ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Кара - Продолжение «Завтра начинается сегодня»

 

Кара - Продолжение «Завтра начинается сегодня»

26 ноября 2012 - Игорь Кичапов
article96488.jpg

                                                                                     Продолжение «Завтра начинается сегодня….»

 

 

     После выполнения Романом задания в Магадане прошло несколько месяцев. За это время ситуация прояснилась полностью. По делу об убийстве Ливана никаких подвижек не было. Оказывается,  в «Кавказе» отсутствовали даже камеры видеонаблюдения, ну не хотели горцы делиться секретами. На ножах отпечатки пальцев идентифицировали только с теми, кто пытался вытащить их из тел. Короче, получился славный «глухарь».

    Приезжали в город «люди», провели сходку. Но тоже безрезультатно. Истинный заказчик был далеко в стороне.

    Все это время Роман был в так называемом резерве. А если по-простому, то месяц отдыхал в Таиланде. Потом Сергеев отправил его старшим, в загородный филиал их фирмы. И Китаец, и Сергеев  были довольны красивым и быстрым выполнением работы.

 

    Роман несколько раз порывался позвонить Карине, он сам толком не понимал, почему его тянет к этой девушке. Но все тот  же Сергеев посоветовал ему поскорее забыть о ней. По полученным им сведениям, девушка была в безопасности и вне подозрений. Она на отданные ей Романом деньги купила отцу долю в небольшом поселковом магазинчике. И тот, на удивление, сумел бросить пить и весь окунулся в бизнес, в котором, кстати, преуспевал. Так что вроде причин беспокоиться о Карине у парня не было. Но вот желание услышать ее голос порой накатывало неодолимое. Бывает, наверное, и так, без всякой логики. В такие минуты Роман наливался спиртным, как говорится, «по уши». Это вроде помогало.

Так прошло еще несколько месяцев, и вот, почти в канун Нового года, его снова вызвал к себе шеф.

 

    На этот раз разговор был длительней и серьезнее. Хотя бы потому, что с самого начала в нем принимали участие Сергеев и так называемая «стенка» Китайца - старый и опытный адвокат Розенблюм, маленький подвижный еврей в очках с такими толстыми стеклами, что его глаза, казалось, распахивались на пол-лица, как у лемура. Этот прожженный хитрый лис принимал участие только в очень серьезных делах. Романа ввели в курс дела сразу. Вот тут парень с удивлением узнал о том, чем еще, помимо золота, занимается Китаец. Нет, конечно, он понимал и догадывался, что «бизнес» у них многоплановый. Большинство ночных клубов и несколько ресторанов тоже принадлежало им. Понятно, что и сопутствующие услуги были под их контролем. А тут Розенблюм, постоянно уводя свой взгляд в сторону, неторопливо поведал парню о том, что по примеру Екатеринбурга и для, так сказать, поддержки «облико морале» они объявили войну наркотикам. Война, конечно, сказано громко, тут же уточнил он, бороться с этим практически невозможно. Но какие-то меры предпринять все же стоит. Во-первых, практически бесконтрольный рынок порождал много конфликтов, разборок и откровенного криминала, который им был вроде и ни к чему. Ну, а во-вторых, это тоже деньги. Очень большие деньги, и выпускать этот рынок из вида было бы неразумно. Контроль должен быть всегда. «Так еще генацвале Сталин говорил», - с легкой усмешкой закончил он вводную.

 

     Потом тему продолжил сам Китаец, он рассказал Роману суть проблемы. Заключалась она в цыганах. Те, по его словам,  совершенно по беспределу открыли свои «точки» уже во многих школах города. Если так пойдет и далее, то на очереди детсады и ясли. Надо этот поток как-то притормозить. И вот тут они рассчитывают на него. Начало канала поставки они в общих чертах выяснили. Идут они с Поволжья, либо Астрахань, либо Волгоград. С этим пока не очень ясно. Но то, что в городе-герое существует как минимум крупная перевалочная база, это уже факт. Тут  он передал слово Сергееву.

 

     Бывший офицер был по своему обыкновению сдержан и немногословен. Только факты. Он сразу же принялся рисовать схему. По его словам выходило, что наркотик накапливается именно на той самой базе, а впоследствии, разделенный на небольшие партии, группами так называемых кочующих цыган доставляется в их город. Причем определенного маршрута как такового нет, каждый курьер выбирает свой способ доставки. Тут задействовано все. А с учетом того, что этот народ столетиями учился прятать все свои передвижения и деятельность, то бороться с ними обычными методами было сложно. Ведь, в самом деле, не будешь же на вокзалах, автостанциях и в колоннах досматривать всех женщин, которые таскают с собой грудных детей. А в каждой пеленке можно ведь спрятать приличную дозу наркотика. Собственная безопасность, как и безопасность детей, их интересовала в последнюю очередь. Выполнить порученное, выполнить любой ценой - вот что играло основную роль в этой замкнутой диаспоре.

 

     - Это-то я понял, сам в детстве с цыганами дрался. Правда, и побаивались их всегда. Отчаянный народ, - сказал Роман в ответ на полученную информацию.

     - Да нет, парень. Народ как народ. Тут опять играет роль то, что они связаны между собой родственными и клановыми узами. Это как раз то, о чем мы говорили. Институт семьи и национальная солидарность у них работают. Поэтому и берут они, скорее, больше   глоткой и нахрапистостью, чем бойцовскими качествами. Ну, это потом, это отдельный разговор, - это были слова уже самого Китайца. – Слушай, парень, что мы хотим с тобой обсудить и что думаем поручить. Мы знаем, похоже, точный адрес и данные на человека, который заправляет всеми этими движениями там, на Волге. Детали, если мы сейчас договоримся, ты узнаешь. Сразу хочу сказать, обстановка на месте нам не очень знакома. Поэтому в любом случае ты отправишься туда не один. А что тут, Ромка, кругами ходить! Вроде все свои. Мы решили устранить этого человека, и пока там будет пертурбация - отсечь все концы у нас в городе. Так что задание для тебя по-прежнему одно - убрать этого наркобарона, и по возможности сделать это чисто. Потому что за ними стоят огромные деньги и большие люди. Сам понимаешь. В помощь Сергеев подобрал тебе двух человек. Если мы сейчас придем к общему знаменателю, старший - ты. Детали потом разберете сами. Мне важно твое согласие в принципе. Сразу же скажу, в отличие от романов и фильмов, в случае удачи, скорее всего, тебе придется уехать. Надолго. Может быть навсегда, Роман. Рисковать тут никак нельзя, поэтому это своего рода «точка отсчета» в твоей будущей жизни. Напрягать, пугать, уговаривать я не буду. До Нового года осталось три дня. Давай так, после праздника, скажем, третьего января, приходи, и мы решим окончательно. Все ясно? Вопросы есть?

 

     - Да пока вроде нет. Неожиданно все это, Андрей Петрович. Да и какой из меня киллер? С Ливаном все просто удачно получилось, да и Карина здорово помогла, - ответил Роман.

     - Ну вот и славненько. Жду после праздников. Сергеев, ты выдели парню «праздничные» и премиальные там. Смотри, короче,  чтоб без обид. Все свободны, - закончил разговор Китаец.

 

     А вечером Роман нарушил запрет Сергеева. Едва услышав его голос, Карина заплакала.

     - Ну что ты, девочка! Ну, успокойся, все хорошо. Я не мог звонить раньше, понимаешь?

     - Да! Да, Ромочка, понимаю. Но все равно, я так ждала, так…

     - Успокойся, расскажи мне, как живешь, что нового? Я знаю только то, что сообщили наши магаданские друзья.

     - Все хорошо, Рома. Все правда хорошо. Если в двух словах, я просто учусь, мать дома, ей легче. Отец не пьет и работает. Все,  честно, очень хорошо, вот только… - и она замолчала, снова едва слышно всхлипывая.

     - Что? Что только? В чем дело, Каринушка?

     - Ты, Рома, там сейчас, в своем городе?

     - Да, конечно, я дома. Был в командировке, на работе в другом месте, но сейчас дома. Вот только после праздников, возможно,  снова придется уехать. У меня тоже все нормально, Карина, но я скучаю по тебе.

     - Это твой новый номер, с которого ты звонишь? Мне можно его вбить в память телефона?

     - Да, девочка. Пока я его менять не собираюсь. Звони, в любое время звони, я буду очень рад!

     - Ну вот, ты сам это сказал. Я позвоню, не сомневайся, Ромка.  Еще как позвоню! До связи, - и девушка, к удивлению Романа,  сразу отключилась.

     С недоумением глядя на замолкшую «трубу», Роман загрустил.         «Не захотела даже поговорить. Ну и поделом мне. Да и что я для нее? Так, случайный клиент», - со злостью подумал он и отправился на кухню за допингом…

 

    Проснулся он поздно. Сначала не мог понять отчего.  Потом услышал знакомый сигнал трубки. Нашарив ее и не открывая глаз, нажал «ответить». И тут же подскочил на кровати, как будто подброшенный мощной пружиной.

     - Здравствуй, Ромка! Не ругайся, я в аэропорту, только прилетела. Сможешь забрать?

     - Ты в аэропорту? В Центральном, на левом берегу? Как это, только прилетала? Ты здесь? - от неожиданности зачастил в трубку Роман.

     - Я не знаю, на каком я берегу, мне кажется, я на седьмом небе, оттого что слышу твой голос.

     - Жди там, прямо у выхода! Я сейчас, я быстро, - говоря это, Роман торопливо одевался. - Жди!

 

    Вызвав по телефону такси, парень спустя десять минут уже летел в Кировский район. Он еще плохо понимал, как это все случилось,  и поэтому, подъезжая к центральному входу, торопливо крутил головой, пытаясь высмотреть в многолюдной круговерти Карину.

Девушки не было видно нигде. Сказав таксисту, чтобы ждал, Роман медленно продвигался в толпе ко входу в здание. Внезапно его взгляд зацепился за хорошо одетую высокую женщину, стоящую чуть сбоку от входной двери. У парня, как говорится, захватило дух. Как же она была сейчас прекрасна!

     - Карина! - закричал он и, расталкивая людей,  стал пробиваться в ее сторону.

     Карина стояла и неотрывно смотрела на приближающегося к ней парня. В глазах девушки блестели слезинки. Когда Роман подошел  к ней вплотную, Карина крепко обхватила его за шею и, не обращая внимания на окружающих их людей, уже не скрываясь, разрыдалась.

     - Ты живой! Ты приехал! Как же я люблю тебя! Дурачок, - сквозь слезы тихо шептала она.

     Но шептала так, что Ромке это казалось криком. Крепко прижав девушку к себе, он говорил ей какие-то глупые, ничего не значащие  успокаивающие слова. А сам все никак не мог поверить в то, что он обнимает свою Карину.

 

     По дороге домой Карина с любопытством смотрела в окно машины, а Роман смотрел на нее, держа девушку за руку.

     - Как же ты так неожиданно решила приехать? – спросил он. - И не сказала ведь ничего, я почему-то решил, что ты разговаривать со мной не хочешь.

     - А я решила, что если скажу, ты воспротивишься, станешь отговаривать. С родителями я давно об этом говорила - если ты позвонишь, я еду к тебе. И потом, Ромка, завтра Новый год. Слышал такую примету, как встретишь, так и проведешь? Вот я и хочу встретить его с тобой. И все. И молчи, - Карина говорила это улыбаясь.

     - И молчу, - улыбался в ответ парень, - и проводи. Сколько хочешь, столько и проводи.

     Тут он внезапно осекся и помрачнел.

     - Что-то случилось? - спросила девушка.

     - Да нет, просто…  Давай потом, дома поговорим. Кстати, - обратился он к водителю, - у «Магнита» останови. Ты же так неожиданно приехала, у меня и нет ничего дома из нормальной еды, - это он сказал уже Карине.

     - Делов-то, - потешно сморщив носик, ответила она, - а пошли вместе, я тебя научу покупки делать.

 

    Но научить у нее явно не получилось. Несмотря на возмущенное попискивание девушки, Роман быстро накидал три огромных пакета продуктов, несколько бутылок хорошего спиртного пришлось складывать уже отдельно, в пакет девушке.

     - Ну куда нам столько? Ты что? Зачем, Рома? Не водку же пьянствовать я сюда приехала!

     - Про Новый год - забыла? Вот то-то и оно. Ладно, хватит всего нам пока, вроде не забыли ничего, хотя, постой…

     Роман уже на выходе в цветочном киоске купил огромный букет темно-бордовых роз и с поклоном вручил его Карине.

     Вскоре они уже входили в квартиру. Таксист, помогший им донести покупки до двери и получивший более чем щедрую плату, откланялся, пожелав «молодым», именно так он их назвал, любви и счастья.

 

     Впрочем, они и не нуждались в подобных напутствиях, так как,  едва закрыв за собою дверь, сразу же кинулись в объятия друг  друга. Все было настолько бурно и ярко, что Роман с ужасом почувствовал, что уже все… Глядя на его растерянное лицо, Карина звонко рассмеялась.

    - Не переживай, я все успела! Ты не представляешь, как я ждала этого момента. Я уже там, в порту, была вся мокрая, едва только увидала тебя.

     От этих откровенных слов Роман засмущался еще больше. Потом они сидели и пили шампанское за встречу, потом снова была любовь. Вечер пролетел в минуту, вот уже и ночь за окном, а они все не могли насытиться, не могли оторваться. Даже когда Карина пошла в душ, Роман нетерпеливо топтался у двери, прислушиваясь к шуму воды, но не решался войти, пока Карина сама не позвала его. Чем закончился его визит в ванную? Ну, скажем так, после они мылись под душем уже вдвоем.

 

     А наутро был канун Нового года. Хотя, какое утро? Проснулись они поздно, но пока сумели одеться и позавтракать, время точно перевалило за обеденное.

     - А ты знаешь, что новый год будет годом Белого Кролика? - спросила Карина.

     - Кролика - это хорошо. Кролики - это не только ценный мех. Это еще и способность любить, - рассмеялся Роман, прикуривая сигарету.

     - Ну, так, как кролики любят, не вдохновляет, быстро очень, - подмигнула ему девушка.

     - Ах ты! Быстро ей не нравится. Зато часто. - Роман сгреб ее в охапку и принялся целовать.

     Совершенно не вовремя, впрочем, так чаще всего и бывает, зазвонил телефон.

 

     Понятие «зазвонил», тоже, наверное, отмирает. Это была мелодия «Марш ВДВ» Булата Окуджавы, значит, звонил Сергеев. Первые же его слова несказанно удивили парня.

     - Привет, Роман. Ну как вы там с Кариной, не скучаете? - как ни в чем не бывало поинтересовался Сергеев.

