ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Лола и Джек (ароматические коровки, Кальдерниан, он и она)

 

Лола и Джек (ароматические коровки, Кальдерниан, он и она)

10 сентября 2012 - Ксавьер Паэт

ее звали Лола, его - Джек.
она была оператором-массажером верхних дыхательных путей ароматических коровок на фабрике получения биологического спирта.
он работал младшим помощником водителя верхнего правого двигателя механизма сопровождения астероидных работ.
оба имели сангвинический мечтательный характер, выражавшийся в задумчивости взгляда и неспешных, но точных движениях.
оба любили потягивать по вечерам лунный пятизвездочный тоник, качаясь в кресле-качалке и наблюдая, как розово-сиреневая луна обегала дугу в небе, обозначавшую, однако, всего лишь течение времени.
и оба они были простоватыми романтиками.

и все бы хорошо, только они ничего не знали друг о друге.
Джек ничего не знал про то, что фабрика биологического спирта находится на дрейфующей станции Дринк Инкорпорейтед, на которой содержались полторы тысячи ароматических коровок, выделявших биологический спирт.
он не знал, что три раза в день коровкам необходим массаж верхних дыхательных путей, чтобы стимулировать их дыхательные мышцы, иначе они задохнутся под весом собственного тела.
он не знал, что для этого есть специальные операторы-массажеры.
он не знал даже, что есть имя Лола.
единственно извествестное ему в этом уравнении было лишь то, что лунный пятизвездочный тоник производили из изумительного ароматного нежного биологического спирта.

по вечерам Джек возвращался в свою каюту на станции, сопровождавшей горнодобывающие работы на астероиде, смывал с рук, с шеи и лица машинное масло, садился в кресло и, попивая через трубочку тоник, читал учебник по кальдернианскому языку.
он мечтал улететь на далекий Кальдерниан, обитаемый спутник газового гиганта, над которым никогда не заходят три оранжевых, два голубых и четыре синих, зеленых, желтых и бежевых солнца.
в тот момент, когда Джек в очередной раз подходил к главе о временах кальдернианских глаголов, среди которых одних только исчезающего непереходного вида было девять, взгляд его сам собой устремлялся на край луны, показывавшийся в иллюминаторе его каюты. это означало, что по универсальному космологическому времени наступал вечер.

в этот же самый момент Лола отрывалась губами от трубочки для коктейля и, зажмурив один глаз, поднимала стакан с тоником на уровень другого глаза.
сквозь обсидиановое стекло пробивался краешек восходившей луны и медленно-медленно начинал плыть внутри тоника светящимся неровным дымком.
Лола вздыхала и, отставив стакан обратно, склонялась над учебником по фермерскому искусству для начинающих.
она мечтала когда-нибудь открыть свою ферму с двумя-тремя ароматическими коровками.
это было бы так здорово!
ароматические коровки живут очень долго и дают хорошие надои, только вот стоят очень дорого...

итак, были Лола и Джек очень похожи, но жили, как мы знаем, в разных местах, и если быть более точным, совсем в разных частях планетной системы.

фабрика Дринк Инкорпорейдет дрейфовала поближе к Солнцу, чтобы толстые, филолетовые, мясистые растения, которыми питались коровки, могли получать много света и произрастать круглый год в больших количествах.
астероид Джека, на котором велась добыча платиновых металлов, наоборот, находился на удаленной от солнца орбите, чтобы замороженные газы не начинали разогреваться и менять траекторию астероида.

луна чертила в небе свою розово-фиолетовую дугу, коровки давали рекордные надои, Джек помогал управлять астероидным двигателем, удаляя или приближая траекторию небесного тела к идеальной орбите, а время шло дальше.

была середина сентября по универсальному космологическому времени, когда Лола решила записаться на курсы повышения квалификации. ей необходимо было изучить все стадии ухода за коровками, и теперь ей светила должность оператора родовспомогательных схваток.
Джек к этому времени прочно сидел на исчезающих непереходных глаголах, зазубривая в день по двадцать-двадцать пять исчезающих предлогов, указывающих видо-временные глагольные отношения.
обычно вечером он проходил новый материал, а в течение дня в перерывах между работой старался повторять по памяти пройденное.

