ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Я НЕ ВЕРЮ ТЕБЕ...

 

Я НЕ ВЕРЮ ТЕБЕ...

13 июля 2013 - Алексей Ежов

Я НЕ ВЕРЮ ТЕБЕ…

- Сколько?

- 50$ час.

- Садись!

Она обошла спереди автомобиль, чёрную «Волгу» с затемнёнными окнами, потянула на себя серебристую ручку и села к нему в машину. Захлопнув за собой дверь, и устроившись поудобней на переднем сидении, спросила:

- Куда едем?

Он оставил вопрос без ответа. Повернул ключ, благодаря чему машина завелась; нажал на педаль сцепления; положив руку на рычаг переключения скоростей, перевёл его в другое положение; вдавил педаль газа в пол, и машина тронулась с места. Он ускорялся и вскоре мчался по тихой дороге вдаль, пытаясь обогнать тень «Волги», бегущую по чёрному асфальту.

Она была одета в короткое летнее платье чёрного цвета. Тонкие чулки обтягивали стройные ножки, на которых красиво сидели чёрные лакированные туфли, размер которых варьировался между 35 и 37. Тёмные волосы были распущены и соблазнительно падали на плечи. Голубизна глаз пожирала всех на своём пути, губы мечтали впиться в губы клиента, а ямочки на щеках толкали людей к неприличным мыслям и поступкам.

Он был одет в белую футболку, синие зауженные джинсы, белые носки и чёрные топ-сайдеры. На левой руке у него блестели дорогие часы, причём на лице его также нагло блестели карие глаза. Овальное лицо, тонкие губы, стильная стрижка и как минимум 45 лет за спиной.

- Эй, куда мы едем?

- Ко мне на квартиру.

- Давай лучше в отель.

- Нет.

Оставшуюся часть пути они ехали молча. Девушка изредка кашляла. Он только один раз почесал правую мочку уха, а так обездвиженный сидел, держа в своих руках руль, и смотрел внимательно вперёд. На трассе было спокойно и тихо, машин практически не было в столь поздний час. За окном мелькали кусты, какие-то поля, засеянные чем-то, кресты и памятники, погибшим в ДТП по обочинам. Они приближались к финишу, к пункту В, к его дому.

Он жил в старом бараке, на окраине города. Рядом с этим строением не было никаких признаков жизни, похоже только этот мужчина сюда приезжал, оставляя на не асфальтированной дороге следы от протекторов «Волги». Это было двухэтажное деревянное здание, которое в ночном блюзе ветров могло очень сильно испугать человека со слабой психикой. Большинство окон было выбито, дверь подъезда сорвана с петель, жёлтая краска, словно старая кожа, слезала с подгнивших стен. Свет единственного фонаря освещал сломанную скамейку и таинственно покачивался из стороны в сторону. Сотни мошек плясали дикие танцы в жёлтом свечении. Шуршала листва старых деревьев: дубов, клёнов и берёз. В эту ночь на небе не было ни одной звезды, лишь где-то изредка проскальзывала рябь луны. Через несколько минут тишину нарушил рёв мотора и фары бросили свои огни гранатами в стену барака.

- И здесь ты живёшь?

- Да.

Он обошёл машину сзади, открыл дверь девушке, которая аккуратно спустила на землю сначала правую ножку, затем левую и быстро вылезла из транспорта. Далее дверца была захлопнута молодой рукой, ногти на которой были окрашены в чёрный цвет.

- Как-то страшно здесь. Неуютно. Здесь ещё кто-нибудь живёт?

- Не бойся, с тобой ничего не случится. Мы здесь одни.

- Ну, ладно.

- Пошли.

Они зашагали в сторону входа, её каблуки иногда проваливались в разбухшую от утреннего дождя почву, но она молчала.

Они нырнули в чёрную дыру подъезда, и ступеньки зловеще скрипнули под тяжестью двух тел.

- Держись за меня, здесь темно.

