Мурзилка

4 декабря 2013 - Олег Андреев
article173109.jpg

 Сергей первый раз в жизни ревновал так сильно. Его закадычный друг Михаил любезничал с Викой. Они стояли, разделенные библиотечной стойкой, и весело разговаривали. Ему казалось, что Михаил сейчас выпрыгнет из флотских штанов, развлекая стройную девушку.
   Хрупкая и невысокая Вика – их ровесница, и работала библиотекарем в мореходном училище, в котором парни учились на втором курсе.
  Сергей сидел за столом читального зала библиотеки и делал вид, что читал морское право.
  Когда раздался очередной приступ беспечного смеха парочки, он демонстративно отвернулся и попытался углубиться в чтение книги.
  Ему сразу понравилась светлая девушка. Вику взяли на работу помощником библиотекаря  два месяца назад. В первый раз Сергей ее увидел в библиотеке. Она перебирала тонкими ручками какие-то журналы. Миловидная девушка напоминала молодому человеку нежного цыпленка и детский журнал «Мурзилку». Поэтому Сергей в шутку называл Вику журнальным названием.
  Он был уверен, что только ему дано право, находиться рядом, и злился, что девушка терпела возле себя Михаила. Сергей даже возненавидел сейчас суровую заведующую библиотеки за то, что ушла и долго не возвращалась с обеда.
   Курсанты побаивались пожилую женщину и не позволяли вольностей при ней.
   Когда заведующая наконец-то вернулась, Михаил перестал ухаживать, чинно поблагодарил Вику за книги и направился шаткой походкой бывалого моряка к столу, где его друг «выгорел» от злости дотла.
  Расправив под широким ремнем форменку, он уселся и дружелюбно улыбнулся ему. Мишино лицо явно светилось восторгом после общения с девушкой.
  Сергей зашипел на ухо приятелю, что Вика ему первому понравилась, и нечего крутится, как баржа вокруг якоря, возле нее с дурацкими матросскими прибаутками. Миша не только не обиделся на его слова, но похоже, не услышал даже, что парня озадачило: уж не влюбился ли тоже?

Он взглянул украдкой на Мурзилку, и ему показалось, что девушка посмотрела ответно. Курсант моментально воспрянул духом и подумал, что Михаил не конкурент ему: Сергей намного выше ростом и, как ему казалось, красивее, сильнее и умнее. День стал снова светлым, а друг не казался таким противным.
 Он с волнением подошел к стойке и спросил книгу по мореходной астрономии.

