Искушение

3 февраля 2012 - Владимир Гурьев
article22094.jpg

Иногда, пасмурными осенними вечерами, он достает эту странную монету. Кладет на ладонь и в который раз рассматривает чеканный профиль лукавого козлобородого сатира. Когда свет падает на монетку под определенным углом, кажется, что тот подмигивает Николаю, как бы спрашивая:
- Что, брат, удивлен? Помнишь, как все было?

А дело было так:

Николай Викторович, старый меломан и без пяти минут аудиофил, поправил жиденькую седеющую косицу и осторожно прикрыл дверь в гостиную. Там, в полумраке комнаты, на стойке из тонированного стекла разместилась черная жемчужина его  мечты – чудная стереосистема  “Plinius”: детальнейший CD-проигрыватель и мощный усилитель, способный без труда “раскачать” самые “тугие” колонки. Правда, самой акустики еще не было: для ее покупки не хватало сущего пустяка – одного килобакса, ну, может быть, двух. А вот, когда необходимая сумма, наконец, окажется в его руках, долгий и тернистый путь к аудиофильскому счастью можно будет считать завершенным. Коля радостно улыбнулся, и пред  глазами возникли лакированные кабинеты “наутилусов” от “B&W”.

- Вот ведь искушение! Сколько денег потрачено на поиски идеального звука. 99% людей покрутят пальцем у виска, узнав о суммах вложенных в “извлекатели квинтэссенции”. Это, брат, болезнь, - Коля подмигнул собственному отражению в зеркале.

- Немного утешает, что здоровью не вредит. Скорее – наоборот. Релаксация, удовольствие ни с чем не сравнимое.
- Ну, будет, будет. Никаких сомнений. Верной дорогой идете, товарищ. Все, что угодно бы отдал, лишь бы приблизить этот приятный момент.

Николай влился в немногочисленные меломанские ряды совершенно случайно. Давно это было: в девятом классе средней школы, в далекие восьмидесятые годы прошлого века. На школьной вечеринке его, чуть захмелевшего от терпкого алжирского вина, пригласила на белый танец одноклассница Наташа.
 
Everyday when I’m away
I’m thinking of you…..

- проникновенно пел Нодди Холдер.

Everyone can carry on
Except for we two.

Просто? Незамысловато? Может быть.… Но тут случилось то, на что способна лишь волшебная сила искусства. Фортепианные аккорды, красивая мелодия, исполняемая брутальным Нодди, рука партнерши на плече – и, что называется: “пробило”. Возник искренний, подкрепленный гормоном, интерес к девушке Наташе и рок-музыке. Через месяц в его сердце поселился нежный образ восьмиклассницы Юленьки, что с одной стороны вроде бы говорило о некотором непостоянстве в увлечениях, но преданность рок-н-роллу свидетельствовала о твердой жизненной позиции.

В последствии, размышляя о воле случая в собственной судьбе, Николай не раз возвращался к этому памятному событию. Музыка, прозвучавшая в нужное время и в нужном месте, выстроила некую систему координат, задала вектор движения в его последующей жизни.

По истечении пары десятков лет, Коля вдруг понял, что рок-исполнителей он  прослушал всех, ну, или почти всех. Все, что заслуживает внимания. В классической музыке, к которой он относился с безграничным уважением, все же не хватало драйва, привносимого ритм-секцией горячо любимых групп. Джаз, где смыслом существования является импровизация, был близок ему, но виртуозные вариации “на тему” иногда заводили исполнителя в такие дали, что мелодия – основная, на взгляд Николая, составляющая музыкального произведения терялась среди россыпи звуков.
А по сему следовало переслушать хиты всех времен и народов в другом, аудиофильском качестве: на дорогой аппаратуре, используя только фирменные носители.

Полноцветные специализированные журналы, или как их называют приверженцы качественного звука: “мурзилки”, в течение нескольких лет зомбировали сознание Николая. И не без успеха – в результате весьма приличная сумма денежных знаков осталась в ближайшем Hi-Fi  салоне.

Правда, теперь почти все готово для того, чтобы разложить горячо-любимые гармонии на волшебные ноты, таинственные звуки: возможно, есть нечто доселе укрытое за призрачной цифровой вуалью. Какие-нибудь обертоны, касания струн – все то, что способно вдохнуть жизнь, создать эффект присутствия. Сидишь ты на диване с бокалом хорошего вина, нажимаешь кнопку “play”, и только для тебя поет Дженис Джоплин, импровизирует Риччи Блэкмор, бьет в барабаны Джон Бонэм. Они пришли к тебе в гости, и ты всем им рад.

Предстояло, как сказал бы классик: “алгеброй гармонию поверить”, и это вызывало некоторое беспокойство. А вдруг, на каких-нибудь концертных записях он услышит, как его кумир не возьмет “верхнее фа” или виртуоз-гитарист, понадеявшись на чутье партнеров, уйдет ненароком в другую тональность. В кульминационный момент барабанщик может потерять палочку и гениальная “сбивка” останется несыгранной. С другой стороны  - это и есть жизнь:  победы, ошибки и работа над ошибками. К тому же, это его друзья, а друзьям можно простить все.

Но для этого нужно сделать еще один шаг – шаг к великой цели. Неделю назад Николай Викторович вывесил объявления о продаже лота, состоявшего из пары десятков виниловых пластинок, на всех известных ему аудиофильских сайтах. Подборка представляла собой классику рока, записанного в далекие 70-е. Диски были “новодельными”, и он без особой жалости принял решение об их продаже.

