ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Лось или Акела промахнулся

 

Лось или Акела промахнулся

8 декабря 2012 - Валерий Соколов
article100276.jpg

Середина ноября выдалась теплой, заморозков по утрам почти не было.

Я и Стрижиков находились на дежурстве и сидели в кабинете.

Заявок почти не было, а те, что были на 02, разрешались сразу на месте, по телефону.

Работа шла своим чередом, без какой-либо спешки.

- Игорь, слушай, обратился я к помощнику, Санька Баканов вчера звонил с охоты, говорит хорошо посидели, отдохнули на всю катушку.

- А, что ты предлагаешь?- спросил Стрижиков.

- Погода вроде нечего и льда на реке ещё нет, может, махнём на Оку, уток, гусей пострелять?- предложил я.

- Сейчас график гляну,- сказал он и продолжил:- Так пятница, у меня и у тебя выходной, можно и поехать.

- Так надо искать третьего, лодку тащить и мотор,- сказал я.

- Может Хрестовскому предложить, только вряд ли он поедет ему вечером на дежурство, - рассуждал Игорь.

В это время в коридоре послышались грузные, тяжелые шаги и знакомый голос Лебедева:

- Эй, где вы все попрятались?- пошутил Петрович.

- Это, кто прячется?- буркнул Игорь.

Лебедев вытер тщательно ноги о половую тряпку и вошел в кабинет.

- Привет трудяги! Как у Вас, не надо ль нас?- скороговоркой проговорил он.

- Надо, надо и даже очень надо,- отпарировал я.

- Что за дело?- спросил Петрович.

- Мы вот с Игорем на охоту хотим в пятницу, ты как?

- Положительно, я только за, а куда поедем?- спросил Петрович.

- На Оку, в район «Сомовой ямы», там со старицы лёд вытаскивает в реку, и дичь просто катается на льдинах, - пошутил я.

- А там есть, где остановиться?- спросил Игорь.

- Есть, там землянка, печка самодельная, холодно не будет, - пояснил я.

- Чего тут решать едем и всё, я уже настроился, - сказал Петрович.

             И вот наступила пятница, Стрижиков и Петрович, в назначенное время подъехали ко мне на Садовую. Полчаса на сборы и вот мы уже катим тележку с лодкой к заветной цели. Спустив «Казанку» в ручей, и загрузив её всем необходимым, мы отправились в путь. Погода была прекрасная, легкий мороз и ясное небо поднимали нам настроение.

Прогрев Вихрь, я включил реверс и стал на малом газу выводить лодку из ручья, но на вытеки в Оку, меня поджидал неприятный нежданчик. Всё устье ручья было забито сплошным льдом, причем ширина закрайка была, около двадцати метров и проскочить на полном газу было бы неоправданным риском. Я подчалил к берегу и ткнулся носом лодки в замерший песок. По реке тащило лёд, причём отдельные льдины, достигали огромных размеров, и сравнить их можно было разве, что с футбольным полем.

Мы вышли  на берег и с разочарованием смотрели на воду.

- Ну, и что будем делать? - спросил я.

- Жаль, ни чего не выйдет, раздосадовано сказал  Игорь.

- Да ерунда, чего не делается, всё к лучшему, подбадривающим тоном сказал Петрович.

- Это точно, зато на свежем воздухе и на природе поддержал его я.

- А посидеть и на берегу можно и до дома недалеко, буркнул Стрижиков.

Костра разводить не стали. Решено было посидеть минут сорок и подаваться домой в теплицу и продолжить банкет уже там, в тепле и сухости.  Я достал термос с горячим кофе и предложил коллегам.

- Нет, мы что-нибудь покрепче, выпьем, - и Петрович достал фляжку с прозрачной жидкостью.

- Водка?- спросил Игорь.

- Обижаешь, кое-что получше, чистый медицинский, похвастался Лебедев.

- Чистоган крепкая штука, я, когда-то в молодости пробовал, коварная вещь.

- Вроде трезвый, а водички хлебнёшь и опять похмелье, - высказал я свое мнение.

