Хулиган.

18 ноября 2013 - Юрий Таманский

Хулиган.

 

Марина Викторовна Небожинская, судья городского суда, сидела за своим рабочим столом в раздумьях. В последнее время её периодически одолевали проблемы, которые создавал бывший муж Вячеслав.

- Он очевидно только после развода понял, что именно потерял из-за своей неверности, - с огорчением подумала она о когда-то неудачно выбранном спутнике жизни.

Видимость благополучия лопнула в их семье полгода назад.

Марина Викторовна откинулась на высокую спинку рабочего кресла и с грустью посмотрела в окно. Серое зимнее с розовым оттенком небо навивало тоску, не хотелось ничего делать. Посидев немного со своими мыслями наедине, она усилием воли заставила себя встряхнуться и приступить к работе.

- Исполнять обязанности надо, вершить судьбы! - произнесла возбуждённо Небожинская вслух в пустом рабочем кабинете.

Марина Викторовна пристально посмотрела на стопки папок, в которых ждали своей очереди рассмотрения дела имущественных и иных споров. Она на секунды задержала на них взгляд.

- В этих бумагах чаяние людей: их ожидания, раскаяния, сомнения. Каждый из них с нетерпением ждёт решения своих вопросов по имуществу, для кого-то они станут даже судьбоносными. А объединяет всех этих граждан – надежда на справедливость.

После «лирического» отступления она стала перекладывать папки с делами из одной стопки в другую, бегло знакомясь с историей конфликта. Судья решала, какие из них необходимо рассматривать в первую очередь, а какие могут и подождать.

- Так, гражданин Самохвалов взял в долг у гражданина Каменева крупную сумму денег…, - она дальше пробежала бегло глазами по тексту и отложила дело на другой край стола.

Судья отнесла его к второстепенным. Следующее, ей показалось более серьёзным, она отправила папку в стопку первоочередных, для более тщательного изучения.

В седьмом, по счету, взятом в руки деле под номером №12, цифра, которую она всегда считала для себя счастливой, Небожинская прочитала: «Гражданский иск гражданки Погореловой к гражданину Валетову».

- Валетов, Валетов…, - судья на секунду задумалась. – Когда-то я это уже слышала, фамилия звучащая. Кажется что-то из моего далёкого детства.

Марина Викторовна начала медленно переворачивать страницы.

- Вот, - произнесла она, и глаза быстро побежали по строчкам. – «Валетов Сергей Петрович, 1967 года рождения…».

Она пропустила часть текста, и её палец остановился на том, что искала – месте проживания фигуранта.

- … улица Ореховая №25.

У серьёзной молодой женщины мечтательно заблестели глаза, она улыбнулась.

- Земля круглая, и люди часто идут навстречу друг другу.

Небожинская с утроенной энергией внимательно стала изучать гражданский иск гражданки Погореловой Надежды Фёдоровны к Сергею Петровичу Валетову. Дело не стоило и выеденного яйца, обычные претензии скандальной соседки к неуступчивому соседу. Нешуточный интерес у судьи возник по одной простой причине – она когда-то давно в детстве, будучи маленькой девочкой с косичками, с мамой и папой проживала в частном секторе на этой самой улице Ореховой только в доме №29. Марина Викторовна даже персонажей данного дела быстро вспомнила.

- Семья Погореловых ещё в те далёкие годы слыла склочной и скандальной, - судья отвлеклась от чтения и предалась воспоминаниям. – Эта Надя, по всей видимости, их старшая дочь. Узнаю по почерку, - она усмехнулась. – Что же такого совершил Валетов?

Небожинская нашла в деле и прочитала то место, где было указанно, собственно из-за чего разгорелся у них весь этот «сыр-бор». Оказывается, он отпилил ветки соседского дерева, которые свисали над его крышей и в ветреную погоду по ней сильно колотили.

Она задумчиво посмотрела в окно.

- Сергей Петрович, Сергей Петрович!

Взгляд её остановился на голых ветках дерева растущего под окном здания суда.

- Не тем ты для меня знаменит, что до сих пор хулиганишь, а то, что особый «фрукт».

Из памяти всплыл и перед глазами её появился эпизод из тех давних времён…

На скамейке в начале улицы, направляясь после школы, домой, расположились юноши. Это были четыре восьмиклассника, подрастающее поколение сего района. Трое из них расселись на скамейке, а четвёртый стоял перед товарищами и, размахивая руками, рассказывал им что-то интересное. Они громко, до неприличия смеялись, перекрикивая друг друга, дополняли рассказ одноклассника своими репликами и шутками. Это был тот возраст и время, когда прохожие, наблюдая за их поведением, называли парней обидным словом – «лоботрясы». Заводилой в этой компании слыл известный уличный хулиган - Сергей Валетов. Мимо них проходила девочка, пятиклассница Марина Пушкова. Со стороны она выглядела просто образцом идеальной школьницы: строгое коричневое платье с белыми манжетами и воротничком, косички с большими бантами и белоснежные гольфы. «Ангела» с ранцем, за хрупкими плечиками, отличало от других школьниц ещё и очень красивое личико.