- Разберусь с акустикой, постепенно прикуплю еще разок по мере поступления денег, - успокаивал себя Николай. – В конце концов, столь дорогие сердцу “первопрессы” остаются с ним, и не будут проданы ни при каких обстоятельствах.

Через пару дней начались редкие звонки: “пипл” интересовался состоянием пластинок, пытался “подвинуть” владельца на серьезные проценты, но Коля был тверд, потому что и так просил “честные пол цены”.

И вот, вчера вечером на e-mail пришло конкретное предложение, а послал письмо, без сомнения, реальный покупатель, без пяти минут новый хозяин. Его устраивало все, он только предупреждал о тщательном прослушивании музыкального материала. Такой подход вызывал лишь уважение, и Николай охотно согласился на встречу в 19.00 следующего дня. Правда, из письма было не понятно, сколько лет клиенту, каковы его музыкальные пристрастия, ну и, наконец, он даже не представился.

Спустя сутки, в шесть часов вечера пришла sms-ка, в которой говорилось, что покупатель выезжает и в назначенное время, без опоздания, будет у Николая Викторовича.

Коля переместился в гостиную, включил старый Technics: топовый музыкальный центр прошлого века: “Пусть пока лампы прогреются” и разложил пластинки на журнальном столике.

- Не уступлю ни копейки. Подборка редчайшая, если человек разбирается, то купит непременно. А вырученная сумма – еще один шаг к намеченной цели.
Он взял в руки пару дисков и задумался…

- 70-е годы XX века! Расцвет рок-культуры. Уж тогда то точно не было того, что в наши дни называют кризисом идей. Золотое время! Бурлящий музыкальный котел: группы создаются и так же стремительно распадаются, музыканты ищут единомышленников, свой звук. Молодые еще, полные энергии люди покидают насиженные места, меняют города и страны для достижения своей цели. Конечно, большое значение имеет Его Величество Случай. Когда Холдер и Ли искали вокалиста и фронтмена, они по старой рок-н-ролльной легенде обращались даже к Роберту Планту. Что-то в этих переговорах не сложилось, и почитатели рок-музыки получили две интереснейшие и совершенно непохожие команды: “Slade” и “Led Zeppelin”. Нодди Холдер сам встал к микрофону, а в результате  “Slade” уже не спутаешь ни с кем другим. А это, как говорят представители точных наук – “необходимое и достаточное условие” возникновения великого коллектива…


Звонок в дверь прервал приятные размышления, и Коля поспешил в прихожую. Он щелкнул замком и остолбенел: вместо убеленного сединами коллеги-меломана перед ним стояла очаровательная девушка, лет двадцати с небольшим. Стройная брюнетка с нежной матовой кожей.

- Удивлены, Николай? - улыбнулась гостья.

- Не то слово, - вышел из ступора хозяин. – Проходите, пожалуйста, обувь можно не снимать.

Он смотрел на ее стильные туфли на высоком каблуке.

- Меня зовут Рита, - девушка шагнула через порог.

Коля помог снять черное приталенное пальто и пригласил в комнату. Цокая каблучками, она прошла в гостиную, оставив приятный, но какой-то странный аромат дорогого парфюма. Необычная, но очень знакомая нотка витала в воздухе.
Через мгновение он вспомнил: так пахнет горящая спичка. Только запах этот был едва уловим.

- Располагайтесь поудобнее, Рита, - Николай показал на кресло. – И, пожалуй, приступим. У меня все готово.

Девушка окинула взглядом комнату, на мгновение задержалась на стойке с “черной жемчужиной”, одобрительно покачала головой, а затем подошла к стеллажам с дисками.

- Великолепная коллекция, Николай. Самая большая из тех, что я видела, - она с непритворным удивлением подняла ресницы, серебряные искорки блеснули в ее глазах.

Николай Викторович, прекрасно знающий, что есть подборки и побогаче, воспринял это сообщение с чувством глубокого удовлетворения. А если говорить прямо, расплылся в счастливой улыбке.

Рита устроилась в кресле, напротив музыкального центра и выдала еще одну на редкость приятную реплику.

- a magic music box, - и тут же перевела на русский, - волшебная музыкальная шкатулка. Таких аппаратов, с таким звуком еще поискать надо.

- Риточка, посмотрите пока пластинки, а я приготовлю кофе.

Еще час назад он и не помышлял о таком градусе гостеприимства. Встреча должна была пройти быстро, по-деловому: клиент оставляет оговоренную сумму и немедленно покидает помещение. Но жизнь иногда преподносит приятные сюрпризы.

Через несколько минут легкий сквознячок принес из кухни аромат кофе, а потом появился Николай Викторович с двумя “праздничными” чашками. Гостья тоже время зря не теряла и разложила на диване конверты с винилом.

- Пока вас не было, Коля, я посмотрела пластинки. Отличная подборка – все то, что я очень люблю. Без сомнения приобрела бы их все, - здесь она сделала небольшую паузу, - но думаю, что мы могли бы поговорить о небольшой скидке. Как говорится: оптом дешевле.

- Началось, - с тревогой подумал Николай, - сейчас подключит обаяние и “пиши пропало”. А великая цель?

- Риточка, напомню вам, что продается лот, т.е. все пластинки. К тому же – это ровно пол цены от магазинной стоимости. Да и чтобы собрать это винил требуется время и не малое. Просто пойти  и купить – так не получится. Нужно ждать поступлений, звонить в магазины, самому наведываться.

Гостья скинула туфли и грациозно, как кошка, устроилась в кресле. С ногами. По-домашнему. А затем неожиданно и легко согласилась:

- Вы правы, давайте тогда послушаем. Поставьте для начала “Queen“, “Ночь в опере” я уже отложила.