- На морозе, вещь незаменимая, возразил Стрижиков.

- Гош, тебе разбавить или как?- спросил его Петрович.

Разлив спирт, по пластиковым кружкам и, приготовив лёгкую закуску, Лебедев сказал:

- Ну, что, за выезд!- я поддержал коллег и чокнулся с ними кружкой с кофе.

- Ух, захорошело, может ещё по полкружечки, и перекурим? – предложил Петрович.

-  Я, в общем, не против, - высказал свое мнение Игорь, и фляжка пошла вновь по кругу

Употребив вторую дозу, Стрижиков приступил к рассказу о своих  охотничьих подвигах,

я перебил его и спросил:

- Игорь, а ты Ромина какой лосятиной угощал, как Гусева из магазина утятиной?

- Да ты что, лосятина самая настоящая, вчера только бегала, - возмущенно говорил он.

- Точно, точно, а утятина позавчера только летала, - продолжал я подначивать его.

- Да, наверно охота была, как у нас сейчас, что даже стволы не расчехляли, поддержал меня Петрович.

- А кто нам мешает расчехлить? – спросил Игорь.

- Да никто, давай проверим заодно бой, моего нового ружья, ещё не разу не стрелял из него, - сказал Лебедев и стал глазами искать будущую цель.

- Вот этот калорифер, я думаю, будет подходящим для пробы, и зарядив стволы он приготовился к стрельбе. Бах - прозвучал выстрел  и в корпусе калорифера образовалась сквозная дырка.

- Шестнадцатый калибр, дробь тройка, - с важностью сказал Стрижиков.

- И кучно как, смотри дыра то сплошная почти, сказал я и добавил: - Хороший у тебя патрон.

- А ты думал, чей сам набивал, не то, что ерунда магазинная, - важничал он.

 В это время прозвучал второй выстрел, это стрелял Петрович, корпус калорифера был чист, как девственница.

- Не ужели промазал, раздосадовался Лебедев, - и продолжил стрелять.

Бах - прозвучал следующий выстрел, а калорифер целехонек стоит.

 - Не может этого быть, калибр двенадцатый  дробь тройка, а ну-ка я его турбиной сейчас, - и Петрович перезарядил ружьё.

- У тебя ИЖ-57? - поинтересовался я.

Ага, - снова прозвучал выстрел,  бах и со звуком рырррррр пуля, перелетев через голову охотников, плюхнулась в ручей в метрах трёх от берега.

- Рикошет, бесцеремонным тоном сказал Петрович.

Калорифер был целехонек, за исключение появившейся вмятины.

- Не понял что за ерунда, патроны сырые что ли, - возмущался  он.

  Стрижиков,  созерцавший до этого спокойно, на тренировку товарища, не выдержал,  и войдя  в азарт охотника, сказал:

- Чего по этому ящику палить, давай мишень поменьше поставим, вон та банка из-под тушенки подойдёт.

Я поставил  на калорифер банку, а к банке приставил, пустую пачку от сигарет Лось

- Гош, смотри лось, охота, как настоящая, - подначил я Стрижикова.

Бах – и дробь, пробив пачку, и банку насквозь, вдобавок пробила, и трубу калорифера на вылет.

- Во, видал, как?- обратился он к Петровичу.

- А ну-ка я, - и раздался выстрел, со звуком рыррррр пуля опять пролетела над головой охотников.

- Акела промахнулся, - ерничал Игорь.

- Петрович, рикошет был такой, что турбина упала сзади тебя, - и я показал ему пулю.

- Давайте прекращайте свой тир, пока до беды не довели, сказал я.

Свернув ружья в чехлы и загрузив лодку на телегу, мы направились в обратный путь.

Находясь уже дома, и сидя в теплице, Петрович всё пытался понять причину своих неудач.

- А чего тут думать, я же тебе сказал, Акела промахнулся, - продолжал подначивать коллегу Игорь.

- Акела, промахнулся из-за чистогана, - задумчиво сказал Лебедев.

- Ладно, пора и честь знать, давай собирайся, домой поедем, подвел черту Петрович.