Сергей боковым зрением заметил, что по дороге к ним приближается его соседка Маринка.

- О, соседка идёт, - предупредил он дружков, - сейчас я её подколю. Посмотрите, как девчонка интересно смущаться будет, - подогрел он интерес товарищей.

- Кто такая? – поинтересовался у него Алик.

- Квартирантка бабы Мани, рядом со мной живёт. Мать и отец - юристы. В нашем районе всё больше шофера да слесари, а тут…, - он почесал затылок, - интеллигенция!

Девочка поравнялась с компанией и обратила внимание, что ребята заинтересованно смотрят в её сторону. Она скосила глазки, и не поворачивая головы, тихо произнесла: «Здравствуйте». Марина застенчиво перевела взгляд под ноги и пошла дальше. Валетов стоял к ней спиной. Когда он увидел, что друзья его уже не слушают и смотрят мимо, он обернулся.

- Маринка, покажи! – крикнул он с серьезным видом.

- Дурак ты, Серёжка, я маме всё расскажу! – слова её звучали тревожно и выразительно.

Девчонка покраснела и ускорила шаг. Молодые «жеребцы» громко и разнузданно рассмеялись на всю улицу.

Через год семья Пушковых переехала в другой район на новую съёмную квартиру. Марина пошла в другую школу и пути их больше не пересекались…

Марина Викторовна остановила свои воспоминания.

- Интересно, кем стал тот хулиган Серёжка Валетов. Насколько я помню, он на удивление всем окружающим не плохо учился в школе.

Она покопалась в деле.

- Вот! «…Валетов С.П. офицер запаса, капитан 3 ранга…», - прошептала она, не веря своим глазам.

Лицо судьи застыло в изумлении.

- Это надо же!

Небожинская никогда бы не могла подумать, что они с хулиганом Серёжкой окажутся людьми одного социального слоя. Марина всегда помнила, что он – из обычной «рабоче – крестьянской» семьи, она – из семьи интеллигенции. Судья стала дальше вычитывать его биографию.

- Разведённый, - прочитала Небожинская.

На лице её появилась лёгкая грусть, подобное ключевое слово всегда задевает за самое живое.

- К сожалению, здесь наши с ним судьбы схожи.

Она призадумалась.

- Взгреть бы этого Серёжу по старой памяти, да посильней, да так чтобы запомнилось ему на всю оставшуюся жизнь, - вдруг завелась она. – Как он когда-то меня маленькую при своих друзьях - остолопах обидел. Ладно, там видно будет.

Через неделю судья Марина Викторовна Небожинская проводила заседание. После завершения трёх рассмотренных дел, она взяла в руки то, которое ждала с особым нетерпением и лёгким трепетом. Сердце предательски усиленно застучало. Она сняла очки, прикусила дужку и задумалась, сидя в пустом зале.

- А ведь он мне тогда, в детстве, даже нравился. Парень был сильный, отпор мог любому в районе дать. Это он только перед дружками своими хорохорился и рисовался, а так добрый человек по своей натуре был. Как-то меня возле школы даже от шпаны защитил. Помню ещё, что Сергей дружил со своей одноклассницей Ирой, так я ей даже завидовала и сожалела, что не в их возрасте была.

Вернулась секретарша.

- Марина Викторовна, прибыли фигуранты очередного дела, сидят в коридоре и мирно беседуют.

- Подождите, Антонина Петровна.

Она торопливо достала из сумочки губную помаду, духи и зеркальце. Небожинская подкрасила губки, подушилась и оценила себя на предмет привлекательности. Ведь она сегодня надела одно из самых лучших своих платьев и золотые серьги с маленькими бриллиантами. Закончив прихорашиваться, Марина Викторовна оценила сделанный вчера маникюр, надела очки и напустила строгий вид.

- Зовите.

В помещение вошла круглой формы женщина в годах, сильно смахивавшая на персонаж из детской сказки – «Колобок» и поздоровалась. За ней появился статный мужчина в чёрном костюме и модной рубашке с галстуком.

Глаза судьи и Валетова встретились.

- Надо же, какая красавица! - мелькнуло в голове у Сергея Петровича. – Неужели такие эффектные судьи бывают!

- Интересным кавалером стал наш уличный хулиган, - отметила мысленно судья.

Она не выдержав взгляда уверенного в себе мужчины, опустила глаза.

- Проходите и присаживайтесь, - предложила Небожинская.

