ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Глава 8. Командировки

 

Глава 8. Командировки

29 августа 2014 - Валентин Пирогов

ВАЛЕНТИН ПИРОГОВ

МОИ ВОЕННЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Глава 8

Командировки

 

Как то полковник  Лутовинов, в очередное посещение  нас, поделился проблемой. Он, подолгу своей службы, контролировал умение штабных офицеров вести стрельбы из танкового вооружения. Многие офицеры стрелять не умели. И при разборе стрельб ссылались на неисправность танковых стабилизаторов. И вот зам по тех определил меня на роль эксперта при оценке исправности стабилизатора. Для меня это была почетная обязанность.

И, вот поступила команда – убыть на отдаленный полигон.  Для таких целей очень подходил, имеющийся у нас в отделении КУНГ  на базе автомобиля ЗИЛ – 157. КУНГ – это автомобиль с кузовом  КУНГ (кунг) — аббревиатура, обозначающая кузов унифицированный нулевого (нормального) габарита. Наиболее распространены каркасно-металлический кузов-фургон КМ157 .  Устанавливаемые на шасси автомобиля ЗИЛ-157. Для обеспечения нормальных условий работы личного состава, оборудования и приборов кузов-фургон утеплен и снабжен отопительной установкой  в виде печки – буржуйки на твердом топливе. В качестве топлива у нас использовались брикеты бурого угля, которым был загружен КУНГ. Внутри КУНГ был оборудован верстаками, ванной для проварки сальников танковых двигателей. Практически это были три спальных места. Кроме того, имелось три съемных гамака. Были так же места хранения личных вещей экипажа.

Вот мы втроем – я, мастер - стабилизаторщик, водитель и инженер – электрик части ст. лейтенант Толочко  убыли в командировку на полигон. А дело было зимнее. Правда зима в Германии – это, в основном, два, три градуса тепла и дождь. Приехали, доложились, сдали продовольственные аттестаты. Получили команду – поставить автомобиль на охраняемую стоянку. Поставили, но ночевать в автомобиле не разрешается. Поужинали в столовой – полотке. И пошли искать ночлег. Стояли две огромные ротные палатки с печками, но забитые до предела солдатами. И много маленьких палаток без печек, но голых внутри. Для офицеров была благоустроенная гостиница.

В больших палатках солдат было битком набито, стать негде. И мы с водителем пошли искать место. Накрапывал дождь. В одной палатке мы нашли нечто типа картона. Нашли более-менее сухую палатку. Постелили этот картон на пол. Сняли шинели. Постелили оду шинель на картон, второй укрылись. Заснули. Но часа через два проснулись от холода. И я понял, что нам приходит п…ц!  И мы пошли бродить по территории. Вдали проблеснул свет. Оказалось, что это одна из полевых кухонь. Повара готовили завтрак. Мы объяснили, что замерзли, как цуцики. Нас напоили горячим чаем. Мы уселись вокруг костра, согрели ноги. Через полчаса один из поваров предупредил, что прошлый раз у одного из гостей сгорели подошвы сапог. Мы, конечно, риняли соответствующие мерыТакой кошмарной ночи у меня в армии больше не было.

Утром я рассказал Толочко все наши злоключения, но ему этого было не понять. Понял меня только полковник Лутовинов и дал команду ночевать нам в КУНГе, ина охраняемую стоянку его не ставить.  И мы, как люди, ночевали несколько ночей по-человечески.

И начались учебные стрельбы штабных офицеров.

Я, находился рядом с вышкой - командным пунктом стрельбища. Лутовинов наблюдал за стрельбой с вышки. После нескольких стрельб отстрелявшие строились возле вышки, а я получал задание осмотреть танк. Зачастую  выстрел не был произведен из-за не включенных тумблеров включения электроспусков  пушки и пулемета, о чем я тут же докладывал зампотеху. Часто было явное отсутствие навыков стрельбы. Мне всегда было удивительно, как , при такой умной технике можно не попасть по мишени? И однажды, при очень горячей разборке неуспехов, я тихонько попросил Лутовинова, разрешить ни разу, не стрелявшему сержанту, сделать один выстрел с хода. Он разрешил. И, я, таки попал в мишень. Не потому, что это был Я. А потому, что это была замечательная машина – Т 62

© Copyright: Валентин Пирогов, 2014

Регистрационный номер №0235909

от 29 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0235909 выдан для произведения:

АЛЕНТИН ПИРОГОВ

МОИ ВОЕННЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Глава 8

Командировки

 

Как то полковник  Лутовинов, в очередное посещение  нас, поделился проблемой. Он, подолгу своей службы, контролировал умение штабных офицеров вести стрельбы из танкового вооружения. Многие офицеры стрелять не умели. И при разборе стрельб ссылались на неисправность танковых стабилизаторов. И вот зам по тех определил меня на роль эксперта при оценке исправности стабилизатора. Для меня это была почетная обязанность.

