ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → ГДЕ-ТО В ДЕРЕВНЕ

 

ГДЕ-ТО В ДЕРЕВНЕ

28 февраля 2015 - Филипп Магальник




- Здравствуйте, родственница генетическая. Меня Романом зовут, Новицкий по фамилии. Помните, несколько раз связывался с вами после получения результатов идентичности по ДНК от фирмы «Этногенос»? Даже и не знаю, с какой целью приехал, просто посмотреть пожелал на пару человечков единого генетического кода, на их поведение, на умственную... Да, в отпуске я и бизнесом не занимаюсь, не люблю его. Прочли, значит, что переработкой мусора занимаюсь?.. Конечно, понимаю, что заняты очень сейчас, поэтому ухожу немедленно. Дней пять рассчитываю пробыть в Паланге. Хорошо. Найдете, говорите, меня, как освободитесь в туркомплексе «Дайна»?.. Эмилию Варнес найти, значит, домоправительницей служит… Она устроит меня… Думаю, что не стоит нам более видеться, передумал, знаете ли… Прощайте.





Домоправительница Эмилия хорошо приняла гостя, кофе вкусным угостила, несколько вариантов жилья предложила. Остановились на деревянном домике с кухней, очень близко к морю расположенном, на отшибе от центра. Денег не взяла – не велено. В современном мире при наличии денег можно сразу жилищем обзавестись временным, машину на прокат оформить и связаться с любой точкой мира без проводов, и никакие родичи или друзья не нужны, гроши только имей, и все.

Думаю, что пора и Романа представить. Мужчина среднего роста, метр семьдесят четыре, хорошо сложен, с крупной головой, карими глазами, серьёзен с виду, но улыбчив, темноволос. Ему тридцать четыре года, разведен, как нынче модно, уже два года. Как уже выше было сказано, ведает предприятием по переработке мусора. «Мусорщик» он, как друзья поддразнивают, признавая притом, что условия на станции его не уступают современному заводу, зарплата же намного выше. Молодежь там работает с дипломами, технология того требует. В последние два года организовал участок пуско-наладки из группы спецов, есть заказы на модернизацию действующих станций, работы невпроворот. А вот в личной жизни не сложилось у Романа ничего хорошего. С каждым днем отдаляться стал от жены. После двух лет совместной жизни говорить с ней не о чем стало, своя у нее жизнь сложилась в проектном, его никчемным считала, не то, что друзья успешные в офисах. Мусор есть мусор, на нем не разбогатеешь. При разводе жена получила дочурку шестилетнюю на воспитание и трехкомнатную квартиру в центре. Затем как-то вскоре дочурку привела ему, поскольку в длительную командировку отправлялась в Казахстан, и все, заехала через годик лишь с новым супругом, беременная и счастливая. Более жену он не видел. Верочка, дочурка, у бабули живет, и он там же. Сказать, что папка дочку любит – это слабо, она жизнь его.

Как попал на мусорку, хотите знать? Да очень просто. Работая генподрядчиком при строительстве и монтаже сложной станции переработки городских бытовых отходов, коротко – мусора, Роман согласился директором стать, когда Дубинина к нему привели на запуск объекта в качестве руководителя. Они учились когда-то вместе, тот дуб дубом, но в депутаты пробился таки и сейчас многомиллионое дело загубить сможет, взвалив затем вину на кого-то. Короче, два года тяжелейшего труда понадобилось, чтоб отладить сложную систему сбора, доставки и переработки всего того, что выбрасывает город. Понимаю, что тема неприятная – мусор, с запашком предположительно, но без нее никак не обойтись.





Паланга же прежде всего впечатляет сочетанием моря и стройных сосен, вплотную к берегу подошедших. Поэтому воздух необычный вокруг, вдыхать его так и хочется. Набережная пешеходная на много миль тянется, шагай сколько хочешь, песок и море. В городке и улицы некоторые без транспорта обходятся, пешеходными их сделали, велосипедные дорожки проложены, велосипеды на прокат. Все это рассчитано на активный отдых, на спортивную форму жителей и отдыхающих. Рома часами по набережной шагал, если погода позволяла. Он с удовольствием любовался изобилием изделий из янтаря, которые там повсюду продавали и недорого. Матери и дочери ожерелья купил. С собакой компанейской сдружился, породистой. Она его целый день сопровождала, садилась молча рядом, дамочек некоторых отгоняла рычанием, на ночь же домой уходила, к Эмилии, которая невдалеке в двухэтажном доме проживала. Дома, кстати, там очень ярко разукрашивают, чтоб в ненастные дни, видимо, глаза радовали своим нарядом.

Вечерами наш гость дома сидел с компьютером, картофель запекал в духовке, благодать! На третьи сутки ДНКашница позвонила, поздоровалась и предложила из-за усталости по скайпу связаться. Разговор проходил вяло, ни о чем, лишь для вежливости, казалось. Дайна добавила, что частично сожалеет о затее по встрече людей с близкими гаплогруппами, ибо ничего их не объединяет, как заметила, а наоборот... И вдруг спросила в лоб – русский ли он? Для нее это имеет значение, потому что деда и бабу в Сибири русские сгноили, перешла на оккупацию Литвы, заселение страны инородцами... Роман вежливо перебил собеседницу и пояснил ей, что литовское происхождение дамы сомнительно, ибо мутации хромосом, выявленные у них с Дайной, говорят о принадлежности к северо-западно европейской группе, это Нидерланды, Британия, Германия и др. А вот их предки, в результате миграции, тут осели и растворились в массе проживающих народов Литвы и России. И нацию каждого еще определить необходимо научно приборами, пока же путаница повсюду. Глядишь еще евреем окажешься по ДНК, или цыганом. Что касается Сибири и оккупации, то это к властям претензии иметь надо, народ здесь не причём. Добавил, что послезавтра уезжает на встречу еще с одним человечком единой крови, надеется, что не расистом. Пожелав даме удачи, попрощался навсегда. Так-то вот получилось...