- Похоже, что у судьи сегодня День рождения. Разоделась очень шикарно! – подумал Валетов. – Одно декольте чего стоит!

Пока они устраивались, она поверх очков рассматривала парня из детства.

- Приятной внешности мужчина: высокий, статный, слегка убелённые сединой виски, - перечисляла она его достоинства. – Хоть и из простой семьи, но чувствуется какая-то порода!

Небожинская произнесла казённую «шапку» перед началом заседания, а потом представилась.

- Заседание буду проводить я, судья Марина Викторовна Небожинская.

- Марина Викторовна, - перебил её Валетов, - разрешите мы с Надеждой Фёдоровной, прежде чем Вы начнёте, заявление сделаем.

Он посмотрел на Погорелову, а та в свою очередь на него, кивая головой.

- Хорошо, сделайте заявление.

- Мы с Надеждой Фёдоровной наш спор разрешили мирным путем, и пришли к взаимному соглашению, она ко мне больше претензий не имеет. Как говорится, худой мир лучше доброй ссоры, - говорил он выразительно и убедительно.

Соседка смотрела на него как на икону и постоянно поддакивала в знак согласия.

- Так что спор наш улажен, - добавил Сергей Петрович.

Судья после небольшой паузы согласилась.

- Вот и ладненько. Сейчас секретарь оформит бумаги, в которых вы распишетесь, и тогда будете свободны. А пока посидите в коридоре и подождите, - произнесла она без лишних слов и эмоций.

Через пятнадцать минут судья вызвала их в зал заседаний, спорщики поставили подписи в соответствующем месте документа и были отпущены.

Последним из помещения выходил Валетов.

- Сейчас он уйдёт и не узнает, кто перед ним сидел, вёл его дело, какой стала та Маринка – девчонка с бантиками. Теперь мы никогда не увидимся, как и 30 лет назад.

Она секунду колебалась.

- Сергей Петрович, задержитесь, пожалуйста, на минутку, - решилась Небожинская и окликнула его, мягким, просящим голосом.

Валетов остановился и с удивлённым лицом повернулся к судье.

- Присядьте, пожалуйста.

Он закрыл дверь, прошёл и сел в кресло напротив судьи.

- Вы меня совсем не помните? - спросила, Марина Викторовна слегка улыбнувшись.

Он пристально глядя на неё, отрицательно покачал головой.

- А Марину Пушкову с улицы Ореховой 29?

- Ёлки-палки, Марина! – он выдохнул воздух, у него заблестели глаза. – Какой ты стала красивой и важной дамой! Не верю своим глазам!

- Аналогично. Только вот в моих воспоминаниях Серёжка Валетов остался уличным хулиганом и сорвиголовой. А тут, читаю дело, оказывается, что он тоже не так прост – капитан 3 ранга в отставке!

- Намекаешь на то, что я «…ясень с видом деревенским приобщился к вальсам венским…»?

- Нет, я совсем не это имела ввиду.

- Ну, допустим, учился я неплохо, а то, что шебутной был тогда, так это молодость, на которую всё списать можно. Так сказать – юношеский максимализм в переизбытке.

Они сразу же в разговоре без каких-либо стеснений перешли на «ты», хотя по-началу их интерес друг к другу был прикрыт серьёзным выражением лиц.

- А тебе в жизни, как я понял, нравятся больше аккуратненькие пареньки в очочках?

- Нет, спасибо! Такой уже был, - ответила она, подумав о своём бывшем муже.

Марина вышла из-за стола, в туфельках на высокой шпильке гордо и грациозно прошла и села через одно кресло от него. Валетов, глядя на её стройность, сглотнул слюну. Они повернулись друг к другу, чтобы было удобнее вести беседу.

- Так ты значит замужем за неким Небожинским? – он сделал рукой жест театрально, выставив вверх указательный палец. - Кто он у тебя, если не секрет?

- Была.

- М-м-м…, - промычал Сергей, отведя глаза в сторону.

- А ты, похоже, как и мой неверный муж, тоже отставку получил.

- Я был верный муж, а причина расставания диаметрально противоположная твоей истории. Какой смысл об этом теперь вспоминать?

Она прочитала в его глазах, что разговор на эту тему Сергею неприятен.

- Да, да, не будем о грустных сторонах жизни нашей, - постаралась перевести разговор в другую плоскость Марина.

Валетов встрепенулся.

- Кстати, судьбу мою направила в нужное русло семья Островских, которые после вас поселились во времянке у бабы Мани. Глава семьи у них был морской офицер, а его жена учитель математики. С их сыном Виталиком мы были одного возраста, и в дальнейшем стали друзьями «не разлей вода». Он всегда мечтал пойти по стопам отца, ну и меня заразил этой идеей. К окончанию десятого класса матушка его нас подтянула в учебе, и поступление прошло как само собой разумеющееся. Только после окончания военно-морского училища судьба развела нас с другом в разные стороны – меня на север его на юг. Кстати, что ты сегодня вечером делаешь? – резко оборвал он повествование своей судьбы и без плавных переходов пошёл в наступление.