     - Да вроде нет, - осторожно ответил парень.

     - Где планируете Новый год встречать? Есть у меня пара пригласительных билетов в клуб. Не хотите?

     - Сейчас спрошу. Карина, Новый год мы встречать где будем? Нам клуб предлагают, хочешь?

     Девушка захлопала в ладоши.

     - Да, но недолго, эта ночь моя. Наша, - поправилась она тут же.

     - Ну, ты сам все слышал, - сказал Роман в трубку. - Как мне забрать эти билеты?

     - А никак. Жди, тебе привезут. И вот еще, помни, что третьего  нам к боссу. Не увлекайся там, - и в трубе запищали гудки отбоя.

 

     Глядя на внезапно ставшее грустным и серьезным лицо любимого, девушка осторожно поинтересовалась:

     - Ромка, что там, в чем дело? Может, расскажешь?

     - Вот ведь, Карина, даже не знаю. Кстати, все время хочу у тебя спросить и не успеваю, - слабо улыбнулся он. - Откуда у тебя такое странное имя? Вроде семья русская, а вот имя…

      - Ой, Ромка. Это я даже не знаю, как и объяснить. Время тогда было другое, что ли. У мамы, когда она училась в институте, была подружка очень близкая. Дружили они по-настоящему. И вот мама уже беременная мной была, она, кстати, и свидетелем на маминой свадьбе была, попала в аварию девушка эта. Ее Кариной звали. Она вроде из смешанной русско-армянской семьи. В честь ее, или в память, я даже не знаю, меня и назвали. Не очень, наверное,  удачное имя, да?

     - Да почему же? Хорошее имя, и вообще… не имя красит девушку.

     - А что тогда? - лукаво прищурилась Карина.

     - Сиськи, вот что, -  заржал парень и, обняв пытающуюся возмутиться девушку, констатировал, - а они у тебя очень даже есть!

 

     Потом Роман все же рассказал ей, конечно, в общих чертах, о том, что ему предстоит за выбор. Карина, притихнув у него на коленях, задумалась.

     - Рома, но ведь тебе придется, думаю, это сделать. Да и наркотики действительно везде. Ты не поверишь, но и у нас в городе их теперь купить совсем просто. Я вот ушла благодаря твоей помощи от своего «занятия», а многие из тех, кого я знала, сейчас плотно «сидят на игле». Это на самом деле проблема. И ее, думаю,  надо как-то и кому-то решать, если государству нет до этого никакого дела. Я в интернете читала, у одного ну очень известного певца эпохи в этом наркотрафике почти половина доли от прибыли. И все вроде знают. И никого это не волнует. Страшно все это,  любимый, но если не мы, то кто?

     - Мы?! - вытаращил на нее глаза Роман. - Как это мы? Ты-то  причем здесь? Ничего не понимаю, ну-ка, колись…

     - Да не в чем мне колоться, подозрительный ты мой. Просто одного я тебя не отпущу. И все! Как хочешь, но мы будем вместе. Всегда теперь вместе. Если ты, конечно, этого захочешь, - твердо закрыла тему девушка.

 

     Новый год для Романа слился в один теплый и сияющий праздник. И в клубе, и дома, и на прогулках по городу он не мог  насмотреться, натрогаться… надышаться Кариной. Это было такое всепоглощающее чувство счастья, что он чувствовал его физически.

 

     Но праздники всегда заканчиваются. Вот и наступило утро третьего января. Роман, несмотря на возмущение девушки, отправился на встречу один. Его уже ждали. Когда формальности были соблюдены и Китаец получил однозначное согласие Романа на акцию, тему продолжил Сергеев. Он сразу сказал, что про Карину знают все присутствующие, мало того, на иной результат и не рассчитывали. Девушка вполне доказала свою способность быть нужной еще там, в Магадане. Поэтому против ее участия в деле никто не возражает. Далее он сказал, что с Романом и Кариной едут еще двое. Один  из них цыган. Нет, мать у него была русской. Да и отец не жил с ними никогда. Но вот внешность и знание немного языка и обычаев им пригодятся. К тому же этот Цыган отличный стрелок. Второй, Музыка, - это человек, который знает подрывное и компьютерное дело. Способ устранения Гаджо - такая кличка была у человека, которого им предстояло убрать - выбрать нужно на месте. На выработку общего плана и знакомство им отведено два дня. На пятое января будет уже назначен отъезд.

     - Кстати, - заметил Розенблюм, - неплохо бы название дать группе. Да и операции в целом.

      Андрей Петрович сразу же выдал:

      - «КАРА». - Заметив недоуменный взгляд Романа, пояснил:

- Аббревиатура  ведь, смотри сам. Карина, Роман - КаринА, РомАн, вот вам и «КАРА». Да и Николаю этому, Гаджо который, именно она и предстоит.

 

 

     Никто с боссом спорить и не подумал. А когда Ромка рассказал об этом Карине, девушка искренне обрадовалась, и название ей понравилось. Два дня пролетели быстро. Новые товарищи понравились обоим. И Цыган, и Музыка были молодыми мужчинами. Музыка чуть постарше. Ему, очевидно, было около сорока лет, в общении - очень веселый и обаятельный человек. Цыган же был, оправдывая свое прозвище, просто рубаха-парень. И внешностью, ни дать ни взять, молодой Сличенко, с такой же обезоруживающей ослепительной улыбкой. Сергеев и Розенблюм сказали им о том, что до места назначения Роман с Кариной добираются поездом, а ребята погонят специально оборудованный для таких случаев тайниками со всем необходимым автомобиль вдвоем. На месте уже есть квартира, в которой им можно остановиться. Расположена она в том же районе города, где обитает Гаджо. Жилье вполне официальное, купленное через агентство. Поэтому проблем с этим не должно быть. К их приезду там все подготовит человек на месте, который и введет их в курс предстоящего, с точки зрения местных реалий.

    Вот так вроде и просто закончилась их подготовка. Получив приличную сумму денег и кое-что из необходимой экипировки по мелочи, «КАРА» отправилась в путь…

 

     Город на Волге встретил молодую пару пронизывающим холодным ветром. Поэтому они, взяв такси, быстренько отправились по указанному адресу. Квартира оказалась в красивом шестнадцатиэтажном доме на шестом этаже. Человек, который ждал их там, оставил им ключи и сказал, что приедет завтра с утра, а сегодня они могут отдыхать после дороги.

    Приняв душ и попив кофе, молодежь отправилась на знакомство с городом. Особо они не увлекались, потому что погода все же была не очень. Прохладно, и ветер с Волги был сырым и пронизывающим. Они ограничились посещением универмага, того самого, в котором был пленен фельдмаршал Паулюс, и посидели в ресторане «Маяк». Это была башенка на берегу  реки, выстроенная в силе «сталинский ампир». В свой новый временный дом вернулись уже поздно вечером, уставшие и продрогшие. А утром приехал Виталий Александрович, или Витольд, как он отрекомендовался Роману…

 

     Разговор сразу же пошел о Гаджо. Витольд нарисовал им картину жизни и окружения цыганского барона. У него было несколько фотографий и диск с видеозаписью, которую он сразу же и включил. На экране большого телевизора Карина с Романом увидели, как из ворот, распахнувшихся в высоком глухом заборе, окружающем трехэтажный особняк из красного кирпича, выезжает неслабо навороченный «Лексус».

     - Это одна из трех машин Гаджо, - пояснил Витольд, - есть еще джип и тридцать первая «Волга», но она, скорее, дань традиции, используется редко. А вот тут, - при этих словах вслед за «Лексусом» со двора выехали еще две «японки», - тут у него охрана. В основном все цыгане, профессионалов среди них нет. Простые боевики. Был один, бывший работник милиции, но он не прижился в окружении Гаджо, там, скорее, все анархично, ну, менталитет такой. Слушают, боятся и подчиняются только самому хозяину. Дом расположен в частном секторе, соседи все соплеменники, когда-то, давно уже, эта земля была им выделена для оседлого ведения жизни. Больших успехов даже коммунисты в этом не достигли. А теперь и подавно. Это так называемый цыганский поселок. Единственное, что пришло нам в головы, когда мы размышляли над проблемой, это то, что дом Гаджо выходит задами на пустырь, сразу за которым начинается гора. Там большие овраги, и на верхушке ее уже растет лес. Вот пока единственная зацепка, но это все с точки зрения моей и моего товарища, который вел видеосъемку.

 

     - Кто из них Гаджо? - спросил Роман, раскладывая на журнальном столике фотографии.

     - Вот этот высокий мужчина, - ткнул пальцем Витольд в изображение.

     - Симпатичный дяденька, - вскользь глянув, заметила Карина.

     - Да, Гаджо следит за собой, говорят, делал пластику, подтяжки, но так ли это, не знаем. В их среде такими вещами не хвастают, а более ранних фото у нас нет.

     На фото, в окружении молодых парней, стоял высокий стройный мужчина в белом костюме. Он широко улыбался, показывая на что-то рукой. Глаза его прикрывали солнцезащитные очки. Гаджо действительно выглядел здорово. Чем-то неуловимо напоминал он Роману Сильвестра Сталлоне.

     - Ну, прям «Кобра», - как бы читая его мысли, сказала Карина, тоже рассматривающая фотографии.

     - Еще какая кобра, - отозвался Витольд. - В свое время он так безжалостно шел к власти, что его побаиваются даже матерые наши уголовники. Говорят, и гибель в пожаре старого барона, вместе со всей семьей, его рук дело. Так что, ребята, зверь вам достался еще тот. Можете мне поверить. Когда прибывают ваши товарищи? - обратился он к Роману.

     - Думаю, послезавтра мы будем в сборе. А пока хотелось бы посмотреть на этот цыганский теремок в реале. Это возможно?

     - Да, конечно, я на машине, так что не вопрос. Когда хотите выехать? Это, собственно, недалеко. - Витольд подошел к окну и показал: - Видите, эта улочка уходит вверх? Вот она-то и ведет в цыганский поселок. Тут пешком минут тридцать ходу. Но мы лучше для начала на машине проедем. Там чужих вычисляют сразу. Почти в каждом цыганском доме торгуют наркотиками и паленой водкой, так что глаз там, поверьте, очень много. Особенно дети. Ох уж эти цыганчата, - вздохнул Витольд.

 

     Витольд, кстати, был тоже стройным и подтянутым мужчиной лет пятидесяти. Что-то неуловимое в поведении, во взгляде, в манере говорить подсказывало Роману, что перед ним такой же, как и Сергеев, бывший военный. Словно почувствовав и угадав его мысли, Витольд сказал:

     - Я вообще-то летчик бывший. Здесь в Каче служил. - Заметив недоуменный взгляд Карины, пояснил: - в Качинском авиаучилище. Было здесь когда-то такое. Да и сейчас еще есть, но уже на грани умирания. Поэтому и реалии местные мне знакомы, сам я неподалеку живу. Вы когда проезжали, видели базарчик небольшой, а напротив кинотеатр? «Авангард» называется. Вот там,  рядом с ним, мой дом. Это тоже в получасе ходьбы от вас. Так что мы соседи, - улыбнулся Витольд. - Ну что, поехали? - уже вполне серьезно спросил он.

     И они поехали…

 

     Улица, на которой располагался дом Гаджо, была крайней, сразу за ней начинался подъем в гору. Да и дома некоторые стояли уже на взгорье, в том числе и нужный им особняк. Улица была вымощена асфальтом только до дома Гаджо, далее - просто накатанная земля. Дома в основном там стояли двух- и трехэтажные, этакие особнячки. Но общее впечатление было, все равно, - необжитые они, эти дома. Когда они проезжали другие улицы, заселенные русскими, то везде замечали ухоженные сады, перед дворами палисадники, хоть небольшие, но довольно красивые. Здесь же во дворах царила пустота. Да и заборы были высокие. Такое впечатление, что живущие там люди спрятались от возможных взглядов, отгородились от остального мира этими трехметровыми заборами. По улице, несмотря на холодную погоду, стайками бродила цыганская молодежь. Они, не скрываясь, с любопытством разглядывали медленно проезжающую мимо них машину. Казалось, их острые взгляды проникают сквозь тонировку, Карина даже непроизвольно поежилась и отвела свой взгляд в сторону. Витольд сказал:

 

     - Ну вот. Это как раз то, о чем я вам говорил. Чужих тут встречают подозрительно. Но у нас есть прикрытие, - подмигнул он девушке. Я тут у одной бабульки «травку» иногда покупаю. -

Заметив ее удивленный  взгляд, он расхохотался громко и искренне. - Да, мы иногда с друзьями балуемся. Кстати, а ты как к «шале» относишься? - спросил он Романа.

     - Ну, пробовал, конечно, но без фанатизма, Витольд. Как-то не увлекло меня.

     - Хорошо, но все равно. Чтобы не казаться тут совсем уж случайными людьми, я забегу к ней, возьму «кораблик». А вы посидите в машине. Думаю, можно не выходить. Хотя, если захотите, то почему бы и нет? - Взглянув, на прижавшихся друг к другу молодых, он сказал: - Ну, нет так нет. -  Витольд улыбнулся и ушел.

   

     Сразу же после его ухода к машине подтянулась группка молодых цыганчат. Они, не скрывая своего интереса, разглядывали машину и пытались заглянуть в салон. Потом один из них, видимо, старший, сказал:

     - Ша, пацаны! Я видел уже эту машину и этого пассажира, он к бабке Рае приезжает, за «зеленым», все нормально, пошли отсюда.

     Вернувшийся вскоре Витольд поинтересовался:

     - Ну что, была «пробивка»?

     - Да пытались рыло сунуть, - ответил Роман, - круто тут у них оборона поставлена, я смотрю. Надо думать, как нам быть.

     - Думать никогда не вредно, - согласился Витольд. - Ну вот, в принципе, я вам все показал, тут уж дело за вами. Мы, конечно, поможем чем можем, такой уговор у нас был с Китайцем.

     - А тебе это все зачем, ну, вот заморочки эти - нам помогать Гаджо этого убирать? Ты что, тоже в этом бизнесе? - поинтересовался Роман.

 

     Лицо Витольда посерело, на скулах заходили крепкие желваки.

     - Нет, я ненавижу этот бизнес и все, что с ним связано. Я из-за этой наркоты потерял сына и дочь, - глухо ответил он.

     - Извините нас, - вмешалась в разговор Карина.

     - Да ничего, вы-то тут при чем? Сын у меня был, Вовка. Хороший парень, в детстве мечтал, как я, летчиком стать. А потом, в десятом классе, он сдуру «ханку» попробовал. И все, восьмой год по всем клиникам вожу, не помогает. Потерял я его.