- Повинуюсь мой господин!

Поднявшись вверх по шести кривым ступеням, он, а за ним и девушка, зацепившаяся за его левую руку, повернули направо. Он вытащил из заднего кармана джинс ключ, нащупал в кромешной тьме замочную скважину и вонзил в неё только что извлечённый кусок металла. Повернув три раза против часовой стрелки ключ, мужчина толкнул дверь вовнутрь, и она спокойно подчинилась его напору, показав все свои внутренности, все свои органы, в ярком свете, от которого с непривычки резало в глазах.

- Почему у тебя горит свет?

- Не люблю входить в квартиру, когда в ней темно, поэтому всегда оставляю свет в прихожей.

На этих словах он уже находился возле вешалки с вещами и снимал свои топ-сайдеры с ног.

- Вот ты странный!

- Давай входи.

- ОК.

Она переступила порог, и он сразу же захлопнул за ней дверь. Повернул ключ по часовой стрелке три раза, вырвал его из неё, из щели, из замочной скважины и убрал опять в джинсы, только не в левый, а в правый задний карман.

- Иди в душ и вымойся.

- Я чистая.

- Иди в душ и вымойся.

- Не пойду.

- Иди в душ и вымойся.

- Нет.

- Иди в душ и вымойся.

- Ну, хорошо-хорошо. Только время-то идёт, у тебя деньги-то есть?

- Есть-есть, не беспокойся. Иди в ванную. Первая дверь налево, выключатель напротив двери.

- Разберусь.

Она ушла. Щёлкнул выключатель, через минуту зажурчала вода. Странно, что в таком месте есть водопровод. Хотя это не важно. Он прошёл на кухню, достал из старого холодильника бутылку красного вина и откупорил её. Далее вынул из шкафчика два бокала, налил в них вина. Всё это отнёс в спальню на подносе, там же в один из бокалов высыпал довольно большое количество какого-то белого порошка, зажёг штук тридцать свечей разного размера, снял покрывало с кровати и принялся ждать появления продажной нимфы.

Через десять минут она ворвалась в комнату, укрытая жёлтым банным полотенцем, набросилась на клиента со страстными поцелуями, словно пантера. Но он её оттолкнул.

- Оденься.

- Зечем? Ты что хочешь меня трахать в прямо в платье?

- Оденься.

- Ладно, оденусь.

Она испарилась в кишечнике гостиной комнаты и вернулась назад уже одетая через пять минут.

- Ну что теперь?

- Ложись.

Он в это время стоял возле занавешенного окна и показал рукой на кровать.

Она легла. Он подошёл с бокалом вина и предложил ей выпить.

- Держи бокал.

- О, вино, люблю красное.

Они выпили по бокалу. Мужчина лёг рядом с ней. В течение нескольких минут они просто лежали неподвижно на двуспальной кровати в одежде. Её волосы соблазнительно расползлись змеями по белой наволочке подушки, ноги сомкнулись в линию, платье смялось возле колен. Он просто лежал, сложив руки у себя на груди.

- Так и будем лежать?

Он молчал.

- Ты что импотент?

Тишина.

- Или голубой?

- Я натурал. Тихо.

Прошло ещё десять минут, и он заговорил.   

- Как тебя звать?

- Марианна.

- Но это же псевдоним, рабочий ник? Тебя родители так не называли.

- Верно. Я Лиза.

- Хорошее имя, Лиза. Тебя так отец назвал, а мать хотела Ольгой, дура была.

- Может, не знаю. Я у тётки выросла. А тебя-то как зовут?

- Александр, но можешь звать меня Сашей.

- Хорошо. У меня отца так звали, его посадили в тюрьму за что-то, когда мне было несколько месяцев.

- Он убил твою родную сестру. А откуда ты всё знаешь?

- Мне тётка перед смертью всё, что знала рассказала, у неё рак был. А сестры у меня не было. Какой же ты странный, снял проститутку за большие деньги, а тратишь время на пустые разговоры.