Марина Викторовна не по годам засмущалась, словно юная девчонка и пожала плечами. Ей подсознательно вдруг показалось, что с этими его словами в её жизни всё пошло по второму кругу.

- Ничего, - робко ответила она.

- Тогда приглашаю тебя в ресторан или театр. Короче, куда хочешь туда и приглашаю.

Она светясь, от появившегося откуда-то изнутри счастья, ответила: «Хорошо».

- Наверное, для этого я его и остановила, - оправдывалась она мысленно перед собой. Ничего неожиданного он ей не сказал, а голова почему-то пошла кругом.

Они договорились о встрече, попрощались и Сергей, не без эстетства, поцеловал ей ручку.

Сергей Петрович вышел из зала заседаний и с удивлением обнаружил, что соседка Надя не ушла домой. Увидев Валетова, она вскочила с места и мелкими шажками направилась к нему.

- Чего ты так долго? Что ещё хотела от тебя услышать эта расфуфыренная судья? – спрашивала она с какой-то тревогой в голосе.

Он ухмыльнулся и сделал паузу, пронзительно смотря на соседку.

- Спрашивала о тебе.

- А что именно? – у неё перехватило дух.

- Не гонишь ли ты самогон и не продаёшь ли его по ночам местным пьяницам.

Надежда Фёдоровна явно занервничала, покраснела и нахмурила брови.

- Конечно, нет! Серёжа, ты же меня знаешь?!

- Вот я и ответил, что нет.

Валетов продолжал хитро смотреть на соседку. Разыграл он сценку с одной лишь целью, чтобы она впредь боялась разоблачения и не ходила больше никуда с пустяшными жалобами. Своего рода подцепил на крючок.

- Ладно, не переживай. Пойдём к моей машине, подвезу домой, - он добродушно улыбнулся.

- Спасибо, Серёженька.

Она бежала за ним как благодарная собачонка.

* * *

Прошёл год. Между плотных штор в комнату пробился яркий солнечный луч, осветив овальный стол с шикарным букетом роз и широкую кровать. Сергей Валетов полулежал, развалившись на пышных подушках. Рядом крепко прижавшись к нему и прикрыв глаза, примостилась вся раскрасневшаяся от счастья Марина.

- Вот тебе и моя счастливая цифра «12», которая считается символом совершенства, полноты и единства, - нарушила она молчание, промурлыкав.

- О чём ты? – недоумённо переспросил он.

- Да, так, - ответила Марина неопределённо, размышляя о деле №12 с которого всё и начиналось.

Оба о чём-то задумались на секунду.

- Слушай, я всё не решался спросить, у вас там все судьи так наряжаются на процессы – надевают праздничные платья с глубоким декольте, серьги с бриллиантами? А какая была причёска!

- Догадайся, - ответила она уклончиво и уткнулась лицом ему в грудь.

- Фемиде стало жарко, оголила плечи и кое-что ещё, - пошутил он в своём стиле.

- До нашей с тобой встречи, я слыла неприступной, как крепость, - медленно и тихо, словно во сне, произнесла Марина.

- Для Валетова никогда не существовали неприступные бастионы, - он самодовольно улыбнулся.

- Я не должна была тебя прощать, - продолжала шептать она. – Ты меня когда-то в детстве очень сильно обидел.

- Не помню, - с озадаченным видом ответил он.

- Зато я помню, - улыбнулась она.

- Всё равно же показала, - с хитрым выражением лица произнёс он и скосился на подружку.

- Дурак ты, Серёжка, - вскрикнула она непроизвольно, вскочила на кровати, не стесняясь наготы своей, и ударила его подушкой.

- Ты забыла добавить: «Я маме всё расскажу», - продолжал издеваться он.

Она замерла, снова замахнувшись подушкой.

- Значит, он всё помнил, - мелькнуло в голове. – Плут! – закричала она.

При следующем замахе, Сергей перехватил её руку, тело, крепко прижал к себе, и влюблённая пара застыла в глубоком поцелуе. Это, по всем признакам, было похоже на внезапно вспыхнувшую год назад крепкую любовь после тридцатилетней паузы.

 

 

Ю. Таманский

г. Севастополь 2013г.

 

 

© Copyright: Юрий Таманский, 2013

Регистрационный номер №0170305

от 18 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0170305 выдан для произведения:

Хулиган.

 

Марина Викторовна Небожинская, судья городского суда, сидела за своим рабочим столом в раздумьях. В последнее время её периодически одолевали проблемы, которые создавал бывший муж Вячеслав.