     - А дочь? Что, тоже? - спросила шепотом Карина.

     У Витольда побелели суставы пальцев, которыми он сжимал баранку.

     - Дочь... С ней еще хуже, изнасиловали ее наркоманы эти. Да не столько изнасиловали, сколько покалечили, нелюди. Лицо обезобразили, издевались над ней. Нашли их, сразу же и нашли, а толку? Ладно. Это все мое, ребята, вы извините, но не хочу я об этом. А Китаец за помощь пообещал с пластикой для дочки разобраться. Так как-то. Можете на меня надеяться, все, что смогу…

 

     Так вот закончилось их ознакомление с местом предстоящей работы. Витольд, после своих откровений, замкнулся и молча довез их до дома, сказав, что приедет по их первому звонку, если что. Ребята долго сидели в тишине квартиры, похоже, думали каждый о своем. Потом Роман позвонил Музыке и узнал, что те уже практически на подъезде, к утру будут в городе. Договорившись о месте встречи, они легли спать. Ночью Роману не спалось, он выходил на кухню, курил, пил крепкий кофе и думал.

 

     Наутро Роман с Кариной поехали снова в центр, к железнодорожному вокзалу, как было договорено с ребятами. Неброский, но очень надежный «Ниссан-Террано» уже стоял у остановки междугородных автобусов. Цыган и Музыка курили  рядом с машиной.

     - Как доехали? - спросил Ромка.

    - Да ништяк все, - улыбнулся Цыган, - гайцы не наглели, мы, соответственно, не стреляли. Краями, выходит, разошлись. Что тут у вас? Хата нормальная?

     - Да, двушка, поместимся, давай я за руль, показывать буду. Хотя в этом городе трудно заблудиться, - в ответ ему улыбнулся Роман.

     - Че так?

     - Да сами увидите, по ходу, тут три улицы в длину всего-то. Но зато протяженность, - присвистнул Роман. - Поехали. По дороге и потарахтим, вы не голодны?

     - Все пучком, перекусили на въезде. Погнали тогда, - отшвырнул окурок Музыка.

 

     По приезде домой «КАРА» держала совет. Роман обрисовал им ситуацию и все, что успел узнать и придумать сам, получалось не слишком радужно. Карина в это время хлопотала на кухне. Музыка,  послушав Романа и посмотрев фото и видео, тоже слегка загрустил.

     - Вот же черт! Там сплошное цыганье, хоть спецназ нанимай  выкуривать. А с горочкой что? Может, оттуда? Ты как, «щелкнешь»? - обратился он к Цыгану.

     - Да щелкнуть-то дерьмо вопрос, надо смотреть на месте. Что я скажу? Забор меня смущает, высокий больно, что там видно будет? Схожу поваляюсь там в снежку, тогда уж и решим, - ответил снайпер.

     - Не зря мы с собой почти весь арсенал тащили. Чую, нам тут твоими ножами не обойтись, - вздохнув, признал задачу трудной Музыка.

     Потом был вкусный домашний обед, под который ребята приговорили литр «Царицынской». Слегка захмелев, вновь прибывшие ушли отдыхать, а Карина с Ромкой решили пройтись по улице.

     - Только прохладно там, ты как, не замерзнешь? - заботливо поинтересовался Роман.

     Карина рассмеялась.

     - Это я должна о тебе заботиться, сибиряк, забыл, что ли, что я магаданская? У нас-то в городе климат не дай бог. Ветра все время, холодно, сыро, но это моя родина. Так что, думаю, на Волге не замерзну, как фрицы в сорок третьем, пошли уже…

 

 

     Почти две недели ребята потратили на попытки найти уязвимое место в  охране  или в жизни Гаджо. Цыган, облазив всю горку, однозначно заявил, что расчет на удачный выстрел практически нулевой. Хорошо видно было только маленький кусочек задней стены, даже не основного дома, а скорее всего, домика для обслуги. Или как там у них, у цыган, для дальней родни? Роман с Музыкой тоже несколько раз проезжали по нужной им улице, снимая все на регистратор и просто на видеокамеру. Ничего достойного внимания заметить не удалось. Гаджо был очень осторожен и редко покидал свои хоромы. Музыка уже предлагал использовать чуть ли не гранатомет, Романа останавливало только то, что тут не могло быть полной гарантии ликвидации именно наркобарона.

    

     И вот в один из дней, когда все сидели в уже опостылевшей слегка им квартире, к ним на огонек заехал Витольд. Это был вечер пятницы. Выслушав нерадостный рассказ Романа об их успехах,  Витольд неожиданно задумался. Потом, бросив взгляд на часы, сказал:

     - Одевайтесь, быстро, поехали. По дороге все расскажу, возьмите с собой что там надо, камеру, бинокль, - с этими словами мужчина торопливо вышел из квартиры.

     Когда спустившиеся за ним ребята молча уселись в его машину, Витольд резко тронулся с места и на ходу начал говорить:

     - Понимаешь, Ромка, это я балбес! Как же я сразу значения-то этому не придал? А ведь знал уже давно. Но вот как-то мимо внимания и пролетело. Дело в том, что я, бывая у этой бабы Раи, вечером замечал машину Гаджо почти у соседнего дома. А сама бабка сказала, что там невеста его живет. Молодая, совсем еще девочка, даже по их цыганским меркам. Вот Гаджо к ней два раза в неделю в гости и наведывается. Время как раз такое, как в тот раз, семь часов вечера почти. Я пойду к этой бабке и, если что, постараюсь там задержаться, придумаю что-нибудь, а вы пока смотрите. Это через два или три дома от нее, там забор еще,  металлический, суриком крашен, увидите.

 

     На заднем сиденье Музыка торопливо перебирал необходимые,  по его мнению, предметы, поставив большую спортивную сумку на колени. Выехав на уже до тошноты знакомую всем им улицу с другого переулка, они медленно ехали к нужному им дому, и тут,  уже на подъезде, Витольд громко сказал:

     - А вот и они, голубчики! На ловца и…

     Им навстречу тоже медленно двигался «Лексус» Гаджо. Разминулись автомобили у самого дома бабы Раи. Витольд остановил свою машину, а спустя буквально минуту остановился и автомобиль барона, как раз через три двора от них, почти у самого переулка, который спускался вниз от этого поселка до самой центральной в этом районе города улицы «64-й армии». Витольд даже не успел выйти из машины, он так и сидел, крепко сжимая баранку и отчего-то затаив дыхание. Потом все же шумно выдохнул и кивнув ребятам, отправился за покупкой в знакомый ему двор. На заднем сиденье, прижав к глазам окуляры маленького, но мощного бинокля, происходящее комментировал Музыка. Цыган в это время торопливо снимал все на видеокамеру, а Роман с Кариной просто сидели молча, Карина впереди, пересев на место Витольда.

 

     - Подъехал прямо к калитке, можно сказать, вплотную. Пока никто не выходит, - торопливо, проглатывая окончания, говорил Музыка. - Вижу! Вышел со стороны водителя. Очевидно, сам Гаджо.  Плохо видно, потом на камере просмотрим. Ты снимаешь? Так, вошел во двор. Все, теперь бы узнать по времени, сколько он там пробудет и сколько людей в машине. Если там кто-то есть. Похоже, за рулем был он сам. Да тут до его дома полторы сотни метров. Что, командир? - обернулся он к Роману.

     - Ждем, сколько сможем. Витольд обещал задержаться. Сидим тихо, не курим, не дышим. Цыган, снимай все, даже если ничего не происходит. Снимай машину, может, потом заметим какое-нибудь  движение или огонек.

      Романа тоже охватил азарт. Время, которое до этого медленно тянулось, внезапно, как пришпоренное, понеслось вскачь. Очень хотелось курить.

 

     Витольд вышел примерно через полчаса. До самой машины его провожала пожилая, крикливо накрашенная цыганка, которая,  размахивая руками, в чем-то, похоже, убеждала его. Уже на самом подходе к машине Витольд остановился, этим сразу же воспользовалась женщина и, схватив его за руку, принялась еще отчаяннее его убеждать. Постояв так несколько минут и уже начиная привлекать внимание редких прохожих, Витольд, как будто бы решившись, махнул рукой, высвобождаясь. Затем, достав из внутреннего кармана несколько купюр, сунул их в руку назойливой женщине.

     - Не выходил еще? - спросил он, усевшись за руль.

     - Нет. Давай медленно к тому переулку, попробуем оставить тут Цыгана, может, дождется. Там, на стыке улиц, вроде тихо.

     Высадив Цыгана сразу за поворотом, они проехали еще немного вниз и увидели маленький магазинчик, возле которого остановились и принялись ждать. Ждали долго. Наверное, около часа. За это время Витольд рассказал, что наводящими вопросами  сумел узнать, что Гаджо ездит к своей пассии два раза в неделю – в  пятницу и воскресенье, и всегда вечером. Вот такие вот неожиданные новости принес им этот день.

 

     Цыгана они прождали еще минут около сорока, потом все же уехали домой. Благо, даже пешком, тому было ходу минут от силы тридцать до их съемного жилья. Но пришел Цыган только через два часа. Он рассказал, что Гаджо пробыл в том доме чуть больше часа. За рулем действительно был он сам. Цыган подождал еще немного на углу, но более никто из двора барона не выезжал.  Есть ли кто-то еще в машине, установить не удалось, даже после просмотра видеозаписи. Если  и был, то один, единодушно решили они. Не та дисциплина у его охраны, чтобы больше часа неподвижно просидеть в  машине на родной улице, даже не пытаясь выйти покурить. Что им это дает,  ребята пока осмыслить не могли.

     Предложения были одно абсурдней другого, и все они были связаны с риском. Даже если и впрямь расстрелять машину на подъезде к  дому девчонки, где гарантия, что там будет сам Гаджо? Снять его на выходе из машины нереально по причине того, что он подъезжал впритык к калитке, и машина его закрывала обзор. С боков позиции для выстрела было явно не подобрать. Им и так отчасти повезло, что в тот вечер на улице оказалось мало молодежи – это, кстати, легко объяснил Музыка, лениво листающий программу, как раз в нужное им время играла команда волгоградского «Торпедо» с каким-то своим давним противником,  и это транслировали по местному телевидению.

     В этот день ребятам так ничего и не придумалось.

 

     Осенило Романа внезапно, почти как в Магадане. И ставка снова была сделана на Карину. Дело в том, что на самом углу того самого переулка, выводящего почти к дому невесты Гаджо, стоял недостроенный еще, тоже трехэтажный дом. Роман послал Цыгана проверить, что там и как. Вернувшись, парень рассказал:

    - Участок принадлежит русскому. Мужчина торгует чем-то автомобильным, то ли резиной, то ли еще чем. Это не суть важно. На зиму стройку заморозили. В недостроенном доме никто не живет, а присматривает за ним сосед, за небольшую плату.

     Цыган сумел подняться на верхний этаж этой коробки и уверял, что оттуда открывается прекрасный вид на участок улицы от дома барона и до калитки его возлюбленной. Дело за малым, выманить Гаджо на выстрел. Чтобы наверняка. Нужно сделать так, чтобы он либо вышел, либо просто высунулся из своего «Лексуса». Вот над этой проблемой мучительно думал Роман.

 

    Карина, неслышно подойдя сзади, ласково потрепала его по голове.

     - Ромка, не ломай ты голову. Я знаю, как это сделать.

    Парень недоуменно посмотрел на нее.

    - Ты знаешь, милая, я почему-то тоже думал о тебе, хоть это и неправильно.

    - Все нормально, Роман. Мы же «КАРА», - чуть печально улыбнулась девушка.

    Вот так вот, сидя рано утром на кухне и попивая кофе, молодые люди и разработали план. Все необходимое для его выполнения у них было. Не считая одной мелкой, но очень важной, а как оказалось впоследствии, и громкой детали. «Деталь» эта была приобретена на местном птичьем рынке за семь тысяч рублей.

 

    Когда ребята рассказали свой план остальным, решение было единогласным. Это выход! Витольд пообещал подключить для наблюдения с  горы своего напарника Сергея. У них, оказывается, были и «уоки-токи», так что проблема связи с наблюдателем решилась сразу. На окончательную подготовку акции ушло три дня. «Деталь», которую назвали просто, Джой, оказалась ужасно шумной и наглой собакой, кобелек породы пикинес.

    И вот, наконец, этот день настал. Цыган в комнате, которую занимали они с Музыкой, занимался осмотром своего «инструмента». Парень, похоже, был даже счастлив, что вскоре ему удастся продемонстрировать свое искусство. Остальные сидели в зале и молча ждали. Напарник Витольда уже был на месте, они разговаривали с ним по сотовому телефону. Там все было тихо, и место он выбрал удачное для наблюдения: оттуда был виден выезд со двора Гаджо. Теперь вопрос был только во времени, ну и, конечно, в удаче. Поедет ли барон сегодня на свидание? Этого не мог знать никто.

 

    - Время, - внезапно, и как показалось Карине, совершенно неожиданно, сказал Роман.

    - Цыганок, пора нам! - крикнул Музыка.

    Тот вышел из комнаты, неся в руках футляр с винтовкой. Проходя мимо кресла, он сдернул с него накидку и перекинул через руку, скрывая тем самым форму чемоданчика.

    Ехали на двух машинах - Музыка с Цыганом на своем «Ниссане» и Ромка с Кариной в машине Витольда. Джой уютно посапывал на коленях девушки. Кстати, собака удивительно быстро привыкла к ней, и Роману стоило больших трудов изгнать это прилипчивое существо из  их постели. А Карина всегда хохотала, наблюдая за этой войной.

 

    Ребята, двигавшиеся впереди, остановились, не доехав до того самого маленького магазинчика. Их машину решено было оставить здесь, потому что там была небольшая площадка, на которой оставляли свои машины жители соседних домов. Так что еще один автомобиль, в десятке уже стоявших там, не должен был привлечь ничьего внимания. Пересев в машину Витольда, проехали еще немного и, остановившись дома за четыре до выезда на цыганскую улицу, минуту сидели в полной тишине.

    Потом Роман взглянул на Цыгана, напряжение которого выдавали только нервно барабанящие по футляру пальцы, и сказал:

    - Ну что, с Богом?

    - Пошли мы, - тут же встрепенулся парень, и они с Музыкой быстрым шагом направились к забору, за которым находилась стройка.

