ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Конденсатор. Вспомнилась, мамочка-то

 

Конденсатор. Вспомнилась, мамочка-то

12 апреля 2012 - Юрий Токарев
article41720.jpg

Как бы продолжение рассказа "Вспомнится ещё, мамочка-то..." 

– Ну, вот, мамочка, – примирительно сказала Натаха, прикасаясь к мраморному ангелу с лицом и фигурой матери, но только, как и положено, с крыльями. Аккурат для кладбищенского надгробья. И «на коня» глотнув из серебряной фляжки виски, закрутила пробку и добавила: – Теперь я у тебя доченька-паинька. Можешь мной гордиться. Впрочем, сама всё знаешь. Передай Господу мою благодарность, и простите меня, грешную…

Этот надгробный памятник с изваянием работы знаменитого скульптора-архитектора Натаха заказала из настоящего итальянского мрамора. Влетел, как говорится, в копеечку. Но теперь Наталья Фёдоровна это позволить себе может. Заработала, хоть, как всегда, и не совсем честно, но своим трудом. Вот уж третий год фармацевтическую компанию возглавляет. Очень выгодный дистрибьюторский бизнес. Болеть люди не перестанут, а на эффективные лекарства последнее выложат. Натахина очень респектабельная «шарашка» связана со многими компаниями-производителями, а у тех - свои лаборатории. Так что всё новое, эффективное, а главное – дорогое в отечественные аптеки поступает через фирму, которой заправляет она, бывшая наркоманка (наркологи уверяют, дескать, «бывших» не бывает), но ещё раньше – «Мисс Восточная Европа». Натахина красота, пусть уже и 30-летней женщины, всё ещё бросается в глаза. В том числе - нужным мужикам. Этим Наталья Фёдоровна тоже не брезговала, чтобы прибрать выгодный бизнес к рукам.

Когда раз в неделю навещает могилу матери на самом престижном кладбище столицы, не забывает наведаться с цветочной корзиной и в семейный склеп бывшего любовника, который и приподнял так высоко Натаху. Даня рано умер, ещё слегка за сороковник было: перетрудился, бедолага, в процессе напряжённой работы по разграблению страны на правительственном уровне – инфаркт заработал и место вечного упокоения почётней некуда.

Говорят, склеп этот поставили на месте погребения какого-то выдающегося учёного минувших эпох. И отец Натахин, Фёдор Иванович, своей бывшей супруге, а по совместительству матери его дочурки также участочек прикупил на месте захоронения некогда известного писателя прошлых столетий. Выбрасывать его прах не стали. Закопали поглубже, а сверху – Веру Павловну водрузили в дубовом гробу с инкрустацией для пущей эстетики и престижем для похоронной церемонии. Если только не вырыли ночью сотрудники ритуальных услуг для повторного использования, как повелось в кладбищенском бизнесе – по принципу: мёртвым уже всё равно, а живым кормиться надо! Но ж кто будет проверять теперь… Натаха тоже не будет. Тело матери быстрей сгниёт без дубовой упаковки, а душа её, непременно, в раю. «Хорошая у меня мамочка была, – всхлипнула Натаха, устраиваясь за рулём своего нового «Jeep Cherokee» цвета пьяной вишни. Любит Наталья Фёдоровна большие «тачки». Сегодня водителя отпустила. А зря. Не совсем трезвая за руль садится-то. Авось, пронесёт добраться до дому. Не автоинспекции боится, от которой лёгко отмахаться можно баблом, а беды на дороге.

Подъезжая к центральным воротам, Натаха притормозила, заметив своего давнего фаворита-охранника. Видать, только заступил: когда въезжала – стоял другой на пропускнике. Этот Роман тоже узнал машину, стал улыбаться затенённому лобовому стеклу в расчёте, что Наталья Фёдоровна видит своего одноразового любовника. И вновь она почувствовала жгучее желание поиграть его «орешками». «Ни фига, – приказала сама себе, – это моя пьянь с толку сбивает. Сейчас пройдёт. С Ромчиком расплатилась щедро. У него любимая жена, детки малые… До следующего раза пусть гуляет, по трезвяни себя проверю – зазвенит ли колокольчик на него». Но окно опустила, забрала пропуск, дала две сотки – детишкам на мелочишку. Никакой фамильярности. Он понял, улыбку погасил.