- Расскажи мне всю свою историю.

- Пожалуйста, мне не жалко, главное деньги по счётчику заплати.

- Заплачу-заплачу. Ты рассказывай, а я буду тебя гладить, раздевать, входить в тебя, но ты не останавливайся.

- Хорошо.

Одной рукой он гладил её волосы, другой упругую грудь.

- Мои прабабушка и прадедушка, по линии отца, погибли на фронте в 1943 году. Он был лётчиком, в тот день их самолёт подбили немцы. Не так давно это место было найдено с трупами и железом в болоте. Там-то и нашли гильзу, в которой лежала записка с именем и фамилией прадеда. А прабабушка была медсестрой и вроде как попала на мину.

Он подсунул под подол свою руку и гладил её лобок, целовал её в щёки.

- А-а-а, Саша, дааа. У них была в тылу дочь с родственниками, они её и воспитали. Она вышла замуж за инженера и уехала в город. Это мои бабушка и дед. Они жили обычной жизнью, как все… А-а-а…

Он порвал на ней платье, стащил колготки и трусы. Целовал влажными губами соски, прокладывал тропы от груди к лобку холодными пальцами. И вскоре начал раздеваться сам.

- У них родился сын, его назвали Александром, как тебя. Они его очень любили, это был долгожданный ребёнок, но вскоре мой дед в сильном алкогольном опьянении сбил случайно свою жену, то есть мою бабушку, которая переходила дорогу, а потом повесился. Не знаю, как могло такое случиться, но видно такова судьба. После этого моего отца забрали в детский дом, где он и встретился с моей матерью.

- Будем заниматься сексом без презерватива, я так хочу. За это плачу 10000$.

- Хорошо.

Он быстро скинул на пол всю свою одежду и нырнул к Лизе в кровать. Спокойно с огромным наслаждением мужчина вошёл в неё. Воткнул в её вагину свой затвердевший пенис, словно ключ в замочную скважину, кровать истерично скрипнула. Ноги девушки повисли на плечах Александра, он двигался, двигался, двигался между них с невероятной скоростью, пока девушка не продолжила свой рассказ.   

- А по материнской линии прадед без вести пропал на этой проклятой войне, а прабабка связалась с каким-то немцем, забеременела от него. Он больше правда в их селе не появлялся, сволочь фаааааааашистскаааяя. Дааааа, Саша, даааа… Ещёёёё…

Кровать стучала о стену, пот тёк по лицам, страсть кипела внутри.

- Она родила, а деревня, естественно, ополчилась на неё, избили до смерти. Три дня прабабушка мучилась, кровью харкала, а эти изверги радовались этому. Суки. В конце концов, померла она на пасху, а ребёночка в город забрали. Какие-то люди добрые себе обузу взяли в такие-то времена, Царствие им небесное. Так у них и выросла моя бабушка, толком правда ничего про этих благородных людей, не рассказывая. Встретила мужчину, вышла замуж, а он втянул её в какую-то авантюру. Ааааа… Там и убийства, и грабежи, и насилие. В общем, посадили их, а бабка уже береееееееменная была. В тюрьме и родилась моя мамаша и тётка, а далее детский дом, страшное детство, голод, свои нравы и законы. Они сбегала пару раз, но их находили и проводили назад. Всё детство в слезах. Нооооо… Но через пару дней привезли в детдом мальчишку, с которым мама моя и познакомилаааась. Они всё время проводили вместе, а потом, когда стали совершеннолетними поженились. Были счастливы, но однажды, что-то случилось. Отца посадили, мать попала в психиатрическую лечебницу, а меня забрала к себе родная сестра матери, которая уже вышла замуж за гинекологааааа. Врач через десять лет бросил нас, уехал, так мы и жили одни – тихо, спокойно. Я училась в колледже на визажиста, но вскоре бросила его – влюбилась, дура. Ааааа он паааадлааа оказался предал меня. Тётка заболела, с работы ушла, стали нужны деньги. Устроилась уборщицей в магазин, но зарплата маленькая – хватало только на еду, а тёте выписали лекарство очень дорогое. Вот и пришлось идти на панель, торговать своим телом. А не так давно она умерла, оставив в тайне, что же тогда случилось с папой и мамой. Вот тааак.

