ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Глава 2 Epaulettes shabby. Потрёпанные Эполеты.

Глава 2 Epaulettes shabby. Потрёпанные Эполеты.

9 июня 2015 - Nerot
article292801.jpg
Глава 2
Epaulettes shabby.
 
Мы прибыли в часть. Все толпились кто где, но при этом нас призывал к дисциплине сержант благим матом. Я не стану вдаваться в детали как он нас звал, но скажу, что это не относилось к людям. Нас троих сержант выдернул из толпы и сказал пройти к прапору. Где он и как его найти ясен пень мы не знали. А уж спрашивать зачем мы тем более не стали. В первый же день я понял, что мой отец позаботился о нашей службе очень даже хорошо. Просто на это как посмотреть. Мы втроём нашли прапора который, как и водится по логике шарился возле склада. Увидев меня и моих друзей. Он махнул рукой и показал жестом что нам идти за ним. Мы отошли в сторонку там, где не толпились солдатики как мы.
-Короче так Гришка. Сейчас зайдёте в кабинет я вам дам новые документы. Паспорта и прочую херню. Как я вам дам их на руки с этого момента привыкаете к новым именам и фамилиям. Твой отец дал вам шанс. Не просрите его. Мы последовали за прапором который был весьма подтянутым мужиком. А не как было принято считать, что прапор от мешка тяжело отличить. Он был ровесником моего дяди, младшего брата моего отца. Который был младше на лет десять. Не смотря на ужасную жару и духоту мы как-то смогли к ней привыкнуть. Прапор открыл папку что лежала у него в столе и протянул её нам. Там были паспорта и удостоверения личности с нашими фото всё как положено. Но бумаги были изрядно потрёпаны.
-Это чужие имена? И нам теперь к ним привыкать? Без этого ни как нельзя?
-Нельзя, на сколько я понимаю.  Прапор сел за свой стол достал из стола гранёный стакан и налил в него обычной воды что стояла в графинчике на столе.
-Всё полностью законно. Вы понимаете, что вас отправят в горячие точки воевать? Думаю, что понимаете. Эти документы принадлежали тоже солдатам таким же, как и вы. Только вот документы нашли, а солдат нет. Всё подобрано так что вас никто искать не станет. Эти трое были сироты из приюта и такое бывает.
-Мы взяли документы жмуриков?
-Двое точно груз 200. Только не на родине если что. А один пропал не так давно, и мы уверены, что скорее на мине подорвался.
-А если нас спросят те, кто их знал, что им говорить?
- Ты чё стёжишь! Однофамильцы и всё. И вообще впредь думайте кому и что говорите здесь. У вас другая жизнь теперь.
-Спасибо. Мы ушли, но в душе было паршивое чувство словно мы мародёры.
Каждый глянул своё новое имя и фамилию. Год рождения совпал у всех кроме меня. Мне снова 18ть. Первый месяц нас гоняли в хвост и гриву. И нам казалось, что это просто дурдом. Физ подготовка была хорошей. И, наверное, это было очень даже правильно. Так как последующие события нам это подтвердили на деле. Мы были на небольшом блок посту, который располагался на подножии одной горы. И смотрели мы на дорогу которая вела на мост через небольшую, но очень извилистую горную речушку. Вода была ледяной и её шум было слышно из далека. А в округе были густые деревья под кронами которых мы прятались от жары, когда конечно была возможность отойти ненадолго. Нас было шесть человек. Разумеется, Мишка, Пашка, Я, сержант и ещё двое солдатиков их звали Боря и Вася. В свободное время мы все поправляли наши укрепления из мешков с песком чистили оружие следили за периметром и вспоминали наш дом, иногда каждый рассказывал свою историю жизни. Темы были самые разные. И в принципе никогда не повторялись. Как говорил нам сержант и Вася радист, мы были далеко от тех мест где гибнут наши. У нас была провизия на месяц Уазик без дверей (для того чтобы быстро выскочить вовремя обстрела) и РПК который так полюбился Боре. Раз в месяц мы получали письма. Получали все кроме нас. Когда меня спросили почему мне никто не пишет я банально сказал, что за меня никто переживать не станет. Время летело, и мы только от Васи узнавали, что происходило в том мире куда мы слава богу пока не попали. Конечно отсутствие людей тоже сыграло свою роль. Думать о гражданке становилось не просто. Тем более зная, что там щас тоже не ахти. Настало время и за нами приехали, и наш сержант сдал пост как того и