ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → КОРШИКОВ И ВЕДЬМА

 

КОРШИКОВ И ВЕДЬМА

25 июля 2013 - Василий Храмцов

На конкурс

Коршиков и ведьма

Преданья старины глубокой

Только невысокие земляные валы, образующие правильный прямоугольник, поросшие полынью и разнотравьем, напоминали о том, что когда-то на этом месте стоял дом. Вокруг находился обширный пустырь. Место это было недалеко от нашей улицы. Мы, ватага ребятишек, иногда забегали туда. Но долго там не задерживались. Мы уже знали, почему на таком хорошем участке, расположенном недалеко от озера, никто не селится. Легенду эту знали в каждом доме нашей деревни.

Это было на памяти наших дедушек и бабушек. Жили тогда единолично. На пустующем сейчас месте стоял деревянный дом, в котором поселились две молодые сестры Беседины, Мария и Лиза. Вели нехитрое крестьянское хозяйство. Старшая, Мария, а было ей немногим за двадцать, занималась знахарством. Она безошибочно подбирала целебные травы и быстро поднимала больного на ноги. Но шли к ней за помощью неохотно, лишь только в крайнем случае, потому что боялись. Поговаривали, что она – ведьма.

Девушки по праздникам ходили в хороводы, ничем не отличаясь от местной молодежи. Но парни обходили их стороной. Несколько раз сестер провожал до дома Михаил Коршиков, красивый высокий парень, гроза девчат и молодых вдов. Но влекли его не девушки, а желание доказать, что он никого и ничего не боится. Сам того не желая, он накликал на себя беду: Мария влюбилась в него. Она не скрывала своих чувств. Но Михаил не ответил взаимностью и больше девушек не провожал.

- Ты еще не раз вспомнишь обо мне, - как-то в сердцах сказала ему Мария.

После этого у Михаила начались неприятности. Периодически кто-то невидимый начал его избивать. Да так жестоко, что он неделями носил синяки и шишки. Случалось такое и во время гуляний. Вдруг Михаил вскрикивал и закрывал лицо руками. Но из разбитого носа уже текла кровь. Друзья окружали его плотным кольцом, закрывали своими телами. Но невидимый палач находил возможность и продолжал избивать парня.

Михаил догадывался, чья это работа, но на поклон к Марии не шел, все ждал, что когда-то побои прекратятся. Мария с сестрой по-прежнему ходили в хороводы и на вечеринки. Мария многозначительно поглядывала на похудевшего, осунувшегося Михаила, встречая колючий, полный ненависти взгляд.

Однажды парень находился в гостях у приятеля, отмечали его день рождения. Коршиков сидел на почетном месте, под образами, далеко от двери. Стоило ему поднести ко рту рюмку с водкой, как все тот же невидимый вышиб ее из руки и снова принялся избивать человека. Михаил упал на пол, друзья навалились на него, плотно прикрыв своими телами. Но Михаил продолжал вскрикивать, так как удары и там доставали его – уже со стороны пола.

Вошедшая в горницу бабушка именинника начала истово креститься на иконы и повторять:

- Господи, спаси и сохрани, Господи, спаси и сохрани!           

Побои сразу прекратились. В комнате как будто что-то прошелестело. Глухо хлопнула входная дверь, хотя никто не входил и не выходил.

Утром родня Михаила собралась на совет. Уговорили парня съездить в соседнее село в церковь и заказать батюшке специальный молебен. Запрягли подводу, положили в нее лукошко яиц, ощипанных курицу и гуся и отправили Михаила в путь.

Батюшка отнесся к просьбе с пониманием. Он долго читал молитвы, бесконечно осенял Коршикова серебряным крестом, обкуривал ладаном. Парень обливался потом, на него навалилась страшная усталость. Но он терпел, не подавал виду. Закончив молебен, батюшка сказал:

- А теперь, сын мой, поезжай к себе домой. Да молись чаще перед иконостасом. По дороге никого не подвози, будь один в повозке. Через неделю приезжай ко мне снова.

Когда Михаил вышел из церкви, усталость его как рукой сняло. Он почувствовал прилив сил, ему было весело. Что-то, тяготевшее его, отступило, исчезло. В хорошем настроении он отправился в дорогу.

 На полпути он догнал старушку, тяжело опиравшуюся на суковатую палку. Она медленно брела вдоль обочины. Коршиков, забыв о напутствии батюшки, остановил коня и весело сказал:

- Садись, бабушка, подвезу!