Николай установил пластинку, карбоновой щеточкой снял пыль с крутящегося диска и опустил тонарм. “A magic music box” не подвел и выдал чудесный аналоговый саунд. Глубокие бархатные басы, кристально-чистые высокие, прозрачные средние частоты, а голос Фредди был просто прекрасен.

Коля расчувствовался  от этого великолепия, глаза у него подозрительно заблестели, появились некоторые сомнения в необходимости продажи.
Украдкой он посмотрел на девушку:

- Боже, как слушает. Такого не может быть! Если бы она проявила настойчивость.… Пожалуй, о небольшое скидке можно было бы и подумать.

- Удивительно, Рита, как всего за несколько лет появилось столько гениальной музыки. Практически одновременно. Феномен какой-то!

Он пододвинул гостье пепельницу и продолжил:
- Что вы об этом думаете? Да, и можно на “ты”, Рита.

Именно в этот момент, здесь и сейчас, он считал ее коллегой, тонким ценителем, да что там говорить – другом.

- А я скажу тебе, Коленька, почему так получилось, - Рита поудобнее расположилась в кресле. – Сейчас мы с тобой все разложим по полочкам.

Она достала коричневую сигарету и как-то очень быстро чиркнула спичкой. Настолько быстро, что хозяин даже не успел предложить даме зажигалку. Опять запахло серой.

- Так вот откуда эта странная нотка в ее парфюме.

Девушка глубоко затянулась, затем очень непринужденно исполнила невербальный и старый, как мир, прием: “кончик носа – собеседник – кончик носа”. Отметив изящество, с которым были сделаны “глазки” Николай с некоторым скепсисом поинтересовался:

- Ну и почему?

На этом его адекватное восприятие действительности закончилось.

- Давай вспомним время и место, где происходят так интересующие тебя события.

- 70-80 годы прошлого столетия, старушка Англия, - послушно, как школьник, ответил Коля.

- Отлично, - поощрительно улыбнулась Рита. – Вот и ключ к разгадке этой нехитрой тайны. Сколько же было лет этим молодым людям в то время? Немножко за двадцать или около этого. Путем нехитрых математических вычислений мы с тобой выяснили годы рождения музыкантов - первые послевоенные годы.

- Согласен. Нодди Холдер родился в 1946, Роберт Плант – в 1948.  А что из этого следует?

- А то, мой любознательный друг, что все они явились на свет в послевоенный бэби-бум. Во время Второй Мировой на Острове было нелегко: бомбежки, обстрелы, нехватка продуктов. Мужчины под ружьем, и, как ты понимаешь, совсем не до детей. И вдруг все меняется: ПОБЕДА, всеобщая эйфория. Вчерашние солдаты возвращаются в семьи – приходит время любить. Все глубоко спрятанные чувства, эмоции вырываются наружу - ведь они копились несколько тяжелых лет. Видимо откладывается это на генетическом уровне, потом следует колоссальный выброс энергии, и появляются дети любви. Все то, что не смогли реализовать родители, передалось их чадам, у которых и собственный потенциал огромен.

Рита стряхнула пепел, а затем продолжила:
- Это первая причина, как ты говоришь, феномена. А может и не первая. Потом все сам расставишь в нужном порядке.
- Итак, они уже пришли в наш мир. Выдумщики, фантазеры и на редкость  трудолюбивые люди.

Огонек сигареты, плавно перемещающийся перед глазами Николая, производил какое-то гипнотическое действие. А этот ароматный дымок ее табака.… На мгновение ему показалось, что перед ним сидит не юная милая девушка, а красивая умная женщина. Вот она, иллюзорная мечта взрослого мужчины –  очарование молодости: это для сердца. Отличная собеседница с интересным внутренним миром – это для разума. Ну, а когда эти половинки фантастического целого соединяются в одном человеке – сносит, сносит мужскую голову. Любую! И вообще ему вдруг показалось, что перед ним Наташа. Да-да, та самая… Ее рука у него на плече…

Everyday when I’m away
I’m thinking of you…..

-Э-эй, ты здесь? – Рита трясла его за плечо. – С первой пластинкой все в порядке, я “Slade” поставила. Продолжим?

Николай вздрогнул и вернулся в реал.

- А жизнь идет своим чередом. Правда, время все еще тяжелое. У родителей проблемы с работой, в послевоенные годы все непросто. Наши дети подрастают, младшие донашивают вещи старших братьев и сестер. И с едой все еще бывают проблемы. А игрушки? Их зачастую просто нет. Но ведь можно сделать и самому. Может быть потом, через несколько лет, эти навыки пригодятся, когда они будут собирать свои электрогитары.
В это время и формируется самая первая, незамысловатая мотивация – жить лучше. Преодолевая трудности, не смотря ни на что, идти к своей цели.

- Все правильно, Рита. Но ведь такая ситуация была в каждой воевавшей стране. Италия то чем от Англии отличается? - спросил Николай Викторович. – Почему у них такая музыка не появилась?

- Я, Николай, даже и половины пока не рассказала. Сейчас я продолжу, и ты сам все поймешь.

Она взяла чашечку кофе.
- В 50-е годы на экранах кинотеатров идут американские фильмы, звучит американская музыка. Фабрика грез оказывает огромное влияние на подрастающих мальчишек. Вот они – настоящие герои: сильные и успешные. А когда споют свои хиты Билл Хейли и Чак Берри, появятся пластинки Пресли и Ричарда, сформируется, как стиль, рок-н-ролл, то, как говорили в то время: “цели определены, задачи поставлены”. Плюс ко всему – это язык, понятный и почти такой же, английский язык. Это к твоему вопросу об Италии.