требовалось другим вновь прибывшим. А нас повезли в город. В этот день я увидел слишком много. Много того чего бы я не хотел видеть воочию. Подъезжая к городу мы увидели руины разгромленных зданий, воронки после арт обстрела. Трупы боевиков, которые лежали на мосту, когда мы проезжали реку. И всё это было реальностью. Больно становилось психике любого человека. Сгоревшие машины, БТР с заживо сгоревшими солдатами. В стенах отверстия от пуль. По прибытию я чувствовал дикий страх. Мне хотелось исчезнуть отсюда. Уйти куда угодно. Я понимал, что здесь слишком много смерти. Слишком много всего несправедливого и не кому совершенно ненужного насилия. Что давала эта война? Для нас ничего, кроме страдании за тех людей что здесь жили и воевали. Наш БТР остановился от внезапного огня по нам. Боевики сделали прорыв по тому флангу где была как все думали надёжная позиция. Их вылазка была успешной. Мы полетели с БТР как кегли в разные стороны. Все разбежались по ближайшим укрытиям. Обломки плит и каркасы машины были единственным местом куда мог залечь каждый из нас. В первую минуту мы потеряли Васю и остались без связи. Пули со свистом пронеслись возле меня, но они попали в парня который бежал ко мне что было сил. Он не успел. Его подкосило мгновенно. Он упал ничком лицом вниз. Я пытался понять с какой стороны ведут огонь, но это оказалось совсем непросто. Я не мог даже высунуться хотя бы на секунду. Мишка остался за БТР что был впереди меня в паре метров и прятался за ним как мог. Он вкопался в грязь как мог закрывая голову руками. Я увидел на руке Мишки кровь. Его форма пропитывалась кровью. Пашка был напротив меня и занял более удобное место чем мы. Он оказался за углом здания, до которого казалось всего ничего дойти или пробежать. Но это было невозможно. Когда я смог высунуться то увидел, что Борю мы потеряли самым первым. Он так и остался на БТР. Его сняли первым. Автоматная очередь попала в лоб БТР где сидел Борька. Голова его была неестественно вывернута, а в каске была сквозная дыра. Его кровь стекала по металлической броне боевой машины. Сержант отстреливался с ещё парой солдат в какой-то яме закрытой обломками плит. Я собрался и взял себя в руки. Но едва я успел это сделать как наши открыли ответный огонь. Треск автоматов и свист пуль прокатился по району где мы были. Прошло несколько минут может полчаса. Никто из нас не решился сделать и шагу на то чтобы отступить или попробовать занять удобное место для обстрела. Я ждал команды сержанта. Но потом понял, что он уже мёртв. В той яме где они были остался едва живой солдат имя, которого я не знал. Он был тяжело ранен. Облокотившись на землю и держа одной рукой рану на животе, а второй автомат он кричал нам что-то. Но я уже ничего не мог разобрать. Когда раздались ещё пару выстрелов, но уже ближе я увидел, что этот солдат мёртв. В эту секунду раздался страшный грохот, режущий уши, БТР взорвали с гранатомёта. Меня ударило от взрыва об камни на земле, и моя каска слетела с головы. Я ничего не видел не слышал и не мог пошевелится все онемело, и я еле-еле приходил в себя. Впереди я видел силуэты боевиков, которые расплывались у меня перед глазами. Они шли спокойно и уверено. Они знали, что мы не окажем сопротивления. Когда всё прояснилось я увидел, как на пять человек боевиков вылетел маленький очкарик Мишка с дикими глазами. Крепко сжав в руках армейский нож он начал двигаться как загнанный зверь которому уже на всё плевать кроме своей жизни. Этого они явно не ожидали. Простой очкарик отобрал жизни у пяти боевиков. Орудуя ножом как хирург. Первого он ударил в шею второго в глаз от третьего увернулся и со всего маху ударил в бок несколько раз. Четвёртый получил пулю в плечо от Пашки который прикрыл Мишку. Не теряя секунды Мишка перерезал ему глотку одним движением. Пятый застрелил бы парня если бы не забыл зарядить патроны в Калаш. Мишка кинулся на него и свалив его с матами зарезал его нанося удары куда попало. Я попытался встать. Но не успел. Меня резко ударили прикладом в висок и сквозь белую дымку в глазах, я увидел за своей спиной ещё кучу боевиков. Мишку и Пашку спасло прибытие подмоги. Они вовремя отступили назад. Это было последнее что я увидел в этот день.
 