 

    Цыган за день до этого познакомился с соседом, который приглядывал за участком, и они уже успели подружиться и выпить слегка. Так что, в случае чего, он мог сказать, что просто ищет знакомого. Но, к счастью, во дворе никого не оказалось. Цыган,  махнув Музыке рукой, быстро зашел в дверной проем и исчез в здании. Музыка, убедившись в том, что их визит остался незамеченным, поправил висевшую через плечо спортивную сумку и вышел со  двора. Успокаивающе кивнув головой находящимся в машине, он так же торопливо шагая, зашел за угловой дом и исчез из вида.

Теперь оставалось только ждать. Это и было, наверное, самое трудное в их плане. Гарантий, что все пойдет по их сценарию, не было никаких. Витольд, сидя за рулем, обернулся к Ромке.

    - Ну что, командир, проверим связь?

    - Валяй, - махнул тот рукой.

     Витольд включил трубку, Сергей, его напарник, который наблюдал за двором Гаджо, отозвался сразу. Все было в порядке, и пока тихо. Цыган откликнулся спустя пару минут, когда Витольд уже начал нервничать. Там тоже все было хорошо, просто он обустраивался на новом месте, о чем, хихикая, и доложил. Ромка рявкнул на него, чтобы он был посерьезнее, хотя прекрасно понимал, что это просто нервы.

    И вот потянулись эти томительные минуты ожидания. Даже Джой притих и, похоже, уснул на коленях Карины.

 

   Время подходило к семи часам вечера. Уже вернулся, выполнив свою часть работы, Музыка, уже стало казаться, что сегодня ничего не произойдет. Как вдруг… Наверное, когда ждешь, все равно все всегда происходит вдруг…

    Рация, лежащая на торпеде перед Витольдом, зашипела. Нажав тангетку, Витольд бросил короткое:

    - Серый, - и включил громкую связь.

    - Выезжает одна машина, уже открывают ворота, - торопливо проговорил тот. - Все, встречайте их. Я ухожу. - Сергей отключился.

    - Цыган, ты слышал? – спросил Витольд.

    - Да, я готов. Работайте, и удачи всем нам, - откликнулся стрелок.

    - Наш выход, любимая, - поправив наплечную кобуру и проверив ножи, висевшие на поясе, сказал Роман.

    Карина, распахнув свою светлую курточку и прижав к груди Джоя, быстро вышла на угол улицы  и торопливо заспешила навстречу медленно двигавшемуся «Лексусу». Роман пока не выходил из-за крайнего дома, он нервно сжимал и разжимал кулаки, прислушиваясь. На улице было тихо, только из дома, рядом с которым он стоял, доносилась негромкая музыка. «Дым над водой», надо же...» – как-то отчужденно успел удивиться Роман. И тут, услышав крик Карины, понял: началось. А началось вот что.

 

    Карина, почти поравнявшись с автомобилем Гаджо, внезапно споткнувшись, выпустила из рук собачку, и та, как казалось со  стороны, метнулась прямо под колеса автомобиля. Девушка закричала, пытаясь подбежать и подхватить собачку, но, очевидно, не справилась с высокими каблуками сапог и упала на дорогу прямо перед машиной.

    Далее все разворачивалось стремительно. Мощный «Лексус» замер как вкопанный, распахнулась водительская дверца и оттуда показалась голова Гаджо. Да, да, именно показалась, полностью выйти их машины он уже не успел. Выстрела слышно не было. Просто цыганского вожака сильно толкнуло назад, и он упал, наполовину свешиваясь из кабины. Вытаскивая на ходу пистолет, к его машине уже подбегал Роман.

 

    Задняя дверь автомобиля открылась, выпуская на улицу молоденького, худого цыгана с автоматом в руках. Он, вероятно, еще не понял, в чем дело, и попытался нагнуться к своему боссу, который, вывалившись из салона, головой касался земли. Не дав парню ни единого шанса, Роман в упор выпустил в него три пули. Грохот выстрелов разбудил весь казавшийся до этого сонным «цыганский табор». От дома барона уже бежали несколько человек, некоторые из них стреляли. Подхватив поднявшуюся с земли Карину, Роман быстро потащил упирающуюся девушку за собой, навстречу бежавшему им на помощь Музыке.

 

   Оглядываясь назад, Роман видел, что в ряду преследующих их цыган то и дело падают на землю фигуры. «Значит, наш Цыганок  работает четко»,  - успел подумать он и тут же услышал, как Музыка закричал:

    - Глаза, берегите глаза!

    Почти сразу же в противоположном конце улицы начали взрываться оставленные им там взрывпакеты, а с верхушки горы в небо ударили огненные струйки салютов. Это сработал подарок от напарника Витольда. На какое-то время все вокруг озарилось этими радужными бликами, а грохот взрывов, доносящийся из разных мест, и мельтешение теней, здорово озадачил преследователей. Роман уже открывал дверь машины, когда услыхал негромкий вскрик Карины.

    - Джой, там остался Джой!

    - Садись скорее, какой Джой, надо ехать!

    - Нет! - Девушка вывернулась прямо из-под руки Романа и быстро побежала в сторону улицы, громко крича: - Джой, Джой!..

    Роман с Музыкой, не задумываясь, кинулись вслед за девушкой, и буквально через пару секунд парень увидел, как Карина, слегка даже картинно, взмахнула руками и упала на землю…

 

    «Сапоги, снова каблук подвернулся», - успокаивал себя Роман, но в глубине души уже понимал: случилось непоправимое. Подбежав, мужчины подхватили безвольное тело девушки и быстро вернулись в машину, в которой  нетерпеливо ожидал их Витольд. Пока Ромка на заднем сиденье пытался расстегнуть вязаную кофту девушки, уже изрядно пропитавшуюся  кровью, машина подъехала к стоянке. Пересаживаться, как было запланировано ранее, уже не успевали. Витольд махнул рукой Цыгану, показывая, чтобы тот ехал за ним, и, не притормаживая, начал спуск к центральной улице. Там они быстро влились в поток машин. Адреналин, до сих пор бурлящий в их крови, не давал пока возможности трезво оценить ситуацию.

   

    Обернувшись, Роман увидел, что над цыганским поселком продолжал бушевать салют. Это была вполне мирная картинка. Гуляют люди, мало ли…

    - С почетом проводили в мир иной Гаджо, - как бы читая его мысли, заметил Витольд. - Что с Кариной?

    - Не знаю я, грудь вся в крови, кажется, справа пуля попала. Как бы легкое не задело. Без сознания она.

    - Дышит она?

    - Да ты что, Витольд? Конечно, дышит! С трудом, правда, вот ведь... А все этот Джой.

    И тут послышалось негромкое повизгивание. Нагнувшись через спинку сиденья, Музыка выудил откуда-то с пола машины повизгивающий комочек.

    - Да вот он, ваш Джой! Когда успел заскочить? Вот же беда какая из-за него.

    - Он сразу и прибежал, я дверь открыл, запустил, - отозвался Витольд. – Так, ребята, теперь по теме: мою машину придется оставлять, вдруг успели номера срисовать.

    - И как же теперь? - спросил Музыка.

    - Да нормально все, мы прикидывали и такой вариант. Я заяву кинул на угон, еще вчера. Есть знакомый. Он придержит, а утром даст ей ход. Но машину надо бросать. Сделаем так: вы сейчас пересаживаетесь в свою тачку и уезжаете из города. Я созвонюсь с Серегой, который салют учинил, он подъедет. Мы с ним Карину отвезем почти за город, тут недалеко район. Там есть знакомый врач. А вы сваливайте, мужики. Цыгане шум поднимут неслабый.

  

    - Я не оставлю Карину, - глухим хриплым голосом сказал Роман. - Я люблю ее и останусь здесь. Это не обсуждается.

    - Да пойми ты, мил человек, ей сейчас, думаю, врач нужен больше, чем ты! А если вдруг что? Легче нам с одной девушкой управиться, чем всех вас прятать, и вообще, сейчас мы все выясним.

    С этими словами Витольд свернул на огромную автостоянку возле супермаркета и, проехав почти до входных дверей,  остановился. Достал телефон и позвонил. Доложив о ситуации и сообщив, что Роман собирается оставаться, несколько минут слушал, потом молча протянул трубку парню. Тот, не обращая внимания на это, продолжал гладить по щеке лежащую головой у него на коленях девушку. Второй рукой он прижимал к ее груди скомканный шарфик, который тоже уже полностью пропитался кровью.

    - Тебя, Китаец, - вывел его из оцепенения голос и толчок в плечо.   

    Взяв трубку, Роман выслушал то, что ему сказали, бросив короткое «нет», передал ее хозяину. Дальше сидели молча. Вскоре подъехал на своей машине и Сергей. Цыган давно уже сидел рядом с Романом и печально смотрел на бледное лицо девушки.

.

    - Время, - сказал Витольд, - время работает против нас, Роман. Решай. Или мы сейчас же везем ее к моим знакомым, или будет просто поздно. Вас я пока устроить не могу. Опасно. Там с этим салютом,  светло ведь было, ваши лица кто-нибудь из цыган наверняка запомнил. А у них память цепкая, поверь. Да и не предусматривали мы такого поворота событий. Поэтому решай быстро. Или-или. Ждать и думать и впрямь некогда, она много крови потеряла, а нам еще ехать…

    Нагнувшись и поцеловав прохладную уже, как ему показалось,  щеку девушки, Роман кивнул головой.

    - Пошли ребята, едем. Мы тут, действительно, только помеха. А ты, Витольд, ты будь на связи, звони. Каждые полчаса звони. Спаси мне ее, помоги! Я в долгу не останусь.

    - Дурак ты, - с обидой ответил тот. - Зачем зря воздух сотрясать, помогите лучше ее в машину Сергея перенести, так, чтобы в глаза не бросалось.

 

    Подъехав к машине друга дверь в дверь, Витольд с помощью Романа и Цыгана аккуратно уложил девушку на заднее сиденье старенького «Форда». Как и Роман, он пристроил ее голову на своих коленях и сказал водителю:

    - С Богом. И аккуратно, но быстро! Мы успеем, мы обязательно успеем.

    Автомобили разъехались. Машина с неполной уже «КАРОЙ» отправилась в сторону Москвы, а Витольд с другом и девушкой  поехали в  Красноармейский. Там, как он сказал, все необходимое будет сделано, врач - его близкий друг, к тому же главный хирург в районной больнице.

 

    «Ниссан» стремительно мчался по не очень хорошей дороге на столицу, на заднем сиденье в тяжелой полудреме сидел в ожидании звонка Роман, его пальцы бессознательно теребили шерсть примостившегося у него на коленях Джоя, а мысли оставались там. С любимой....

© Copyright: Игорь Кичапов, 2012

Регистрационный номер №0096488

от 26 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0096488 выдан для произведения:

                                                                                     Продолжение «Завтра начинается сегодня….»

 

 

     После выполнения Романом задания в Магадане прошло несколько месяцев. За это время ситуация прояснилась полностью. По делу об убийстве Ливана никаких подвижек не было. Оказывается,  в «Кавказе» отсутствовали даже камеры видеонаблюдения, ну не хотели горцы делиться секретами. На ножах отпечатки пальцев идентифицировали только с теми, кто пытался вытащить их из тел. Короче, получился славный «глухарь».

    Приезжали в город «люди», провели сходку. Но тоже безрезультатно. Истинный заказчик был далеко в стороне.

    Все это время Роман был в так называемом резерве. А если по-простому, то месяц отдыхал в Таиланде. Потом Сергеев отправил его старшим, в загородный филиал их фирмы. И Китаец, и Сергеев  были довольны красивым и быстрым выполнением работы.

 

    Роман несколько раз порывался позвонить Карине, он сам толком не понимал, почему его тянет к этой девушке. Но все тот  же Сергеев посоветовал ему поскорее забыть о ней. По полученным им сведениям, девушка была в безопасности и вне подозрений. Она на отданные ей Романом деньги купила отцу долю в небольшом поселковом магазинчике. И тот, на удивление, сумел бросить пить и весь окунулся в бизнес, в котором, кстати, преуспевал. Так что вроде причин беспокоиться о Карине у парня не было. Но вот желание услышать ее голос порой накатывало неодолимое. Бывает, наверное, и так, без всякой логики. В такие минуты Роман наливался спиртным, как говорится, «по уши». Это вроде помогало.

Так прошло еще несколько месяцев, и вот, почти в канун Нового года, его снова вызвал к себе шеф.

 

    На этот раз разговор был длительней и серьезнее. Хотя бы потому, что с самого начала в нем принимали участие Сергеев и так называемая «стенка» Китайца - старый и опытный адвокат Розенблюм, маленький подвижный еврей в очках с такими толстыми стеклами, что его глаза, казалось, распахивались на пол-лица, как у лемура. Этот прожженный хитрый лис принимал участие только в очень серьезных делах. Романа ввели в курс дела сразу. Вот тут парень с удивлением узнал о том, чем еще, помимо золота, занимается Китаец. Нет, конечно, он понимал и догадывался, что «бизнес» у них многоплановый. Большинство ночных клубов и несколько ресторанов тоже принадлежало им. Понятно, что и сопутствующие услуги были под их контролем. А тут Розенблюм, постоянно уводя свой взгляд в сторону, неторопливо поведал парню о том, что по примеру Екатеринбурга и для, так сказать, поддержки «облико морале» они объявили войну наркотикам. Война, конечно, сказано громко, тут же уточнил он, бороться с этим практически невозможно. Но какие-то меры предпринять все же стоит. Во-первых, практически бесконтрольный рынок порождал много конфликтов, разборок и откровенного криминала, который им был вроде и ни к чему. Ну, а во-вторых, это тоже деньги. Очень большие деньги, и выпускать этот рынок из вида было бы неразумно. Контроль должен быть всегда. «Так еще генацвале Сталин говорил», - с легкой усмешкой закончил он вводную.

 

     Потом тему продолжил сам Китаец, он рассказал Роману суть проблемы. Заключалась она в цыганах. Те, по его словам,  совершенно по беспределу открыли свои «точки» уже во многих школах города. Если так пойдет и далее, то на очереди детсады и ясли. Надо этот поток как-то притормозить. И вот тут они рассчитывают на него. Начало канала поставки они в общих чертах выяснили. Идут они с Поволжья, либо Астрахань, либо Волгоград. С этим пока не очень ясно. Но то, что в городе-герое существует как минимум крупная перевалочная база, это уже факт. Тут  он передал слово Сергееву.