Они были в экстазе, пик оргазма, движения замедлились, сперма вылилась, ритм сменился. Он вышел из неё. С такой же лёгкостью, с какой и вошёл туда. Они лежали голые на спинах в кровати, пытаясь отдышаться.

- Давай полежим так?

- С удовольствием, секс-гигант.

- Твой отец убил твою сестру.

- Что ты несёшь? Ты чокнутый.

- Молчи. Просто молчи и слушай. Я тебя прошу.

- Хорошо.

- Твоя сестра на пять минут была старше тебя. Только ты родилась нормальным, здоровым ребёнком, а она уродом с тремя руками, с двумя косыми глазами, с неопределённой формы головой. Очень неприятное зрелище. Александр настаивал на том, чтобы сдать этого ребёнка в дом сирот, но Вера, мать твоя, была против этого. Когда она вместе с двойняшками приехала из роддома, он устроил жуткий скандал. Вы плакали, Вера тоже рыдала навзрыд. Но его это не остановило. В тот вечер вся посуда была разбита и семья, кстати, тоже. В порыве злости и ненависти твой отец взял топор и ударил несколько раз со всей силы по уроду. Вера кричала, пыталась его остановить, но он её ударил по лицу и пнул в живот, она упала, свернувшись эмбрионом и плакала, плакала, плакала. А сестра твоя была уже мертва, её тело спокойно таяло в крови, без руки, с прорубленной головой и животом. После этого Александр ушёл, оставив жену, тебя и мёртвое тело в сломанной коляске. Он пошёл в милицию и во всём сознался, спустя месяц его посадили на семнадцать лет. Не только за убийство. Пока жена была в роддоме, он провернул крупную махинацию, в результате которой погибло три человека, а ему досталась крупная сумма денег. У матери твоей на фоне всей этой битвы расшаталась психика окончательно, она не понимала что и как. Её увезли в дурдом, где через год её не стало. Ты попала к тётке. А её муж тоже умер, его убили мои люди. Когда он ушёл от вас, я об этом узнал и приказал его устранить. Слишком много знал человек. Мы ведь с ним вместе тогда провели то дельце, а денежки спрятали. Пока он жил с вами, я знал, что часть этих средств идёт на тебя, но он ушёл. Ясно зачем, чтобы уехать с деньгами далеко-далеко. Но это не вышло, он не успел. А когда я вышел из тюрьмы и пришёл на место тайника, то денег не обнаружил, всё спустил муженёк тёти. Вот так.

- Нет. Нет. Нет. Я не верю тебе. Что со мной? Я задыхаюсь. Я умирааа…

- Ты умерла. Я закончил свою миссию. Наш род истреблен. Я твой отец…

Он встал с кровати, сходил в гостиную. Когда вернулся в спальню, у него в руках лежало два ножа для бумаги из золота, серебра и перламутра, примерно середины XIX века. Он подошёл к Лизе и вонзил ей в сердце нож. Побежала кровь. Мужчина положил второй нож на прикроватный столик, куда-то сходил и принёс канистру с бензином. Облил кровать с трупом, остатки горючего вылил на себя и отбросил пустой бак в сторону. Далее лёг на кровать рядом с умершей дочерью, зажёг спичку и бросил её к ногам проститутки. После чего он взял в руки второй нож и, не задумываясь, пропорол себе живот.

Спустя час старый барак пылал в огне. Приехали скорая помощь, пожарные, полиция, но было поздно кого-либо спасать.

Лишь мошкара танцевала дикие танцы в свете качающегося фонаря…

 

 

© Copyright: Алексей Ежов, 2013

Регистрационный номер №0146853

от 13 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0146853 выдан для произведения:

Я НЕ ВЕРЮ ТЕБЕ…

- Сколько?