- В Англии и свои музыкальные традиции весьма богаты. В школах есть уроки пения, и это не простая формальность. К тому же, навыки вокала можно получить в церковном хоре. Во многих семьях есть фортепиано и в праздник кто-нибудь из родственников или друзей исполнит всем знакомую песню, а остальные подтянут. А если ребенок ходит в музыкальную школу – его удел: классика, но как она поможет, когда он начнет свои первые эксперименты в рок-музыке.

- Не будем забывать, где происходят описываемые события. На ОСТРОВЕ!
Этому месту на планете я придаю некий сакральный смысл, - сказала Рита с какими-то таинственными нотками в голосе. – Вот уж точно – обласканное богом место, говорю, конечно же, о том времени.
- Я не очень высокопарно? – она изучающее смотрела на собеседника.

Николай отрицательно помотал головой. Когда человеку говорят то, что он хочет услышать, когда напротив приятный и умный рассказчик, которому веришь, как самому себе – все кажется абсолютно логичным. А как созвучно собственным мыслям. И сомнений быть не может.

- Так вот… Мне иной раз кажется, что это просто большой дом, где все знакомы. Соседи приходят в гости, но не за солью и спичками, а за свежими идеями, новым звуком, и, конечно же, в поисках единомышленников. На ОСТРОВЕ все друг друга знают, если не знают, то хоть раз видели, ну, а если не видели, то слышали от своих знакомых. Разве не удивительно, что Холдер, уже получивший признание, покупает вещи у пока никому не известного труженика торговли Меркьюри. А тот верит в свою звезду и обещает Нодди, что скоро станет еще более успешным музыкантом.

- Это я немного в будущее забежала. А пока наступили 60-годы. Будущие рок-звезды в данный момент еще очень молодые люди, но у них уже появились свои инструменты, кое-кто даже играет в никому не известных группах. А дома - многочасовое совершенствование техники, поиск новых гармоний, и все это для того, чтобы завтра прийти на репетицию и доказать, что ты лучший.

И вот, представь себе: то, что уже есть в них, весь потенциал, о котором мы сейчас говорили – очень напоминает сжатую пружину, которая стремительно распрямится в 70-80 годы. Когда придет их время.

Рита немного помолчала.
- Ну, вот и все, Коля. Вот вы все и узнали. Как видите, нет здесь никакой тайны. Наоборот, все очень просто, - она неожиданно перешла на “вы” и посмотрела на часы. – Мне пора, десять вечера уже.

Состояние, в котором пребывал Николай Викторович описать довольно трудно, но если попробовать передать одним словом, то слово это – катарсис.
Глаза его были закрыты, глубочайшее блаженство читалось на лице. Правда в голове неожиданно возникла и также стремительно исчезла странная мысль: “большие знания рождают большие печали”.

Он нехотя вернулся в реальность, молча упаковал винил в специально приготовленную коробку и повернулся к уже успевшей одеться Рите.

- Напомните, Николай, сколько я должна за эти великолепные пластинки, -     она открыла сумочку.

- А знаете, Рита, - Коля помолчал, собираясь с мыслями. – Этот винил я вам подарю. Так хорошо мне давно не было. Вы отличный собеседник.

В этот момент он хотел лишь одного: увидеть ее еще раз. Для этого все средства хороши, конечно, в рамках Уголовного Кодекса. Возможно, подарок меломана другому ценителю музыки поможет завязать продолжительные отношения. А сказать, что внешность Риты никак не повлияла на это решение, значит, погрешить против истины. Хотя Николай Викторович мысль эту отметал, категорически.

- Это очень дорогой подарок, - она опустила глаза, в темных зрачках опять сверкнули серебряные искорки. – Девушка не может такой принять.
- И все-таки, сколько?

Мысль, неожиданно пришедшая в голову, показалась Николаю гениальной:
- Раз вы не можете просто взять, я продам их вам. За один рубль!
Вы спросили, сколько стоит, а я назначил цену. Все честно.

- Спасибо, Коля. И до свидания. Очень рада знакомству, - Рита протянула монету и открыла дверь. – Не провожайте.

Николай Викторович дождался пока закроются створки лифта и подбежал к окну. Он увидел, как его необычная гостья обернулась и помахала рукой, будто знала, что тот приник к стеклу. Она села в большой автомобиль, неразличимого в темноте цвета и завела двигатель. Через мгновение машина выбросила из выхлопных труб два огромных снопа искр, а потом растаяла в октябрьской ночи.

Коля опустился в кресло и окинул глазами изрядно поредевшую коллекцию.
- Интересно, увидимся ли мы еще раз? В конце концов, электронный адрес остался. Через недельку, чтобы не быть чересчур навязчивым, обязательно напишу.

- А вот захочет ли она? – он достал из кармана рубль. – Если решка – встретимся обязательно.

Николай высоко подбросил монетку, ловко поймал ее и припечатал к тыльной стороне ладони. На реверсе рубля вместо двуглавого орла был отчеканен узколицый длиннобородый лик, немного похожий на одного известного рок-музыканта и, очень сильно, на какого-то персонажа из голливудского ужастика. Вот только на какого? Николай Викторович в задумчивости поднял глаза к потолку, а когда снова взглянул на монету, то с удивлением обнаружил, что ему, хитро подмигивает сам Князь Тьмы.