- Он очевидно только после развода понял, что именно потерял из-за своей неверности, - с огорчением подумала она о когда-то неудачно выбранном спутнике жизни.

Видимость благополучия лопнула в их семье полгода назад.

Марина Викторовна откинулась на высокую спинку рабочего кресла и с грустью посмотрела в окно. Серое зимнее с розовым оттенком небо навивало тоску, не хотелось ничего делать. Посидев немного со своими мыслями наедине, она усилием воли заставила себя встряхнуться и приступить к работе.

- Исполнять обязанности надо, вершить судьбы! - произнесла возбуждённо Небожинская вслух в пустом рабочем кабинете.

Марина Викторовна пристально посмотрела на стопки папок, в которых ждали своей очереди рассмотрения дела имущественных и иных споров. Она на секунды задержала на них взгляд.

- В этих бумагах чаяние людей: их ожидания, раскаяния, сомнения. Каждый из них с нетерпением ждёт решения своих вопросов по имуществу, для кого-то они станут даже судьбоносными. А объединяет всех этих граждан – надежда на справедливость.

После «лирического» отступления она стала перекладывать папки с делами из одной стопки в другую, бегло знакомясь с историей конфликта. Судья решала, какие из них необходимо рассматривать в первую очередь, а какие могут и подождать.

- Так, гражданин Самохвалов взял в долг у гражданина Каменева крупную сумму денег…, - она дальше пробежала бегло глазами по тексту и отложила дело на другой край стола.

Судья отнесла его к второстепенным. Следующее, ей показалось более серьёзным, она отправила папку в стопку первоочередных, для более тщательного изучения.

В седьмом, по счету, взятом в руки деле под номером №12, цифра, которую она всегда считала для себя счастливой, Небожинская прочитала: «Гражданский иск гражданки Погореловой к гражданину Валетову».

- Валетов, Валетов…, - судья на секунду задумалась. – Когда-то я это уже слышала, фамилия звучащая. Кажется что-то из моего далёкого детства.

Марина Викторовна начала медленно переворачивать страницы.

- Вот, - произнесла она, и глаза быстро побежали по строчкам. – «Валетов Сергей Петрович, 1967 года рождения…».

Она пропустила часть текста, и её палец остановился на том, что искала – месте проживания фигуранта.

- … улица Ореховая №25.

У серьёзной молодой женщины мечтательно заблестели глаза, она улыбнулась.

- Земля круглая, и люди часто идут навстречу друг другу.

Небожинская с утроенной энергией внимательно стала изучать гражданский иск гражданки Погореловой Надежды Фёдоровны к Сергею Петровичу Валетову. Дело не стоило и выеденного яйца, обычные претензии скандальной соседки к неуступчивому соседу. Нешуточный интерес у судьи возник по одной простой причине – она когда-то давно в детстве, будучи маленькой девочкой с косичками, с мамой и папой проживала в частном секторе на этой самой улице Ореховой только в доме №29. Марина Викторовна даже персонажей данного дела быстро вспомнила.

- Семья Погореловых ещё в те далёкие годы слыла склочной и скандальной, - судья отвлеклась от чтения и предалась воспоминаниям. – Эта Надя, по всей видимости, их старшая дочь. Узнаю по почерку, - она усмехнулась. – Что же такого совершил Валетов?

Небожинская нашла в деле и прочитала то место, где было указанно, собственно из-за чего разгорелся у них весь этот «сыр-бор». Оказывается, он отпилил ветки соседского дерева, которые свисали над его крышей и в ветреную погоду по ней сильно колотили.

Она задумчиво посмотрела в окно.

- Сергей Петрович, Сергей Петрович!

Взгляд её остановился на голых ветках дерева растущего под окном здания суда.

- Не тем ты для меня знаменит, что до сих пор хулиганишь, а то, что особый «фрукт».

Из памяти всплыл и перед глазами её появился эпизод из тех давних времён…

На скамейке в начале улицы, направляясь после школы, домой, расположились юноши. Это были четыре восьмиклассника, подрастающее поколение сего района. Трое из них расселись на скамейке, а четвёртый стоял перед товарищами и, размахивая руками, рассказывал им что-то интересное. Они громко, до неприличия смеялись, перекрикивая друг друга, дополняли рассказ одноклассника своими репликами и шутками. Это был тот возраст и время, когда прохожие, наблюдая за их поведением, называли парней обидным словом – «лоботрясы». Заводилой в этой компании слыл известный уличный хулиган - Сергей Валетов. Мимо них проходила девочка, пятиклассница Марина Пушкова. Со стороны она выглядела просто образцом идеальной школьницы: строгое коричневое платье с белыми манжетами и воротничком, косички с большими бантами и белоснежные гольфы. «Ангела» с ранцем, за хрупкими плечиками, отличало от других школьниц ещё и очень красивое личико.