- 50$ час.

- Садись!

Она обошла спереди автомобиль, чёрную «Волгу» с затемнёнными окнами, потянула на себя серебристую ручку и села к нему в машину. Захлопнув за собой дверь, и устроившись поудобней на переднем сидении, спросила:

- Куда едем?

Он оставил вопрос без ответа. Повернул ключ, благодаря чему машина завелась; нажал на педаль сцепления; положив руку на рычаг переключения скоростей, перевёл его в другое положение; вдавил педаль газа в пол, и машина тронулась с места. Он ускорялся и вскоре мчался по тихой дороге вдаль, пытаясь обогнать тень «Волги», бегущую по чёрному асфальту.

Она была одета в короткое летнее платье чёрного цвета. Тонкие чулки обтягивали стройные ножки, на которых красиво сидели чёрные лакированные туфли, размер которых варьировался между 35 и 37. Тёмные волосы были распущены и соблазнительно падали на плечи. Голубизна глаз пожирала всех на своём пути, губы мечтали впиться в губы клиента, а ямочки на щеках толкали людей к неприличным мыслям и поступкам.

Он был одет в белую футболку, синие зауженные джинсы, белые носки и чёрные топ-сайдеры. На левой руке у него блестели дорогие часы, причём на лице его также нагло блестели карие глаза. Овальное лицо, тонкие губы, стильная стрижка и как минимум 45 лет за спиной.

- Эй, куда мы едем?

- Ко мне на квартиру.

- Давай лучше в отель.

- Нет.

Оставшуюся часть пути они ехали молча. Девушка изредка кашляла. Он только один раз почесал правую мочку уха, а так обездвиженный сидел, держа в своих руках руль, и смотрел внимательно вперёд. На трассе было спокойно и тихо, машин практически не было в столь поздний час. За окном мелькали кусты, какие-то поля, засеянные чем-то, кресты и памятники, погибшим в ДТП по обочинам. Они приближались к финишу, к пункту В, к его дому.

Он жил в старом бараке, на окраине города. Рядом с этим строением не было никаких признаков жизни, похоже только этот мужчина сюда приезжал, оставляя на не асфальтированной дороге следы от протекторов «Волги». Это было двухэтажное деревянное здание, которое в ночном блюзе ветров могло очень сильно испугать человека со слабой психикой. Большинство окон было выбито, дверь подъезда сорвана с петель, жёлтая краска, словно старая кожа, слезала с подгнивших стен. Свет единственного фонаря освещал сломанную скамейку и таинственно покачивался из стороны в сторону. Сотни мошек плясали дикие танцы в жёлтом свечении. Шуршала листва старых деревьев: дубов, клёнов и берёз. В эту ночь на небе не было ни одной звезды, лишь где-то изредка проскальзывала рябь луны. Через несколько минут тишину нарушил рёв мотора и фары бросили свои огни гранатами в стену барака.

- И здесь ты живёшь?

- Да.

Он обошёл машину сзади, открыл дверь девушке, которая аккуратно спустила на землю сначала правую ножку, затем левую и быстро вылезла из транспорта. Далее дверца была захлопнута молодой рукой, ногти на которой были окрашены в чёрный цвет.

- Как-то страшно здесь. Неуютно. Здесь ещё кто-нибудь живёт?

- Не бойся, с тобой ничего не случится. Мы здесь одни.

- Ну, ладно.

- Пошли.

Они зашагали в сторону входа, её каблуки иногда проваливались в разбухшую от утреннего дождя почву, но она молчала.

Они нырнули в чёрную дыру подъезда, и ступеньки зловеще скрипнули под тяжестью двух тел.

- Держись за меня, здесь темно.

- Повинуюсь мой господин!