© Copyright: Владимир Гурьев, 2012

Регистрационный номер №0022094

от 3 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0022094 выдан для произведения:

Иногда, пасмурными осенними вечерами, он достает эту странную монету. Кладет на ладонь и в который раз рассматривает чеканный профиль лукавого козлобородого сатира. Когда свет падает на монетку под определенным углом, кажется, что тот подмигивает Николаю, как бы спрашивая:
- Что, брат, удивлен? Помнишь, как все было?

А дело было так:

Николай Викторович, старый меломан и без пяти минут аудиофил, поправил жиденькую седеющую косицу и осторожно прикрыл дверь в гостиную. Там, в полумраке комнаты, на стойке из тонированного стекла разместилась черная жемчужина его  мечты – чудная стереосистема  “Plinius”: детальнейший CD-проигрыватель и мощный усилитель, способный без труда “раскачать” самые “тугие” колонки. Правда, самой акустики еще не было: для ее покупки не хватало сущего пустяка – одного килобакса, ну, может быть, двух. А вот, когда необходимая сумма, наконец, окажется в его руках, долгий и тернистый путь к аудиофильскому счастью можно будет считать завершенным. Коля радостно улыбнулся, и пред  глазами возникли лакированные кабинеты “наутилусов” от “B&W”.

- Вот ведь искушение! Сколько денег потрачено на поиски идеального звука. 99% людей покрутят пальцем у виска, узнав о суммах вложенных в “извлекатели квинтэссенции”. Это, брат, болезнь, - Коля подмигнул собственному отражению в зеркале.

- Немного утешает, что здоровью не вредит. Скорее – наоборот. Релаксация, удовольствие ни с чем не сравнимое.
- Ну, будет, будет. Никаких сомнений. Верной дорогой идете, товарищ. Все, что угодно бы отдал, лишь бы приблизить этот приятный момент.

Николай влился в немногочисленные меломанские ряды совершенно случайно. Давно это было: в девятом классе средней школы, в далекие восьмидесятые годы прошлого века. На школьной вечеринке его, чуть захмелевшего от терпкого алжирского вина, пригласила на белый танец одноклассница Наташа.
 
Everyday when I’m away
I’m thinking of you…..

- проникновенно пел Нодди Холдер.

Everyone can carry on
Except for we two.

Просто? Незамысловато? Может быть.… Но тут случилось то, на что способна лишь волшебная сила искусства. Фортепианные аккорды, красивая мелодия, исполняемая брутальным Нодди, рука партнерши на плече – и, что называется: “пробило”. Возник искренний, подкрепленный гормоном, интерес к девушке Наташе и рок-музыке. Через месяц в его сердце поселился нежный образ восьмиклассницы Юленьки, что с одной стороны вроде бы говорило о некотором непостоянстве в увлечениях, но преданность рок-н-роллу свидетельствовала о твердой жизненной позиции.

В последствии, размышляя о воле случая в собственной судьбе, Николай не раз возвращался к этому памятному событию. Музыка, прозвучавшая в нужное время и в нужном месте, выстроила некую систему координат, задала вектор движения в его последующей жизни.

По истечении пары десятков лет, Коля вдруг понял, что рок-исполнителей он  прослушал всех, ну, или почти всех. Все, что заслуживает внимания. В классической музыке, к которой он относился с безграничным уважением, все же не хватало драйва, привносимого ритм-секцией горячо любимых групп. Джаз, где смыслом существования является импровизация, был близок ему, но виртуозные вариации “на тему” иногда заводили исполнителя в такие дали, что мелодия – основная, на взгляд Николая, составляющая музыкального произведения терялась среди россыпи звуков.
А по сему следовало переслушать хиты всех времен и народов в другом, аудиофильском качестве: на дорогой аппаратуре, используя только фирменные носители.

Полноцветные специализированные журналы, или как их называют приверженцы качественного звука: “мурзилки”, в течение нескольких лет зомбировали сознание Николая. И не без успеха – в результате весьма приличная сумма денежных знаков осталась в ближайшем Hi-Fi  салоне.

Правда, теперь почти все готово для того, чтобы разложить горячо-любимые гармонии на волшебные ноты, таинственные звуки: возможно, есть нечто доселе укрытое за призрачной цифровой вуалью. Какие-нибудь обертоны, касания струн – все то, что способно вдохнуть жизнь, создать эффект присутствия. Сидишь ты на диване с бокалом хорошего вина, нажимаешь кнопку “play”, и только для тебя поет Дженис Джоплин, импровизирует Риччи Блэкмор, бьет в барабаны Джон Бонэм. Они пришли к тебе в гости, и ты всем им рад.

Предстояло, как сказал бы классик: “алгеброй гармонию поверить”, и это вызывало некоторое беспокойство. А вдруг, на каких-нибудь концертных записях он услышит, как его кумир не возьмет “верхнее фа” или виртуоз-гитарист, понадеявшись на чутье партнеров, уйдет ненароком в другую тональность. В кульминационный момент барабанщик может потерять палочку и гениальная “сбивка” останется несыгранной. С другой стороны  - это и есть жизнь:  победы, ошибки и работа над ошибками. К тому же, это его друзья, а друзьям можно простить все.

Но для этого нужно сделать еще один шаг – шаг к великой цели. Неделю назад Николай Викторович вывесил объявления о продаже лота, состоявшего из пары десятков виниловых пластинок, на всех известных ему аудиофильских сайтах. Подборка представляла собой классику рока, записанного в далекие 70-е. Диски были “новодельными”, и он без особой жалости принял решение об их продаже.

- Разберусь с акустикой, постепенно прикуплю еще разок по мере поступления денег, - успокаивал себя Николай. – В конце концов, столь дорогие сердцу “первопрессы” остаются с ним, и не будут проданы ни при каких обстоятельствах.