 

© Copyright: Nerot, 2015

Регистрационный номер №0292801

от 9 июня 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0292801 выдан для произведения: Глава 2
Epaulettes shabby.
 
Мы прибыли в часть. Все толпились кто где, но при этом нас призывал к дисциплине сержант благим матом. Я не стану вдаваться в детали как он нас звал, но скажу, что это не относилось к людям. Нас троих сержант выдернул из толпы и сказал пройти к прапору. Где он и как его найти ясен пень мы не знали. А уж спрашивать зачем мы тем более не стали. В первый же день я понял, что мой отец позаботился о нашей службе очень даже хорошо. Просто на это как посмотреть. Мы втроём нашли прапора который, как и водится по логике шарился возле склада. Увидев меня и моих друзей. Он махнул рукой и показал жестом что нам идти за ним. Мы отошли в сторонку там, где не толпились солдатики как мы.
-Короче так Гришка. Сейчас зайдёте в кабинет я вам дам новые документы. Паспорта и прочую херню. Как я вам дам их на руки с этого момента привыкаете к новым именам и фамилиям. Твой отец дал вам шанс. Не просрите его. Мы последовали за прапором который был весьма подтянутым мужиком. А не как было принято считать, что прапор от мешка тяжело отличить. Он был ровесником моего дяди, младшего брата моего отца. Который был младше на лет десять. Не смотря на ужасную жару и духоту мы как-то смогли к ней привыкнуть. Прапор открыл папку что лежала у него в столе и протянул её нам. Там были паспорта и удостоверения личности с нашими фото всё как положено. Но бумаги были изрядно потрёпаны.
-Это чужие имена? И нам теперь к ним привыкать? Без этого ни как нельзя?
-Нельзя, на сколько я понимаю.  Прапор сел за свой стол достал из стола гранёный стакан и налил в него обычной воды что стояла в графинчике на столе.
-Всё полностью законно. Вы понимаете, что вас отправят в горячие точки воевать? Думаю, что понимаете. Эти документы принадлежали тоже солдатам таким же, как и вы. Только вот документы нашли, а солдат нет. Всё подобрано так что вас никто искать не станет. Эти трое были сироты из приюта и такое бывает.
-Мы взяли документы жмуриков?
-Двое точно груз 200. Только не на родине если что. А один пропал не так давно, и мы уверены, что скорее на мине подорвался.
-А если нас спросят те, кто их знал, что им говорить?
- Ты чё стёжишь! Однофамильцы и всё. И вообще впредь думайте кому и что говорите здесь. У вас другая жизнь теперь.
-Спасибо. Мы ушли, но в душе было паршивое чувство словно мы мародёры.
Каждый глянул своё новое имя и фамилию. Год рождения совпал у всех кроме меня. Мне снова 18ть. Первый месяц нас гоняли в хвост и гриву. И нам казалось, что это просто дурдом. Физ подготовка была хорошей. И, наверное, это было очень даже правильно. Так как последующие события нам это подтвердили на деле. Мы были на небольшом блок посту, который располагался на подножии одной горы. И смотрели мы на дорогу которая вела на мост через небольшую, но очень извилистую горную речушку. Вода была ледяной и её шум было слышно из далека. А в округе были густые деревья под кронами которых мы прятались от жары, когда конечно была возможность отойти ненадолго. Нас было шесть человек. Разумеется, Мишка, Пашка, Я, сержант и ещё двое солдатиков их звали Боря и Вася. В свободное время мы все поправляли наши укрепления из мешков с песком чистили оружие следили за периметром и вспоминали наш дом, иногда каждый рассказывал свою историю жизни. Темы были самые разные. И в принципе никогда не повторялись. Как говорил нам сержант и Вася радист, мы были далеко от тех мест где гибнут наши. У нас была провизия на месяц Уазик без дверей (для того чтобы быстро выскочить вовремя обстрела) и РПК который так полюбился Боре. Раз в месяц мы получали письма. Получали все кроме нас. Когда меня спросили почему мне никто не пишет я банально сказал, что за меня никто переживать не станет. Время летело, и мы только от Васи узнавали, что происходило в том мире куда мы слава богу пока не попали. Конечно отсутствие людей тоже сыграло свою роль. Думать о гражданке становилось не просто. Тем более зная, что там щас тоже не ахти. Настало время и за нами приехали, и наш сержант сдал пост как того и требовалось другим