 

     Бывший офицер был по своему обыкновению сдержан и немногословен. Только факты. Он сразу же принялся рисовать схему. По его словам выходило, что наркотик накапливается именно на той самой базе, а впоследствии, разделенный на небольшие партии, группами так называемых кочующих цыган доставляется в их город. Причем определенного маршрута как такового нет, каждый курьер выбирает свой способ доставки. Тут задействовано все. А с учетом того, что этот народ столетиями учился прятать все свои передвижения и деятельность, то бороться с ними обычными методами было сложно. Ведь, в самом деле, не будешь же на вокзалах, автостанциях и в колоннах досматривать всех женщин, которые таскают с собой грудных детей. А в каждой пеленке можно ведь спрятать приличную дозу наркотика. Собственная безопасность, как и безопасность детей, их интересовала в последнюю очередь. Выполнить порученное, выполнить любой ценой - вот что играло основную роль в этой замкнутой диаспоре.

 

     - Это-то я понял, сам в детстве с цыганами дрался. Правда, и побаивались их всегда. Отчаянный народ, - сказал Роман в ответ на полученную информацию.

     - Да нет, парень. Народ как народ. Тут опять играет роль то, что они связаны между собой родственными и клановыми узами. Это как раз то, о чем мы говорили. Институт семьи и национальная солидарность у них работают. Поэтому и берут они, скорее, больше   глоткой и нахрапистостью, чем бойцовскими качествами. Ну, это потом, это отдельный разговор, - это были слова уже самого Китайца. – Слушай, парень, что мы хотим с тобой обсудить и что думаем поручить. Мы знаем, похоже, точный адрес и данные на человека, который заправляет всеми этими движениями там, на Волге. Детали, если мы сейчас договоримся, ты узнаешь. Сразу хочу сказать, обстановка на месте нам не очень знакома. Поэтому в любом случае ты отправишься туда не один. А что тут, Ромка, кругами ходить! Вроде все свои. Мы решили устранить этого человека, и пока там будет пертурбация - отсечь все концы у нас в городе. Так что задание для тебя по-прежнему одно - убрать этого наркобарона, и по возможности сделать это чисто. Потому что за ними стоят огромные деньги и большие люди. Сам понимаешь. В помощь Сергеев подобрал тебе двух человек. Если мы сейчас придем к общему знаменателю, старший - ты. Детали потом разберете сами. Мне важно твое согласие в принципе. Сразу же скажу, в отличие от романов и фильмов, в случае удачи, скорее всего, тебе придется уехать. Надолго. Может быть навсегда, Роман. Рисковать тут никак нельзя, поэтому это своего рода «точка отсчета» в твоей будущей жизни. Напрягать, пугать, уговаривать я не буду. До Нового года осталось три дня. Давай так, после праздника, скажем, третьего января, приходи, и мы решим окончательно. Все ясно? Вопросы есть?

 

     - Да пока вроде нет. Неожиданно все это, Андрей Петрович. Да и какой из меня киллер? С Ливаном все просто удачно получилось, да и Карина здорово помогла, - ответил Роман.

     - Ну вот и славненько. Жду после праздников. Сергеев, ты выдели парню «праздничные» и премиальные там. Смотри, короче,  чтоб без обид. Все свободны, - закончил разговор Китаец.

 

     А вечером Роман нарушил запрет Сергеева. Едва услышав его голос, Карина заплакала.

     - Ну что ты, девочка! Ну, успокойся, все хорошо. Я не мог звонить раньше, понимаешь?

     - Да! Да, Ромочка, понимаю. Но все равно, я так ждала, так…

     - Успокойся, расскажи мне, как живешь, что нового? Я знаю только то, что сообщили наши магаданские друзья.

     - Все хорошо, Рома. Все правда хорошо. Если в двух словах, я просто учусь, мать дома, ей легче. Отец не пьет и работает. Все,  честно, очень хорошо, вот только… - и она замолчала, снова едва слышно всхлипывая.

     - Что? Что только? В чем дело, Каринушка?

     - Ты, Рома, там сейчас, в своем городе?

     - Да, конечно, я дома. Был в командировке, на работе в другом месте, но сейчас дома. Вот только после праздников, возможно,  снова придется уехать. У меня тоже все нормально, Карина, но я скучаю по тебе.

     - Это твой новый номер, с которого ты звонишь? Мне можно его вбить в память телефона?

     - Да, девочка. Пока я его менять не собираюсь. Звони, в любое время звони, я буду очень рад!

     - Ну вот, ты сам это сказал. Я позвоню, не сомневайся, Ромка.  Еще как позвоню! До связи, - и девушка, к удивлению Романа,  сразу отключилась.

     С недоумением глядя на замолкшую «трубу», Роман загрустил.         «Не захотела даже поговорить. Ну и поделом мне. Да и что я для нее? Так, случайный клиент», - со злостью подумал он и отправился на кухню за допингом…

 

    Проснулся он поздно. Сначала не мог понять отчего.  Потом услышал знакомый сигнал трубки. Нашарив ее и не открывая глаз, нажал «ответить». И тут же подскочил на кровати, как будто подброшенный мощной пружиной.

     - Здравствуй, Ромка! Не ругайся, я в аэропорту, только прилетела. Сможешь забрать?

     - Ты в аэропорту? В Центральном, на левом берегу? Как это, только прилетала? Ты здесь? - от неожиданности зачастил в трубку Роман.

     - Я не знаю, на каком я берегу, мне кажется, я на седьмом небе, оттого что слышу твой голос.

     - Жди там, прямо у выхода! Я сейчас, я быстро, - говоря это, Роман торопливо одевался. - Жди!

 

    Вызвав по телефону такси, парень спустя десять минут уже летел в Кировский район. Он еще плохо понимал, как это все случилось,  и поэтому, подъезжая к центральному входу, торопливо крутил головой, пытаясь высмотреть в многолюдной круговерти Карину.

Девушки не было видно нигде. Сказав таксисту, чтобы ждал, Роман медленно продвигался в толпе ко входу в здание. Внезапно его взгляд зацепился за хорошо одетую высокую женщину, стоящую чуть сбоку от входной двери. У парня, как говорится, захватило дух. Как же она была сейчас прекрасна!

     - Карина! - закричал он и, расталкивая людей,  стал пробиваться в ее сторону.

     Карина стояла и неотрывно смотрела на приближающегося к ней парня. В глазах девушки блестели слезинки. Когда Роман подошел  к ней вплотную, Карина крепко обхватила его за шею и, не обращая внимания на окружающих их людей, уже не скрываясь, разрыдалась.

     - Ты живой! Ты приехал! Как же я люблю тебя! Дурачок, - сквозь слезы тихо шептала она.

     Но шептала так, что Ромке это казалось криком. Крепко прижав девушку к себе, он говорил ей какие-то глупые, ничего не значащие  успокаивающие слова. А сам все никак не мог поверить в то, что он обнимает свою Карину.

 

     По дороге домой Карина с любопытством смотрела в окно машины, а Роман смотрел на нее, держа девушку за руку.

     - Как же ты так неожиданно решила приехать? – спросил он. - И не сказала ведь ничего, я почему-то решил, что ты разговаривать со мной не хочешь.

     - А я решила, что если скажу, ты воспротивишься, станешь отговаривать. С родителями я давно об этом говорила - если ты позвонишь, я еду к тебе. И потом, Ромка, завтра Новый год. Слышал такую примету, как встретишь, так и проведешь? Вот я и хочу встретить его с тобой. И все. И молчи, - Карина говорила это улыбаясь.

     - И молчу, - улыбался в ответ парень, - и проводи. Сколько хочешь, столько и проводи.

     Тут он внезапно осекся и помрачнел.

     - Что-то случилось? - спросила девушка.

     - Да нет, просто…  Давай потом, дома поговорим. Кстати, - обратился он к водителю, - у «Магнита» останови. Ты же так неожиданно приехала, у меня и нет ничего дома из нормальной еды, - это он сказал уже Карине.

     - Делов-то, - потешно сморщив носик, ответила она, - а пошли вместе, я тебя научу покупки делать.

 

    Но научить у нее явно не получилось. Несмотря на возмущенное попискивание девушки, Роман быстро накидал три огромных пакета продуктов, несколько бутылок хорошего спиртного пришлось складывать уже отдельно, в пакет девушке.

     - Ну куда нам столько? Ты что? Зачем, Рома? Не водку же пьянствовать я сюда приехала!

     - Про Новый год - забыла? Вот то-то и оно. Ладно, хватит всего нам пока, вроде не забыли ничего, хотя, постой…

     Роман уже на выходе в цветочном киоске купил огромный букет темно-бордовых роз и с поклоном вручил его Карине.

     Вскоре они уже входили в квартиру. Таксист, помогший им донести покупки до двери и получивший более чем щедрую плату, откланялся, пожелав «молодым», именно так он их назвал, любви и счастья.

 

     Впрочем, они и не нуждались в подобных напутствиях, так как,  едва закрыв за собою дверь, сразу же кинулись в объятия друг  друга. Все было настолько бурно и ярко, что Роман с ужасом почувствовал, что уже все… Глядя на его растерянное лицо, Карина звонко рассмеялась.

    - Не переживай, я все успела! Ты не представляешь, как я ждала этого момента. Я уже там, в порту, была вся мокрая, едва только увидала тебя.

     От этих откровенных слов Роман засмущался еще больше. Потом они сидели и пили шампанское за встречу, потом снова была любовь. Вечер пролетел в минуту, вот уже и ночь за окном, а они все не могли насытиться, не могли оторваться. Даже когда Карина пошла в душ, Роман нетерпеливо топтался у двери, прислушиваясь к шуму воды, но не решался войти, пока Карина сама не позвала его. Чем закончился его визит в ванную? Ну, скажем так, после они мылись под душем уже вдвоем.

 

     А наутро был канун Нового года. Хотя, какое утро? Проснулись они поздно, но пока сумели одеться и позавтракать, время точно перевалило за обеденное.

     - А ты знаешь, что новый год будет годом Белого Кролика? - спросила Карина.

     - Кролика - это хорошо. Кролики - это не только ценный мех. Это еще и способность любить, - рассмеялся Роман, прикуривая сигарету.

     - Ну, так, как кролики любят, не вдохновляет, быстро очень, - подмигнула ему девушка.

     - Ах ты! Быстро ей не нравится. Зато часто. - Роман сгреб ее в охапку и принялся целовать.

     Совершенно не вовремя, впрочем, так чаще всего и бывает, зазвонил телефон.

 

     Понятие «зазвонил», тоже, наверное, отмирает. Это была мелодия «Марш ВДВ» Булата Окуджавы, значит, звонил Сергеев. Первые же его слова несказанно удивили парня.

     - Привет, Роман. Ну как вы там с Кариной, не скучаете? - как ни в чем не бывало поинтересовался Сергеев.

     - Да вроде нет, - осторожно ответил парень.

     - Где планируете Новый год встречать? Есть у меня пара пригласительных билетов в клуб. Не хотите?

     - Сейчас спрошу. Карина, Новый год мы встречать где будем? Нам клуб предлагают, хочешь?

     Девушка захлопала в ладоши.

     - Да, но недолго, эта ночь моя. Наша, - поправилась она тут же.

     - Ну, ты сам все слышал, - сказал Роман в трубку. - Как мне забрать эти билеты?

     - А никак. Жди, тебе привезут. И вот еще, помни, что третьего  нам к боссу. Не увлекайся там, - и в трубе запищали гудки отбоя.

 

     Глядя на внезапно ставшее грустным и серьезным лицо любимого, девушка осторожно поинтересовалась:

     - Ромка, что там, в чем дело? Может, расскажешь?

     - Вот ведь, Карина, даже не знаю. Кстати, все время хочу у тебя спросить и не успеваю, - слабо улыбнулся он. - Откуда у тебя такое странное имя? Вроде семья русская, а вот имя…

      - Ой, Ромка. Это я даже не знаю, как и объяснить. Время тогда было другое, что ли. У мамы, когда она училась в институте, была подружка очень близкая. Дружили они по-настоящему. И вот мама уже беременная мной была, она, кстати, и свидетелем на маминой свадьбе была, попала в аварию девушка эта. Ее Кариной звали. Она вроде из смешанной русско-армянской семьи. В честь ее, или в память, я даже не знаю, меня и назвали. Не очень, наверное,  удачное имя, да?

     - Да почему же? Хорошее имя, и вообще… не имя красит девушку.

     - А что тогда? - лукаво прищурилась Карина.

     - Сиськи, вот что, -  заржал парень и, обняв пытающуюся возмутиться девушку, констатировал, - а они у тебя очень даже есть!

 

     Потом Роман все же рассказал ей, конечно, в общих чертах, о том, что ему предстоит за выбор. Карина, притихнув у него на коленях, задумалась.

     - Рома, но ведь тебе придется, думаю, это сделать. Да и наркотики действительно везде. Ты не поверишь, но и у нас в городе их теперь купить совсем просто. Я вот ушла благодаря твоей помощи от своего «занятия», а многие из тех, кого я знала, сейчас плотно «сидят на игле». Это на самом деле проблема. И ее, думаю,  надо как-то и кому-то решать, если государству нет до этого никакого дела. Я в интернете читала, у одного ну очень известного певца эпохи в этом наркотрафике почти половина доли от прибыли. И все вроде знают. И никого это не волнует. Страшно все это,  любимый, но если не мы, то кто?

     - Мы?! - вытаращил на нее глаза Роман. - Как это мы? Ты-то  причем здесь? Ничего не понимаю, ну-ка, колись…

     - Да не в чем мне колоться, подозрительный ты мой. Просто одного я тебя не отпущу. И все! Как хочешь, но мы будем вместе. Всегда теперь вместе. Если ты, конечно, этого захочешь, - твердо закрыла тему девушка.

 

     Новый год для Романа слился в один теплый и сияющий праздник. И в клубе, и дома, и на прогулках по городу он не мог  насмотреться, натрогаться… надышаться Кариной. Это было такое всепоглощающее чувство счастья, что он чувствовал его физически.

 

     Но праздники всегда заканчиваются. Вот и наступило утро третьего января. Роман, несмотря на возмущение девушки, отправился на встречу один. Его уже ждали. Когда формальности были соблюдены и Китаец получил однозначное согласие Романа на акцию, тему продолжил Сергеев. Он сразу сказал, что про Карину знают все присутствующие, мало того, на иной результат и не рассчитывали. Девушка вполне доказала свою способность быть нужной еще там, в Магадане. Поэтому против ее участия в деле никто не возражает. Далее он сказал, что с Романом и Кариной едут еще двое. Один  из них цыган. Нет, мать у него была русской. Да и отец не жил с ними никогда. Но вот внешность и знание немного языка и обычаев им пригодятся. К тому же этот Цыган отличный стрелок. Второй, Музыка, - это человек, который знает подрывное и компьютерное дело. Способ устранения Гаджо - такая кличка была у человека, которого им предстояло убрать - выбрать нужно на месте. На выработку общего плана и знакомство им отведено два дня. На пятое января будет уже назначен отъезд.