Небесные светила начнет изучать в следующем году на третьем курсе, но влюбленному парню хотелось произвести на Вику впечатление серьезного и основательного человека.
  Сергей остро почувствовал тепло девичьего тела и приятный земляничный запах ее бледной кожи. Томно заныло его сердце, и он несмело поднял на девушку глаза. Она посмотрела на парня серыми большими глазами и мило улыбнулась. Курсанта утянуло с головой в пучину восторга, под тельняшкой гулко забилось от волнения мужественное сердце. Жизнь, казалось, удалась на славу.
  Правда, к своему стыду, Сергей осознавал, что влюблялся во всех девушек, которых видел рядом. Это его сильно смущало, но ничего не мог с собой поделать.
   Когда он с ротой заходил в училищную столовую, то сразу по уши влюблялся одновременно в трех молоденьких поварих, стоящих на раздаче пищи. Черненькая, беленькая и рыженькая девушки прибыли сюда для работы после окончания поварского училища год назад и давно освоились среди тысячной толпы молодых голодных организмов, готовых проглотить целиком не только хлеб, но и аппетитных работниц камбуза.
  Сегодня на ужин давали нелюбимую всеми перловую кашу. Толпа разочарованно ахнула, понеслись шуточки, что с такой еды много не набегаешь в самоволку к девочкам.
  Те весело парировали, что с макарон по-флотски курсанты умчатся до Канадской границы, и какая дура решит с такими прыткими дружить. Пробиться к красивым девушкам через толпу ротных донжуанов было нелегко, и Сергей любовался ими издали.
  Когда рота шла строем в городскую общественную баню для помывки, в окнах соседнего научно-исследовательского института появлялись головы молодого женского персонала. Они весело махали юношам руками и улыбались. Курсанты выправляли походку, тянули под черной шинелью молодецкую грудь колесом и тайком от старшины роты приветствовали девушек поднятой рукой.
  Тогда Сергей влюбился в черноглазую девушку, и, всякий раз, когда проходил строем мимо ее окна, с надеждой ловил ее взгляд. Был несказанно счастлив, если показалось, что она улыбнулась только ему.  Он долго вспоминал незнакомку, мечтал встретиться наедине, но любовь прошла, когда девичье лицо навсегда исчезло из окна института, и парень еще долго хранил в памяти только милый образ.
  Больше объектов для обожания в училище не было, и Сергей окончательно остановил свой выбор на Вике, как единственный яркий цветочек среди сурового казарменного быта училища.
  После месяца упорных посещений читального зала, молодой человек умудрился побороть стеснение и назначить ей свидание в воскресенье у Нарвских ворот. Она, вопреки сомнениям, не отказала и согласилась прийти к двенадцати часам.
В выходной день Сергей получил парадное обмундирования у баталера и стал готовиться к построению на плацу, где будут выданы увольнительные записки. Он тщательно нагладил суконные брюки, надраил пастой Гоя до солнечного блеска пуговицы на шинели и бляху на флотском ремне.
  Первой неприятной неожиданностью стала весть, что контролировать форму одежды курсантов перед выходом в город, будет сам начальник строевой подготовки училища, капитан первого ранга Кравченко. Он был требовательным командиром и не допускал вольности в ношении морской формы.
  Сергею было о чем волноваться. Он недавно вшил в брючины лихие клинья, что позволило снизу получить шикарный клеш. Курсант намеревался сегодня пройтись во всей красе настоящего моряка перед Викой. Но как на это посмотрит теперь сам Кравченко?
  Капитан первого ранга не одобрил. Пожилой командир приказал всем нарушителям, выйти из строя, а дежурному по училищу офицеру распороть клинья ножом. Затем был предоставлен один час для исправления недостатков в одежде и повторного построения.
  Чертыхаясь почем зря, Сергей бросился в распоряжение роты, выпарывать клинья. В бытовом помещение роты образовалась очередь за иголками. Нарушителей оказалось немало, и они лихорадочно зашивали распоротые брючины. Время стремительно бежало, загоняло парней в цейтнот.
  Но Сергею удалось встать в строй за пять минут до очередного осмотра и получить долгожданную увольнительную в город. Затем рвануть без промедления бегом через КПП и, заскочив в трамвай, плюхнуться на свободное кресло. Настроение после неприятного приключения сразу поднялось до отличной отметки. Впереди волнительная встреча с привлекательной Викой.
  Полчаса старенький трамвай скрипел суставами до Нарвской площади, где парня высадил у Нарвских ворот ровно в двенадцать часов. Девушка уже ждала Сергея, посматривая на проходящий мимо рельсовый транспорт.
  Погода стояла прекрасная. Легкий морозец румянил лица, ярко светило на синем небе солнце. Деревья празднично украшал белый иней. Сергей был молод и полон сил, жаждал любви, и это было первое в жизни свидание.
  Быстрым строевым шагом он направился к девушке. До блеска начищенные флотские ботинки парня парадно скрипели по утрамбованному снегу, сокращали расстояние между влюбленными.
  Парень подошел к Вике и галантно поздоровался. Девушка ответила, и они стояли, смущаясь, напротив друг друга, подыскивали слова для разговора.
  Вскоре освоились и, весело разговаривая обо всем, направились в ближайший парк. Нужно сказать, что, назначая свидание на двенадцать часов дня, курсант сделал большую ошибку: лишил себя училищного обеда.
  Правда, голод компенсировало присутствие рядом красивой Вики, которая ухватилась за рукав шинели, шла рядом с левой стороны, как и положено дамам военных.
В парке они присели на свободную скамейку, и девушка протянула Сергею пакетик, достав его из сумочки. Смущенно улыбнувшись, она пояснила, что это пирожки с мясом, которые сама испекла, зная, что кавалер останется без обеда.
  Пирожки были теплые, мягкие и необыкновенно вкусные, распространяли аппетитный запах. Сергей их благодарно уплетал, удивляясь женской сообразительности.
  Это первое свидание запомнил на всю жизнь. На нем он впервые поцеловал свою девушку. Ее губы оказались намного вкуснее пирожков.
  Свидания стали регулярными. Часто при встречах в библиотеке Вика протягивала тайком пакетики с выпечкой, полюбившимися парню. Между нами полыхала настоящая любовь.
  Два года прошло незаметно в частых свиданиях. Сергей учился на четвертом курсе. Когда Вика сообщила, что хочет познакомить его со своими родителями и младшей сестренкой, которой исполнилось семь лет.
  Сергей был очень высоким юношей. За время учебы на казенных харчах раздался в плечах, выглядел сильным и красивым парнем. За это время еще больше похорошела и Вика, превратилась в сформировавшуюся девушку.   Курсант стал готовиться к увольнению и встрече с родителями подруги: тщательно нагладил форменку, гюйс и брюки, надраил до блеска пуговицы.
  Шагая с сияющей Викой, он гордо скосил глаза на золотые четыре нашивки на левом рукаве парадной белой форменки, поправил фуражку с белым верхом – недавно перешли на летнюю форму одежды.  Еще одна нашивка и офицер морского флота.
  Когда молодые люди вошли в комнату коммунальной квартире, где жила семья Вики, то увидели, что родители сидели за обеденным столом и пили вино. С ними сидел какой-то пьяный гость и что-то бормотал. Окна комнаты выходили в колодец старого здания, поэтому в ней было сумрачно, и всегда горел свет.   Мужчины курили, к потолку тянулся серый сигаретный дым.

