Карантин.

3 апреля 2012 - Владимир Винников

                                                

 

- Здравствуйте, Ваша честь!

Виноградов оглянулся, перед ним, в коридоре здания правосудия, стояли двое мужчин.

Один, лет сорока, с ранней, почти белой от седины, аккуратной прической, под канадку.

Второй, около двадцати лет, с пышной шевелюрой на голове. Глаза этого юноши, будто светились, излучая добрый свет. И те, кто замечал улыбку и глаза этого юноши, невольно улыбались сами. Вот и Виноградов, улыбнулся.

Прошло двадцать семь лет, но он помнил и эту прическу, и эти глаза.

 

- Ваша честь! Вы узнали меня? Познакомьтесь, это мой сын, студент третьего курса юридического факультета. Хочет пройти практику в вашем суде. А я пришел, чтобы вам сказать спасибо, за ваше терпение ко мне.

 

…Июль 1983 года, был сухой и ветряный.

В Биробиджанской воспитательно-трудовой колонии, третий день работал новый начальник. Ему, еще не успевшему познакомиться с обстановкой в колонии, пришлось в этот день почувствовать на себе, всю силу и опасность массового неповиновения несовершеннолетних преступников.

В колонии в то время отбывало наказание около семисот несовершеннолетних осужденных. Месяц назад, пришло этапом двенадцать человек из учреждений европейской части России. Там, за последний месяц, в четырех колониях для несовершеннолетних, произошли массовые беспорядки. Активных участников, виновных в совершении новых преступлений, осудили и направили в другие колонии.

 

А тут еще в течение полугода, в БВТК сменился третий начальник.

Каждый, пытался навести порядок. Но требования по поддержанию дисциплины, не понравились, в первую очередь, вновь прибывшим.

Надо отметить, что большинство осужденных, не отличались особой устойчивостью  психики. И не их это вина, а скорее беда. Многие, были из не полных семей, отставали в развитии от своих сверстников и готовы были делать все, что им скажет, более сильный физически, более умный, лидер.

Таковые и прибили с этапом. Когда они пытались подчинить себе основную массу осужденных, воспитатели и актив колонии, противодействовали. Но это вызвало такую реакцию…

В карантине колонии, большом помещении, примыкающем к штрафному изолятору, находилось четверо прибывших этапом за день до событий несовершеннолетних.

Для того, чтобы оказать на них положительное влияние, содержался восемнадцатилетний Сергей Кровин, срок наказания которого, оканчивался через два дня.

 

Вечером, около трехсот подростков, попытались вырваться через КПП из колонии. Представители администрации и охрана, предотвратили их попытку. Тогда эти «мальчишки», подожгли Дом Культуры, первый этаж школы.

Однако их поддержали не все осужденные. Часть из них, потушили пожар в школе и потом, вернулись в помещение своего отряда. Во главе с начальником отряда, старшим лейтенантом Крыловым, они забаррикадировали двери и пресекали все попытки проникнуть в их отряд.

Так сутки, они без пищи, являлись островком стабильности колонии.

 

В причинах массовых беспорядков, разбирались позднее, когда из Хабаровска уже прибыли сотрудники Управления исправительно-трудовых учреждений.

А ночью, начальнику колонии сообщили, что в карантине, совершено убийство Кровина.

 Начальник колонии пошел в карантин через жилую зону, где еще бегали группы подростков с факелами, которые пытались проникнуть в производственную зону и в школу. Они били стекла в окнах всех помещений. Только столовая, была не тронута ими.

У окон и дверей столовой, стояли осужденные старше возрастом, не подпуская группы поджигателей, организованных лидерами беспорядков.

 

Когда начальник колонии проходил мимо столовой, послышались отдельные крики:

- Верните нам начальника Куликова, хотим начальником Куликова!

Но нового начальника, никто не тронул.

 

В спальной комнате карантина, начальник колонии увидел лежащего на полу Сергея Кровина. Из его уха, торчал длинный гвоздь. Руки и ноги, неестественно согнуты. На его шее, живого места не было. По всему было видно, что борьба была долгой.