     - Кстати, - заметил Розенблюм, - неплохо бы название дать группе. Да и операции в целом.

      Андрей Петрович сразу же выдал:

      - «КАРА». - Заметив недоуменный взгляд Романа, пояснил:

- Аббревиатура  ведь, смотри сам. Карина, Роман - КаринА, РомАн, вот вам и «КАРА». Да и Николаю этому, Гаджо который, именно она и предстоит.

 

 

     Никто с боссом спорить и не подумал. А когда Ромка рассказал об этом Карине, девушка искренне обрадовалась, и название ей понравилось. Два дня пролетели быстро. Новые товарищи понравились обоим. И Цыган, и Музыка были молодыми мужчинами. Музыка чуть постарше. Ему, очевидно, было около сорока лет, в общении - очень веселый и обаятельный человек. Цыган же был, оправдывая свое прозвище, просто рубаха-парень. И внешностью, ни дать ни взять, молодой Сличенко, с такой же обезоруживающей ослепительной улыбкой. Сергеев и Розенблюм сказали им о том, что до места назначения Роман с Кариной добираются поездом, а ребята погонят специально оборудованный для таких случаев тайниками со всем необходимым автомобиль вдвоем. На месте уже есть квартира, в которой им можно остановиться. Расположена она в том же районе города, где обитает Гаджо. Жилье вполне официальное, купленное через агентство. Поэтому проблем с этим не должно быть. К их приезду там все подготовит человек на месте, который и введет их в курс предстоящего, с точки зрения местных реалий.

    Вот так вроде и просто закончилась их подготовка. Получив приличную сумму денег и кое-что из необходимой экипировки по мелочи, «КАРА» отправилась в путь…

 

     Город на Волге встретил молодую пару пронизывающим холодным ветром. Поэтому они, взяв такси, быстренько отправились по указанному адресу. Квартира оказалась в красивом шестнадцатиэтажном доме на шестом этаже. Человек, который ждал их там, оставил им ключи и сказал, что приедет завтра с утра, а сегодня они могут отдыхать после дороги.

    Приняв душ и попив кофе, молодежь отправилась на знакомство с городом. Особо они не увлекались, потому что погода все же была не очень. Прохладно, и ветер с Волги был сырым и пронизывающим. Они ограничились посещением универмага, того самого, в котором был пленен фельдмаршал Паулюс, и посидели в ресторане «Маяк». Это была башенка на берегу  реки, выстроенная в силе «сталинский ампир». В свой новый временный дом вернулись уже поздно вечером, уставшие и продрогшие. А утром приехал Виталий Александрович, или Витольд, как он отрекомендовался Роману…

 

     Разговор сразу же пошел о Гаджо. Витольд нарисовал им картину жизни и окружения цыганского барона. У него было несколько фотографий и диск с видеозаписью, которую он сразу же и включил. На экране большого телевизора Карина с Романом увидели, как из ворот, распахнувшихся в высоком глухом заборе, окружающем трехэтажный особняк из красного кирпича, выезжает неслабо навороченный «Лексус».

     - Это одна из трех машин Гаджо, - пояснил Витольд, - есть еще джип и тридцать первая «Волга», но она, скорее, дань традиции, используется редко. А вот тут, - при этих словах вслед за «Лексусом» со двора выехали еще две «японки», - тут у него охрана. В основном все цыгане, профессионалов среди них нет. Простые боевики. Был один, бывший работник милиции, но он не прижился в окружении Гаджо, там, скорее, все анархично, ну, менталитет такой. Слушают, боятся и подчиняются только самому хозяину. Дом расположен в частном секторе, соседи все соплеменники, когда-то, давно уже, эта земля была им выделена для оседлого ведения жизни. Больших успехов даже коммунисты в этом не достигли. А теперь и подавно. Это так называемый цыганский поселок. Единственное, что пришло нам в головы, когда мы размышляли над проблемой, это то, что дом Гаджо выходит задами на пустырь, сразу за которым начинается гора. Там большие овраги, и на верхушке ее уже растет лес. Вот пока единственная зацепка, но это все с точки зрения моей и моего товарища, который вел видеосъемку.

 

     - Кто из них Гаджо? - спросил Роман, раскладывая на журнальном столике фотографии.

     - Вот этот высокий мужчина, - ткнул пальцем Витольд в изображение.

     - Симпатичный дяденька, - вскользь глянув, заметила Карина.

     - Да, Гаджо следит за собой, говорят, делал пластику, подтяжки, но так ли это, не знаем. В их среде такими вещами не хвастают, а более ранних фото у нас нет.

     На фото, в окружении молодых парней, стоял высокий стройный мужчина в белом костюме. Он широко улыбался, показывая на что-то рукой. Глаза его прикрывали солнцезащитные очки. Гаджо действительно выглядел здорово. Чем-то неуловимо напоминал он Роману Сильвестра Сталлоне.

     - Ну, прям «Кобра», - как бы читая его мысли, сказала Карина, тоже рассматривающая фотографии.

     - Еще какая кобра, - отозвался Витольд. - В свое время он так безжалостно шел к власти, что его побаиваются даже матерые наши уголовники. Говорят, и гибель в пожаре старого барона, вместе со всей семьей, его рук дело. Так что, ребята, зверь вам достался еще тот. Можете мне поверить. Когда прибывают ваши товарищи? - обратился он к Роману.

     - Думаю, послезавтра мы будем в сборе. А пока хотелось бы посмотреть на этот цыганский теремок в реале. Это возможно?

     - Да, конечно, я на машине, так что не вопрос. Когда хотите выехать? Это, собственно, недалеко. - Витольд подошел к окну и показал: - Видите, эта улочка уходит вверх? Вот она-то и ведет в цыганский поселок. Тут пешком минут тридцать ходу. Но мы лучше для начала на машине проедем. Там чужих вычисляют сразу. Почти в каждом цыганском доме торгуют наркотиками и паленой водкой, так что глаз там, поверьте, очень много. Особенно дети. Ох уж эти цыганчата, - вздохнул Витольд.

 

     Витольд, кстати, был тоже стройным и подтянутым мужчиной лет пятидесяти. Что-то неуловимое в поведении, во взгляде, в манере говорить подсказывало Роману, что перед ним такой же, как и Сергеев, бывший военный. Словно почувствовав и угадав его мысли, Витольд сказал:

     - Я вообще-то летчик бывший. Здесь в Каче служил. - Заметив недоуменный взгляд Карины, пояснил: - в Качинском авиаучилище. Было здесь когда-то такое. Да и сейчас еще есть, но уже на грани умирания. Поэтому и реалии местные мне знакомы, сам я неподалеку живу. Вы когда проезжали, видели базарчик небольшой, а напротив кинотеатр? «Авангард» называется. Вот там,  рядом с ним, мой дом. Это тоже в получасе ходьбы от вас. Так что мы соседи, - улыбнулся Витольд. - Ну что, поехали? - уже вполне серьезно спросил он.

     И они поехали…

 

     Улица, на которой располагался дом Гаджо, была крайней, сразу за ней начинался подъем в гору. Да и дома некоторые стояли уже на взгорье, в том числе и нужный им особняк. Улица была вымощена асфальтом только до дома Гаджо, далее - просто накатанная земля. Дома в основном там стояли двух- и трехэтажные, этакие особнячки. Но общее впечатление было, все равно, - необжитые они, эти дома. Когда они проезжали другие улицы, заселенные русскими, то везде замечали ухоженные сады, перед дворами палисадники, хоть небольшие, но довольно красивые. Здесь же во дворах царила пустота. Да и заборы были высокие. Такое впечатление, что живущие там люди спрятались от возможных взглядов, отгородились от остального мира этими трехметровыми заборами. По улице, несмотря на холодную погоду, стайками бродила цыганская молодежь. Они, не скрываясь, с любопытством разглядывали медленно проезжающую мимо них машину. Казалось, их острые взгляды проникают сквозь тонировку, Карина даже непроизвольно поежилась и отвела свой взгляд в сторону. Витольд сказал:

 

     - Ну вот. Это как раз то, о чем я вам говорил. Чужих тут встречают подозрительно. Но у нас есть прикрытие, - подмигнул он девушке. Я тут у одной бабульки «травку» иногда покупаю. -

Заметив ее удивленный  взгляд, он расхохотался громко и искренне. - Да, мы иногда с друзьями балуемся. Кстати, а ты как к «шале» относишься? - спросил он Романа.

     - Ну, пробовал, конечно, но без фанатизма, Витольд. Как-то не увлекло меня.

     - Хорошо, но все равно. Чтобы не казаться тут совсем уж случайными людьми, я забегу к ней, возьму «кораблик». А вы посидите в машине. Думаю, можно не выходить. Хотя, если захотите, то почему бы и нет? - Взглянув, на прижавшихся друг к другу молодых, он сказал: - Ну, нет так нет. -  Витольд улыбнулся и ушел.

   

     Сразу же после его ухода к машине подтянулась группка молодых цыганчат. Они, не скрывая своего интереса, разглядывали машину и пытались заглянуть в салон. Потом один из них, видимо, старший, сказал:

     - Ша, пацаны! Я видел уже эту машину и этого пассажира, он к бабке Рае приезжает, за «зеленым», все нормально, пошли отсюда.

     Вернувшийся вскоре Витольд поинтересовался:

     - Ну что, была «пробивка»?

     - Да пытались рыло сунуть, - ответил Роман, - круто тут у них оборона поставлена, я смотрю. Надо думать, как нам быть.

     - Думать никогда не вредно, - согласился Витольд. - Ну вот, в принципе, я вам все показал, тут уж дело за вами. Мы, конечно, поможем чем можем, такой уговор у нас был с Китайцем.

     - А тебе это все зачем, ну, вот заморочки эти - нам помогать Гаджо этого убирать? Ты что, тоже в этом бизнесе? - поинтересовался Роман.

 

     Лицо Витольда посерело, на скулах заходили крепкие желваки.

     - Нет, я ненавижу этот бизнес и все, что с ним связано. Я из-за этой наркоты потерял сына и дочь, - глухо ответил он.

     - Извините нас, - вмешалась в разговор Карина.

     - Да ничего, вы-то тут при чем? Сын у меня был, Вовка. Хороший парень, в детстве мечтал, как я, летчиком стать. А потом, в десятом классе, он сдуру «ханку» попробовал. И все, восьмой год по всем клиникам вожу, не помогает. Потерял я его.

     - А дочь? Что, тоже? - спросила шепотом Карина.

     У Витольда побелели суставы пальцев, которыми он сжимал баранку.

     - Дочь... С ней еще хуже, изнасиловали ее наркоманы эти. Да не столько изнасиловали, сколько покалечили, нелюди. Лицо обезобразили, издевались над ней. Нашли их, сразу же и нашли, а толку? Ладно. Это все мое, ребята, вы извините, но не хочу я об этом. А Китаец за помощь пообещал с пластикой для дочки разобраться. Так как-то. Можете на меня надеяться, все, что смогу…

 

     Так вот закончилось их ознакомление с местом предстоящей работы. Витольд, после своих откровений, замкнулся и молча довез их до дома, сказав, что приедет по их первому звонку, если что. Ребята долго сидели в тишине квартиры, похоже, думали каждый о своем. Потом Роман позвонил Музыке и узнал, что те уже практически на подъезде, к утру будут в городе. Договорившись о месте встречи, они легли спать. Ночью Роману не спалось, он выходил на кухню, курил, пил крепкий кофе и думал.

 

     Наутро Роман с Кариной поехали снова в центр, к железнодорожному вокзалу, как было договорено с ребятами. Неброский, но очень надежный «Ниссан-Террано» уже стоял у остановки междугородных автобусов. Цыган и Музыка курили  рядом с машиной.

     - Как доехали? - спросил Ромка.

    - Да ништяк все, - улыбнулся Цыган, - гайцы не наглели, мы, соответственно, не стреляли. Краями, выходит, разошлись. Что тут у вас? Хата нормальная?

     - Да, двушка, поместимся, давай я за руль, показывать буду. Хотя в этом городе трудно заблудиться, - в ответ ему улыбнулся Роман.

     - Че так?

     - Да сами увидите, по ходу, тут три улицы в длину всего-то. Но зато протяженность, - присвистнул Роман. - Поехали. По дороге и потарахтим, вы не голодны?

     - Все пучком, перекусили на въезде. Погнали тогда, - отшвырнул окурок Музыка.

 

     По приезде домой «КАРА» держала совет. Роман обрисовал им ситуацию и все, что успел узнать и придумать сам, получалось не слишком радужно. Карина в это время хлопотала на кухне. Музыка,  послушав Романа и посмотрев фото и видео, тоже слегка загрустил.

     - Вот же черт! Там сплошное цыганье, хоть спецназ нанимай  выкуривать. А с горочкой что? Может, оттуда? Ты как, «щелкнешь»? - обратился он к Цыгану.

     - Да щелкнуть-то дерьмо вопрос, надо смотреть на месте. Что я скажу? Забор меня смущает, высокий больно, что там видно будет? Схожу поваляюсь там в снежку, тогда уж и решим, - ответил снайпер.

     - Не зря мы с собой почти весь арсенал тащили. Чую, нам тут твоими ножами не обойтись, - вздохнув, признал задачу трудной Музыка.

     Потом был вкусный домашний обед, под который ребята приговорили литр «Царицынской». Слегка захмелев, вновь прибывшие ушли отдыхать, а Карина с Ромкой решили пройтись по улице.

     - Только прохладно там, ты как, не замерзнешь? - заботливо поинтересовался Роман.

     Карина рассмеялась.

     - Это я должна о тебе заботиться, сибиряк, забыл, что ли, что я магаданская? У нас-то в городе климат не дай бог. Ветра все время, холодно, сыро, но это моя родина. Так что, думаю, на Волге не замерзну, как фрицы в сорок третьем, пошли уже…

 

 

     Почти две недели ребята потратили на попытки найти уязвимое место в  охране  или в жизни Гаджо. Цыган, облазив всю горку, однозначно заявил, что расчет на удачный выстрел практически нулевой. Хорошо видно было только маленький кусочек задней стены, даже не основного дома, а скорее всего, домика для обслуги. Или как там у них, у цыган, для дальней родни? Роман с Музыкой тоже несколько раз проезжали по нужной им улице, снимая все на регистратор и просто на видеокамеру. Ничего достойного внимания заметить не удалось. Гаджо был очень осторожен и редко покидал свои хоромы. Музыка уже предлагал использовать чуть ли не гранатомет, Романа останавливало только то, что тут не могло быть полной гарантии ликвидации именно наркобарона.