Через пару дней начались редкие звонки: “пипл” интересовался состоянием пластинок, пытался “подвинуть” владельца на серьезные проценты, но Коля был тверд, потому что и так просил “честные пол цены”.

И вот, вчера вечером на e-mail пришло конкретное предложение, а послал письмо, без сомнения, реальный покупатель, без пяти минут новый хозяин. Его устраивало все, он только предупреждал о тщательном прослушивании музыкального материала. Такой подход вызывал лишь уважение, и Николай охотно согласился на встречу в 19.00 следующего дня. Правда, из письма было не понятно, сколько лет клиенту, каковы его музыкальные пристрастия, ну и, наконец, он даже не представился.

Спустя сутки, в шесть часов вечера пришла sms-ка, в которой говорилось, что покупатель выезжает и в назначенное время, без опоздания, будет у Николая Викторовича.

Коля переместился в гостиную, включил старый Technics: топовый музыкальный центр прошлого века: “Пусть пока лампы прогреются” и разложил пластинки на журнальном столике.

- Не уступлю ни копейки. Подборка редчайшая, если человек разбирается, то купит непременно. А вырученная сумма – еще один шаг к намеченной цели.
Он взял в руки пару дисков и задумался…

- 70-е годы XX века! Расцвет рок-культуры. Уж тогда то точно не было того, что в наши дни называют кризисом идей. Золотое время! Бурлящий музыкальный котел: группы создаются и так же стремительно распадаются, музыканты ищут единомышленников, свой звук. Молодые еще, полные энергии люди покидают насиженные места, меняют города и страны для достижения своей цели. Конечно, большое значение имеет Его Величество Случай. Когда Холдер и Ли искали вокалиста и фронтмена, они по старой рок-н-ролльной легенде обращались даже к Роберту Планту. Что-то в этих переговорах не сложилось, и почитатели рок-музыки получили две интереснейшие и совершенно непохожие команды: “Slade” и “Led Zeppelin”. Нодди Холдер сам встал к микрофону, а в результате  “Slade” уже не спутаешь ни с кем другим. А это, как говорят представители точных наук – “необходимое и достаточное условие” возникновения великого коллектива…


Звонок в дверь прервал приятные размышления, и Коля поспешил в прихожую. Он щелкнул замком и остолбенел: вместо убеленного сединами коллеги-меломана перед ним стояла очаровательная девушка, лет двадцати с небольшим. Стройная брюнетка с нежной матовой кожей.

- Удивлены, Николай? - улыбнулась гостья.

- Не то слово, - вышел из ступора хозяин. – Проходите, пожалуйста, обувь можно не снимать.

Он смотрел на ее стильные туфли на высоком каблуке.

- Меня зовут Рита, - девушка шагнула через порог.

Коля помог снять черное приталенное пальто и пригласил в комнату. Цокая каблучками, она прошла в гостиную, оставив приятный, но какой-то странный аромат дорогого парфюма. Необычная, но очень знакомая нотка витала в воздухе.
Через мгновение он вспомнил: так пахнет горящая спичка. Только запах этот был едва уловим.

- Располагайтесь поудобнее, Рита, - Николай показал на кресло. – И, пожалуй, приступим. У меня все готово.

Девушка окинула взглядом комнату, на мгновение задержалась на стойке с “черной жемчужиной”, одобрительно покачала головой, а затем подошла к стеллажам с дисками.

- Великолепная коллекция, Николай. Самая большая из тех, что я видела, - она с непритворным удивлением подняла ресницы, серебряные искорки блеснули в ее глазах.

Николай Викторович, прекрасно знающий, что есть подборки и побогаче, воспринял это сообщение с чувством глубокого удовлетворения. А если говорить прямо, расплылся в счастливой улыбке.

Рита устроилась в кресле, напротив музыкального центра и выдала еще одну на редкость приятную реплику.

- a magic music box, - и тут же перевела на русский, - волшебная музыкальная шкатулка. Таких аппаратов, с таким звуком еще поискать надо.

- Риточка, посмотрите пока пластинки, а я приготовлю кофе.

Еще час назад он и не помышлял о таком градусе гостеприимства. Встреча должна была пройти быстро, по-деловому: клиент оставляет оговоренную сумму и немедленно покидает помещение. Но жизнь иногда преподносит приятные сюрпризы.

Через несколько минут легкий сквознячок принес из кухни аромат кофе, а потом появился Николай Викторович с двумя “праздничными” чашками. Гостья тоже время зря не теряла и разложила на диване конверты с винилом.

- Пока вас не было, Коля, я посмотрела пластинки. Отличная подборка – все то, что я очень люблю. Без сомнения приобрела бы их все, - здесь она сделала небольшую паузу, - но думаю, что мы могли бы поговорить о небольшой скидке. Как говорится: оптом дешевле.

- Началось, - с тревогой подумал Николай, - сейчас подключит обаяние и “пиши пропало”. А великая цель?

- Риточка, напомню вам, что продается лот, т.е. все пластинки. К тому же – это ровно пол цены от магазинной стоимости. Да и чтобы собрать это винил требуется время и не малое. Просто пойти  и купить – так не получится. Нужно ждать поступлений, звонить в магазины, самому наведываться.

Гостья скинула туфли и грациозно, как кошка, устроилась в кресле. С ногами. По-домашнему. А затем неожиданно и легко согласилась:

- Вы правы, давайте тогда послушаем. Поставьте для начала “Queen“, “Ночь в опере” я уже отложила.