И, вот поступила команда – убыть на отдаленный полигон.  Для таких целей очень подходил, имеющийся у нас в отделении КУНГ  на базе автомобиля ЗИЛ – 157. КУНГ – это автомобиль с кузовом  КУНГ (кунг) — аббревиатура, обозначающая кузов унифицированный нулевого (нормального) габарита. Наиболее распространены каркасно-металлический кузов-фургон КМ157 .  Устанавливаемые на шасси автомобиля ЗИЛ-157. Для обеспечения нормальных условий работы личного состава, оборудования и приборов кузов-фургон утеплен и снабжен отопительной установкой  в виде печки – буржуйки на твердом топливе. В качестве топлива у нас использовались брикеты бурого угля, которым был загружен КУНГ. Внутри КУНГ был оборудован верстаками, ванной для проварки сальников танковых двигателей. Практически это были три спальных места. Кроме того, имелось три съемных гамака. Были так же места хранения личных вещей экипажа.

Вот мы втроем – я, мастер - стабилизаторщик, водитель и инженер – электрик части ст. лейтенант Толочко  убыли в командировку на полигон. А дело было зимнее. Правда зима в Германии – это, в основном, два, три градуса тепла и дождь. Приехали, доложились, сдали продовольственные аттестаты. Получили команду – поставить автомобиль на охраняемую стоянку. Поставили, но ночевать в автомобиле не разрешается. Поужинали в столовой – полотке. И пошли искать ночлег. Стояли две огромные ротные палатки с печками, но забитые до предела солдатами. И много маленьких палаток без печек, но голых внутри. Для офицеров была благоустроенная гостиница.

В больших палатках солдат было битком набито, стать негде. И мы с водителем пошли искать место. Накрапывал дождь. В одной палатке мы нашли нечто типа картона. Нашли более-менее сухую палатку. Постелили этот картон на пол. Сняли шинели. Постелили оду шинель на картон, второй укрылись. Заснули. Но часа через два проснулись от холода. И я понял, что нам приходит п…ц!  И мы пошли бродить по территории. Вдали проблеснул свет. Оказалось, что это одна из полевых кухонь. Повара готовили завтрак. Мы объяснили, что замерзли, как цуцики. Нас напоили горячим чаем. Мы уселись вокруг костра, согрели ноги. Через полчаса один из поваров предупредил, что прошлый раз у одного из гостей сгорели подошвы сапог. Мы, конечно, риняли соответствующие мерыТакой кошмарной ночи у меня в армии больше не было.

Утром я рассказал Толочко все наши злоключения, но ему этого было не понять. Понял меня только полковник Лутовинов и дал команду ночевать нам в КУНГе, ина охраняемую стоянку его не ставить.  И мы, как люди, ночевали несколько ночей по-человечески.

И начались учебные стрельбы штабных офицеров.

Я, находился рядом с вышкой - командным пунктом стрельбища. Лутовинов наблюдал за стрельбой с вышки. После нескольких стрельб отстрелявшие строились возле вышки, а я получал задание осмотреть танк. Зачастую  выстрел не был произведен из-за не включенных тумблеров включения электроспусков  пушки и пулемета, о чем я тут же докладывал зампотеху. Часто было явное отсутствие навыков стрельбы. Мне всегда было удивительно, как , при такой умной технике можно не попасть по мишени? И однажды, при очень горячей разборке неуспехов, я тихонько попросил Лутовинова, разрешить ни разу, не стрелявшему сержанту, сделать один выстрел с хода. Он разрешил. И, я, таки попал в мишень. Не потому, что это был Я. А потому, что это была замечательная машина – Т 62
Рейтинг: 0 148 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!