За воротами остановилась, чтобы нищим подать. В какой-то раз тут цветы у тётки покупала, заплатила в два раза больше, чем та просила. Тётка растрогалась, суетливо залезла в мешок, достала маленькую тыквочку, протянула Натахе со словами: «Это, милая, обережек. Беду отводить будет. Береги тебя и деток твоих, Господь, за доброту твою!».

Знала бы тётка… Даня покойный научил основополагающему принципу жизни среди акул: «Люди – это х*й на блюде! Нечего их жалеть. Они тебя при случае тоже не пожалеют, как Христа Иисуса». Набожный Даня был, в монастыри здешние, которых до хрена развелось, много жертвовал. Сколько церквей понастроил по стране! Не учитывал только, что упомянутый Иисус несколько по-другому учил к людям относиться. Да не работают, поди, его обетования в нынешние времена уже. Увы!

Мужа и деток Наталья так и не завела. Не уверена в своей генетике. Аристотель или ещё кто утверждал, что пьяницы рождают пьяниц. Нариков, судя по всему, в ту пору ещё не было, а то написал бы и про них, мол, нечего им потомство разводить такое же. Подумывает иногда Наталья Фёдоровна об усыновлении. Но тоже черт его знает, как повезёт с наследственностью. Да и некогда пока. Занята фирмой по горло.

А тыквочку положила в своей шикарной кухне рядом с такими же, купленными для красоты интерьера. Работает обережек тёткин, ещё как! К примеру, был пожар на складах, страховку выплатили больше суммы, на которую сгорело. В лифте, несмотря на консьержку и видеонаблюдение, грабитель нож к горлу приставил – изловчилась, застрелила грабителя. С отцом и его новой семьёй окончательно помирилась. В аварию ни разу не попала. И ещё какие-то беды стороной, вероятно, минули.

Только сморщилась тыквочка, почернела. Похоже, в себя плохую энергию вобрала, беды отводя. «Надо ту тётку найти, новый обережек пусть даст", – планирует Натаха, как только взгляд натыкается на уродливое маленькое чудище на специальной кухонной полочке с «икебаной», рядом с другими тыквочками. Им ничего не делается, который год лежат. А эта – какой-то прямо конденсатор чародейский.


Иллюстрация с сайта mshealthy.com.ua 

© Copyright: Юрий Токарев, 2012

Регистрационный номер №0041720

от 12 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0041720 выдан для произведения:

Как бы продолжение рассказа "Вспомнится ещё, мамочка-то..." 

– Ну, вот, мамочка, – примирительно сказала Натаха, прикасаясь к мраморному ангелу с лицом и фигурой матери, но только, как и положено, с крыльями. Аккурат для кладбищенского надгробья. И «на коня» глотнув из серебряной фляжки виски, закрутила пробку и добавила: – Теперь я у тебя доченька-паинька. Можешь мной гордиться. Впрочем, сама всё знаешь. Передай Господу мою благодарность, и простите меня, грешную…

Этот надгробный памятник с изваянием работы знаменитого скульптора-архитектора Натаха заказала из настоящего итальянского мрамора. Влетел, как говорится, в копеечку. Но теперь Наталья Фёдоровна это позволить себе может. Заработала, хоть, как всегда, и не совсем честно, но своим трудом. Вот уж третий год фармацевтическую компанию возглавляет. Очень выгодный дистрибьюторский бизнес. Болеть люди не перестанут, а на эффективные лекарства последнее выложат. Натахина очень респектабельная «шарашка» связана со многими компаниями-производителями, а у тех - свои лаборатории. Так что всё новое, эффективное, а главное – дорогое в отечественные аптеки поступает через фирму, которой заправляет она, бывшая наркоманка (наркологи уверяют, дескать, «бывших» не бывает), но ещё раньше – «Мисс Восточная Европа». Натахина красота, пусть уже и 30-летней женщины, всё ещё бросается в глаза. В том числе - нужным мужикам. Этим Наталья Фёдоровна тоже не брезговала, чтобы прибрать выгодный бизнес к рукам.

Когда раз в неделю навещает могилу матери на самом престижном кладбище столицы, не забывает наведаться с цветочной корзиной и в семейный склеп бывшего любовника, который и приподнял так высоко Натаху. Даня рано умер, ещё слегка за сороковник было: перетрудился, бедолага, в процессе напряжённой работы по разграблению страны на правительственном уровне – инфаркт заработал и место вечного упокоения почётней некуда.