   Вика подбежала к матери и воскликнула:
  – Мама, ты же обещала!
Затем подошла к Сергею и тихо произнесла:
  – Проходи к столу, Сережа. Это – папа с мамой и мой дядя.
  Отец девушки выглядел волевым и суровым человеком. Его тяжелый и изучающий взгляд неприятно давил на гостя. Мать, напротив, выглядела доброй женщиной, но все время боязливо посматривала на мужа. Все трое были крепко навеселе и не произносили ни слова.
  После минуты молчания, отец Вики махнул курсанту рукой, чтобы я сел рядом. Из соседней комнаты – они занимали две комнаты, прибежала хорошенькая девочка и прилипла к подружке Сергея.
   – Знакомься, это – моя младшая сестренка Соня, – шепнула Вика, усаживаясь с ней на свободных стульях.
  Отец Вики налил Сергею в стакан красного вина из начатой бутылки, но он вежливо отказался. И родственники больше не обращали внимания на детей, пили и разговаривали о своем.
  Сергей и Вика вышли из-за стола и отправились на улицу, прихватив с собой маленькую Соню, которая быстро привыкла к парню и доверчиво протянула руку. Она шла между, держась за них, как бы связывая детской непосредственностью влюбленных.
Сергей понял, что у любимой  нет папы и мамы.

  Вика предложила навестить свою старшую сестру, и по дороге девушка была молчалива и задумчива, поэтому почти не отвечала на шутки.
  Старшая сестра встретила гостей приветливо и пригласила пройти в зал. Она была красивой женщиной двадцати пяти лет, жила благополучно со спокойным любящим мужем и пятилетней дочерью Машей в двухкомнатной квартире. Сразу было видно, что молодая женщина по-матерински  любит своих сестер.

  Затем Сергей и Вика отправились в кино. Соня осталась у старшей сестры, и, как юноша понял, его девушка вернется сегодня тоже сюда. Вскоре они забыли обо всем на свете, гуляли вдвоем по городу, ели мороженое, много смеялись, и влюбленным было очень хорошо вдвоем.
  В начале июня начиналась учебная морская практика. Через десять дней Сергей должен был уйти на торговом судне в первое в жизни плавание за границу. Курсант радовался, что побывает в Англии, Германии и Франции, юноша сообщил об этом своей любимой девушке, обещая привезти ей какую-нибудь диковину из заморских стран. Вика опечалилась известию о скорой и долгой разлуке и жалась к нему, как-то особенно нежно. Затем сообщила парню, что перед расставанием сделает ему подарок. Сергей попросил не тратиться на него, а лучше купить подарок своей сестре.  Девушка ласково усмехнулась и промолчала.
  При следующей встрече Вика сообщила своему парню, что они проведут два дня в квартире старшей сестры. Которая летом с семьей всегда живет на даче. Сергей почувствовал, что они подходят к важной вехе любви. Известие взволновало его, но вместе с тем было приятно, что Вика полностью доверяется своему парню.
  Они встретились, как обычно, у Нарвских ворот и сначала вдоволь нагулялись по летнему городу, затем направились на квартиру сестры Вики. Сергей купил бутылку вьетнамского ликера и плитку хорошего шоколада.
  В квартире им было хорошо вдвоем. Каждый чувствовал, что скоро наступит час, когда в первый раз они улягутся в постель, как муж и жена. До наступления этого времени они сегодня даже не целовались, не прикасались друг к другу, знали, что все впереди.
  Ликер оказался очень вкусным и пахучим. По квартире распространился приятный кофейный запах, в голове и теле затеплился романтический костерок.
  Потом Вика застелила диван и сказала, чтобы Сергей ложился, а она скоро придет. По-военному быстро парень разделся, запрыгнул под холодящее новое одеяло и замер в ожидании.
  Девушка вошла неожиданно в комнату. На ней был полупрозрачный пеньюар, сквозь который просвечивалась ее точеная фигура. Парень замер от восторга и не мог оторвать взгляд от любимой девушки. Его сердце пошло в разнос, а руки схватили податливое  тело, прикосновения друг к другу стали желанными. Любовники, казалось, слились в одно целое и улетели ввысь, затем на мгновение остановились и стремительно понеслись в бездну.
  Когда оба очнулись, то были удовлетворены и чувствовали необычайную близость друг к другу. Было время белых ночей, в комнату проникал приятный сумрачный свет, а через приоткрытое окно вливалась свежесть ночи. Их счастью не было сегодня предела.
Вика плакала, провожая Сергея в долгий рейс, и заглядывала уму в глаза, спрашивала: 
  – Сережа! Ты вернешься ко мне?
  – Вика. Я вернусь, ты жди меня, – искренне обещал он.
  Лежа в постели своей каюты, четвертый штурман теплохода вспоминал тревожный взгляд Вики. В ту последнюю ночь, перед расставанием, уже под утро девушка поведала Сергею свою непростую историю, о которой не подозревал.
Тогда Вика тихонько заплакала, приткнулась головой к плечу и, нервно поглаживая рукой, сказала, что не хотела бы остаться нечестной по отношению к человеку, которого очень любила.
  Родители Вики всегда пьянствовали. Частые застолья, ругань и драки сопутствовали постоянно жизнь девочки. Мать почти не заботилась о детях, отдавалась охотно пьянству с мужем. Старшая сестра в восемнадцать лет вышла замуж и перебралась к мужу.
  Вике пришлось заботиться о младшей сестренке с ее рождения, потому что родители пили и часто пропадали на ночь.  Пьяный отец зверел и часто бил мать девочки. Иногда доставалось от него и детям.
Однажды, когда Вике было четырнадцать лет, в их квартиру пришел дядя со своим сыном, которому было шестнадцать лет, и он был принят в компанию пьяниц. Они сидели, пьянствовали, как обычно, курили и матерились. Потом взрослые собутыльники ушли в магазин за поиском вина, а двоюродный брат Вики остался за столом.
 Соню забрала старшая сестра на дачу, а Вика не поехала, поэтому сидела одна в детской комнате на постели и читала книгу. Вдруг туда вошел брат и, опрокинув девочку на кровать, стал раздевать. Она закричала, но никто не слышал и не приходил на помощь. Уже обессилев, она укусила насильника. Тот взревел диким зверем и изо всех сил ударил Вику кулаком по лицу. Затем оглушенную девочку изнасиловал.