Убийцы Сергея, стояли вдоль стены и спокойно смотрели на начальника. Никто не произнес из них ни слова.

Позднее, все они были осуждены за умышленное убийство, к десяти годам лишения свободы, каждый.

 

Утром следующего дня, у здания администрации, скопилось десятка два родителей осужденных, узнавших, что в предыдущую ночь, здесь произошли массовые беспорядки.

Начальник колонии, заметил среди них маму Сергея.

Кровина, стояла несколько в стороне, с младшим сыном, состоящим на учете в инспекции по делам несовершеннолетних города, за двадцать четыре кражи из различных учреждений. Брату Сергея, было тринадцать лет.

 

Начальник колонии, пригласил родителей осужденных, пройти по территории жилой зоны колонии. 

Окна зданий, за исключением одного, были разбиты. На земле валялись книги, из разоренной библиотеки Дома культуры, обрывки верхней одежды, обломки кроватей и тумбочек. Здание Дома культуры догорало.

 

Родители шли молча, пытаясь разглядеть среди лиц, выглядывающих их окон отрядов, своих сыновей.

Начальник колонии пояснил, что за время массовых беспорядков, погибло два человека.

Один, пытался перелезть через основное заграждение, упал и свернул себе шею. А второй…

Начальник колонии пригласил родителей в школу, где в холле, стоял гроб с Сергеем Кровиным. Мать Сергея опустилась на колени, склонила свою голову на грудь сына и заплакала, не стесняясь окружающих. Андрей, гладил мать по плечу и, не отводя глаз, от изуродованного лица брата, шептал:

- Мама, не плачь, мама, не плачь! Я теперь у тебя за двоих…

 

…Виноградов, словно стряхнул с себя воспоминания, посмотрел на практиканта.

- Сергей Кровин, - представился тот.

 

© Copyright: Владимир Винников, 2012

Регистрационный номер №0039579

от 3 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0039579 выдан для произведения:

                                                

 

- Здравствуйте, Ваша честь!

Виноградов оглянулся, перед ним, в коридоре здания правосудия, стояли двое мужчин.

Один, лет сорока, с ранней, почти белой от седины, аккуратной прической, под канадку.

Второй, около двадцати лет, с пышной шевелюрой на голове. Глаза этого юноши, будто светились, излучая добрый свет. И те, кто замечал улыбку и глаза этого юноши, невольно улыбались сами. Вот и Виноградов, улыбнулся.

Прошло двадцать семь лет, но он помнил и эту прическу, и эти глаза.

 

- Ваша честь! Вы узнали меня? Познакомьтесь, это мой сын, студент третьего курса юридического факультета. Хочет пройти практику в вашем суде. А я пришел, чтобы вам сказать спасибо, за ваше терпение ко мне.

 

…Июль 1983 года, был сухой и ветряный.

В Биробиджанской воспитательно-трудовой колонии, третий день работал новый начальник. Ему, еще не успевшему познакомиться с обстановкой в колонии, пришлось в этот день почувствовать на себе, всю силу и опасность массового неповиновения несовершеннолетних преступников.

В колонии в то время отбывало наказание около семисот несовершеннолетних осужденных. Месяц назад, пришло этапом двенадцать человек из учреждений европейской части России. Там, за последний месяц, в четырех колониях для несовершеннолетних, произошли массовые беспорядки. Активных участников, виновных в совершении новых преступлений, осудили и направили в другие колонии.

 

А тут еще в течение полугода, в БВТК сменился третий начальник.

Каждый, пытался навести порядок. Но требования по поддержанию дисциплины, не понравились, в первую очередь, вновь прибывшим.

Надо отметить, что большинство осужденных, не отличались особой устойчивостью  психики. И не их это вина, а скорее беда. Многие, были из не полных семей, отставали в развитии от своих сверстников и готовы были делать все, что им скажет, более сильный физически, более умный, лидер.