Поднявшись вверх по шести кривым ступеням, он, а за ним и девушка, зацепившаяся за его левую руку, повернули направо. Он вытащил из заднего кармана джинс ключ, нащупал в кромешной тьме замочную скважину и вонзил в неё только что извлечённый кусок металла. Повернув три раза против часовой стрелки ключ, мужчина толкнул дверь вовнутрь, и она спокойно подчинилась его напору, показав все свои внутренности, все свои органы, в ярком свете, от которого с непривычки резало в глазах.

- Почему у тебя горит свет?

- Не люблю входить в квартиру, когда в ней темно, поэтому всегда оставляю свет в прихожей.

На этих словах он уже находился возле вешалки с вещами и снимал свои топ-сайдеры с ног.

- Вот ты странный!

- Давай входи.

- ОК.

Она переступила порог, и он сразу же захлопнул за ней дверь. Повернул ключ по часовой стрелке три раза, вырвал его из неё, из щели, из замочной скважины и убрал опять в джинсы, только не в левый, а в правый задний карман.

- Иди в душ и вымойся.

- Я чистая.

- Иди в душ и вымойся.

- Не пойду.

- Иди в душ и вымойся.

- Нет.

- Иди в душ и вымойся.

- Ну, хорошо-хорошо. Только время-то идёт, у тебя деньги-то есть?

- Есть-есть, не беспокойся. Иди в ванную. Первая дверь налево, выключатель напротив двери.

- Разберусь.

Она ушла. Щёлкнул выключатель, через минуту зажурчала вода. Странно, что в таком месте есть водопровод. Хотя это не важно. Он прошёл на кухню, достал из старого холодильника бутылку красного вина и откупорил её. Далее вынул из шкафчика два бокала, налил в них вина. Всё это отнёс в спальню на подносе, там же в один из бокалов высыпал довольно большое количество какого-то белого порошка, зажёг штук тридцать свечей разного размера, снял покрывало с кровати и принялся ждать появления продажной нимфы.

Через десять минут она ворвалась в комнату, укрытая жёлтым банным полотенцем, набросилась на клиента со страстными поцелуями, словно пантера. Но он её оттолкнул.

- Оденься.

- Зечем? Ты что хочешь меня трахать в прямо в платье?

- Оденься.

- Ладно, оденусь.

Она испарилась в кишечнике гостиной комнаты и вернулась назад уже одетая через пять минут.

- Ну что теперь?

- Ложись.

Он в это время стоял возле занавешенного окна и показал рукой на кровать.

Она легла. Он подошёл с бокалом вина и предложил ей выпить.

- Держи бокал.

- О, вино, люблю красное.

Они выпили по бокалу. Мужчина лёг рядом с ней. В течение нескольких минут они просто лежали неподвижно на двуспальной кровати в одежде. Её волосы соблазнительно расползлись змеями по белой наволочке подушки, ноги сомкнулись в линию, платье смялось возле колен. Он просто лежал, сложив руки у себя на груди.

- Так и будем лежать?

Он молчал.

- Ты что импотент?

Тишина.

- Или голубой?

- Я натурал. Тихо.

Прошло ещё десять минут, и он заговорил.   

- Как тебя звать?

- Марианна.

- Но это же псевдоним, рабочий ник? Тебя родители так не называли.

- Верно. Я Лиза.

- Хорошее имя, Лиза. Тебя так отец назвал, а мать хотела Ольгой, дура была.

- Может, не знаю. Я у тётки выросла. А тебя-то как зовут?

- Александр, но можешь звать меня Сашей.

- Хорошо. У меня отца так звали, его посадили в тюрьму за что-то, когда мне было несколько месяцев.

- Он убил твою родную сестру. А откуда ты всё знаешь?

- Мне тётка перед смертью всё, что знала рассказала, у неё рак был. А сестры у меня не было. Какой же ты странный, снял проститутку за большие деньги, а тратишь время на пустые разговоры.

- Расскажи мне всю свою историю.

- Пожалуйста, мне не жалко, главное деньги по счётчику заплати.