Сергей боковым зрением заметил, что по дороге к ним приближается его соседка Маринка.

- О, соседка идёт, - предупредил он дружков, - сейчас я её подколю. Посмотрите, как девчонка интересно смущаться будет, - подогрел он интерес товарищей.

- Кто такая? – поинтересовался у него Алик.

- Квартирантка бабы Мани, рядом со мной живёт. Мать и отец - юристы. В нашем районе всё больше шофера да слесари, а тут…, - он почесал затылок, - интеллигенция!

Девочка поравнялась с компанией и обратила внимание, что ребята заинтересованно смотрят в её сторону. Она скосила глазки, и не поворачивая головы, тихо произнесла: «Здравствуйте». Марина застенчиво перевела взгляд под ноги и пошла дальше. Валетов стоял к ней спиной. Когда он увидел, что друзья его уже не слушают и смотрят мимо, он обернулся.

- Маринка, покажи! – крикнул он с серьезным видом.

- Дурак ты, Серёжка, я маме всё расскажу! – слова её звучали тревожно и выразительно.

Девчонка покраснела и ускорила шаг. Молодые «жеребцы» громко и разнузданно рассмеялись на всю улицу.

Через год семья Пушковых переехала в другой район на новую съёмную квартиру. Марина пошла в другую школу и пути их больше не пересекались…

Марина Викторовна остановила свои воспоминания.

- Интересно, кем стал тот хулиган Серёжка Валетов. Насколько я помню, он на удивление всем окружающим не плохо учился в школе.

Она покопалась в деле.

- Вот! «…Валетов С.П. офицер запаса, капитан 3 ранга…», - прошептала она, не веря своим глазам.

Лицо судьи застыло в изумлении.

- Это надо же!

Небожинская никогда бы не могла подумать, что они с хулиганом Серёжкой окажутся людьми одного социального слоя. Марина всегда помнила, что он – из обычной «рабоче – крестьянской» семьи, она – из семьи интеллигенции. Судья стала дальше вычитывать его биографию.

- Разведённый, - прочитала Небожинская.

На лице её появилась лёгкая грусть, подобное ключевое слово всегда задевает за самое живое.

- К сожалению, здесь наши с ним судьбы схожи.

Она призадумалась.

- Взгреть бы этого Серёжу по старой памяти, да посильней, да так чтобы запомнилось ему на всю оставшуюся жизнь, - вдруг завелась она. – Как он когда-то меня маленькую при своих друзьях - остолопах обидел. Ладно, там видно будет.

Через неделю судья Марина Викторовна Небожинская проводила заседание. После завершения трёх рассмотренных дел, она взяла в руки то, которое ждала с особым нетерпением и лёгким трепетом. Сердце предательски усиленно застучало. Она сняла очки, прикусила дужку и задумалась, сидя в пустом зале.

- А ведь он мне тогда, в детстве, даже нравился. Парень был сильный, отпор мог любому в районе дать. Это он только перед дружками своими хорохорился и рисовался, а так добрый человек по своей натуре был. Как-то меня возле школы даже от шпаны защитил. Помню ещё, что Сергей дружил со своей одноклассницей Ирой, так я ей даже завидовала и сожалела, что не в их возрасте была.

Вернулась секретарша.

- Марина Викторовна, прибыли фигуранты очередного дела, сидят в коридоре и мирно беседуют.

- Подождите, Антонина Петровна.

Она торопливо достала из сумочки губную помаду, духи и зеркальце. Небожинская подкрасила губки, подушилась и оценила себя на предмет привлекательности. Ведь она сегодня надела одно из самых лучших своих платьев и золотые серьги с маленькими бриллиантами. Закончив прихорашиваться, Марина Викторовна оценила сделанный вчера маникюр, надела очки и напустила строгий вид.

- Зовите.

В помещение вошла круглой формы женщина в годах, сильно смахивавшая на персонаж из детской сказки – «Колобок» и поздоровалась. За ней появился статный мужчина в чёрном костюме и модной рубашке с галстуком.

Глаза судьи и Валетова встретились.

- Надо же, какая красавица! - мелькнуло в голове у Сергея Петровича. – Неужели такие эффектные судьи бывают!

- Интересным кавалером стал наш уличный хулиган, - отметила мысленно судья.

Она не выдержав взгляда уверенного в себе мужчины, опустила глаза.

- Проходите и присаживайтесь, - предложила Небожинская.

- Похоже, что у судьи сегодня День рождения. Разоделась очень шикарно! – подумал Валетов. – Одно декольте чего стоит!

Пока они устраивались, она поверх очков рассматривала парня из детства.