не его вина, что исчезающие глаголы не давались ему уже второй месяц, - по правде говоря, сами кальдерниане путались в них изрядно, не говоря уже о составителях учебников. поэтому можно сказать, что материал в учебнике был изложен отвратительно путанно.
например, первое исчезающее время исчезало перед вторым исчезающим за полкварты кальдернианского часа, что в переводе на универсальное космологическое составляло примерно пятнадцать минут.
но второе исчезающее появлялось почему-то только через три восьмых полкварты после исчезновения первого исчезающего, плюс к этому иногда вмешивалось третее исчезающее, которое в определенных условиях, к тому же, сосуществовало одновременно с шестым исчезающим временем, если первое, второе и четвертое исчезающее существовали также одновременно, но не больше семи девятых полкварты.

Джек вспотел и открыл от напряжения рот, повторяя в уме невообразимые переплетения и перипетии кальдернианских времен, на секунду ему даже показалось, что у него заискрилось что-то сбоку глаза. хорошо, что он закрылся у себя в подсобке, где работал огромный мощный пневматический мотор, за шумными вдохами которого ничего не было бы слышно, даже если бы астероид раскололся надвое.

наконец, материал был повторен, и Джек, все еще бормоча, взглянул на приборную панель, чтобы посмотреть на часы, не слишком ли он долго отвлекался.

на ней беззвучно, но тревожно загорался и погасал оранжевый кружок аварийной тревоги.
беззвучно - потому что в адском, хотя и механически-мерном шуме, сложно было бы что-то услышать, даже если бы Джеку кричал на ухо его начальник, что пора сматывать удочки с рассыпающегося астероида.

Джек моментально выскочил из подсобки и бросился бежать в рулевое управление правого верхнего двигателя, где, наверное, уже бесновался его шеф.
но в рулевом управлении никого не было.

Джек решил самостоятельно оценить обстановку и потом уже связаться с координатором работы всех двигателей.
навигационные приборы показывали резкое отклонение орбиты астероида, но двигатель работал в обычном режиме, не быстрее и не медленнее.

неприятным открытием для него стало, что он почти два часа повторял свои глаголы.
видимо, исчезающие глаголы каким-то таинственным образом сами воровали время у тех, кто ими занимался.

неверное направление движения астероида грозило тем, что часа через три он мог войти в гравитационное поле ближайшей планеты и тогда уже понадобятся сложные спасательные работы, потому что помимо гравитации он, наверняка, начнет сильно разогреваться.

- это верхний правый, - отважно, но охрипшим голосом заговорил Джек по рации, связывавшей его с координатором движения, - у нас аварийная ситуация. по неясной причине объект отклонился в сторону, противоположную работе нашего двигателя. двигатель работает в штатном режиме. ускорение или замедоление не производилось.

в эфире повисла грозная тишина. но ему никто не ответил. прошло полминуты, затем еще полминуты.
Джек повторил. ответа не было. Джек повторил еще и еще.

наступало время сильно поволноваться, потому что, видимо, Джеку предстояло стать самым главным и отвечать за все происходящее.

нужно было связаться с центральным координатором всех работ компании, производившей сопровождение бурения на астероиде. или попытаться самому пешком добраться до координатора работ на астероиде. для этого необходимо было надеть скафандр, проверить работу кислородной системы в нем и тогда уже по туннелям пробираться в главный отсек.

на это должно уйти не меньше часа.
чтобы связаться с центральным координатором - не больше пятнадцати минут.

на мгновение Джеку от страха показалось, что он спит. он даже потер себе уши. но уши начали гореть, и от этого лицо тоже стало гореть и покрываться потом.

но, с другой стороны, не могли же на других сопровождающих двигателях, да и в самой центральной рубке не заметить, что астероид дал такой крен!
в конце концов, сопровождающих двигателей, помимо правового верхнего, было еще шесть!

Джек настроил связь с центром работ и включил сигнал экстренной ситуации.
через пять минут, в течение которых Джек пытался просчитать на компьютере примерную траекторию даьнейшего полета, в эфире послышался расслабленный, вальяжный голос с нотками зевоты:
- центр слушает объект ДэЭл 2012. что у вас случилось?
- у нас чрезвычайная ситуация. объект резко изменил траекторию. скорее всего нам грозит сваливание к центру системы в сторону солнца. причина неясна.
в эфире сначала повисла тишина, потом диспетчер спокойно ответил:
- все ясно. сейчас проверю данные движения объекта ДэЭл 2012.

Джеку показалось, что диспетчер ушел курить или пить чай, но не как не проверять показания компьютера.
через несколько минут в эфир внезапно ворвался как будто протрезвевший голос из координационного центра:
- ДээЛ 2012, у вас чрезвычайная ситуация! запускайте все двигатели в противоположную от центра системы сторону! почему не могу связаться с остальными сопровождающими двигателями?!