вновь прибывшим. А нас повезли в город. В этот день я увидел слишком много. Много того чего бы я не хотел видеть воочию. Подъезжая к городу мы увидели руины разгромленных зданий, воронки после арт обстрела. Трупы боевиков, которые лежали на мосту, когда мы проезжали реку. И всё это было реальностью. Больно становилось психике любого человека. Сгоревшие машины, БТР с заживо сгоревшими солдатами. В стенах отверстия от пуль. По прибытию я чувствовал дикий страх. Мне хотелось исчезнуть отсюда. Уйти куда угодно. Я понимал, что здесь слишком много смерти. Слишком много всего несправедливого и не кому совершенно ненужного насилия. Что давала эта война? Для нас ничего, кроме страдании за тех людей что здесь жили и воевали. Наш БТР остановился от внезапного огня по нам. Боевики сделали прорыв по тому флангу где была как все думали надёжная позиция. Их вылазка была успешной. Мы полетели с БТР как кегли в разные стороны. Все разбежались по ближайшим укрытиям. Обломки плит и каркасы машины были единственным местом куда мог залечь каждый из нас. В первую минуту мы потеряли Васю и остались без связи. Пули со свистом пронеслись возле меня, но они попали в парня который бежал ко мне что было сил. Он не успел. Его подкосило мгновенно. Он упал ничком лицом вниз. Я пытался понять с какой стороны ведут огонь, но это оказалось совсем непросто. Я не мог даже высунуться хотя бы на секунду. Мишка остался за БТР что был впереди меня в паре метров и прятался за ним как мог. Он вкопался в грязь как мог закрывая голову руками. Я увидел на руке Мишки кровь. Его форма пропитывалась кровью. Пашка был напротив меня и занял более удобное место чем мы. Он оказался за углом здания, до которого казалось всего ничего дойти или пробежать. Но это было невозможно. Когда я смог высунуться то увидел, что Борю мы потеряли самым первым. Он так и остался на БТР. Его сняли первым. Автоматная очередь попала в лоб БТР где сидел Борька. Голова его была неестественно вывернута, а в каске была сквозная дыра. Его кровь стекала по металлической броне боевой машины. Сержант отстреливался с ещё парой солдат в какой-то яме закрытой обломками плит. Я собрался и взял себя в руки. Но едва я успел это сделать как наши открыли ответный огонь. Треск автоматов и свист пуль прокатился по району где мы были. Прошло несколько минут может полчаса. Никто из нас не решился сделать и шагу на то чтобы отступить или попробовать занять удобное место для обстрела. Я ждал команды сержанта. Но потом понял, что он уже мёртв. В той яме где они были остался едва живой солдат имя, которого я не знал. Он был тяжело ранен. Облокотившись на землю и держа одной рукой рану на животе, а второй автомат он кричал нам что-то. Но я уже ничего не мог разобрать. Когда раздались ещё пару выстрелов, но уже ближе я увидел, что этот солдат мёртв. В эту секунду раздался страшный грохот, режущий уши, БТР взорвали с гранатомёта. Меня ударило от взрыва об камни на земле, и моя каска слетела с головы. Я ничего не видел не слышал и не мог пошевелится все онемело, и я еле-еле приходил в себя. Впереди я видел силуэты боевиков, которые расплывались у меня перед глазами. Они шли спокойно и уверено. Они знали, что мы не окажем сопротивления. Когда всё прояснилось я увидел, как на пять человек боевиков вылетел маленький очкарик Мишка с дикими глазами. Крепко сжав в руках армейский нож он начал двигаться как загнанный зверь которому уже на всё плевать кроме своей жизни. Этого они явно не ожидали. Простой очкарик отобрал жизни у пяти боевиков. Орудуя ножом как хирург. Первого он ударил в шею второго в глаз от третьего увернулся и со всего маху ударил в бок несколько раз. Четвёртый получил пулю в плечо от Пашки который прикрыл Мишку. Не теряя секунды Мишка перерезал ему глотку одним движением. Пятый застрелил бы парня если бы не забыл зарядить патроны в Калаш. Мишка кинулся на него и свалив его с матами зарезал его нанося удары куда попало. Я попытался встать. Но не успел. Меня резко ударили прикладом в висок и сквозь белую дымку в глазах, я увидел за своей спиной ещё кучу боевиков. Мишку и Пашку спасло прибытие подмоги. Они вовремя отступили назад. Это было последнее что я увидел в этот день.
 