  Когда Вика пришла в себя и поняла, что произошло, то онемела от горя. Она долго лежала без движения в крови и слышала, как вернулись родители с дядей и продолжили пьянку с малолетнем мерзавцем, только что надругавшийся над ребенком.
  Вика онемела от горя и замкнулась, перестала принимать пищу. Мать не обращала на нее никакого внимания. Девочка быстро худела, ее походка стала шаткой.
  Тревогу забила старшая сестра Вики и, забрав ее к себе, расспросила обо всем. Женщина ужаснулась и хотела заявить в милицию, но девочка умоляла не делать этого. Вика боялась огласки в школе и позора.
  Ко всем бедам она оказалась беременной, и все узнали об этом. К этой истории подключилась милиция, и насильник был осужден, а девочке сделали операцию, удалили невольный плод.
 Окончив школу, Вика устроилась на работу в библиотеку училища и поступила на заочное отделение библиотечного техникума.
  Сергея потрясла рассказ Вики, он понимал, что она ни в чем не виновата, но какой-то червь ревности точил изнутри юношу. Ему было неприятно, что кто-то, хоть и насильственно, оказался первым в ее жизни. Сергей, как мог, успокоил девушку, заверил, что не держит обиды на нее, но досада, видимо, промелькнуло в глазах любимого человека. Поэтому Вика сникла и тревожилась, что юноша не простит ее. Но она не могла поступить иначе, рассказала правду. Она сбросила с себя тяжелый груз, мешавший счастью. Но это страшное бремя не оставило их, оно перешло на Сергея. И за время плавания он должен разобраться в себе и решить, как поступить ему дальше.
  Когда теплоход ошвартовался после плавания в порту, то Сергей стоял на капитанском мостике и увидел на причале Вику. Она стояла с букетом цветов и высматривала его. Из-под ее пальто был заметен большой кругленький живот.
  Сергей все для себя решил в первый день плавания и сразу послал ей с корабля телеграмму, чтобы не мучилась и забыла все, не забыл написать, что любит ее и ждет встречи.
Он знал точно, что женится на любимой девушке. У них родится ребенок, а Соню заберут к себе, чтобы уберечь ее от страданий, воспитать и вырастить счастливого человека.

© Copyright: Олег Андреев, 2013

Регистрационный номер №0173109

от 4 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0173109 выдан для произведения:

 Сергей первый раз в жизни ревновал так сильно. Его закадычный друг Михаил любезничал с Викой. Они стояли, разделенные библиотечной стойкой, и весело разговаривали. Ему казалось, что Михаил сейчас выпрыгнет из флотских штанов, развлекая стройную девушку.
   Хрупкая и невысокая Вика – их ровесница, и работала библиотекарем в мореходном училище, в котором парни учились на втором курсе.
  Сергей сидел за столом читального зала библиотеки и делал вид, что читал морское право.
  Когда раздался очередной приступ беспечного смеха парочки, он демонстративно отвернулся и попытался углубиться в чтение книги.
  Ему сразу понравилась светлая девушка. Вику взяли на работу помощником библиотекаря  два месяца назад. В первый раз Сергей ее увидел в библиотеке. Она перебирала тонкими ручками какие-то журналы. Миловидная девушка напоминала молодому человеку нежного цыпленка и детский журнал «Мурзилку». Поэтому Сергей в шутку называл Вику журнальным названием.
  Он был уверен, что только ему дано право, находиться рядом, и злился, что девушка терпела возле себя Михаила. Сергей даже возненавидел сейчас суровую заведующую библиотеки за то, что ушла и долго не возвращалась с обеда.
   Курсанты побаивались пожилую женщину и не позволяли вольностей при ней.
   Когда заведующая наконец-то вернулась, Михаил перестал ухаживать, чинно поблагодарил Вику за книги и направился шаткой походкой бывалого моряка к столу, где его друг «выгорел» от злости дотла.
  Расправив под широким ремнем форменку, он уселся и дружелюбно улыбнулся ему. Мишино лицо явно светилось восторгом после общения с девушкой.
  Сергей зашипел на ухо приятелю, что Вика ему первому понравилась, и нечего крутится, как баржа вокруг якоря, возле нее с дурацкими матросскими прибаутками. Миша не только не обиделся на его слова, но похоже, не услышал даже, что парня озадачило: уж не влюбился ли тоже?

Он взглянул украдкой на Мурзилку, и ему показалось, что девушка посмотрела ответно. Курсант моментально воспрянул духом и подумал, что Михаил не конкурент ему: Сергей намного выше ростом и, как ему казалось, красивее, сильнее и умнее. День стал снова светлым, а друг не казался таким противным.
 Он с волнением подошел к стойке и спросил книгу по мореходной астрономии.