    

     И вот в один из дней, когда все сидели в уже опостылевшей слегка им квартире, к ним на огонек заехал Витольд. Это был вечер пятницы. Выслушав нерадостный рассказ Романа об их успехах,  Витольд неожиданно задумался. Потом, бросив взгляд на часы, сказал:

     - Одевайтесь, быстро, поехали. По дороге все расскажу, возьмите с собой что там надо, камеру, бинокль, - с этими словами мужчина торопливо вышел из квартиры.

     Когда спустившиеся за ним ребята молча уселись в его машину, Витольд резко тронулся с места и на ходу начал говорить:

     - Понимаешь, Ромка, это я балбес! Как же я сразу значения-то этому не придал? А ведь знал уже давно. Но вот как-то мимо внимания и пролетело. Дело в том, что я, бывая у этой бабы Раи, вечером замечал машину Гаджо почти у соседнего дома. А сама бабка сказала, что там невеста его живет. Молодая, совсем еще девочка, даже по их цыганским меркам. Вот Гаджо к ней два раза в неделю в гости и наведывается. Время как раз такое, как в тот раз, семь часов вечера почти. Я пойду к этой бабке и, если что, постараюсь там задержаться, придумаю что-нибудь, а вы пока смотрите. Это через два или три дома от нее, там забор еще,  металлический, суриком крашен, увидите.

 

     На заднем сиденье Музыка торопливо перебирал необходимые,  по его мнению, предметы, поставив большую спортивную сумку на колени. Выехав на уже до тошноты знакомую всем им улицу с другого переулка, они медленно ехали к нужному им дому, и тут,  уже на подъезде, Витольд громко сказал:

     - А вот и они, голубчики! На ловца и…

     Им навстречу тоже медленно двигался «Лексус» Гаджо. Разминулись автомобили у самого дома бабы Раи. Витольд остановил свою машину, а спустя буквально минуту остановился и автомобиль барона, как раз через три двора от них, почти у самого переулка, который спускался вниз от этого поселка до самой центральной в этом районе города улицы «64-й армии». Витольд даже не успел выйти из машины, он так и сидел, крепко сжимая баранку и отчего-то затаив дыхание. Потом все же шумно выдохнул и кивнув ребятам, отправился за покупкой в знакомый ему двор. На заднем сиденье, прижав к глазам окуляры маленького, но мощного бинокля, происходящее комментировал Музыка. Цыган в это время торопливо снимал все на видеокамеру, а Роман с Кариной просто сидели молча, Карина впереди, пересев на место Витольда.

 

     - Подъехал прямо к калитке, можно сказать, вплотную. Пока никто не выходит, - торопливо, проглатывая окончания, говорил Музыка. - Вижу! Вышел со стороны водителя. Очевидно, сам Гаджо.  Плохо видно, потом на камере просмотрим. Ты снимаешь? Так, вошел во двор. Все, теперь бы узнать по времени, сколько он там пробудет и сколько людей в машине. Если там кто-то есть. Похоже, за рулем был он сам. Да тут до его дома полторы сотни метров. Что, командир? - обернулся он к Роману.

     - Ждем, сколько сможем. Витольд обещал задержаться. Сидим тихо, не курим, не дышим. Цыган, снимай все, даже если ничего не происходит. Снимай машину, может, потом заметим какое-нибудь  движение или огонек.

      Романа тоже охватил азарт. Время, которое до этого медленно тянулось, внезапно, как пришпоренное, понеслось вскачь. Очень хотелось курить.

 

     Витольд вышел примерно через полчаса. До самой машины его провожала пожилая, крикливо накрашенная цыганка, которая,  размахивая руками, в чем-то, похоже, убеждала его. Уже на самом подходе к машине Витольд остановился, этим сразу же воспользовалась женщина и, схватив его за руку, принялась еще отчаяннее его убеждать. Постояв так несколько минут и уже начиная привлекать внимание редких прохожих, Витольд, как будто бы решившись, махнул рукой, высвобождаясь. Затем, достав из внутреннего кармана несколько купюр, сунул их в руку назойливой женщине.

     - Не выходил еще? - спросил он, усевшись за руль.

     - Нет. Давай медленно к тому переулку, попробуем оставить тут Цыгана, может, дождется. Там, на стыке улиц, вроде тихо.

     Высадив Цыгана сразу за поворотом, они проехали еще немного вниз и увидели маленький магазинчик, возле которого остановились и принялись ждать. Ждали долго. Наверное, около часа. За это время Витольд рассказал, что наводящими вопросами  сумел узнать, что Гаджо ездит к своей пассии два раза в неделю – в  пятницу и воскресенье, и всегда вечером. Вот такие вот неожиданные новости принес им этот день.

 

     Цыгана они прождали еще минут около сорока, потом все же уехали домой. Благо, даже пешком, тому было ходу минут от силы тридцать до их съемного жилья. Но пришел Цыган только через два часа. Он рассказал, что Гаджо пробыл в том доме чуть больше часа. За рулем действительно был он сам. Цыган подождал еще немного на углу, но более никто из двора барона не выезжал.  Есть ли кто-то еще в машине, установить не удалось, даже после просмотра видеозаписи. Если  и был, то один, единодушно решили они. Не та дисциплина у его охраны, чтобы больше часа неподвижно просидеть в  машине на родной улице, даже не пытаясь выйти покурить. Что им это дает,  ребята пока осмыслить не могли.

     Предложения были одно абсурдней другого, и все они были связаны с риском. Даже если и впрямь расстрелять машину на подъезде к  дому девчонки, где гарантия, что там будет сам Гаджо? Снять его на выходе из машины нереально по причине того, что он подъезжал впритык к калитке, и машина его закрывала обзор. С боков позиции для выстрела было явно не подобрать. Им и так отчасти повезло, что в тот вечер на улице оказалось мало молодежи – это, кстати, легко объяснил Музыка, лениво листающий программу, как раз в нужное им время играла команда волгоградского «Торпедо» с каким-то своим давним противником,  и это транслировали по местному телевидению.

     В этот день ребятам так ничего и не придумалось.

 

     Осенило Романа внезапно, почти как в Магадане. И ставка снова была сделана на Карину. Дело в том, что на самом углу того самого переулка, выводящего почти к дому невесты Гаджо, стоял недостроенный еще, тоже трехэтажный дом. Роман послал Цыгана проверить, что там и как. Вернувшись, парень рассказал:

    - Участок принадлежит русскому. Мужчина торгует чем-то автомобильным, то ли резиной, то ли еще чем. Это не суть важно. На зиму стройку заморозили. В недостроенном доме никто не живет, а присматривает за ним сосед, за небольшую плату.

     Цыган сумел подняться на верхний этаж этой коробки и уверял, что оттуда открывается прекрасный вид на участок улицы от дома барона и до калитки его возлюбленной. Дело за малым, выманить Гаджо на выстрел. Чтобы наверняка. Нужно сделать так, чтобы он либо вышел, либо просто высунулся из своего «Лексуса». Вот над этой проблемой мучительно думал Роман.

 

    Карина, неслышно подойдя сзади, ласково потрепала его по голове.

     - Ромка, не ломай ты голову. Я знаю, как это сделать.

    Парень недоуменно посмотрел на нее.

    - Ты знаешь, милая, я почему-то тоже думал о тебе, хоть это и неправильно.

    - Все нормально, Роман. Мы же «КАРА», - чуть печально улыбнулась девушка.

    Вот так вот, сидя рано утром на кухне и попивая кофе, молодые люди и разработали план. Все необходимое для его выполнения у них было. Не считая одной мелкой, но очень важной, а как оказалось впоследствии, и громкой детали. «Деталь» эта была приобретена на местном птичьем рынке за семь тысяч рублей.

 

    Когда ребята рассказали свой план остальным, решение было единогласным. Это выход! Витольд пообещал подключить для наблюдения с  горы своего напарника Сергея. У них, оказывается, были и «уоки-токи», так что проблема связи с наблюдателем решилась сразу. На окончательную подготовку акции ушло три дня. «Деталь», которую назвали просто, Джой, оказалась ужасно шумной и наглой собакой, кобелек породы пикинес.

    И вот, наконец, этот день настал. Цыган в комнате, которую занимали они с Музыкой, занимался осмотром своего «инструмента». Парень, похоже, был даже счастлив, что вскоре ему удастся продемонстрировать свое искусство. Остальные сидели в зале и молча ждали. Напарник Витольда уже был на месте, они разговаривали с ним по сотовому телефону. Там все было тихо, и место он выбрал удачное для наблюдения: оттуда был виден выезд со двора Гаджо. Теперь вопрос был только во времени, ну и, конечно, в удаче. Поедет ли барон сегодня на свидание? Этого не мог знать никто.

 

    - Время, - внезапно, и как показалось Карине, совершенно неожиданно, сказал Роман.

    - Цыганок, пора нам! - крикнул Музыка.

    Тот вышел из комнаты, неся в руках футляр с винтовкой. Проходя мимо кресла, он сдернул с него накидку и перекинул через руку, скрывая тем самым форму чемоданчика.

    Ехали на двух машинах - Музыка с Цыганом на своем «Ниссане» и Ромка с Кариной в машине Витольда. Джой уютно посапывал на коленях девушки. Кстати, собака удивительно быстро привыкла к ней, и Роману стоило больших трудов изгнать это прилипчивое существо из  их постели. А Карина всегда хохотала, наблюдая за этой войной.

 

    Ребята, двигавшиеся впереди, остановились, не доехав до того самого маленького магазинчика. Их машину решено было оставить здесь, потому что там была небольшая площадка, на которой оставляли свои машины жители соседних домов. Так что еще один автомобиль, в десятке уже стоявших там, не должен был привлечь ничьего внимания. Пересев в машину Витольда, проехали еще немного и, остановившись дома за четыре до выезда на цыганскую улицу, минуту сидели в полной тишине.

    Потом Роман взглянул на Цыгана, напряжение которого выдавали только нервно барабанящие по футляру пальцы, и сказал:

    - Ну что, с Богом?

    - Пошли мы, - тут же встрепенулся парень, и они с Музыкой быстрым шагом направились к забору, за которым находилась стройка.

 

    Цыган за день до этого познакомился с соседом, который приглядывал за участком, и они уже успели подружиться и выпить слегка. Так что, в случае чего, он мог сказать, что просто ищет знакомого. Но, к счастью, во дворе никого не оказалось. Цыган,  махнув Музыке рукой, быстро зашел в дверной проем и исчез в здании. Музыка, убедившись в том, что их визит остался незамеченным, поправил висевшую через плечо спортивную сумку и вышел со  двора. Успокаивающе кивнув головой находящимся в машине, он так же торопливо шагая, зашел за угловой дом и исчез из вида.

Теперь оставалось только ждать. Это и было, наверное, самое трудное в их плане. Гарантий, что все пойдет по их сценарию, не было никаких. Витольд, сидя за рулем, обернулся к Ромке.

    - Ну что, командир, проверим связь?

    - Валяй, - махнул тот рукой.

     Витольд включил трубку, Сергей, его напарник, который наблюдал за двором Гаджо, отозвался сразу. Все было в порядке, и пока тихо. Цыган откликнулся спустя пару минут, когда Витольд уже начал нервничать. Там тоже все было хорошо, просто он обустраивался на новом месте, о чем, хихикая, и доложил. Ромка рявкнул на него, чтобы он был посерьезнее, хотя прекрасно понимал, что это просто нервы.

    И вот потянулись эти томительные минуты ожидания. Даже Джой притих и, похоже, уснул на коленях Карины.

 

   Время подходило к семи часам вечера. Уже вернулся, выполнив свою часть работы, Музыка, уже стало казаться, что сегодня ничего не произойдет. Как вдруг… Наверное, когда ждешь, все равно все всегда происходит вдруг…

    Рация, лежащая на торпеде перед Витольдом, зашипела. Нажав тангетку, Витольд бросил короткое:

    - Серый, - и включил громкую связь.

    - Выезжает одна машина, уже открывают ворота, - торопливо проговорил тот. - Все, встречайте их. Я ухожу. - Сергей отключился.

    - Цыган, ты слышал? – спросил Витольд.

    - Да, я готов. Работайте, и удачи всем нам, - откликнулся стрелок.

    - Наш выход, любимая, - поправив наплечную кобуру и проверив ножи, висевшие на поясе, сказал Роман.

    Карина, распахнув свою светлую курточку и прижав к груди Джоя, быстро вышла на угол улицы  и торопливо заспешила навстречу медленно двигавшемуся «Лексусу». Роман пока не выходил из-за крайнего дома, он нервно сжимал и разжимал кулаки, прислушиваясь. На улице было тихо, только из дома, рядом с которым он стоял, доносилась негромкая музыка. «Дым над водой», надо же...» – как-то отчужденно успел удивиться Роман. И тут, услышав крик Карины, понял: началось. А началось вот что.

 

    Карина, почти поравнявшись с автомобилем Гаджо, внезапно споткнувшись, выпустила из рук собачку, и та, как казалось со  стороны, метнулась прямо под колеса автомобиля. Девушка закричала, пытаясь подбежать и подхватить собачку, но, очевидно, не справилась с высокими каблуками сапог и упала на дорогу прямо перед машиной.

    Далее все разворачивалось стремительно. Мощный «Лексус» замер как вкопанный, распахнулась водительская дверца и оттуда показалась голова Гаджо. Да, да, именно показалась, полностью выйти их машины он уже не успел. Выстрела слышно не было. Просто цыганского вожака сильно толкнуло назад, и он упал, наполовину свешиваясь из кабины. Вытаскивая на ходу пистолет, к его машине уже подбегал Роман.

 

    Задняя дверь автомобиля открылась, выпуская на улицу молоденького, худого цыгана с автоматом в руках. Он, вероятно, еще не понял, в чем дело, и попытался нагнуться к своему боссу, который, вывалившись из салона, головой касался земли. Не дав парню ни единого шанса, Роман в упор выпустил в него три пули. Грохот выстрелов разбудил весь казавшийся до этого сонным «цыганский табор». От дома барона уже бежали несколько человек, некоторые из них стреляли. Подхватив поднявшуюся с земли Карину, Роман быстро потащил упирающуюся девушку за собой, навстречу бежавшему им на помощь Музыке.

 

   Оглядываясь назад, Роман видел, что в ряду преследующих их цыган то и дело падают на землю фигуры. «Значит, наш Цыганок  работает четко»,  - успел подумать он и тут же услышал, как Музыка закричал:

    - Глаза, берегите глаза!