Джек пытался объяснить, что и сам ничего не понимает, но диспетчер продолжал почти истерично кричать, что все они на астероиде посходили с ума.
Джек не стал спорить, потому что вся ситуация, действительно, была похожа на безумие.

диспетчер продолжал кричать и требовать усиления включения двигателей.
вдруг дверь в рубку открылась и вошел, деловито прихрамывая, главный по правому верхнему двигателю, распутывая еще обвивавшие плечи лямки защитного скафандра и кислородной системы.
и тут...

можно долго рассказывать, как, истошно крича друг на друга, сначала устанавливали причину крена астероида и пришли к выводу, что во всем виновата седьмая бригада, которая накануне забыла пересчитать параметры траектории и перегруппировать данные для передачи в компьютер и остальным бригадам.

потом установили, что накануне бригада отмечала день рождения бригадира, на котором присутствовал и шеф Джека.
и из-за того, что накануне седьмая бригада долго прогуливалась по астероиду и считала звезды, распивая прекрасный ароматный пятизвездочный тоник, все легли спать очень-очень поздно или, наоборот, очень рано, забыв пересчитать координаты траектории.

на вечеринке не показался один только Джек, зубривший свои исчезающие кальдернинские глаголы.

потом стали рассчитывать новую траекторию, по касательной проводящей уже нагревшийся астероид мимо других космических тел наиболее безопасным путем.

в конце концов, решили пустить астероид по широкой эллиптической орбите, приблизившись максимально безопасно к дрейфующей фабрике Дринк Инкорпоретед, чтобы катапультировать на нее сотрудников.

оказалось, что Джек, зазубривая свои глаголы, каким-то образом поспособствовал тому, что вовремя подняли тревогу и скорректировали безопасную траекторию.

но сейчас Джек думал о том, как лучше провести катапультирование на видневшуюся в иилюминатор фабрику Дринк Инкорпорейтед, где обитали тысяча пятьсот ароматических коровок, вырабатывавших прекрасный, летучий, воздушный, опьяняющий биологический спирт, чему также способствовала оператор-массажист Лола.
 

© Copyright: Ксавьер Паэт, 2012

Регистрационный номер №0075818

от 10 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0075818 выдан для произведения:

ее звали Лола, его - Джек.
она была оператором-массажером верхних дыхательных путей ароматических коровок на фабрике получения биологического спирта.
он работал младшим помощником водителя верхнего правого двигателя механизма сопровождения астероидных работ.
оба имели сангвинический мечтательный характер, выражавшийся в задумчивости взгляда и неспешных, но точных движениях.
оба любили потягивать по вечерам лунный пятизвездочный тоник, качаясь в кресле-качалке и наблюдая, как розово-сиреневая луна обегала дугу в небе, обозначавшую, однако, всего лишь течение времени.
и оба они были простоватыми романтиками.

и все бы хорошо, только они ничего не знали друг о друге.
Джек ничего не знал про то, что фабрика биологического спирта находится на дрейфующей станции Дринк Инкорпорейтед, на которой содержались полторы тысячи ароматических коровок, выделявших биологический спирт.
он не знал, что три раза в день коровкам необходим массаж верхних дыхательных путей, чтобы стимулировать их дыхательные мышцы, иначе они задохнутся под весом собственного тела.
он не знал, что для этого есть специальные операторы-массажеры.
он не знал даже, что есть имя Лола.
единственно извествестное ему в этом уравнении было лишь то, что лунный пятизвездочный тоник производили из изумительного ароматного нежного биологического спирта.

по вечерам Джек возвращался в свою каюту на станции, сопровождавшей горнодобывающие работы на астероиде, смывал с рук, с шеи и лица машинное масло, садился в кресло и, попивая через трубочку тоник, читал учебник по кальдернианскому языку.
он мечтал улететь на далекий Кальдерниан, обитаемый спутник газового гиганта, над которым никогда не заходят три оранжевых, два голубых и четыре синих, зеленых, желтых и бежевых солнца.
в тот момент, когда Джек в очередной раз подходил к главе о временах кальдернианских глаголов, среди которых одних только исчезающего непереходного вида было девять, взгляд его сам собой устремлялся на край луны, показывавшийся в иллюминаторе его каюты. это означало, что по универсальному космологическому времени наступал вечер.