Небесные светила начнет изучать в следующем году на третьем курсе, но влюбленному парню хотелось произвести на Вику впечатление серьезного и основательного человека.
  Сергей остро почувствовал тепло девичьего тела и приятный земляничный запах ее бледной кожи. Томно заныло его сердце, и он несмело поднял на девушку глаза. Она посмотрела на парня серыми большими глазами и мило улыбнулась. Курсанта утянуло с головой в пучину восторга, под тельняшкой гулко забилось от волнения мужественное сердце. Жизнь, казалось, удалась на славу.
  Правда, к своему стыду, Сергей осознавал, что влюблялся во всех девушек, которых видел рядом. Это его сильно смущало, но ничего не мог с собой поделать.
   Когда он с ротой заходил в училищную столовую, то сразу по уши влюблялся одновременно в трех молоденьких поварих, стоящих на раздаче пищи. Черненькая, беленькая и рыженькая девушки прибыли сюда для работы после окончания поварского училища год назад и давно освоились среди тысячной толпы молодых голодных организмов, готовых проглотить целиком не только хлеб, но и аппетитных работниц камбуза.
  Сегодня на ужин давали нелюбимую всеми перловую кашу. Толпа разочарованно ахнула, понеслись шуточки, что с такой еды много не набегаешь в самоволку к девочкам.
  Те весело парировали, что с макарон по-флотски курсанты умчатся до Канадской границы, и какая дура решит с такими прыткими дружить. Пробиться к красивым девушкам через толпу ротных донжуанов было нелегко, и Сергей любовался ими издали.
  Когда рота шла строем в городскую общественную баню для помывки, в окнах соседнего научно-исследовательского института появлялись головы молодого женского персонала. Они весело махали юношам руками и улыбались. Курсанты выправляли походку, тянули под черной шинелью молодецкую грудь колесом и тайком от старшины роты приветствовали девушек поднятой рукой.
  Тогда Сергей влюбился в черноглазую девушку, и, всякий раз, когда проходил строем мимо ее окна, с надеждой ловил ее взгляд. Был несказанно счастлив, если показалось, что она улыбнулась только ему.  Он долго вспоминал незнакомку, мечтал встретиться наедине, но любовь прошла, когда девичье лицо навсегда исчезло из окна института, и парень еще долго хранил в памяти только милый образ.
  Больше объектов для обожания в училище не было, и Сергей окончательно остановил свой выбор на Вике, как единственный яркий цветочек среди сурового казарменного быта училища.
  После месяца упорных посещений читального зала, молодой человек умудрился побороть стеснение и назначить ей свидание в воскресенье у Нарвских ворот. Она, вопреки сомнениям, не отказала и согласилась прийти к двенадцати часам.
В выходной день Сергей получил парадное обмундирования у баталера и стал готовиться к построению на плацу, где будут выданы увольнительные записки. Он тщательно нагладил суконные брюки, надраил пастой Гоя до солнечного блеска пуговицы на шинели и бляху на флотском ремне.
  Первой неприятной неожиданностью стала весть, что контролировать форму одежды курсантов перед выходом в город, будет сам начальник строевой подготовки училища, капитан первого ранга Кравченко. Он был требовательным командиром и не допускал вольности в ношении морской формы.
  Сергею было о чем волноваться. Он недавно вшил в брючины лихие клинья, что позволило снизу получить шикарный клеш. Курсант намеревался сегодня пройтись во всей красе настоящего моряка перед Викой. Но как на это посмотрит теперь сам Кравченко?
  Капитан первого ранга не одобрил. Пожилой командир приказал всем нарушителям, выйти из строя, а дежурному по училищу офицеру распороть клинья ножом. Затем был предоставлен один час для исправления недостатков в одежде и повторного построения.
  Чертыхаясь почем зря, Сергей бросился в распоряжение роты, выпарывать клинья. В бытовом помещение роты образовалась очередь за иголками. Нарушителей оказалось немало, и они лихорадочно зашивали распоротые брючины. Время стремительно бежало, загоняло парней в цейтнот.
  Но Сергею удалось встать в строй за пять минут до очередного осмотра и получить долгожданную увольнительную в город. Затем рвануть без промедления бегом через КПП и, заскочив в трамвай, плюхнуться на свободное кресло. Настроение после неприятного приключения сразу поднялось до отличной отметки. Впереди волнительная встреча с привлекательной Викой.
  Полчаса старенький трамвай скрипел суставами до Нарвской площади, где парня высадил у Нарвских ворот ровно в двенадцать часов. Девушка уже ждала Сергея, посматривая на проходящий мимо рельсовый транспорт.
  Погода стояла прекрасная. Легкий морозец румянил лица, ярко светило на синем небе солнце. Деревья празднично украшал белый иней. Сергей был молод и полон сил, жаждал любви, и это было первое в жизни свидание.
  Быстрым строевым шагом он направился к девушке. До блеска начищенные флотские ботинки парня парадно скрипели по утрамбованному снегу, сокращали расстояние между влюбленными.
  Парень подошел к Вике и галантно поздоровался. Девушка ответила, и они стояли, смущаясь, напротив друг друга, подыскивали слова для разговора.
  Вскоре освоились и, весело разговаривая обо всем, направились в ближайший парк. Нужно сказать, что, назначая свидание на двенадцать часов дня, курсант сделал большую ошибку: лишил себя училищного обеда.
  Правда, голод компенсировало присутствие рядом красивой Вики, которая ухватилась за рукав шинели, шла рядом с левой стороны, как и положено дамам военных.
В парке они присели на свободную скамейку, и девушка протянула Сергею пакетик, достав его из сумочки. Смущенно улыбнувшись, она пояснила, что это пирожки с мясом, которые сама испекла, зная, что кавалер останется без обеда.
  Пирожки были теплые, мягкие и необыкновенно вкусные, распространяли аппетитный запах. Сергей их благодарно уплетал, удивляясь женской сообразительности.
  Это первое свидание запомнил на всю жизнь. На нем он впервые поцеловал свою девушку. Ее губы оказались намного вкуснее пирожков.
  Свидания стали регулярными. Часто при встречах в библиотеке Вика протягивала тайком пакетики с выпечкой, полюбившимися парню. Между нами полыхала настоящая любовь.
  Два года прошло незаметно в частых свиданиях. Сергей учился на четвертом курсе. Когда Вика сообщила, что хочет познакомить его со своими родителями и младшей сестренкой, которой исполнилось семь лет.
  Сергей был очень высоким юношей. За время учебы на казенных харчах раздался в плечах, выглядел сильным и красивым парнем. За это время еще больше похорошела и Вика, превратилась в сформировавшуюся девушку.   Курсант стал готовиться к увольнению и встрече с родителями подруги: тщательно нагладил форменку, гюйс и брюки, надраил до блеска пуговицы.
  Шагая с сияющей Викой, он гордо скосил глаза на золотые четыре нашивки на левом рукаве парадной белой форменки, поправил фуражку с белым верхом – недавно перешли на летнюю форму одежды.  Еще одна нашивка и офицер морского флота.
  Когда молодые люди вошли в комнату коммунальной квартире, где жила семья Вики, то увидели, что родители сидели за обеденным столом и пили вино. С ними сидел какой-то пьяный гость и что-то бормотал. Окна комнаты выходили в колодец старого здания, поэтому в ней было сумрачно, и всегда горел свет.   Мужчины курили, к потолку тянулся серый сигаретный дым.

   Вика подбежала к матери и воскликнула:
  – Мама, ты же обещала!
Затем подошла к Сергею и тихо произнесла:
  – Проходи к столу, Сережа. Это – папа с мамой и мой дядя.
  Отец девушки выглядел волевым и суровым человеком. Его тяжелый и изучающий взгляд неприятно давил на гостя. Мать, напротив, выглядела доброй женщиной, но все время боязливо посматривала на мужа. Все трое были крепко навеселе и не произносили ни слова.
  После минуты молчания, отец Вики махнул курсанту рукой, чтобы я сел рядом. Из соседней комнаты – они занимали две комнаты, прибежала хорошенькая девочка и прилипла к подружке Сергея.
   – Знакомься, это – моя младшая сестренка Соня, – шепнула Вика, усаживаясь с ней на свободных стульях.
  Отец Вики налил Сергею в стакан красного вина из начатой бутылки, но он вежливо отказался. И родственники больше не обращали внимания на детей, пили и разговаривали о своем.
  Сергей и Вика вышли из-за стола и отправились на улицу, прихватив с собой маленькую Соню, которая быстро привыкла к парню и доверчиво протянула руку. Она шла между, держась за них, как бы связывая детской непосредственностью влюбленных.
Сергей понял, что у любимой  нет папы и мамы.