Говорят, склеп этот поставили на месте погребения какого-то выдающегося учёного минувших эпох. И отец Натахин, Фёдор Иванович, своей бывшей супруге, а по совместительству матери его дочурки также участочек прикупил на месте захоронения некогда известного писателя прошлых столетий. Выбрасывать его прах не стали. Закопали поглубже, а сверху – Веру Павловну водрузили в дубовом гробу с инкрустацией для пущей эстетики и престижем для похоронной церемонии. Если только не вырыли ночью сотрудники ритуальных услуг для повторного использования, как повелось в кладбищенском бизнесе – по принципу: мёртвым уже всё равно, а живым кормиться надо! Но ж кто будет проверять теперь… Натаха тоже не будет. Тело матери быстрей сгниёт без дубовой упаковки, а душа её, непременно, в раю. «Хорошая у меня мамочка была, – всхлипнула Натаха, устраиваясь за рулём своего нового «Jeep Cherokee» цвета пьяной вишни. Любит Наталья Фёдоровна большие «тачки». Сегодня водителя отпустила. А зря. Не совсем трезвая за руль садится-то. Авось, пронесёт добраться до дому. Не автоинспекции боится, от которой лёгко отмахаться можно баблом, а беды на дороге.

Подъезжая к центральным воротам, Натаха притормозила, заметив своего давнего фаворита-охранника. Видать, только заступил: когда въезжала – стоял другой на пропускнике. Этот Роман тоже узнал машину, стал улыбаться затенённому лобовому стеклу в расчёте, что Наталья Фёдоровна видит своего одноразового любовника. И вновь она почувствовала жгучее желание поиграть его «орешками». «Ни фига, – приказала сама себе, – это моя пьянь с толку сбивает. Сейчас пройдёт. С Ромчиком расплатилась щедро. У него любимая жена, детки малые… До следующего раза пусть гуляет, по трезвяни себя проверю – зазвенит ли колокольчик на него». Но окно опустила, забрала пропуск, дала две сотки – детишкам на мелочишку. Никакой фамильярности. Он понял, улыбку погасил.

За воротами остановилась, чтобы нищим подать. В какой-то раз тут цветы у тётки покупала, заплатила в два раза больше, чем та просила. Тётка растрогалась, суетливо залезла в мешок, достала маленькую тыквочку, протянула Натахе со словами: «Это, милая, обережек. Беду отводить будет. Береги тебя и деток твоих, Господь, за доброту твою!».

Знала бы тётка… Даня покойный научил основополагающему принципу жизни среди акул: «Люди – это х*й на блюде! Нечего их жалеть. Они тебя при случае тоже не пожалеют, как Христа Иисуса». Набожный Даня был, в монастыри здешние, которых до хрена развелось, много жертвовал. Сколько церквей понастроил по стране! Не учитывал только, что упомянутый Иисус несколько по-другому учил к людям относиться. Да не работают, поди, его обетования в нынешние времена уже. Увы!

Мужа и деток Наталья так и не завела. Не уверена в своей генетике. Аристотель или ещё кто утверждал, что пьяницы рождают пьяниц. Нариков, судя по всему, в ту пору ещё не было, а то написал бы и про них, мол, нечего им потомство разводить такое же. Подумывает иногда Наталья Фёдоровна об усыновлении. Но тоже черт его знает, как повезёт с наследственностью. Да и некогда пока. Занята фирмой по горло.

А тыквочку положила в своей шикарной кухне рядом с такими же, купленными для красоты интерьера. Работает обережек тёткин, ещё как! К примеру, был пожар на складах, страховку выплатили больше суммы, на которую сгорело. В лифте, несмотря на консьержку и видеонаблюдение, грабитель нож к горлу приставил – изловчилась, застрелила грабителя. С отцом и его новой семьёй окончательно помирилась. В аварию ни разу не попала. И ещё какие-то беды стороной, вероятно, минули.

Только сморщилась тыквочка, почернела. Похоже, в себя плохую энергию вобрала, беды отводя. «Надо ту тётку найти, новый обережек пусть даст", – планирует Натаха, как только взгляд натыкается на уродливое маленькое чудище на специальной кухонной полочке с «икебаной», рядом с другими тыквочками. Им ничего не делается, который год лежат. А эта – какой-то прямо конденсатор чародейский.


Иллюстрация с сайта mshealthy.com.ua 

Рейтинг: +5 454 просмотра
Комментарии (3)
АБСОЛЮТ МЫСЛИ # 13 июня 2012 в 21:58 +1
отлично super
Марочка # 14 июня 2012 в 15:08 0
Н-да.. Вспомнится... scratch
Булат Туматаев # 17 июня 2012 в 17:33 0
жестко , но жизненно super