 
Рейтинг: +9 305 просмотров
Комментарии (11)
Денис Маркелов # 9 июня 2015 в 22:37 +1
rolf Военная проза
Nerot # 10 июня 2015 в 19:05 0
c0137
Халейг - скальд # 16 июня 2015 в 22:46 +1
Чужие имена - чужая судьба ...
Подобное притягивает подобное -
вот объяснение удобное ...
Nerot # 17 июня 2015 в 22:08 +1
c0411
**Рыжик** # 18 июня 2015 в 15:10 +1
Страшно.
Ольга Иванова # 17 июля 2015 в 22:00 +1
Слишком много всего несправедливого и не кому совершенно ненужного насилия.
Источник: http://parnasse.ru/prose/small/stories/glava-2-epaulettes-shabby.html

И почему людям не живется мирно?!
Nerot # 19 июля 2015 в 08:44 +1
osenpar2
Валерий Куракулов # 24 июля 2015 в 05:02 0
Сюжет занимательный, но просто убивают запятые, точнее их отсутствие в нужных местах. Мне кажется, что если бы начиналось всё со слов: "Он раскрыл рукопись и стал читать. Чем больше вчитывался, тем больше его захватывало. Там было (орфография рукописи сохранена)...", то это можно было бы назвать авторским приёмом.
Валентин Воробьев # 19 августа 2015 в 11:04 0
c0137
Шпион # 17 августа 2015 в 16:09 +1
Ага. В солдатики, значит, отправились)
Nerot # 17 августа 2015 в 16:50 +1
Выпал вариант вот и свалили)
 

 

Популярная проза за месяц
127
120
106
97
95
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
93
93
92
91
87
86
79
76
73
71
70
69
Тёщин сон 3 ноября 2017 (Тая Кузмина)
66
УЧИТЕЛЬ 24 октября 2017 (Николина ОзернАя)
63
63
62
60
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
59
59
57
53
45
40
38