Последний день пребывания в Паланге был довольно холодным и пасмурным, октябрь стоял в природе, поэтому наш гость в музей янтаря отправился экспонаты посмотреть. Очень впечатляли разновидности по форме и цвету найденных камней янтарных. Особо разглядывал прозрачные находки, где просматривались древние насекомые, законсервированные в янтаре. Предполагаю, что современная палеогеномика смогла бы возраст насекомых определить, вид же у них кусачий был, неприятный. После обеда Эмилию посетил, хотел все-таки расплатиться за проживание, не взяла. Поблагодарил даму за гостеприимство, сообщил куда едет, попрощался по-хорошему. Пошел затем в магазин, сыра очень вкусного литовского купил, свежий батон взял и пять картофелин на ужин, бальзама еще бутылку добавил в рюкзак для подарка. Дождь припустил, и Роман побежал быстро домой по асфальтовой дорожке. Приближаясь к двухэтажному дому сотрудников турфирмы, где и Эмилия проживала, кучку людей заприметил с фонарями в руках, громкие выкрики женские раздавались, вопли. Девочка пяти лет, оказывается, в неприкрытый канализационный колодец свалилась, звала на помощь маму из глубины. Здоровенный мускулистый мужчина кричал что-то девочке, веревку в колодец бросал. Разговор был на родном, поэтому наш лишь с трудом понял ситуацию. Он попытался подсказать, что девочка сама не сможет выбраться, но его не слушали. Оставив рюкзак бабуле, к колодцу подошел и велел мускулистому его опустить к девочке, на русском сказал. Через несколько напряженных минут девчушку подняли, потом уж и нашего выволокли.

Когда он выбрался наружу, то увидел лишь мускулистого мужика, который его по плечу похлопал брезгливо, и Эмилия рядом стояла. Это был хозфекальный колодец, и вид у спасателя оказался ужасный. Дождик шел. Эмилия засуетилась, что-то мгновенно принесла, Рому обернула и велела мужчине в ванную несчастного отнести. Раздели догола, мыли долго и тщательно горячей водой, потом в халат женский одели и в постель уложили. Геркулес мешок грязных вещей, уходя, с собой прихватил. Хозяйка же заставила беднягу стакан коньяка выпить для согрева, сама же отмывать документы гостя взялась. Пришли мать девочки с врачом пожилым, осмотрели больного и какой-то настойки крепкой горькой выпить дали. Маманя без конца благодарила Новицкого за спасение дочери, молиться за него обещалась, добавив затем, что не все русские свиньи...





Хозяйка полы вымыла, переоделась и к Роману заглянула, которого напитки добили: его развезло сильно, и почему-то он маму звать стал громко и дочку Веру. Беднягу продолжало знобить, зубы стучали. Увидев Эмилию, попросил напоследок перед... Малинина включить. «Певец русский такой есть... Очень прошу, милая, душа просит... Во-во, «Гори, гори, моя звезда…» И он отвалился. Ему плед поправили и свет выключили. Эмилия позже дважды заглядывала к нему. Гость спал крепким сном, не температурил.





Утром наш герой напялил не по размеру спортивный костюм, документы, бумажник взял и домой собрался, чтоб вещи сложить и в аэропорт отправиться. Голова гудела сильно от вчерашнего. Водички попил и с хозяйкой решил попрощаться, постучался к ней, вторично… Наконец, войти велели. Наша хозяйка, укрытая пледом до подбородка, в постели еще лежала, попросила на неубранную не смотреть, спросила о самочувствии. Еще добавила, что допоздна завозилась с уборкой и жутким запахом в ванной и на лестничной площадке, поэтому в постели еще и завтрак не приготовила. Наш извинился за все, поблагодарил душевно Эмилию, а что касается головы, то она раскалывается почему-то вся, особо в висках. Ему велено было подойти поближе и нагнуть голову для минутного массажа височных точек. Он отнекиваться стал, но послушно подошел и присел на указанное место. И действительно втирать стали зоны виска теплыми руками, потом еще точки растирать стали на затылке, прижав его голову к себе. Через некоторое время ему сообщили, что массаж закончен, и боли утихнуть должны. «Всё, – сказала бодро Эмилия, – можете идти». Гость почему-то голову не убирал, а наоборот, стал лицом углубляться в теплые, обнаженные женские груди, дав волю рукам. Видит бог – она сопротивляться стала, руками замахала быстро, но тело, знаете ли, упрямо взяло все на себя и добилось своего. Вот так нежданно-негаданно люди по жизни совершают необычные поступки, вопреки разуму иногда. И что – карать их прикажете? Да ни за что! Сами так же не безгрешны.

Напоследок, перед расставанием, Эмилия близко подошла к Роману и с улыбкой стала утешать провинившегося, который пытался прощения просить за... за... такое…

- Забудем это, Роман, ты не виноват ни в чем. Сама спровоцировала, нарочно, чтоб мужу отомстить. К Новому году можно и мужа вернуть, думаю, он у меня знаешь какой… А ты что надо мужчина, ей богу, во всем. Нагнись, ну, поцелуй на память получи.