в этот же самый момент Лола отрывалась губами от трубочки для коктейля и, зажмурив один глаз, поднимала стакан с тоником на уровень другого глаза.
сквозь обсидиановое стекло пробивался краешек восходившей луны и медленно-медленно начинал плыть внутри тоника светящимся неровным дымком.
Лола вздыхала и, отставив стакан обратно, склонялась над учебником по фермерскому искусству для начинающих.
она мечтала когда-нибудь открыть свою ферму с двумя-тремя ароматическими коровками.
это было бы так здорово!
ароматические коровки живут очень долго и дают хорошие надои, только вот стоят очень дорого...

итак, были Лола и Джек очень похожи, но жили, как мы знаем, в разных местах, и если быть более точным, совсем в разных частях планетной системы.

фабрика Дринк Инкорпорейдет дрейфовала поближе к Солнцу, чтобы толстые, филолетовые, мясистые растения, которыми питались коровки, могли получать много света и произрастать круглый год в больших количествах.
астероид Джека, на котором велась добыча платиновых металлов, наоборот, находился на удаленной от солнца орбите, чтобы замороженные газы не начинали разогреваться и менять траекторию астероида.

луна чертила в небе свою розово-фиолетовую дугу, коровки давали рекордные надои, Джек помогал управлять астероидным двигателем, удаляя или приближая траекторию небесного тела к идеальной орбите, а время шло дальше.

была середина сентября по универсальному космологическому времени, когда Лола решила записаться на курсы повышения квалификации. ей необходимо было изучить все стадии ухода за коровками, и теперь ей светила должность оператора родовспомогательных схваток.
Джек к этому времени прочно сидел на исчезающих непереходных глаголах, зазубривая в день по двадцать-двадцать пять исчезающих предлогов, указывающих видо-временные глагольные отношения.
обычно вечером он проходил новый материал, а в течение дня в перерывах между работой старался повторять по памяти пройденное.

не его вина, что исчезающие глаголы не давались ему уже второй месяц, - по правде говоря, сами кальдерниане путались в них изрядно, не говоря уже о составителях учебников. поэтому можно сказать, что материал в учебнике был изложен отвратительно путанно.
например, первое исчезающее время исчезало перед вторым исчезающим за полкварты кальдернианского часа, что в переводе на универсальное космологическое составляло примерно пятнадцать минут.
но второе исчезающее появлялось почему-то только через три восьмых полкварты после исчезновения первого исчезающего, плюс к этому иногда вмешивалось третее исчезающее, которое в определенных условиях, к тому же, сосуществовало одновременно с шестым исчезающим временем, если первое, второе и четвертое исчезающее существовали также одновременно, но не больше семи девятых полкварты.

Джек вспотел и открыл от напряжения рот, повторяя в уме невообразимые переплетения и перипетии кальдернианских времен, на секунду ему даже показалось, что у него заискрилось что-то сбоку глаза. хорошо, что он закрылся у себя в подсобке, где работал огромный мощный пневматический мотор, за шумными вдохами которого ничего не было бы слышно, даже если бы астероид раскололся надвое.

наконец, материал был повторен, и Джек, все еще бормоча, взглянул на приборную панель, чтобы посмотреть на часы, не слишком ли он долго отвлекался.

на ней беззвучно, но тревожно загорался и погасал оранжевый кружок аварийной тревоги.
беззвучно - потому что в адском, хотя и механически-мерном шуме, сложно было бы что-то услышать, даже если бы Джеку кричал на ухо его начальник, что пора сматывать удочки с рассыпающегося астероида.

Джек моментально выскочил из подсобки и бросился бежать в рулевое управление правого верхнего двигателя, где, наверное, уже бесновался его шеф.
но в рулевом управлении никого не было.

Джек решил самостоятельно оценить обстановку и потом уже связаться с координатором работы всех двигателей.
навигационные приборы показывали резкое отклонение орбиты астероида, но двигатель работал в обычном режиме, не быстрее и не медленнее.

неприятным открытием для него стало, что он почти два часа повторял свои глаголы.
видимо, исчезающие глаголы каким-то таинственным образом сами воровали время у тех, кто ими занимался.

неверное направление движения астероида грозило тем, что часа через три он мог войти в гравитационное поле ближайшей планеты и тогда уже понадобятся сложные спасательные работы, потому что помимо гравитации он, наверняка, начнет сильно разогреваться.