  Вика предложила навестить свою старшую сестру, и по дороге девушка была молчалива и задумчива, поэтому почти не отвечала на шутки.
  Старшая сестра встретила гостей приветливо и пригласила пройти в зал. Она была красивой женщиной двадцати пяти лет, жила благополучно со спокойным любящим мужем и пятилетней дочерью Машей в двухкомнатной квартире. Сразу было видно, что молодая женщина по-матерински  любит своих сестер.

  Затем Сергей и Вика отправились в кино. Соня осталась у старшей сестры, и, как юноша понял, его девушка вернется сегодня тоже сюда. Вскоре они забыли обо всем на свете, гуляли вдвоем по городу, ели мороженое, много смеялись, и влюбленным было очень хорошо вдвоем.
  В начале июня начиналась учебная морская практика. Через десять дней Сергей должен был уйти на торговом судне в первое в жизни плавание за границу. Курсант радовался, что побывает в Англии, Германии и Франции, юноша сообщил об этом своей любимой девушке, обещая привезти ей какую-нибудь диковину из заморских стран. Вика опечалилась известию о скорой и долгой разлуке и жалась к нему, как-то особенно нежно. Затем сообщила парню, что перед расставанием сделает ему подарок. Сергей попросил не тратиться на него, а лучше купить подарок своей сестре.  Девушка ласково усмехнулась и промолчала.
  При следующей встрече Вика сообщила своему парню, что они проведут два дня в квартире старшей сестры. Которая летом с семьей всегда живет на даче. Сергей почувствовал, что они подходят к важной вехе любви. Известие взволновало его, но вместе с тем было приятно, что Вика полностью доверяется своему парню.
  Они встретились, как обычно, у Нарвских ворот и сначала вдоволь нагулялись по летнему городу, затем направились на квартиру сестры Вики. Сергей купил бутылку вьетнамского ликера и плитку хорошего шоколада.
  В квартире им было хорошо вдвоем. Каждый чувствовал, что скоро наступит час, когда в первый раз они улягутся в постель, как муж и жена. До наступления этого времени они сегодня даже не целовались, не прикасались друг к другу, знали, что все впереди.
  Ликер оказался очень вкусным и пахучим. По квартире распространился приятный кофейный запах, в голове и теле затеплился романтический костерок.
  Потом Вика застелила диван и сказала, чтобы Сергей ложился, а она скоро придет. По-военному быстро парень разделся, запрыгнул под холодящее новое одеяло и замер в ожидании.
  Девушка вошла неожиданно в комнату. На ней был полупрозрачный пеньюар, сквозь который просвечивалась ее точеная фигура. Парень замер от восторга и не мог оторвать взгляд от любимой девушки. Его сердце пошло в разнос, а руки схватили податливое  тело, прикосновения друг к другу стали желанными. Любовники, казалось, слились в одно целое и улетели ввысь, затем на мгновение остановились и стремительно понеслись в бездну.
  Когда оба очнулись, то были удовлетворены и чувствовали необычайную близость друг к другу. Было время белых ночей, в комнату проникал приятный сумрачный свет, а через приоткрытое окно вливалась свежесть ночи. Их счастью не было сегодня предела.
Вика плакала, провожая Сергея в долгий рейс, и заглядывала уму в глаза, спрашивала: 
  – Сережа! Ты вернешься ко мне?
  – Вика. Я вернусь, ты жди меня, – искренне обещал он.
  Лежа в постели своей каюты, четвертый штурман теплохода вспоминал тревожный взгляд Вики. В ту последнюю ночь, перед расставанием, уже под утро девушка поведала Сергею свою непростую историю, о которой не подозревал.
Тогда Вика тихонько заплакала, приткнулась головой к плечу и, нервно поглаживая рукой, сказала, что не хотела бы остаться нечестной по отношению к человеку, которого очень любила.
  Родители Вики всегда пьянствовали. Частые застолья, ругань и драки сопутствовали постоянно жизнь девочки. Мать почти не заботилась о детях, отдавалась охотно пьянству с мужем. Старшая сестра в восемнадцать лет вышла замуж и перебралась к мужу.
  Вике пришлось заботиться о младшей сестренке с ее рождения, потому что родители пили и часто пропадали на ночь.  Пьяный отец зверел и часто бил мать девочки. Иногда доставалось от него и детям.
Однажды, когда Вике было четырнадцать лет, в их квартиру пришел дядя со своим сыном, которому было шестнадцать лет, и он был принят в компанию пьяниц. Они сидели, пьянствовали, как обычно, курили и матерились. Потом взрослые собутыльники ушли в магазин за поиском вина, а двоюродный брат Вики остался за столом.
 Соню забрала старшая сестра на дачу, а Вика не поехала, поэтому сидела одна в детской комнате на постели и читала книгу. Вдруг туда вошел брат и, опрокинув девочку на кровать, стал раздевать. Она закричала, но никто не слышал и не приходил на помощь. Уже обессилев, она укусила насильника. Тот взревел диким зверем и изо всех сил ударил Вику кулаком по лицу. Затем оглушенную девочку изнасиловал.