В аэропорту Костромы Романа встречал парень с табличкой «Новицкий Роман», который пояснил, что Марис приехать не смог, с банком разбирается, путаница там у них, счета не оплачивают. Затем представился, уже в машине. Стройный молодой человек сообщил, что охраной хозяйства ведает, Николаем зовут. Есть помощник еще по электронной защите, светлая голова. Не с воровством воюют, его мало, пояснял парень, а с конкурентами больше, пытающимися вред нанести живности, урожаю. Чем борются с агентами соперников? Да электроловушками Димы, током поражают недоброжелателей, неделю потом, бывает, трясет попавшего. Пока держатся... Марис гроши выделяет на охрану, как положено, но и они стараются... Никто их не приглашал в эти края прекрасные. Просто, в одночасье Марис с единомышленниками в аренду заброшенное село надумали взять, собственное дело захотели создать. Да, работали где-то вместе они, компания подобралась думающая, работящая, дай бог во власти такой. Уж не знает он как, но в компанию агрономшу Любу сагитировали и ветеринара Федора-заику втянули, плохо говорящего, которого никуда на работу не брали. О Федоре, знаете ли, не говорить надо, а всей стране демонстрировать необходимо его живность. Пить? Конечно, пьют, а как же, но не во вред делу. Как с деньгами начинали, Николай не знал, говорят, что тяжело было временами, выкарабкались за четыре года усиленного труда. Нет, не сбежал никто, но и жениться не решаются, холостяками ходят, как и шеф. И он в холостяках. Почему, почему… Жильем не обзавелись мужички, деньги все на развитие уходили. Весной пятнадцать домиков первопроходцам закладывать будут. Невесты? Будут невесты, с улыбкой добавил Николай, в выходной к ним приедут на сватовство. Сам волнуется…

Машина свернула с шоссе на щебенчатую дорогу со шлагбаумом, справа щит большой извещал: «хозяйство Озерное». Набрав код, они въехали на территорию и притормозили у вагончика с надписью «гостиница». Вагон строительный был разделен на три малюсенькие комнатушки. Наш вещи положил и направился на выход, но тут буквально влетел молодой человек, белобрысый, с живыми говорящими глазами и представился Марисом Озолс.

- Что тут прибалт делает, спросить хотите, по глазам вижу. Я только родился в Латвии, а жизнь в Самаре прожил, отца туда по работе пригласили, там и живут. Но это потом все. А сейчас с хозяйством ознакомлю, если вам интересно, могу и на «ты» перейти, не гордый. Почему внимательно смотрю на тебя? Ищу, что нас объединяет по ДНК внешне. Ничего. Может, внутренне более схожи? Посмотрим, определимся позже. Ну что, пошли…

Гостю показали первоначально село, которое заброшено было, со множеством развалин домов, где когда-то люди проживали. Они не пошли по пути восстановления рухляди, а решили лишь новое строить. Каменное строение школы в клуб лишь частично подлепили. Марис хвастливо комментировал, что край здесь прекрасный, земля плодородная, а воды здесь – копни немного, и фонтан забрызжет. Дорогу шоссейную, что рядом проходит, показал вблизи, пояснив при этом, что это дорога жизни и сбыта. На озера повел, о рыбе разведенной Федором-заикой поведал, Животноводство было основной деятельностью хозяйства. Также имелась пасека, молокозаводик, теплицы и участок изготовления тары пластиковой для расфасовки овощей и фруктов.

Звонок телефонный прервал тщательный обход всего того, что было создано трудом и волей группы энтузиастов в этой покинутой деревне. Роман это ощущал и как-то увязывать пытался с личностью единокровца по ДНК. Марис отлучился куда-то по делам, пообещав вечерком еще пообщаться. Роман же в свинарник пошел поглазеть, насколько там условия для животных созданы. Упитанные и жизнерадостные обитатели выглядели опрятными, похрюкивая питались в окружении множества поросят. Высокий молодой человек со стетоскопом пытался прослушать одного малыша брыкающегося. Наш поздоровался, назвался и спросил про уборку и переработку навоза. Скотский врач с потугой, заикаясь сильно, подробно все рассказал, добавив, что у поросенка сердечко барахлит и лечить надобно немедленно. Похвастался еще свинкой с девятью малышами. Это был, конечно, Федор-заика, которого «вся живность уважала», как выразился Николай. Хорошо было на душе после встречи с таким человечком, дефект речи лишь подчеркивал его индивидуальность.

Вечерком наши единокровцы вместе поужинали, про жизнь поговорили. Марис тоже разведенный, тридцати лет, жена не пожелала в глушь ехать, по специальности он механик, притом неплохой, хвастался он, главным механиком работал на заводе. Понимает, что семья нужна, дети, присматриваться стал, Роману советует также это не откладывать. Извинился, что с утра опять по банкам бегать будет, поэтому гостю УАЗик назавтра выделен с полным баком, можно окрестности посмотреть, соседние села посетить, а уж вечерком опять посидят, пообщаются.

Утро стояло ненастное, ветерок холодный дул, и несмотря на это наш свитерок теплый надел под куртку и поехал горизонты дальние смотреть, что очень с детства любил. Ближе к одиннадцати мобильник зазвонил, посмотрел и выключил. Опять звонок, включил. Это Дайна его беспокоила, извинившись. В Кострому, вот, полететь надумала, третьего гаплогруппника тоже повидать желает. Самолет через сорок минут вылетает, просила подсказать, как далее ехать. Телефон был у нее Романа, сам по емайлу посылал, если помнит. После довольно длительной паузы, когда уже Дайна «алло, алло» прокричала, наш сказал, что сам встретит ее, рядом находится.