- Приятной внешности мужчина: высокий, статный, слегка убелённые сединой виски, - перечисляла она его достоинства. – Хоть и из простой семьи, но чувствуется какая-то порода!

Небожинская произнесла казённую «шапку» перед началом заседания, а потом представилась.

- Заседание буду проводить я, судья Марина Викторовна Небожинская.

- Марина Викторовна, - перебил её Валетов, - разрешите мы с Надеждой Фёдоровной, прежде чем Вы начнёте, заявление сделаем.

Он посмотрел на Погорелову, а та в свою очередь на него, кивая головой.

- Хорошо, сделайте заявление.

- Мы с Надеждой Фёдоровной наш спор разрешили мирным путем, и пришли к взаимному соглашению, она ко мне больше претензий не имеет. Как говорится, худой мир лучше доброй ссоры, - говорил он выразительно и убедительно.

Соседка смотрела на него как на икону и постоянно поддакивала в знак согласия.

- Так что спор наш улажен, - добавил Сергей Петрович.

Судья после небольшой паузы согласилась.

- Вот и ладненько. Сейчас секретарь оформит бумаги, в которых вы распишетесь, и тогда будете свободны. А пока посидите в коридоре и подождите, - произнесла она без лишних слов и эмоций.

Через пятнадцать минут судья вызвала их в зал заседаний, спорщики поставили подписи в соответствующем месте документа и были отпущены.

Последним из помещения выходил Валетов.

- Сейчас он уйдёт и не узнает, кто перед ним сидел, вёл его дело, какой стала та Маринка – девчонка с бантиками. Теперь мы никогда не увидимся, как и 30 лет назад.

Она секунду колебалась.

- Сергей Петрович, задержитесь, пожалуйста, на минутку, - решилась Небожинская и окликнула его, мягким, просящим голосом.

Валетов остановился и с удивлённым лицом повернулся к судье.

- Присядьте, пожалуйста.

Он закрыл дверь, прошёл и сел в кресло напротив судьи.

- Вы меня совсем не помните? - спросила, Марина Викторовна слегка улыбнувшись.

Он пристально глядя на неё, отрицательно покачал головой.

- А Марину Пушкову с улицы Ореховой 29?

- Ёлки-палки, Марина! – он выдохнул воздух, у него заблестели глаза. – Какой ты стала красивой и важной дамой! Не верю своим глазам!

- Аналогично. Только вот в моих воспоминаниях Серёжка Валетов остался уличным хулиганом и сорвиголовой. А тут, читаю дело, оказывается, что он тоже не так прост – капитан 3 ранга в отставке!

- Намекаешь на то, что я «…ясень с видом деревенским приобщился к вальсам венским…»?

- Нет, я совсем не это имела ввиду.

- Ну, допустим, учился я неплохо, а то, что шебутной был тогда, так это молодость, на которую всё списать можно. Так сказать – юношеский максимализм в переизбытке.

Они сразу же в разговоре без каких-либо стеснений перешли на «ты», хотя по-началу их интерес друг к другу был прикрыт серьёзным выражением лиц.

- А тебе в жизни, как я понял, нравятся больше аккуратненькие пареньки в очочках?

- Нет, спасибо! Такой уже был, - ответила она, подумав о своём бывшем муже.

Марина вышла из-за стола, в туфельках на высокой шпильке гордо и грациозно прошла и села через одно кресло от него. Валетов, глядя на её стройность, сглотнул слюну. Они повернулись друг к другу, чтобы было удобнее вести беседу.

- Так ты значит замужем за неким Небожинским? – он сделал рукой жест театрально, выставив вверх указательный палец. - Кто он у тебя, если не секрет?

- Была.

- М-м-м…, - промычал Сергей, отведя глаза в сторону.

- А ты, похоже, как и мой неверный муж, тоже отставку получил.

- Я был верный муж, а причина расставания диаметрально противоположная твоей истории. Какой смысл об этом теперь вспоминать?

Она прочитала в его глазах, что разговор на эту тему Сергею неприятен.

- Да, да, не будем о грустных сторонах жизни нашей, - постаралась перевести разговор в другую плоскость Марина.

Валетов встрепенулся.

- Кстати, судьбу мою направила в нужное русло семья Островских, которые после вас поселились во времянке у бабы Мани. Глава семьи у них был морской офицер, а его жена учитель математики. С их сыном Виталиком мы были одного возраста, и в дальнейшем стали друзьями «не разлей вода». Он всегда мечтал пойти по стопам отца, ну и меня заразил этой идеей. К окончанию десятого класса матушка его нас подтянула в учебе, и поступление прошло как само собой разумеющееся. Только после окончания военно-морского училища судьба развела нас с другом в разные стороны – меня на север его на юг. Кстати, что ты сегодня вечером делаешь? – резко оборвал он повествование своей судьбы и без плавных переходов пошёл в наступление.