Николай установил пластинку, карбоновой щеточкой снял пыль с крутящегося диска и опустил тонарм. “A magic music box” не подвел и выдал чудесный аналоговый саунд. Глубокие бархатные басы, кристально-чистые высокие, прозрачные средние частоты, а голос Фредди был просто прекрасен.

Коля расчувствовался  от этого великолепия, глаза у него подозрительно заблестели, появились некоторые сомнения в необходимости продажи.
Украдкой он посмотрел на девушку:

- Боже, как слушает. Такого не может быть! Если бы она проявила настойчивость.… Пожалуй, о небольшое скидке можно было бы и подумать.

- Удивительно, Рита, как всего за несколько лет появилось столько гениальной музыки. Практически одновременно. Феномен какой-то!

Он пододвинул гостье пепельницу и продолжил:
- Что вы об этом думаете? Да, и можно на “ты”, Рита.

Именно в этот момент, здесь и сейчас, он считал ее коллегой, тонким ценителем, да что там говорить – другом.

- А я скажу тебе, Коленька, почему так получилось, - Рита поудобнее расположилась в кресле. – Сейчас мы с тобой все разложим по полочкам.

Она достала коричневую сигарету и как-то очень быстро чиркнула спичкой. Настолько быстро, что хозяин даже не успел предложить даме зажигалку. Опять запахло серой.

- Так вот откуда эта странная нотка в ее парфюме.

Девушка глубоко затянулась, затем очень непринужденно исполнила невербальный и старый, как мир, прием: “кончик носа – собеседник – кончик носа”. Отметив изящество, с которым были сделаны “глазки” Николай с некоторым скепсисом поинтересовался:

- Ну и почему?

На этом его адекватное восприятие действительности закончилось.

- Давай вспомним время и место, где происходят так интересующие тебя события.

- 70-80 годы прошлого столетия, старушка Англия, - послушно, как школьник, ответил Коля.

- Отлично, - поощрительно улыбнулась Рита. – Вот и ключ к разгадке этой нехитрой тайны. Сколько же было лет этим молодым людям в то время? Немножко за двадцать или около этого. Путем нехитрых математических вычислений мы с тобой выяснили годы рождения музыкантов - первые послевоенные годы.

- Согласен. Нодди Холдер родился в 1946, Роберт Плант – в 1948.  А что из этого следует?

- А то, мой любознательный друг, что все они явились на свет в послевоенный бэби-бум. Во время Второй Мировой на Острове было нелегко: бомбежки, обстрелы, нехватка продуктов. Мужчины под ружьем, и, как ты понимаешь, совсем не до детей. И вдруг все меняется: ПОБЕДА, всеобщая эйфория. Вчерашние солдаты возвращаются в семьи – приходит время любить. Все глубоко спрятанные чувства, эмоции вырываются наружу - ведь они копились несколько тяжелых лет. Видимо откладывается это на генетическом уровне, потом следует колоссальный выброс энергии, и появляются дети любви. Все то, что не смогли реализовать родители, передалось их чадам, у которых и собственный потенциал огромен.

Рита стряхнула пепел, а затем продолжила:
- Это первая причина, как ты говоришь, феномена. А может и не первая. Потом все сам расставишь в нужном порядке.
- Итак, они уже пришли в наш мир. Выдумщики, фантазеры и на редкость  трудолюбивые люди.

Огонек сигареты, плавно перемещающийся перед глазами Николая, производил какое-то гипнотическое действие. А этот ароматный дымок ее табака.… На мгновение ему показалось, что перед ним сидит не юная милая девушка, а красивая умная женщина. Вот она, иллюзорная мечта взрослого мужчины –  очарование молодости: это для сердца. Отличная собеседница с интересным внутренним миром – это для разума. Ну, а когда эти половинки фантастического целого соединяются в одном человеке – сносит, сносит мужскую голову. Любую! И вообще ему вдруг показалось, что перед ним Наташа. Да-да, та самая… Ее рука у него на плече…

Everyday when I’m away
I’m thinking of you…..

-Э-эй, ты здесь? – Рита трясла его за плечо. – С первой пластинкой все в порядке, я “Slade” поставила. Продолжим?

Николай вздрогнул и вернулся в реал.

- А жизнь идет своим чередом. Правда, время все еще тяжелое. У родителей проблемы с работой, в послевоенные годы все непросто. Наши дети подрастают, младшие донашивают вещи старших братьев и сестер. И с едой все еще бывают проблемы. А игрушки? Их зачастую просто нет. Но ведь можно сделать и самому. Может быть потом, через несколько лет, эти навыки пригодятся, когда они будут собирать свои электрогитары.
В это время и формируется самая первая, незамысловатая мотивация – жить лучше. Преодолевая трудности, не смотря ни на что, идти к своей цели.

- Все правильно, Рита. Но ведь такая ситуация была в каждой воевавшей стране. Италия то чем от Англии отличается? - спросил Николай Викторович. – Почему у них такая музыка не появилась?

- Я, Николай, даже и половины пока не рассказала. Сейчас я продолжу, и ты сам все поймешь.

Она взяла чашечку кофе.
- В 50-е годы на экранах кинотеатров идут американские фильмы, звучит американская музыка. Фабрика грез оказывает огромное влияние на подрастающих мальчишек. Вот они – настоящие герои: сильные и успешные. А когда споют свои хиты Билл Хейли и Чак Берри, появятся пластинки Пресли и Ричарда, сформируется, как стиль, рок-н-ролл, то, как говорили в то время: “цели определены, задачи поставлены”. Плюс ко всему – это язык, понятный и почти такой же, английский язык. Это к твоему вопросу об Италии.