    Почти сразу же в противоположном конце улицы начали взрываться оставленные им там взрывпакеты, а с верхушки горы в небо ударили огненные струйки салютов. Это сработал подарок от напарника Витольда. На какое-то время все вокруг озарилось этими радужными бликами, а грохот взрывов, доносящийся из разных мест, и мельтешение теней, здорово озадачил преследователей. Роман уже открывал дверь машины, когда услыхал негромкий вскрик Карины.

    - Джой, там остался Джой!

    - Садись скорее, какой Джой, надо ехать!

    - Нет! - Девушка вывернулась прямо из-под руки Романа и быстро побежала в сторону улицы, громко крича: - Джой, Джой!..

    Роман с Музыкой, не задумываясь, кинулись вслед за девушкой, и буквально через пару секунд парень увидел, как Карина, слегка даже картинно, взмахнула руками и упала на землю…

 

    «Сапоги, снова каблук подвернулся», - успокаивал себя Роман, но в глубине души уже понимал: случилось непоправимое. Подбежав, мужчины подхватили безвольное тело девушки и быстро вернулись в машину, в которой  нетерпеливо ожидал их Витольд. Пока Ромка на заднем сиденье пытался расстегнуть вязаную кофту девушки, уже изрядно пропитавшуюся  кровью, машина подъехала к стоянке. Пересаживаться, как было запланировано ранее, уже не успевали. Витольд махнул рукой Цыгану, показывая, чтобы тот ехал за ним, и, не притормаживая, начал спуск к центральной улице. Там они быстро влились в поток машин. Адреналин, до сих пор бурлящий в их крови, не давал пока возможности трезво оценить ситуацию.

   

    Обернувшись, Роман увидел, что над цыганским поселком продолжал бушевать салют. Это была вполне мирная картинка. Гуляют люди, мало ли…

    - С почетом проводили в мир иной Гаджо, - как бы читая его мысли, заметил Витольд. - Что с Кариной?

    - Не знаю я, грудь вся в крови, кажется, справа пуля попала. Как бы легкое не задело. Без сознания она.

    - Дышит она?

    - Да ты что, Витольд? Конечно, дышит! С трудом, правда, вот ведь... А все этот Джой.

    И тут послышалось негромкое повизгивание. Нагнувшись через спинку сиденья, Музыка выудил откуда-то с пола машины повизгивающий комочек.

    - Да вот он, ваш Джой! Когда успел заскочить? Вот же беда какая из-за него.

    - Он сразу и прибежал, я дверь открыл, запустил, - отозвался Витольд. – Так, ребята, теперь по теме: мою машину придется оставлять, вдруг успели номера срисовать.

    - И как же теперь? - спросил Музыка.

    - Да нормально все, мы прикидывали и такой вариант. Я заяву кинул на угон, еще вчера. Есть знакомый. Он придержит, а утром даст ей ход. Но машину надо бросать. Сделаем так: вы сейчас пересаживаетесь в свою тачку и уезжаете из города. Я созвонюсь с Серегой, который салют учинил, он подъедет. Мы с ним Карину отвезем почти за город, тут недалеко район. Там есть знакомый врач. А вы сваливайте, мужики. Цыгане шум поднимут неслабый.

  

    - Я не оставлю Карину, - глухим хриплым голосом сказал Роман. - Я люблю ее и останусь здесь. Это не обсуждается.

    - Да пойми ты, мил человек, ей сейчас, думаю, врач нужен больше, чем ты! А если вдруг что? Легче нам с одной девушкой управиться, чем всех вас прятать, и вообще, сейчас мы все выясним.

    С этими словами Витольд свернул на огромную автостоянку возле супермаркета и, проехав почти до входных дверей,  остановился. Достал телефон и позвонил. Доложив о ситуации и сообщив, что Роман собирается оставаться, несколько минут слушал, потом молча протянул трубку парню. Тот, не обращая внимания на это, продолжал гладить по щеке лежащую головой у него на коленях девушку. Второй рукой он прижимал к ее груди скомканный шарфик, который тоже уже полностью пропитался кровью.

    - Тебя, Китаец, - вывел его из оцепенения голос и толчок в плечо.   

    Взяв трубку, Роман выслушал то, что ему сказали, бросив короткое «нет», передал ее хозяину. Дальше сидели молча. Вскоре подъехал на своей машине и Сергей. Цыган давно уже сидел рядом с Романом и печально смотрел на бледное лицо девушки.

.

    - Время, - сказал Витольд, - время работает против нас, Роман. Решай. Или мы сейчас же везем ее к моим знакомым, или будет просто поздно. Вас я пока устроить не могу. Опасно. Там с этим салютом,  светло ведь было, ваши лица кто-нибудь из цыган наверняка запомнил. А у них память цепкая, поверь. Да и не предусматривали мы такого поворота событий. Поэтому решай быстро. Или-или. Ждать и думать и впрямь некогда, она много крови потеряла, а нам еще ехать…

    Нагнувшись и поцеловав прохладную уже, как ему показалось,  щеку девушки, Роман кивнул головой.

    - Пошли ребята, едем. Мы тут, действительно, только помеха. А ты, Витольд, ты будь на связи, звони. Каждые полчаса звони. Спаси мне ее, помоги! Я в долгу не останусь.

    - Дурак ты, - с обидой ответил тот. - Зачем зря воздух сотрясать, помогите лучше ее в машину Сергея перенести, так, чтобы в глаза не бросалось.

 

    Подъехав к машине друга дверь в дверь, Витольд с помощью Романа и Цыгана аккуратно уложил девушку на заднее сиденье старенького «Форда». Как и Роман, он пристроил ее голову на своих коленях и сказал водителю:

    - С Богом. И аккуратно, но быстро! Мы успеем, мы обязательно успеем.

    Автомобили разъехались. Машина с неполной уже «КАРОЙ» отправилась в сторону Москвы, а Витольд с другом и девушкой  поехали в  Красноармейский. Там, как он сказал, все необходимое будет сделано, врач - его близкий друг, к тому же главный хирург в районной больнице.

 

    «Ниссан» стремительно мчался по не очень хорошей дороге на столицу, на заднем сиденье в тяжелой полудреме сидел в ожидании звонка Роман, его пальцы бессознательно теребили шерсть примостившегося у него на коленях Джоя, а мысли оставались там. С любимой....

Рейтинг: +12 690 просмотров
Комментарии (21)
0 # 26 ноября 2012 в 07:10 +7
Ну вот… Замечательный финал. Обычно хочется спросить: «И что же дальше?». Но тут - всё очевидно, и продолжения не нужно. Очень симпатичен образ Карины. А вообще, увлекательный триллер получился. Тут и тревожное ожидание, и волнение, и страх…
Талантливо! Спасибо!
super
Игорь Кичапов # 26 ноября 2012 в 10:33 +7
Спасибо Олька!
Ну, как уж вышло...надо же..пробовать..верно? 5min
Ольга Постникова # 26 ноября 2012 в 09:30 +7
Захватывающе повествуете, Игорь! Если даже не почитатель детективного жанра увлёкся.(Себя имею в виду). super apl
Игорь Кичапов # 26 ноября 2012 в 10:34 +7
Благодарю Ольга и очень рад, что ты прочла! ura
Татьяна Виноградова # 26 ноября 2012 в 17:54 +6
«…Глаза боятся, а руки делают…»
Вот они, герои нашего времени. Они не возводят плотины, они не прокладывают линии электропередач, они не варят сталь, они не мечтают о звездах, они не покоряют космос. Они выживают. Не их вина, что обстоятельства жизни таковы, что по большому счету, для того, чтобы выжить, ну или же не жить в нищете, /если кто-то видит в этом принципиальную разницу/, для этого нужно время от времени отправлять на тот свет тех, кто несет смерть другим. Я не стебаюсь. Что, выжила бы Карина, не пойдя по этому пути? Все ее подруги на игле или на том свете. Или может Роман бы выжил, не пойдя на службу к «китайцу»?...

Конечно, можно успокаивать себя тем, что объекты для уничтожения «КАРЫ» представляют собой действительно реальное зло. Но ведь нормальные люди понимают, что зло не победишь злом. Только породишь новое. И рассказ именно об этом. О нормальных людях, загнанных волей обстоятельств в совершенно ненормальную ситуацию, при которой они пытаются выживать и еще находят силы и возможности для сохранения человеческих отношений. Они способны любить, испытывать чувства к братьям меньшим … А противостоит им сила действительно темная, без всяких моральных ограничений.
Симпатична некоторая безбашенность и авантюрность Карины и Романа, и одновременное здравомыслие, дальновидность и практичность. Люди готовы рисковать своими жизнями, но рисковать не так, как пьяный идиот рассчитывает на авось, а с холодной головой и серьезным отношением к делу. Их бы интеллект и умение да в нужное для общества и страны русло… Но вот никому кроме китайца оказались не нужны их таланты в этой стране. Конечно, выскакивая за собакой, девушка подвергла опасности всех. Но и ее можно понять, ей не хватает тепла, привязанности. За эти два дня она буквально срослась с Джоем.
Скажу несколько странную вещь, но занимаясь убийством людей, по сути, в душе, эти люди еще не киллеры. Психологически они остаются пока еще людьми. И это проявляется в моменты, когда они не успевают проверить что-то холодным расчетом, как обычные нормальные люди.
Написано в духе приключенческого жанра, который диктует в свою очередь некоторые обязательные темы – интрига, опасность, любовь… Всё есть здесь. Дополнительный плюс – внесение в повествование человеческого фактора, без которого такие истории выглядят несколько искусственно. И это правильно. Как правильно и то, что автор не демонизирует противников, которые при всей внешней трусости имеют свои бреши и дурные привычки. Симпатично желание автора показывать не какую-то абстрактную жизнь, а реальных людей. Не волшебно успешных, а живых. Нам показаны именно живые люди, а не супермены. Люди, которые боятся, переживают, не спят перед «операцией», порой теряют самоконтроль…
Писать на тему современной жизни – вещь не простая. От положительных персонажей, в лице честных следователей или полиции, уже давно воротит. А грустным во всей этой истории является еще и то, что, ступив на этот путь, им вряд ли удастся сойти с него. А значит, очень велика вероятность, что рано или поздно они трансформируются в людей, которые будут жить уже настолько своими представлениями, мигрируя туда, в сторону тех, кого они убивали, что в принципе, не будут вызывать ни сочувствия, не интереса, встав в один ряд с теми, за кем охотятся. И это произойдет неизбежно. Они бы не послушали меня, но я бы все равно крикнула: Ребята, завязывайте с этим делом прямо сейчас!...
Что сказать? Не зря этот РОМАН из двух частей - "Завтра начинается сегодня" и "КАРУ" готовы без обсуждения напечатать.

Спасибо, Игорь, и еще одно,отдельное, за то, что все, включая Джоя, остались живы.
Игорь Кичапов # 27 ноября 2012 в 10:02 +6
Что сказать?(цэ)
Рассказ о рассказе готов. Рекомендую к прочтению..)))
Спасибо Таня!
чудо Света # 27 ноября 2012 в 06:14 +7
Не достаточно обладать Даром Рассказчика, для того чтобы привлечь своего читателя. Нужно впитаться в Душу.
С первых строк, Игорь, твои Герои живут своей отдельной жизнью. Притягивают взгляд и возбуждают интерес к себе. Рассказ интересен и романтикам и прагматикам. Все в нем есть. А главное - есть Надежда. И все обязательно будет ХОРОШО. buket1
Игорь Кичапов # 27 ноября 2012 в 10:03 +6
Спасибо Света..что снова читаешь и каментишь!
Дарина # 27 ноября 2012 в 11:43 +5
Классный детектив!!!я в последнее время перестала ими интересоваться ,а это произведение прочла с удовольствием и интересом. super
Игорь Кичапов # 27 ноября 2012 в 12:35 +6
Очень рад..особенно если....)
Спасибо! c0137
Лена Эрлих # 10 декабря 2012 в 21:05 +5
Здорово! Криминал и любовь. Дружба и взаимопонимание. Характеры и сущность. Захватыватило с первой части и только тут дыхание перевела. Интересно читать! И мысли! Мысли всегда должны быть не с тобой,а в твоих делах, в твоих произведениях. Пусть Мысли твоих героев будут о близких людях, о своих матерях, о своих любимых! Когда Герои мыслят - они остануться жить и в сердцах читателей.
9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c
Валентина Попова # 11 декабря 2012 в 08:57 +4
Если государство не может навести внутри порядок и расправиться с цыганским бароном, то находятся "китайцы" и осуществляют "Кару", борясь с наркобизнесом по своему и всегда с хорошим результатом. live1
Игорь Кичапов # 11 декабря 2012 в 21:15 +4
Спасибо!!!
Ирина # 7 января 2013 в 03:51 +3
Здорово!!!Такие детективы я люблю читать!!! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Игорь Кичапов # 7 января 2013 в 07:01 +4
smileded
Ольга Баранова # 16 апреля 2013 в 23:03 +2
Кульминация достигла пика. Конец истории предполагает счатливый конец /для тех, кто верит в позитив))/. Хочется все-таки, чтобы девушка Карина выжила. Любовь ее очень сильна, до самопожеотвования, поэтому от души хочется, чтобы ей повезло. Хотя, любовь Романа вызывает некоторое сомнение)). Вроде и пожалел и помог, а вот втянул в опасное предприятие. Карина пошла на отчаянный шаг с целью помочь любимому. А любимый не остановил ее вовремя, наверняка знал, что не профессионалка она в криминальном деле. Хотя, если женщина действительно любит, остановить ее трудно, если только убить ))).
Жизнь! Что тут поделаешь!
Спасибо, Игорь!
Игорь Кичапов # 17 апреля 2013 в 02:08 +2
Спасибо Оль за понимание
.
женщина - всегда немого жертва..да.
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 12 декабря 2013 в 04:20 +1
Очень интересно и талантливо написано! super Слышал про свердловских бандюков,которые боролись с наркотой в родном городе.Один из них поднялся довольно высоко сейчас.Это правильное дело и кто этим занимается-не так важно!Если власть покрывает барыг,то кому ещё остаётся оградить своих детей от этих тварей?Спортсмены и бандюки остаются...А это нередко бывает "в одном флаконе"...)...Очень симпатичная пара.Хотелось бы ,чтобы всё у них в жизни было бы хорошо и им не приходилось больше заниматься ничем подобным.Убийство есть убийство.Отмолить потом будет очень трудно.Даже если убиваешь конченных упырей...Спасибо за цикл,Игорь!Он у тебя получился.
Игорь Кичапов # 20 декабря 2013 в 01:42 +1
Спасибо братишка!
Влад Колд # 16 апреля 2016 в 13:49 +1
И продолжение классное!
Игорь Кичапов # 20 апреля 2016 в 10:09 0
Ну а продолжения продолжения - уже не будет)))