Дама литовская выглядела и одета была прекрасно, улыбнулась даже нашему, поблагодарила за встречу. Далее в пути она много вопросов задавала про третьего ДНКашника, пыталась понять, как человек из столицы в глушь перебрался, неужто нужда заставила, и т.д. Наш нехотя отвечал, говорил, что самой разобраться с этим человеком надо, ему же Марис понравился. Затем Малинина включил негромко, где душевно звучала песня про берега, погасший костер и первую любовь. Добирались далее до Озерного молча. Роман даму вплотную к административному вагончику подвез, прямиком к Марису. Представил их друг другу. Латыш почесал затылок и разместил гостью в свою обустроенную комнатушку, а сам к нашему пошел, к Роману. Дайну, правда, спросили: устроит ли ее такой скромный апартамент. Та согласилась, вот. Ужинала наша тройка в небольшой уютной столовой за длинным столом, где все очень вкусно и красиво приготовлено было, пахло аппетитно. Ели сначала молча. Красивая, нарядная женщина не вписывалась в обстановку, это явно было. Но потихоньку расслабились и разговорились. Марис вовсю старался красноречивым быть и к даме в основном обращался. Он, жестикулируя руками, пытался прояснить, что побудило этих людей в авантюру броситься.

Идея у Дмитрия Лаптева зародилась, когда заводик прикрыть надумали. Начитавшись информации о первопроходцах в дикой Америке, где приезжим все с нуля надо было делать, начиная с жилья, обработки захваченной земли и защиты от аборигенов и бандюг, затем про Австралию прочитал, которая служила местом ссылки для каторжников из Англии, а превратилась в цветущий континент. А Сибирь знакомая, после ее покорения Ермаком быстро освоена также была первопроходцами и беглым от крепостничества и бесправия людом. Он мог бы еще примеры привести из истории, но боится даму замучить подробностями по этой теме. Короче, поколебавшись недолго, они решились на возрождение деревни одной своими силами. Послезавтра четыре года, как прибыли сюда, отмечать будут празднично. В перспективе много планов, сестричке Дайне и неугомонному Роману работа у них найдется, решиться лишь им надо... Дайна как-то неопределенно промямлила, что подумать надо. Роман же спокойно выдал, что его «америка» кругом проходит, и ехать никуда не нужно, ибо занимается восстановлением попранной природы, а работы тут непочатый край. Вот если бы несколько миллиончиков заиметь, то занялся бы подачей воды населению с той разницей, что на стирку, ванну и туалет пустил бы воду грубой очистки, а на пищу сверхчистую, с нужными минералами. Нет, в магазине не то. Установку приготовления хорошей воды сделали и ставить собираются в многоэтажном доме. С санитарами согласовали, кабы гроши и закончить…

Дайна включилась, сказав, что часть денег могла бы передать Роме, ни к чему ей столько одинокой женщине... Ребята посмеялись над «плачем одиночества» и переключились на женщин. Рома брякнул, что ему дамы ни к чему, дочурка есть и растет, хорошо им вдвоем. Марис же наоборот пожаловался, что последнее время часто думает о них, семьей обзавестись хочет. Дайна, широко улыбаясь, пообещала помочь прекрасным холостякам в этом деле, свахой став. Под конец ужина тройка наша поистине дружной оказалась, всем хорошо было, лишь наш Новицкий нежданно брякнул, что завтра уехать надумал, по дочурке соскучился. Да и им, оставшимся, он полагает, будет нескучно без мрачного оккупанта русского.

Дайна чуть покраснела, а Марис умолять стал остаться, на праздник Озерного приглашал, а байки об оккупации зачем приплели, непонятно... Он похвастался еще сюрпризом, подготовленным к юбилею. В хозяйстве преобладают пока мужчины, пояснил Марис, период становления был. Так вот, двенадцать холостяков проживают здесь, он тринадцатый. На прошлой же неделе был в пединституте, где готовят учителей всех профилей, и музыки тоже. По согласованию с проректором объявление повесил, что там-то, в деревне Озерное, живут и работают столько-то парней холостых в возрасте до тридцати с хвостиком, мужички образование имеют, в деревне жить собираются. Желающих приехать на смотрины и выбрать себе работящего мужичка приглашал в воскресенье к 15-00 в фойе института собраться для поездки к ним на юбилейный праздник. Надюшка одна обещалась организовать желающих, сама приедет. Микроавтобус еще наняли, может, что и получится, интересно даже.

Одним словом, Роман остался до понедельника, получив на субботу тот же УАЗик для поездок. Кстати, в хозяйстве в субботу работали, живность кушать должна. А наш с литовкой на ярмарку поехал в райцентр, где проводили по старинке такие мероприятия. Нашим все понравилось на ярмарке, накупили полный мешок всего, Дайна в деревянных бусах щеголяла, шапку волчью напялила, красивую, Роман ей подарил. А сам черемухой вяленной лакомился, вспоминая детство у бабушки. И уж уходить собрались, когда заприметили забаву старинную в разгаре при множестве зрителей. Здоровенный мужчина в одних шароварах приглашал желающих побороться с ним. Претендент пятьсот рублей ставил, а призом победителю служил упитанный баран.