- Заплачу-заплачу. Ты рассказывай, а я буду тебя гладить, раздевать, входить в тебя, но ты не останавливайся.

- Хорошо.

Одной рукой он гладил её волосы, другой упругую грудь.

- Мои прабабушка и прадедушка, по линии отца, погибли на фронте в 1943 году. Он был лётчиком, в тот день их самолёт подбили немцы. Не так давно это место было найдено с трупами и железом в болоте. Там-то и нашли гильзу, в которой лежала записка с именем и фамилией прадеда. А прабабушка была медсестрой и вроде как попала на мину.

Он подсунул под подол свою руку и гладил её лобок, целовал её в щёки.

- А-а-а, Саша, дааа. У них была в тылу дочь с родственниками, они её и воспитали. Она вышла замуж за инженера и уехала в город. Это мои бабушка и дед. Они жили обычной жизнью, как все… А-а-а…

Он порвал на ней платье, стащил колготки и трусы. Целовал влажными губами соски, прокладывал тропы от груди к лобку холодными пальцами. И вскоре начал раздеваться сам.

- У них родился сын, его назвали Александром, как тебя. Они его очень любили, это был долгожданный ребёнок, но вскоре мой дед в сильном алкогольном опьянении сбил случайно свою жену, то есть мою бабушку, которая переходила дорогу, а потом повесился. Не знаю, как могло такое случиться, но видно такова судьба. После этого моего отца забрали в детский дом, где он и встретился с моей матерью.

- Будем заниматься сексом без презерватива, я так хочу. За это плачу 10000$.

- Хорошо.

Он быстро скинул на пол всю свою одежду и нырнул к Лизе в кровать. Спокойно с огромным наслаждением мужчина вошёл в неё. Воткнул в её матку свой затвердевший пенис, словно ключ в замочную скважину, кровать истерично скрипнула. Ноги девушки повисли на плечах Александра, он двигался, двигался, двигался между них с невероятной скоростью, пока девушка не продолжила свой рассказ.   

- А по материнской линии прадед без вести пропал на этой проклятой войне, а прабабка связалась с каким-то немцем, забеременела от него. Он больше правда в их селе не появлялся, сволочь фаааааааашистскаааяя. Дааааа, Саша, даааа… Ещёёёё…

Кровать стучала о стену, пот тёк по лицам, страсть кипела внутри.

- Она родила, а деревня, естественно, ополчилась на неё, избили до смерти. Три дня прабабушка мучилась, кровью харкала, а эти изверги радовались этому. Суки. В конце концов, померла она на пасху, а ребёночка в город забрали. Какие-то люди добрые себе обузу взяли в такие-то времена, Царствие им небесное. Так у них и выросла моя бабушка, толком правда ничего про этих благородных людей, не рассказывая. Встретила мужчину, вышла замуж, а он втянул её в какую-то авантюру. Ааааа… Там и убийства, и грабежи, и насилие. В общем, посадили их, а бабка уже береееееееменная была. В тюрьме и родилась моя мамаша и тётка, а далее детский дом, страшное детство, голод, свои нравы и законы. Они сбегала пару раз, но их находили и проводили назад. Всё детство в слезах. Нооооо… Но через пару дней привезли в детдом мальчишку, с которым мама моя и познакомилаааась. Они всё время проводили вместе, а потом, когда стали совершеннолетними поженились. Были счастливы, но однажды, что-то случилось. Отца посадили, мать попала в психиатрическую лечебницу, а меня забрала к себе родная сестра матери, которая уже вышла замуж за гинекологааааа. Врач через десять лет бросил нас, уехал, так мы и жили одни – тихо, спокойно. Я училась в колледже на визажиста, но вскоре бросила его – влюбилась, дура. Ааааа он паааадлааа оказался предал меня. Тётка заболела, с работы ушла, стали нужны деньги. Устроилась уборщицей в магазин, но зарплата маленькая – хватало только на еду, а тёте выписали лекарство очень дорогое. Вот и пришлось идти на панель, торговать своим телом. А не так давно она умерла, оставив в тайне, что же тогда случилось с папой и мамой. Вот тааак.