Таковые и прибили с этапом. Когда они пытались подчинить себе основную массу осужденных, воспитатели и актив колонии, противодействовали. Но это вызвало такую реакцию…

В карантине колонии, большом помещении, примыкающем к штрафному изолятору, находилось четверо прибывших этапом за день до событий несовершеннолетних.

Для того, чтобы оказать на них положительное влияние, содержался восемнадцатилетний Сергей Кровин, срок наказания которого, оканчивался через два дня.

 

Вечером, около трехсот подростков, попытались вырваться через КПП из колонии. Представители администрации и охрана, предотвратили их попытку. Тогда эти «мальчишки», подожгли Дом Культуры, первый этаж школы.

Однако их поддержали не все осужденные. Часть из них, потушили пожар в школе и потом, вернулись в помещение своего отряда. Во главе с начальником отряда, старшим лейтенантом Крыловым, они забаррикадировали двери и пресекали все попытки проникнуть в их отряд.

Так сутки, они без пищи, являлись островком стабильности колонии.

 

В причинах массовых беспорядков, разбирались позднее, когда из Хабаровска уже прибыли сотрудники Управления исправительно-трудовых учреждений.

А ночью, начальнику колонии сообщили, что в карантине, совершено убийство Кровина.

 Начальник колонии пошел в карантин через жилую зону, где еще бегали группы подростков с факелами, которые пытались проникнуть в производственную зону и в школу. Они били стекла в окнах всех помещений. Только столовая, была не тронута ими.

У окон и дверей столовой, стояли осужденные старше возрастом, не подпуская группы поджигателей, организованных лидерами беспорядков.

 

Когда начальник колонии проходил мимо столовой, послышались отдельные крики:

- Верните нам начальника Куликова, хотим начальником Куликова!

Но нового начальника, никто не тронул.

 

В спальной комнате карантина, начальник колонии увидел лежащего на полу Сергея Кровина. Из его уха, торчал длинный гвоздь. Руки и ноги, неестественно согнуты. На его шее, живого места не было. По всему было видно, что борьба была долгой.

Убийцы Сергея, стояли вдоль стены и спокойно смотрели на начальника. Никто не произнес из них ни слова.

Позднее, все они были осуждены за умышленное убийство, к десяти годам лишения свободы, каждый.

 

Утром следующего дня, у здания администрации, скопилось десятка два родителей осужденных, узнавших, что в предыдущую ночь, здесь произошли массовые беспорядки.

Начальник колонии, заметил среди них маму Сергея.

Кровина, стояла несколько в стороне, с младшим сыном, состоящим на учете в инспекции по делам несовершеннолетних города, за двадцать четыре кражи из различных учреждений. Брату Сергея, было тринадцать лет.

 

Начальник колонии, пригласил родителей осужденных, пройти по территории жилой зоны колонии. 

Окна зданий, за исключением одного, были разбиты. На земле валялись книги, из разоренной библиотеки Дома культуры, обрывки верхней одежды, обломки кроватей и тумбочек. Здание Дома культуры догорало.

 

Родители шли молча, пытаясь разглядеть среди лиц, выглядывающих их окон отрядов, своих сыновей.

Начальник колонии пояснил, что за время массовых беспорядков, погибло два человека.

Один, пытался перелезть через основное заграждение, упал и свернул себе шею. А второй…

Начальник колонии пригласил родителей в школу, где в холле, стоял гроб с Сергеем Кровиным. Мать Сергея опустилась на колени, склонила свою голову на грудь сына и заплакала, не стесняясь окружающих. Андрей, гладил мать по плечу и, не отводя глаз, от изуродованного лица брата, шептал:

- Мама, не плачь, мама, не плачь! Я теперь у тебя за двоих…

 

…Виноградов, словно стряхнул с себя воспоминания, посмотрел на практиканта.

- Сергей Кровин, - представился тот.

 

Рейтинг: +1 653 просмотра
Комментарии (2)
Наталия Шиманская # 3 апреля 2012 в 14:43 0
Жутко. Еще одна сторона нашей жизни... Лучше б её не было. А написано - хорошо! hurtrazb buket3
Владимир Винников # 5 апреля 2012 в 06:49 0
Большое спасибо! korzina