Шароварный мужик смело подходил к желающему, обхватывал ручищами и бросал на солому умело. Наши три поражения посмотрели, и вдруг Роман высветился, раздетый до пояса. Дайна аж взвизгнула нехорошо от его поступка. Наш же гроши в шапку бросил и бодро к великану приблизился, улыбались оба. Здоровяк только руки вытянул, бойко рванувшись всем телом, как наш ускользнул в сторону, а тот и свалился мордой в солому. Применив еще парочку приемов, наш завалил неуклюжего великана. Домой приз живым везли. Дайна незлобно отчитывала попутчика, тщательно обтирая ему лицо своим платком. Рома светился весь, радовался, как мальчишка, шутил с дамой. В пути она о себе немного поведала, что все наследство от родителей досталось, сама же ничего по жизни делать не умеет и не хочет. Она просто женщиной хочет быть, семейной, с детьми, как мама. Не получается пока. Наследство, возможно, мешает, да сама еще с капризами, принца ждет. И главное – надеется еще, дура литовская. Добавила еше, что друзей тут приобрела бескорыстных, ибо кроме кузены старшей Эмилии у нее и нет никого. Погибли родители а авиакатастрофе. Эмилия же для нее пример порядочности, доброты и святости, это уж точно… (я бы женщин всех в святые зачислил после ухода в мир иной, где грешить уже невозможно. Задумал я вкратце изложить историю трех молодых людей, незнающих друг друга, но принадлежавших к одной геногруппе, к одному поколению землян, живущих в разных точках планеты нашей. В итоге разболтался вовсю, до финиша добраться не могу…)





Клуб в бывшей школе переполнен был своими озерными и множеством гостей. Стены клуба обклеены фотографиями первопроходцев и прекрасной живностью, выращенной здесь. Вступительным словом начал Марис праздник. Как не старался, а затянул речь минут на тридцать, упомянув вкратце этапы становления. Все сидели за столами, сервированными вовсю, старались не дотрагиваться ни к чему. Объявлен был ужин долгожданный, ибо запахи копченостей давно всех соблазняли. Звучала тихо музыка. Желающих потанцевать в соседний зал пригласили, где на табуретках вдоль стены холостяки уселись, так задумали. Белый же танец начался с того, что девушкам с педагогического предложили кавалеров пригласить на танец, и не более. Пошептавшись и потоптавшись, наши милые девушки решились на шаг смелый, продуманный, и не ошиблись, кажется. Надюша, красавица, ни на шаг от Мариса не отходила, решив, наверное, его заполучить. Роман на широкий подоконник сел рядом с Григорием, который не высовывался, в тенечке затаился, смутившись при появлении соседа. Дайна к ним подошла, примостилась рядом. Неожиданно Рома в центр вышел и, попросив на минутку тишины, Гришу подозвал и заговорил громко:

- Уважаемые гости, рядом со мной ветврач Григорий, любимец всей живности хозяйства. Не красноречием он заслужил их любовь, а добротой и душевной привязанностью. Григорий не участвовал в смотринах холостяков, своего заикания небольшого стесняется, хотя тоже желает семьей обзавестись. Неужто прекрасный человек… не вырывайся, Гриша, дай доска... Что, девушка? Вы приглашаете его, давно присматривались… Молодец, умница и красавица, правда! Повезло доктору.





Довольный собой и результатом Роман к подоконнику бодро направился, но его буквально перехватила красотка с приглашением на танец, улыбаясь вовсю.

- Нет, танцевать не умею, девушка, и выйти с вами не могу… Руку-то мне отпустите, милая, не то жену позову. Дайна, можно тебя?

Дайна: - Если бы ты пошел с ней, Рома, я бы померла, веришь? Я серьезно, трясет всю... Не знаю, что тебе делать, решай. Что? К семи велишь готовой быть? Буду. С мамой и дочуркой познакомить хочешь? Боюсь этого очень. Постараюсь… Понимаю хорошо, напросилась сама… Помню… не пожалею… не дождешься… Я просто счастлива, Рома…


 

© Copyright: Филипп Магальник, 2015

Регистрационный номер №0274427

от 28 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0274427 выдан для произведения:



- Здравствуйте, родственница генетическая. Меня Романом зовут, Новицкий по фамилии. Помните, несколько раз связывался с вами после получения результатов идентичности по ДНК от фирмы «Этногенос»? Даже и не знаю, с какой целью приехал, просто посмотреть пожелал на пару человечков единого генетического кода, на их поведение, на умственную... Да, в отпуске я и бизнесом не занимаюсь, не люблю его. Прочли, значит, что переработкой мусора занимаюсь?.. Конечно, понимаю, что заняты очень сейчас, поэтому ухожу немедленно. Дней пять рассчитываю пробыть в Паланге. Хорошо. Найдете, говорите, меня, как освободитесь в туркомплексе «Дайна»?.. Эмилию Варнес найти, значит, домоправительницей служит… Она устроит меня… Думаю, что не стоит нам более видеться, передумал, знаете ли… Прощайте.





Домоправительница Эмилия хорошо приняла гостя, кофе вкусным угостила, несколько вариантов жилья предложила. Остановились на деревянном домике с кухней, очень близко к морю расположенном, на отшибе от центра. Денег не взяла – не велено. В современном мире при наличии денег можно сразу жилищем обзавестись временным, машину на прокат оформить и связаться с любой точкой мира без проводов, и никакие родичи или друзья не нужны, гроши только имей, и все.

