, даже роман читают. Но, маленькие вещи или юмор все таки лучше! voentank