Старуха ловко впрыгнула в телегу и тут же нанесла  парню суковатой палкой страшной силы удар по голове. Михаил понял свою ошибку, свалился лицом вниз и еще долго ощущал на своей спине увесистые удары. Лошадь пустилась в галоп и привезла его домой всего избитого.

Он неделю провалялся в постели, потом взял у старосты деревни справку с места жительства, попросил у отца немного денег. В церковь на этот раз отвез его лучший друг. После утомительной литургии он вышел из церкви как будто снова обновленный. Приятель отвез его на железнодорожный полустанок. Там он сел в пассажирский поезд, идущий на юг, в Среднюю Азию. Лишь через месяц прислал родителям письмо из Ташкента. Вместо адреса – «главпочтамт, до востребования». Он сообщил, что со здоровьем у него все в порядке, «болезнь» не повторилась, и просил никому об этом письме не рассказывать.

А Мария после исчезновения Михаила начала болеть, сильно похудела. Она уже не вставала со своей постели. И если бы Михаил увидел ее, то узнал бы в ней черты  дряхлой старухи, которую когда-то подвез.

- Подойди ко мне, - звала она сестру Лизу, - попрощаемся. Я скоро умру. И ты останешься одна.  

Но девушке подсказали, чтобы опасалась прикосновения колдуньи, иначе ей передастся вся ее колдовская сила. Лиза этого не хотела. Еду и воду она подавала сестре на деревянной лопате с длинной ручкой. Но та ее не брала. Она что-то потихоньку говорила себе под нос, извивалась в постели, как будто ее что-то мучило. Так продолжалось несколько недель.

Старики научили Лизу, чтобы она открыла печную задвижку у русской печи, внесла в избу петуха и бросила его сестре. Так она и сделала. Мария начала остервенело рвать ее. По комнате закружились перья и, подхваченные сквознячком, улетали в печную трубу. После этого Мария затихла и умерла. Похоронили ее на местном кладбище без христианских обрядов.

Боясь оставаться в опустевшем доме, Лиза несколько ночей провела у набожной старушки Макаровны. Выяснилось, что они с сестрой некрещеные. Пожилая женщина организовала свою родню, Лизу повезли в церковь и окрестили. Тогда только девушка решилась ночевать дома. Составить ей компанию вызвалась подружка Глаша, неутомимая певунья и плясунья.

Помолившись, девушки устроились вдвоем на одной кровати, оставив гореть свечу, привезенную из церкви, и уснули. Утром они обнаружили, что свеча почему-то  отгорела очень мало и потухла. Они не придали этому значения. На следующую ночь, как только стали засыпать, что-то их потревожило. Они увидели, как пламя свечи заколебалось и погасло, будто ее кто-то задул. Перепуганные, они начали жечь спички, но никого в доме кроме них не было. Крестясь и читая молитву, они снова зажгли свечу. Но как только их сморил сон, свеча  погасла.

Утром они побежали к Макаровне и рассказали ей о случившемся. Старушка посоветовала им перед тем, как укладываться спать, посыпать пол мелкой золой. Сделав так, как им посоветовали, девушки крепко уснули. Утром они обнаружили, что свеча была потушена, а на полу видны следы босых ног, ведущих от печи к свечке и обратно.

В дом привезли священника, он освятил жилище. Парни и молодые мужчины заготовили крепкий осиновый кол и глубоко забили его в изголовье могилы Марии. Свечка перестала гаснуть. Колдунья больше свой дом не посещала.

Вскоре  навестил родные места Михаил Коршиков. Он знал, что творилось в доме сироты Лизы. Не долго думая, он заслал к девушке сватов. Дом Лиза продала и уехала с Михаилом в теплые края. Новые хозяева разобрали жилище по бревнам и поставили его на новом месте.

Выросло несколько поколений жителей деревни, а участок, откуда увезли дом, все пустовал.       

                     Василий ХРАМЦОВ.