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Валерий Соколов, 2012

Регистрационный номер №0100276

от 8 декабря 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0100276 выдан для произведения:

Середина ноября выдалась теплой, заморозков по утрам почти не было.

Я и Стрижиков находились на дежурстве и сидели в кабинете.

Заявок почти не было, а те, что были на 02, разрешались сразу на месте, по телефону.

Работа шла своим чередом, без какой-либо спешки.

- Игорь, слушай, обратился я к помощнику, Санька Баканов вчера звонил с охоты, говорит хорошо посидели, отдохнули на всю катушку.

- А, что ты предлагаешь?- спросил Стрижиков.

- Погода вроде нечего и льда на реке ещё нет, может, махнём на Оку, уток, гусей пострелять?- предложил я.

- Сейчас график гляну,- сказал он и продолжил:- Так пятница, у меня и у тебя выходной, можно и поехать.

- Так надо искать третьего, лодку тащить и мотор,- сказал я.

- Может Хрестовскому предложить, только вряд ли он поедет ему вечером на дежурство, - рассуждал Игорь.

В это время в коридоре послышались грузные, тяжелые шаги и знакомый голос Лебедева:

- Эй, где вы все попрятались?- пошутил Петрович.

- Это, кто прячется?- буркнул Игорь.

Лебедев вытер тщательно ноги о половую тряпку и вошел в кабинет.

- Привет трудяги! Как у Вас, не надо ль нас?- скороговоркой проговорил он.

- Надо, надо и даже очень надо,- отпарировал я.

- Что за дело?- спросил Петрович.

- Мы вот с Игорем на охоту хотим в пятницу, ты как?

- Положительно, я только за, а куда поедем?- спросил Петрович.

- На Оку, в район «Сомовой ямы», там со старицы лёд вытаскивает в реку, и дичь просто катается на льдинах, - пошутил я.

- А там есть, где остановиться?- спросил Игорь.

- Есть, там землянка, печка самодельная, холодно не будет, - пояснил я.

- Чего тут решать едем и всё, я уже настроился, - сказал Петрович.

             И вот наступила пятница, Стрижиков и Петрович, в назначенное время подъехали ко мне на Садовую. Полчаса на сборы и вот мы уже катим тележку с лодкой к заветной цели. Спустив «Казанку» в ручей, и загрузив её всем необходимым, мы отправились в путь. Погода была прекрасная, легкий мороз и ясное небо поднимали нам настроение.

Прогрев Вихрь, я включил реверс и стал на малом газу выводить лодку из ручья, но на вытеки в Оку, меня поджидал неприятный нежданчик. Всё устье ручья было забито сплошным льдом, причем ширина закрайка была, около двадцати метров и проскочить на полном газу было бы неоправданным риском. Я подчалил к берегу и ткнулся носом лодки в замерший песок. По реке тащило лёд, причём отдельные льдины, достигали огромных размеров, и сравнить их можно было разве, что с футбольным полем.

Мы вышли  на берег и с разочарованием смотрели на воду.

- Ну, и что будем делать? - спросил я.

- Жаль, ни чего не выйдет, раздосадовано сказал  Игорь.

- Да ерунда, чего не делается, всё к лучшему, подбадривающим тоном сказал Петрович.

- Это точно, зато на свежем воздухе и на природе поддержал его я.

- А посидеть и на берегу можно и до дома недалеко, буркнул Стрижиков.

Костра разводить не стали. Решено было посидеть минут сорок и подаваться домой в теплицу и продолжить банкет уже там, в тепле и сухости.  Я достал термос с горячим кофе и предложил коллегам.

- Нет, мы что-нибудь покрепче, выпьем, - и Петрович достал фляжку с прозрачной жидкостью.

- Водка?- спросил Игорь.

- Обижаешь, кое-что получше, чистый медицинский, похвастался Лебедев.

- Чистоган крепкая штука, я, когда-то в молодости пробовал, коварная вещь.

- Вроде трезвый, а водички хлебнёшь и опять похмелье, - высказал я свое мнение.

- На морозе, вещь незаменимая, возразил Стрижиков.