Марина Викторовна не по годам засмущалась, словно юная девчонка и пожала плечами. Ей подсознательно вдруг показалось, что с этими его словами в её жизни всё пошло по второму кругу.

- Ничего, - робко ответила она.

- Тогда приглашаю тебя в ресторан или театр. Короче, куда хочешь туда и приглашаю.

Она светясь, от появившегося откуда-то изнутри счастья, ответила: «Хорошо».

- Наверное, для этого я его и остановила, - оправдывалась она мысленно перед собой. Ничего неожиданного он ей не сказал, а голова почему-то пошла кругом.

Они договорились о встрече, попрощались и Сергей, не без эстетства, поцеловал ей ручку.

Сергей Петрович вышел из зала заседаний и с удивлением обнаружил, что соседка Надя не ушла домой. Увидев Валетова, она вскочила с места и мелкими шажками направилась к нему.

- Чего ты так долго? Что ещё хотела от тебя услышать эта расфуфыренная судья? – спрашивала она с какой-то тревогой в голосе.

Он ухмыльнулся и сделал паузу, пронзительно смотря на соседку.

- Спрашивала о тебе.

- А что именно? – у неё перехватило дух.

- Не гонишь ли ты самогон и не продаёшь ли его по ночам местным пьяницам.

Надежда Фёдоровна явно занервничала, покраснела и нахмурила брови.

- Конечно, нет! Серёжа, ты же меня знаешь?!

- Вот я и ответил, что нет.

Валетов продолжал хитро смотреть на соседку. Разыграл он сценку с одной лишь целью, чтобы она впредь боялась разоблачения и не ходила больше никуда с пустяшными жалобами. Своего рода подцепил на крючок.

- Ладно, не переживай. Пойдём к моей машине, подвезу домой, - он добродушно улыбнулся.

- Спасибо, Серёженька.

Она бежала за ним как благодарная собачонка.

* * *

Прошёл год. Между плотных штор в комнату пробился яркий солнечный луч, осветив овальный стол с шикарным букетом роз и широкую кровать. Сергей Валетов полулежал, развалившись на пышных подушках. Рядом крепко прижавшись к нему и прикрыв глаза, примостилась вся раскрасневшаяся от счастья Марина.

- Вот тебе и моя счастливая цифра «12», которая считается символом совершенства, полноты и единства, - нарушила она молчание, промурлыкав.

- О чём ты? – недоумённо переспросил он.

- Да, так, - ответила Марина неопределённо, размышляя о деле №12 с которого всё и начиналось.

Оба о чём-то задумались на секунду.

- Слушай, я всё не решался спросить, у вас там все судьи так наряжаются на процессы – надевают праздничные платья с глубоким декольте, серьги с бриллиантами? А какая была причёска!

- Догадайся, - ответила она уклончиво и уткнулась лицом ему в грудь.

- Фемиде стало жарко, оголила плечи и кое-что ещё, - пошутил он в своём стиле.

- До нашей с тобой встречи, я слыла неприступной, как крепость, - медленно и тихо, словно во сне, произнесла Марина.

- Для Валетова никогда не существовали неприступные бастионы, - он самодовольно улыбнулся.

- Я не должна была тебя прощать, - продолжала шептать она. – Ты меня когда-то в детстве очень сильно обидел.

- Не помню, - с озадаченным видом ответил он.

- Зато я помню, - улыбнулась она.

- Всё равно же показала, - с хитрым выражением лица произнёс он и скосился на подружку.

- Дурак ты, Серёжка, - вскрикнула она непроизвольно, вскочила на кровати, не стесняясь наготы своей, и ударила его подушкой.

- Ты забыла добавить: «Я маме всё расскажу», - продолжал издеваться он.

Она замерла, снова замахнувшись подушкой.

- Значит, он всё помнил, - мелькнуло в голове. – Плут! – закричала она.

При следующем замахе, Сергей перехватил её руку, тело, крепко прижал к себе, и влюблённая пара застыла в глубоком поцелуе. Это, по всем признакам, было похоже на внезапно вспыхнувшую год назад крепкую любовь после тридцатилетней паузы.

 

 

Ю. Таманский

г. Севастополь 2013г.

 

 

Рейтинг: +4 383 просмотра
Комментарии (2)
Виктор Винниченко # 18 ноября 2013 в 18:21 0
Хороший рассказ!
Серов Владимир # 19 ноября 2013 в 07:14 0
Отличный рассказ! super
Но должен констатировать, Юрий, что Вы совершенно не знаете работу судов, порядок проведения судебных заседаний и поведение судей в процессе. Это, к сожалению, наносит ущерб самому сюжету!