 

 

 

© Copyright: Василий Храмцов, 2013

Регистрационный номер №0149099

от 25 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0149099 выдан для произведения:

Коршиков и ведьма

Преданья старины глубокой

Только невысокие земляные валы, образующие правильный прямоугольник, поросшие полынью и разнотравьем, напоминали о том, что когда-то на этом месте стоял дом. Вокруг находился обширный пустырь. Место это было недалеко от нашей улицы. Мы, ватага ребятишек, иногда забегали туда. Но долго там не задерживались. Мы уже знали, почему на таком хорошем участке, расположенном недалеко от озера, никто не селится. Легенду эту знали в каждом доме нашей деревни.

Это было на памяти наших дедушек и бабушек. Жили тогда единолично. На пустующем сейчас месте стоял деревянный дом, в котором поселились две молодые сестры Беседины, Мария и Лиза. Вели нехитрое крестьянское хозяйство. Старшая, Мария, а было ей немногим за двадцать, занималась знахарством. Она безошибочно подбирала целебные травы и быстро поднимала больного на ноги. Но шли к ней за помощью неохотно, лишь только в крайнем случае, потому что боялись. Поговаривали, что она – ведьма.

Девушки по праздникам ходили в хороводы, ничем не отличаясь от местной молодежи. Но парни обходили их стороной. Несколько раз сестер провожал до дома Михаил Коршиков, красивый высокий парень, гроза девчат и молодых вдов. Но влекли его не девушки, а желание доказать, что он никого и ничего не боится. Сам того не желая, он накликал на себя беду: Мария влюбилась в него. Она не скрывала своих чувств. Но Михаил не ответил взаимностью и больше девушек не провожал.

- Ты еще не раз вспомнишь обо мне, - как-то в сердцах сказала ему Мария.

После этого у Михаила начались неприятности. Периодически кто-то невидимый начал его избивать. Да так жестоко, что он неделями носил синяки и шишки. Случалось такое и во время гуляний. Вдруг Михаил вскрикивал и закрывал лицо руками. Но из разбитого носа уже текла кровь. Друзья окружали его плотным кольцом, закрывали своими телами. Но невидимый палач находил возможность и продолжал избивать парня.

Михаил догадывался, чья это работа, но на поклон к Марии не шел, все ждал, что когда-то побои прекратятся. Мария с сестрой по-прежнему ходили в хороводы и на вечеринки. Мария многозначительно поглядывала на похудевшего, осунувшегося Михаила, встречая колючий, полный ненависти взгляд.

Однажды парень находился в гостях у приятеля, отмечали его день рождения. Коршиков сидел на почетном месте, под образами, далеко от двери. Стоило ему поднести ко рту рюмку с водкой, как все тот же невидимый вышиб ее из руки и снова принялся избивать человека. Михаил упал на пол, друзья навалились на него, плотно прикрыв своими телами. Но Михаил продолжал вскрикивать, так как удары и там доставали его – уже со стороны пола.

Вошедшая в горницу бабушка именинника начала истово креститься на иконы и повторять:

- Господи, спаси и сохрани, Господи, спаси и сохрани!           

Побои сразу прекратились. В комнате как будто что-то прошелестело. Глухо хлопнула входная дверь, хотя никто не входил и не выходил.

Утром родня Михаила собралась на совет. Уговорили парня съездить в соседнее село в церковь и заказать батюшке специальный молебен. Запрягли подводу, положили в нее лукошко яиц, ощипанных курицу и гуся и отправили Михаила в путь.

Батюшка отнесся к просьбе с пониманием. Он долго читал молитвы, бесконечно осенял Коршикова серебряным крестом, обкуривал ладаном. Парень обливался потом, на него навалилась страшная усталость. Но он терпел, не подавал виду. Закончив молебен, батюшка сказал:

- А теперь, сын мой, поезжай к себе домой. Да молись чаще перед иконостасом. По дороге никого не подвози, будь один в повозке. Через неделю приезжай ко мне снова.

Когда Михаил вышел из церкви, усталость его как рукой сняло. Он почувствовал прилив сил, ему было весело. Что-то, тяготевшее его, отступило, исчезло. В хорошем настроении он отправился в дорогу.

 На полпути он догнал старушку, тяжело опиравшуюся на суковатую палку. Она медленно брела вдоль обочины. Коршиков, забыв о напутствии батюшки, остановил коня и весело сказал:

- Садись, бабушка, подвезу!

Старуха ловко впрыгнула в телегу и тут же нанесла  парню суковатой палкой страшной силы удар по голове. Михаил понял свою ошибку, свалился лицом вниз и еще долго ощущал на своей спине увесистые удары. Лошадь пустилась в галоп и привезла его домой всего избитого.