  Когда Вика пришла в себя и поняла, что произошло, то онемела от горя. Она долго лежала без движения в крови и слышала, как вернулись родители с дядей и продолжили пьянку с малолетнем мерзавцем, только что надругавшийся над ребенком.
  Вика онемела от горя и замкнулась, перестала принимать пищу. Мать не обращала на нее никакого внимания. Девочка быстро худела, ее походка стала шаткой.
  Тревогу забила старшая сестра Вики и, забрав ее к себе, расспросила обо всем. Женщина ужаснулась и хотела заявить в милицию, но девочка умоляла не делать этого. Вика боялась огласки в школе и позора.
  Ко всем бедам она оказалась беременной, и все узнали об этом. К этой истории подключилась милиция, и насильник был осужден, а девочке сделали операцию, удалили невольный плод.
 Окончив школу, Вика устроилась на работу в библиотеку училища и поступила на заочное отделение библиотечного техникума.
  Сергея потрясла рассказ Вики, он понимал, что она ни в чем не виновата, но какой-то червь ревности точил изнутри юношу. Ему было неприятно, что кто-то, хоть и насильственно, оказался первым в ее жизни. Сергей, как мог, успокоил девушку, заверил, что не держит обиды на нее, но досада, видимо, промелькнуло в глазах любимого человека. Поэтому Вика сникла и тревожилась, что юноша не простит ее. Но она не могла поступить иначе, рассказала правду. Она сбросила с себя тяжелый груз, мешавший счастью. Но это страшное бремя не оставило их, оно перешло на Сергея. И за время плавания он должен разобраться в себе и решить, как поступить ему дальше.
  Когда теплоход ошвартовался после плавания в порту, то Сергей стоял на капитанском мостике и увидел на причале Вику. Она стояла с букетом цветов и высматривала его. Из-под ее пальто был заметен большой кругленький живот.
  Сергей все для себя решил в первый день плавания и сразу послал ей с корабля телеграмму, чтобы не мучилась и забыла все, не забыл написать, что любит ее и ждет встречи.
Он знал точно, что женится на любимой девушке. У них родится ребенок, а Соню заберут к себе, чтобы уберечь ее от страданий, воспитать и вырастить счастливого человека.

Рейтинг: +7 312 просмотров
Комментарии (9)
Денис Маркелов # 4 декабря 2013 в 19:25 0
Милый, красивый рассказ, как стакан газировки в летний зной. Очень тактично и романтично. Правда, про детский журнал "Мурзилка" чейчас мало что знаюь
alexandr # 6 декабря 2013 в 10:11 0
ПРекрасный рассказ big_smiles_138
Надежда Рыжих # 9 декабря 2013 в 08:14 0
Это часть жизни советского времени... Рассказано с волнением...Когда торопишься хоть кому-то довериться и поэтому выходит сумбурно
Ольга Белова # 9 декабря 2013 в 22:21 +1
Трепетная история с прекрасным концом...
Необычно, что в самом начале повествования отношения зарождаются на фоне библиотеки, читального зала...
И детский журнал "Мурзилка" здесь тоже упомянут. Кстати, журнал этот выходит и сейчас, и дети, которые посещают библиотеки, о нём знают...
Сюжет, конечно же, из советского времени, тем он и дорог...
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Юрий Соловьёв # 16 декабря 2013 в 13:36 +1
Понравилось Окунулся в пору своей курсантской юности.Даже интересное совпадение, я тоже встречался с девушкой которая у нас в училище работала библиотекарем. Вообщем, приятно "задел" Ваш рассказ.
С добром,
Юрий.
Fanija Kamininiene # 24 декабря 2013 в 10:12 0
Мне нравится ваша проза!Хороший рассказ -воспоминание...Интересная история жизни! Читается легко...Понравились "сравнения", яркие, образные...Спасибо! (есть замечания) super rose soln С наступающим Новым годом!
Марина Попенова # 18 января 2014 в 16:44 0
9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c ОЛЕГ, ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ РАССКАЗ!!!
Олег Андреев # 19 января 2014 в 12:12 0
Спасибо!
rose
Лилия Вернер # 24 января 2014 в 11:37 0
Молодец, Ваш главный герой. Настоящий мужчина! ura