- это верхний правый, - отважно, но охрипшим голосом заговорил Джек по рации, связывавшей его с координатором движения, - у нас аварийная ситуация. по неясной причине объект отклонился в сторону, противоположную работе нашего двигателя. двигатель работает в штатном режиме. ускорение или замедоление не производилось.

в эфире повисла грозная тишина. но ему никто не ответил. прошло полминуты, затем еще полминуты.
Джек повторил. ответа не было. Джек повторил еще и еще.

наступало время сильно поволноваться, потому что, видимо, Джеку предстояло стать самым главным и отвечать за все происходящее.

нужно было связаться с центральным координатором всех работ компании, производившей сопровождение бурения на астероиде. или попытаться самому пешком добраться до координатора работ на астероиде. для этого необходимо было надеть скафандр, проверить работу кислородной системы в нем и тогда уже по туннелям пробираться в главный отсек.

на это должно уйти не меньше часа.
чтобы связаться с центральным координатором - не больше пятнадцати минут.

на мгновение Джеку от страха показалось, что он спит. он даже потер себе уши. но уши начали гореть, и от этого лицо тоже стало гореть и покрываться потом.

но, с другой стороны, не могли же на других сопровождающих двигателях, да и в самой центральной рубке не заметить, что астероид дал такой крен!
в конце концов, сопровождающих двигателей, помимо правового верхнего, было еще шесть!

Джек настроил связь с центром работ и включил сигнал экстренной ситуации.
через пять минут, в течение которых Джек пытался просчитать на компьютере примерную траекторию даьнейшего полета, в эфире послышался расслабленный, вальяжный голос с нотками зевоты:
- центр слушает объект ДэЭл 2012. что у вас случилось?
- у нас чрезвычайная ситуация. объект резко изменил траекторию. скорее всего нам грозит сваливание к центру системы в сторону солнца. причина неясна.
в эфире сначала повисла тишина, потом диспетчер спокойно ответил:
- все ясно. сейчас проверю данные движения объекта ДэЭл 2012.

Джеку показалось, что диспетчер ушел курить или пить чай, но не как не проверять показания компьютера.
через несколько минут в эфир внезапно ворвался как будто протрезвевший голос из координационного центра:
- ДээЛ 2012, у вас чрезвычайная ситуация! запускайте все двигатели в противоположную от центра системы сторону! почему не могу связаться с остальными сопровождающими двигателями?!

Джек пытался объяснить, что и сам ничего не понимает, но диспетчер продолжал почти истерично кричать, что все они на астероиде посходили с ума.
Джек не стал спорить, потому что вся ситуация, действительно, была похожа на безумие.

диспетчер продолжал кричать и требовать усиления включения двигателей.
вдруг дверь в рубку открылась и вошел, деловито прихрамывая, главный по правому верхнему двигателю, распутывая еще обвивавшие плечи лямки защитного скафандра и кислородной системы.
и тут...

можно долго рассказывать, как, истошно крича друг на друга, сначала устанавливали причину крена астероида и пришли к выводу, что во всем виновата седьмая бригада, которая накануне забыла пересчитать параметры траектории и перегруппировать данные для передачи в компьютер и остальным бригадам.

потом установили, что накануне бригада отмечала день рождения бригадира, на котором присутствовал и шеф Джека.
и из-за того, что накануне седьмая бригада долго прогуливалась по астероиду и считала звезды, распивая прекрасный ароматный пятизвездочный тоник, все легли спать очень-очень поздно или, наоборот, очень рано, забыв пересчитать координаты траектории.

на вечеринке не показался один только Джек, зубривший свои исчезающие кальдернинские глаголы.

потом стали рассчитывать новую траекторию, по касательной проводящей уже нагревшийся астероид мимо других космических тел наиболее безопасным путем.

в конце концов, решили пустить астероид по широкой эллиптической орбите, приблизившись максимально безопасно к дрейфующей фабрике Дринк Инкорпоретед, чтобы катапультировать на нее сотрудников.

оказалось, что Джек, зазубривая свои глаголы, каким-то образом поспособствовал тому, что вовремя подняли тревогу и скорректировали безопасную траекторию.

но сейчас Джек думал о том, как лучше провести катапультирование на видневшуюся в иилюминатор фабрику Дринк Инкорпорейтед, где обитали тысяча пятьсот ароматических коровок, вырабатывавших прекрасный, летучий, воздушный, опьяняющий биологический спирт, чему также способствовала оператор-массажист Лола.
 

Рейтинг: 0 213 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!