Он неделю провалялся в постели, потом взял у старосты деревни справку с места жительства, попросил у отца немного денег. В церковь на этот раз отвез его лучший друг. После утомительной литургии он вышел из церкви как будто снова обновленный. Приятель отвез его на железнодорожный полустанок. Там он сел в пассажирский поезд, идущий на юг, в Среднюю Азию. Лишь через месяц прислал родителям письмо из Ташкента. Вместо адреса – «главпочтамт, до востребования». Он сообщил, что со здоровьем у него все в порядке, «болезнь» не повторилась, и просил никому об этом письме не рассказывать.

А Мария после исчезновения Михаила начала болеть, сильно похудела. Она уже не вставала со своей постели. И если бы Михаил увидел ее, то узнал бы в ней черты  дряхлой старухи, которую когда-то подвез.

- Подойди ко мне, - звала она сестру Лизу, - попрощаемся. Я скоро умру. И ты останешься одна.  

Но девушке подсказали, чтобы опасалась прикосновения колдуньи, иначе ей передастся вся ее колдовская сила. Лиза этого не хотела. Еду и воду она подавала сестре на деревянной лопате с длинной ручкой. Но та ее не брала. Она что-то потихоньку говорила себе под нос, извивалась в постели, как будто ее что-то мучило. Так продолжалось несколько недель.

Старики научили Лизу, чтобы она открыла печную задвижку у русской печи, внесла в избу петуха и бросила его сестре. Так она и сделала. Мария начала остервенело рвать ее. По комнате закружились перья и, подхваченные сквознячком, улетали в печную трубу. После этого Мария затихла и умерла. Похоронили ее на местном кладбище без христианских обрядов.

Боясь оставаться в опустевшем доме, Лиза несколько ночей провела у набожной старушки Макаровны. Выяснилось, что они с сестрой некрещеные. Пожилая женщина организовала свою родню, Лизу повезли в церковь и окрестили. Тогда только девушка решилась ночевать дома. Составить ей компанию вызвалась подружка Глаша, неутомимая певунья и плясунья.

Помолившись, девушки устроились вдвоем на одной кровати, оставив гореть свечу, привезенную из церкви, и уснули. Утром они обнаружили, что свеча почему-то  отгорела очень мало и потухла. Они не придали этому значения. На следующую ночь, как только стали засыпать, что-то их потревожило. Они увидели, как пламя свечи заколебалось и погасло, будто ее кто-то задул. Перепуганные, они начали жечь спички, но никого в доме кроме них не было. Крестясь и читая молитву, они снова зажгли свечу. Но как только их сморил сон, свеча  погасла.

Утром они побежали к Макаровне и рассказали ей о случившемся. Старушка посоветовала им перед тем, как укладываться спать, посыпать пол мелкой золой. Сделав так, как им посоветовали, девушки крепко уснули. Утром они обнаружили, что свеча была потушена, а на полу видны следы босых ног, ведущих от печи к свечке и обратно.

В дом привезли священника, он освятил жилище. Парни и молодые мужчины заготовили крепкий осиновый кол и глубоко забили его в изголовье могилы Марии. Свечка перестала гаснуть. Колдунья больше свой дом не посещала.

Вскоре  навестил родные места Михаил Коршиков. Он знал, что творилось в доме сироты Лизы. Не долго думая, он заслал к девушке сватов. Дом Лиза продала и уехала с Михаилом в теплые края. Новые хозяева разобрали жилище по бревнам и поставили его на новом месте.

Выросло несколько поколений жителей деревни, а участок, откуда увезли дом, все пустовал.       

                     Василий ХРАМЦОВ.

 

 

 

Рейтинг: +2 245 просмотров
Комментарии (4)
Галина Дашевская # 28 июля 2013 в 23:37 +3
Василий, обожаю читать такие рассказы. Спасибо! Тем более, что я верю в это.
Удачи!
Василий Храмцов # 28 июля 2013 в 23:39 +1
Вот и хорошо! продолжайте читать. У меня все из жизни. Василий.
Александр Дашевский # 28 июля 2013 в 23:54 +3
Она читать будет! И мне такое понравилось! Спасибо Вам! Удачи!
Василий Храмцов # 28 июля 2013 в 23:56 0
Спасибо, Саша, за поддержку. Удачи! Василий.