Думаю, что пора и Романа представить. Мужчина среднего роста, метр семьдесят четыре, хорошо сложен, с крупной головой, карими глазами, серьёзен с виду, но улыбчив, темноволос. Ему тридцать четыре года, разведен, как нынче модно, уже два года. Как уже выше было сказано, ведает предприятием по переработке мусора. «Мусорщик» он, как друзья поддразнивают, признавая притом, что условия на станции его не уступают современному заводу, зарплата же намного выше. Молодежь там работает с дипломами, технология того требует. В последние два года организовал участок пуско-наладки из группы спецов, есть заказы на модернизацию действующих станций, работы невпроворот. А вот в личной жизни не сложилось у Романа ничего хорошего. С каждым днем отдаляться стал от жены. После двух лет совместной жизни говорить с ней не о чем стало, своя у нее жизнь сложилась в проектном, его никчемным считала, не то, что друзья успешные в офисах. Мусор есть мусор, на нем не разбогатеешь. При разводе жена получила дочурку шестилетнюю на воспитание и трехкомнатную квартиру в центре. Затем как-то вскоре дочурку привела ему, поскольку в длительную командировку отправлялась в Казахстан, и все, заехала через годик лишь с новым супругом, беременная и счастливая. Более жену он не видел. Верочка, дочурка, у бабули живет, и он там же. Сказать, что папка дочку любит – это слабо, она жизнь его.

Как попал на мусорку, хотите знать? Да очень просто. Работая генподрядчиком при строительстве и монтаже сложной станции переработки городских бытовых отходов, коротко – мусора, Роман согласился директором стать, когда Дубинина к нему привели на запуск объекта в качестве руководителя. Они учились когда-то вместе, тот дуб дубом, но в депутаты пробился таки и сейчас многомиллионое дело загубить сможет, взвалив затем вину на кого-то. Короче, два года тяжелейшего труда понадобилось, чтоб отладить сложную систему сбора, доставки и переработки всего того, что выбрасывает город. Понимаю, что тема неприятная – мусор, с запашком предположительно, но без нее никак не обойтись.





Паланга же прежде всего впечатляет сочетанием моря и стройных сосен, вплотную к берегу подошедших. Поэтому воздух необычный вокруг, вдыхать его так и хочется. Набережная пешеходная на много миль тянется, шагай сколько хочешь, песок и море. В городке и улицы некоторые без транспорта обходятся, пешеходными их сделали, велосипедные дорожки проложены, велосипеды на прокат. Все это рассчитано на активный отдых, на спортивную форму жителей и отдыхающих. Рома часами по набережной шагал, если погода позволяла. Он с удовольствием любовался изобилием изделий из янтаря, которые там повсюду продавали и недорого. Матери и дочери ожерелья купил. С собакой компанейской сдружился, породистой. Она его целый день сопровождала, садилась молча рядом, дамочек некоторых отгоняла рычанием, на ночь же домой уходила, к Эмилии, которая невдалеке в двухэтажном доме проживала. Дома, кстати, там очень ярко разукрашивают, чтоб в ненастные дни, видимо, глаза радовали своим нарядом.

Вечерами наш гость дома сидел с компьютером, картофель запекал в духовке, благодать! На третьи сутки ДНКашница позвонила, поздоровалась и предложила из-за усталости по скайпу связаться. Разговор проходил вяло, ни о чем, лишь для вежливости, казалось. Дайна добавила, что частично сожалеет о затее по встрече людей с близкими гаплогруппами, ибо ничего их не объединяет, как заметила, а наоборот... И вдруг спросила в лоб – русский ли он? Для нее это имеет значение, потому что деда и бабу в Сибири русские сгноили, перешла на оккупацию Литвы, заселение страны инородцами... Роман вежливо перебил собеседницу и пояснил ей, что литовское происхождение дамы сомнительно, ибо мутации хромосом, выявленные у них с Дайной, говорят о принадлежности к северо-западно европейской группе, это Нидерланды, Британия, Германия и др. А вот их предки, в результате миграции, тут осели и растворились в массе проживающих народов Литвы и России. И нацию каждого еще определить необходимо научно приборами, пока же путаница повсюду. Глядишь еще евреем окажешься по ДНК, или цыганом. Что касается Сибири и оккупации, то это к властям претензии иметь надо, народ здесь не причём. Добавил, что послезавтра уезжает на встречу еще с одним человечком единой крови, надеется, что не расистом. Пожелав даме удачи, попрощался навсегда. Так-то вот получилось...

Последний день пребывания в Паланге был довольно холодным и пасмурным, октябрь стоял в природе, поэтому наш гость в музей янтаря отправился экспонаты посмотреть. Очень впечатляли разновидности по форме и цвету найденных камней янтарных. Особо разглядывал прозрачные находки, где просматривались древние насекомые, законсервированные в янтаре. Предполагаю, что современная палеогеномика смогла бы возраст насекомых определить, вид же у них кусачий был, неприятный. После обеда Эмилию посетил, хотел все-таки расплатиться за проживание, не взяла. Поблагодарил даму за гостеприимство, сообщил куда едет, попрощался по-хорошему. Пошел затем в магазин, сыра очень вкусного литовского купил, свежий батон взял и пять картофелин на ужин, бальзама еще бутылку добавил в рюкзак для подарка. Дождь припустил, и Роман побежал быстро домой по асфальтовой дорожке. Приближаясь к двухэтажному дому сотрудников турфирмы, где и Эмилия проживала, кучку людей заприметил с фонарями в руках, громкие выкрики женские раздавались, вопли. Девочка пяти лет, оказывается, в неприкрытый канализационный колодец свалилась, звала на помощь маму из глубины. Здоровенный мускулистый мужчина кричал что-то девочке, веревку в колодец бросал. Разговор был на родном, поэтому наш лишь с трудом понял ситуацию. Он попытался подсказать, что девочка сама не сможет выбраться, но его не слушали. Оставив рюкзак бабуле, к колодцу подошел и велел мускулистому его опустить к девочке, на русском сказал. Через несколько напряженных минут девчушку подняли, потом уж и нашего выволокли.