- Гош, тебе разбавить или как?- спросил его Петрович.

Разлив спирт, по пластиковым кружкам и, приготовив лёгкую закуску, Лебедев сказал:

- Ну, что, за выезд!- я поддержал коллег и чокнулся с ними кружкой с кофе.

- Ух, захорошело, может ещё по полкружечки, и перекурим? – предложил Петрович.

-  Я, в общем, не против, - высказал свое мнение Игорь, и фляжка пошла вновь по кругу

Употребив вторую дозу, Стрижиков приступил к рассказу о своих  охотничьих подвигах,

я перебил его и спросил:

- Игорь, а ты Ромина какой лосятиной угощал, как Гусева из магазина утятиной?

- Да ты что, лосятина самая настоящая, вчера только бегала, - возмущенно говорил он.

- Точно, точно, а утятина позавчера только летала, - продолжал я подначивать его.

- Да, наверно охота была, как у нас сейчас, что даже стволы не расчехляли, поддержал меня Петрович.

- А кто нам мешает расчехлить? – спросил Игорь.

- Да никто, давай проверим заодно бой, моего нового ружья, ещё не разу не стрелял из него, - сказал Лебедев и стал глазами искать будущую цель.

- Вот этот калорифер, я думаю, будет подходящим для пробы, и зарядив стволы он приготовился к стрельбе. Бах - прозвучал выстрел  и в корпусе калорифера образовалась сквозная дырка.

- Шестнадцатый калибр, дробь тройка, - с важностью сказал Стрижиков.

- И кучно как, смотри дыра то сплошная почти, сказал я и добавил: - Хороший у тебя патрон.

- А ты думал, чей сам набивал, не то, что ерунда магазинная, - важничал он.

 В это время прозвучал второй выстрел, это стрелял Петрович, корпус калорифера был чист, как девственница.

- Не ужели промазал, раздосадовался Лебедев, - и продолжил стрелять.

Бах - прозвучал следующий выстрел, а калорифер целехонек стоит.

 - Не может этого быть, калибр двенадцатый  дробь тройка, а ну-ка я его турбиной сейчас, - и Петрович перезарядил ружьё.

- У тебя ИЖ-57? - поинтересовался я.

Ага, - снова прозвучал выстрел,  бах и со звуком рырррррр пуля, перелетев через голову охотников, плюхнулась в ручей в метрах трёх от берега.

- Рикошет, бесцеремонным тоном сказал Петрович.

Калорифер был целехонек, за исключение появившейся вмятины.

- Не понял что за ерунда, патроны сырые что ли, - возмущался  он.

  Стрижиков,  созерцавший до этого спокойно, на тренировку товарища, не выдержал,  и войдя  в азарт охотника, сказал:

- Чего по этому ящику палить, давай мишень поменьше поставим, вон та банка из-под тушенки подойдёт.

Я поставил  на калорифер банку, а к банке приставил, пустую пачку от сигарет Лось

- Гош, смотри лось, охота, как настоящая, - подначил я Стрижикова.

Бах – и дробь, пробив пачку, и банку насквозь, вдобавок пробила, и трубу калорифера на вылет.

- Во, видал, как?- обратился он к Петровичу.

- А ну-ка я, - и раздался выстрел, со звуком рыррррр пуля опять пролетела над головой охотников.

- Акела промахнулся, - ерничал Игорь.

- Петрович, рикошет был такой, что турбина упала сзади тебя, - и я показал ему пулю.

- Давайте прекращайте свой тир, пока до беды не довели, сказал я.

Свернув ружья в чехлы и загрузив лодку на телегу, мы направились в обратный путь.

Находясь уже дома, и сидя в теплице, Петрович всё пытался понять причину своих неудач.

- А чего тут думать, я же тебе сказал, Акела промахнулся, - продолжал подначивать коллегу Игорь.

- Акела, промахнулся из-за чистогана, - задумчиво сказал Лебедев.

- Ладно, пора и честь знать, давай собирайся, домой поедем, подвел черту Петрович.

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: 0 268 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!