- В Англии и свои музыкальные традиции весьма богаты. В школах есть уроки пения, и это не простая формальность. К тому же, навыки вокала можно получить в церковном хоре. Во многих семьях есть фортепиано и в праздник кто-нибудь из родственников или друзей исполнит всем знакомую песню, а остальные подтянут. А если ребенок ходит в музыкальную школу – его удел: классика, но как она поможет, когда он начнет свои первые эксперименты в рок-музыке.

- Не будем забывать, где происходят описываемые события. На ОСТРОВЕ!
Этому месту на планете я придаю некий сакральный смысл, - сказала Рита с какими-то таинственными нотками в голосе. – Вот уж точно – обласканное богом место, говорю, конечно же, о том времени.
- Я не очень высокопарно? – она изучающее смотрела на собеседника.

Николай отрицательно помотал головой. Когда человеку говорят то, что он хочет услышать, когда напротив приятный и умный рассказчик, которому веришь, как самому себе – все кажется абсолютно логичным. А как созвучно собственным мыслям. И сомнений быть не может.

- Так вот… Мне иной раз кажется, что это просто большой дом, где все знакомы. Соседи приходят в гости, но не за солью и спичками, а за свежими идеями, новым звуком, и, конечно же, в поисках единомышленников. На ОСТРОВЕ все друг друга знают, если не знают, то хоть раз видели, ну, а если не видели, то слышали от своих знакомых. Разве не удивительно, что Холдер, уже получивший признание, покупает вещи у пока никому не известного труженика торговли Меркьюри. А тот верит в свою звезду и обещает Нодди, что скоро станет еще более успешным музыкантом.

- Это я немного в будущее забежала. А пока наступили 60-годы. Будущие рок-звезды в данный момент еще очень молодые люди, но у них уже появились свои инструменты, кое-кто даже играет в никому не известных группах. А дома - многочасовое совершенствование техники, поиск новых гармоний, и все это для того, чтобы завтра прийти на репетицию и доказать, что ты лучший.

И вот, представь себе: то, что уже есть в них, весь потенциал, о котором мы сейчас говорили – очень напоминает сжатую пружину, которая стремительно распрямится в 70-80 годы. Когда придет их время.

Рита немного помолчала.
- Ну, вот и все, Коля. Вот вы все и узнали. Как видите, нет здесь никакой тайны. Наоборот, все очень просто, - она неожиданно перешла на “вы” и посмотрела на часы. – Мне пора, десять вечера уже.

Состояние, в котором пребывал Николай Викторович описать довольно трудно, но если попробовать передать одним словом, то слово это – катарсис.
Глаза его были закрыты, глубочайшее блаженство читалось на лице. Правда в голове неожиданно возникла и также стремительно исчезла странная мысль: “большие знания рождают большие печали”.

Он нехотя вернулся в реальность, молча упаковал винил в специально приготовленную коробку и повернулся к уже успевшей одеться Рите.

- Напомните, Николай, сколько я должна за эти великолепные пластинки, -     она открыла сумочку.

- А знаете, Рита, - Коля помолчал, собираясь с мыслями. – Этот винил я вам подарю. Так хорошо мне давно не было. Вы отличный собеседник.

В этот момент он хотел лишь одного: увидеть ее еще раз. Для этого все средства хороши, конечно, в рамках Уголовного Кодекса. Возможно, подарок меломана другому ценителю музыки поможет завязать продолжительные отношения. А сказать, что внешность Риты никак не повлияла на это решение, значит, погрешить против истины. Хотя Николай Викторович мысль эту отметал, категорически.

- Это очень дорогой подарок, - она опустила глаза, в темных зрачках опять сверкнули серебряные искорки. – Девушка не может такой принять.
- И все-таки, сколько?

Мысль, неожиданно пришедшая в голову, показалась Николаю гениальной:
- Раз вы не можете просто взять, я продам их вам. За один рубль!
Вы спросили, сколько стоит, а я назначил цену. Все честно.

- Спасибо, Коля. И до свидания. Очень рада знакомству, - Рита протянула монету и открыла дверь. – Не провожайте.

Николай Викторович дождался пока закроются створки лифта и подбежал к окну. Он увидел, как его необычная гостья обернулась и помахала рукой, будто знала, что тот приник к стеклу. Она села в большой автомобиль, неразличимого в темноте цвета и завела двигатель. Через мгновение машина выбросила из выхлопных труб два огромных снопа искр, а потом растаяла в октябрьской ночи.

Коля опустился в кресло и окинул глазами изрядно поредевшую коллекцию.
- Интересно, увидимся ли мы еще раз? В конце концов, электронный адрес остался. Через недельку, чтобы не быть чересчур навязчивым, обязательно напишу.

- А вот захочет ли она? – он достал из кармана рубль. – Если решка – встретимся обязательно.

Николай высоко подбросил монетку, ловко поймал ее и припечатал к тыльной стороне ладони. На реверсе рубля вместо двуглавого орла был отчеканен узколицый длиннобородый лик, немного похожий на одного известного рок-музыканта и, очень сильно, на какого-то персонажа из голливудского ужастика. Вот только на какого? Николай Викторович в задумчивости поднял глаза к потолку, а когда снова взглянул на монету, то с удивлением обнаружил, что ему, хитро подмигивает сам Князь Тьмы.

Рейтинг: +2 218 просмотров
Комментарии (1)
Лилия Вернер # 24 января 2014 в 13:29 0
Интересный, кольцевой сюжет . Лексика отличная. Просто не к чему придраться. Ну и сама тема- тема искушения, казалось бы, такая древняя, а раскрыта так ново и так блистательно. Качественно, профессионально написано.
Ответить | Удалить