Когда он выбрался наружу, то увидел лишь мускулистого мужика, который его по плечу похлопал брезгливо, и Эмилия рядом стояла. Это был хозфекальный колодец, и вид у спасателя оказался ужасный. Дождик шел. Эмилия засуетилась, что-то мгновенно принесла, Рому обернула и велела мужчине в ванную несчастного отнести. Раздели догола, мыли долго и тщательно горячей водой, потом в халат женский одели и в постель уложили. Геркулес мешок грязных вещей, уходя, с собой прихватил. Хозяйка же заставила беднягу стакан коньяка выпить для согрева, сама же отмывать документы гостя взялась. Пришли мать девочки с врачом пожилым, осмотрели больного и какой-то настойки крепкой горькой выпить дали. Маманя без конца благодарила Новицкого за спасение дочери, молиться за него обещалась, добавив затем, что не все русские свиньи...





Хозяйка полы вымыла, переоделась и к Роману заглянула, которого напитки добили: его развезло сильно, и почему-то он маму звать стал громко и дочку Веру. Беднягу продолжало знобить, зубы стучали. Увидев Эмилию, попросил напоследок перед... Малинина включить. «Певец русский такой есть... Очень прошу, милая, душа просит... Во-во, «Гори, гори, моя звезда…» И он отвалился. Ему плед поправили и свет выключили. Эмилия позже дважды заглядывала к нему. Гость спал крепким сном, не температурил.





Утром наш герой напялил не по размеру спортивный костюм, документы, бумажник взял и домой собрался, чтоб вещи сложить и в аэропорт отправиться. Голова гудела сильно от вчерашнего. Водички попил и с хозяйкой решил попрощаться, постучался к ней, вторично… Наконец, войти велели. Наша хозяйка, укрытая пледом до подбородка, в постели еще лежала, попросила на неубранную не смотреть, спросила о самочувствии. Еще добавила, что допоздна завозилась с уборкой и жутким запахом в ванной и на лестничной площадке, поэтому в постели еще и завтрак не приготовила. Наш извинился за все, поблагодарил душевно Эмилию, а что касается головы, то она раскалывается почему-то вся, особо в висках. Ему велено было подойти поближе и нагнуть голову для минутного массажа височных точек. Он отнекиваться стал, но послушно подошел и присел на указанное место. И действительно втирать стали зоны виска теплыми руками, потом еще точки растирать стали на затылке, прижав его голову к себе. Через некоторое время ему сообщили, что массаж закончен, и боли утихнуть должны. «Всё, – сказала бодро Эмилия, – можете идти». Гость почему-то голову не убирал, а наоборот, стал лицом углубляться в теплые, обнаженные женские груди, дав волю рукам. Видит бог – она сопротивляться стала, руками замахала быстро, но тело, знаете ли, упрямо взяло все на себя и добилось своего. Вот так нежданно-негаданно люди по жизни совершают необычные поступки, вопреки разуму иногда. И что – карать их прикажете? Да ни за что! Сами так же не безгрешны.

Напоследок, перед расставанием, Эмилия близко подошла к Роману и с улыбкой стала утешать провинившегося, который пытался прощения просить за... за... такое…

- Забудем это, Роман, ты не виноват ни в чем. Сама спровоцировала, нарочно, чтоб мужу отомстить. К Новому году можно и мужа вернуть, думаю, он у меня знаешь какой… А ты что надо мужчина, ей богу, во всем. Нагнись, ну, поцелуй на память получи.





В аэропорту Костромы Романа встречал парень с табличкой «Новицкий Роман», который пояснил, что Марис приехать не смог, с банком разбирается, путаница там у них, счета не оплачивают. Затем представился, уже в машине. Стройный молодой человек сообщил, что охраной хозяйства ведает, Николаем зовут. Есть помощник еще по электронной защите, светлая голова. Не с воровством воюют, его мало, пояснял парень, а с конкурентами больше, пытающимися вред нанести живности, урожаю. Чем борются с агентами соперников? Да электроловушками Димы, током поражают недоброжелателей, неделю потом, бывает, трясет попавшего. Пока держатся... Марис гроши выделяет на охрану, как положено, но и они стараются... Никто их не приглашал в эти края прекрасные. Просто, в одночасье Марис с единомышленниками в аренду заброшенное село надумали взять, собственное дело захотели создать. Да, работали где-то вместе они, компания подобралась думающая, работящая, дай бог во власти такой. Уж не знает он как, но в компанию агрономшу Любу сагитировали и ветеринара Федора-заику втянули, плохо говорящего, которого никуда на работу не брали. О Федоре, знаете ли, не говорить надо, а всей стране демонстрировать необходимо его живность. Пить? Конечно, пьют, а как же, но не во вред делу. Как с деньгами начинали, Николай не знал, говорят, что тяжело было временами, выкарабкались за четыре года усиленного труда. Нет, не сбежал никто, но и жениться не решаются, холостяками ходят, как и шеф. И он в холостяках. Почему, почему… Жильем не обзавелись мужички, деньги все на развитие уходили. Весной пятнадцать домиков первопроходцам закладывать будут. Невесты? Будут невесты, с улыбкой добавил Николай, в выходной к ним приедут на сватовство. Сам волнуется…

Машина свернула с шоссе на щебенчатую дорогу со шлагбаумом, справа щит большой извещал: «хозяйство Озерное». Набрав код, они въехали на территорию и притормозили у вагончика с надписью «гостиница». Вагон строительный был разделен на три малюсенькие комнатушки. Наш вещи положил и направился на выход, но тут буквально влетел молодой человек, белобрысый, с живыми говорящими глазами и представился Марисом Озолс.