Они были в экстазе, пик оргазма, движения замедлились, сперма вылилась, ритм сменился. Он вышел из неё. С такой же лёгкостью, с какой и вошёл туда. Они лежали голые на спинах в кровати, пытаясь отдышаться.

- Давай полежим так?

- С удовольствием, секс-гигант.

- Твой отец убил твою сестру.

- Что ты несёшь? Ты чокнутый.

- Молчи. Просто молчи и слушай. Я тебя прошу.

- Хорошо.

- Твоя сестра на пять минут была старше тебя. Только ты родилась нормальным, здоровым ребёнком, а она уродом с тремя руками, с двумя косыми глазами, с неопределённой формы головой. Очень неприятное зрелище. Александр настаивал на том, чтобы сдать этого ребёнка в дом сирот, но Вера, мать твоя, была против этого. Когда она вместе с двойняшками приехала из роддома, он устроил жуткий скандал. Вы плакали, Вера тоже рыдала навзрыд. Но его это не остановило. В тот вечер вся посуда была разбита и семья, кстати, тоже. В порыве злости и ненависти твой отец взял топор и ударил несколько раз со всей силы по уроду. Вера кричала, пыталась его остановить, но он её ударил по лицу и пнул в живот, она упала, свернувшись эмбрионом и плакала, плакала, плакала. А сестра твоя была уже мертва, её тело спокойно таяло в крови, без руки, с прорубленной головой и животом. После этого Александр ушёл, оставив жену, тебя и мёртвое тело в сломанной коляске. Он пошёл в милицию и во всём сознался, спустя месяц его посадили на семнадцать лет. Не только за убийство. Пока жена была в роддоме, он провернул крупную махинацию, в результате которой погибло три человека, а ему досталась крупная сумма денег. У матери твоей на фоне всей этой битвы расшаталась психика окончательно, она не понимала что и как. Её увезли в дурдом, где через год её не стало. Ты попала к тётке. А её муж тоже умер, его убили мои люди. Когда он ушёл от вас, я об этом узнал и приказал его устранить. Слишком много знал человек. Мы ведь с ним вместе тогда провели то дельце, а денежки спрятали. Пока он жил с вами, я знал, что часть этих средств идёт на тебя, но он ушёл. Ясно зачем, чтобы уехать с деньгами далеко-далеко. Но это не вышло, он не успел. А когда я вышел из тюрьмы и пришёл на место тайника, то денег не обнаружил, всё спустил муженёк тёти. Вот так.

- Нет. Нет. Нет. Я не верю тебе. Что со мной? Я задыхаюсь. Я умирааа…

- Ты умерла. Я закончил свою миссию. Наш род истреблен. Я твой отец…

Он встал с кровати, сходил в гостиную. Когда вернулся в спальню, у него в руках лежало два ножа для бумаги из золота, серебра и перламутра, примерно середины XIX века. Он подошёл к Лизе и вонзил ей в сердце нож. Побежала кровь. Мужчина положил второй нож на прикроватный столик, куда-то сходил и принёс канистру с бензином. Облил кровать с трупом, остатки горючего вылил на себя и отбросил пустой бак в сторону. Далее лёг на кровать рядом с умершей дочерью, зажёг спичку и бросил её к ногам проститутки. После чего он взял в руки второй нож и, не задумываясь, пропорол себе живот.

Спустя час старый барак пылал в огне. Приехали скорая помощь, пожарные, полиция, но было поздно кого-либо спасать.

Лишь мошкара танцевала дикие танцы в свете качающегося фонаря…

 

 

Рейтинг: +1 231 просмотр
Комментарии (1)
Надежда Ш. # 13 июля 2013 в 17:25 +1
Какая страшная история!Я в шоке! cry2