- Что тут прибалт делает, спросить хотите, по глазам вижу. Я только родился в Латвии, а жизнь в Самаре прожил, отца туда по работе пригласили, там и живут. Но это потом все. А сейчас с хозяйством ознакомлю, если вам интересно, могу и на «ты» перейти, не гордый. Почему внимательно смотрю на тебя? Ищу, что нас объединяет по ДНК внешне. Ничего. Может, внутренне более схожи? Посмотрим, определимся позже. Ну что, пошли…

Гостю показали первоначально село, которое заброшено было, со множеством развалин домов, где когда-то люди проживали. Они не пошли по пути восстановления рухляди, а решили лишь новое строить. Каменное строение школы в клуб лишь частично подлепили. Марис хвастливо комментировал, что край здесь прекрасный, земля плодородная, а воды здесь – копни немного, и фонтан забрызжет. Дорогу шоссейную, что рядом проходит, показал вблизи, пояснив при этом, что это дорога жизни и сбыта. На озера повел, о рыбе разведенной Федором-заикой поведал, Животноводство было основной деятельностью хозяйства. Также имелась пасека, молокозаводик, теплицы и участок изготовления тары пластиковой для расфасовки овощей и фруктов.

Звонок телефонный прервал тщательный обход всего того, что было создано трудом и волей группы энтузиастов в этой покинутой деревне. Роман это ощущал и как-то увязывать пытался с личностью единокровца по ДНК. Марис отлучился куда-то по делам, пообещав вечерком еще пообщаться. Роман же в свинарник пошел поглазеть, насколько там условия для животных созданы. Упитанные и жизнерадостные обитатели выглядели опрятными, похрюкивая питались в окружении множества поросят. Высокий молодой человек со стетоскопом пытался прослушать одного малыша брыкающегося. Наш поздоровался, назвался и спросил про уборку и переработку навоза. Скотский врач с потугой, заикаясь сильно, подробно все рассказал, добавив, что у поросенка сердечко барахлит и лечить надобно немедленно. Похвастался еще свинкой с девятью малышами. Это был, конечно, Федор-заика, которого «вся живность уважала», как выразился Николай. Хорошо было на душе после встречи с таким человечком, дефект речи лишь подчеркивал его индивидуальность.

Вечерком наши единокровцы вместе поужинали, про жизнь поговорили. Марис тоже разведенный, тридцати лет, жена не пожелала в глушь ехать, по специальности он механик, притом неплохой, хвастался он, главным механиком работал на заводе. Понимает, что семья нужна, дети, присматриваться стал, Роману советует также это не откладывать. Извинился, что с утра опять по банкам бегать будет, поэтому гостю УАЗик назавтра выделен с полным баком, можно окрестности посмотреть, соседние села посетить, а уж вечерком опять посидят, пообщаются.

Утро стояло ненастное, ветерок холодный дул, и несмотря на это наш свитерок теплый надел под куртку и поехал горизонты дальние смотреть, что очень с детства любил. Ближе к одиннадцати мобильник зазвонил, посмотрел и выключил. Опять звонок, включил. Это Дайна его беспокоила, извинившись. В Кострому, вот, полететь надумала, третьего гаплогруппника тоже повидать желает. Самолет через сорок минут вылетает, просила подсказать, как далее ехать. Телефон был у нее Романа, сам по емайлу посылал, если помнит. После довольно длительной паузы, когда уже Дайна «алло, алло» прокричала, наш сказал, что сам встретит ее, рядом находится.

Дама литовская выглядела и одета была прекрасно, улыбнулась даже нашему, поблагодарила за встречу. Далее в пути она много вопросов задавала про третьего ДНКашника, пыталась понять, как человек из столицы в глушь перебрался, неужто нужда заставила, и т.д. Наш нехотя отвечал, говорил, что самой разобраться с этим человеком надо, ему же Марис понравился. Затем Малинина включил негромко, где душевно звучала песня про берега, погасший костер и первую любовь. Добирались далее до Озерного молча. Роман даму вплотную к административному вагончику подвез, прямиком к Марису. Представил их друг другу. Латыш почесал затылок и разместил гостью в свою обустроенную комнатушку, а сам к нашему пошел, к Роману. Дайну, правда, спросили: устроит ли ее такой скромный апартамент. Та согласилась, вот. Ужинала наша тройка в небольшой уютной столовой за длинным столом, где все очень вкусно и красиво приготовлено было, пахло аппетитно. Ели сначала молча. Красивая, нарядная женщина не вписывалась в обстановку, это явно было. Но потихоньку расслабились и разговорились. Марис вовсю старался красноречивым быть и к даме в основном обращался. Он, жестикулируя руками, пытался прояснить, что побудило этих людей в авантюру броситься.

Идея у Дмитрия Лаптева зародилась, когда заводик прикрыть надумали. Начитавшись информации о первопроходцах в дикой Америке, где приезжим все с нуля надо было делать, начиная с жилья, обработки захваченной земли и защиты от аборигенов и бандюг, затем про Австралию прочитал, которая служила местом ссылки для каторжников из Англии, а превратилась в цветущий континент. А Сибирь знакомая, после ее покорения Ермаком быстро освоена также была первопроходцами и беглым от крепостничества и бесправия людом. Он мог бы еще примеры привести из истории, но боится даму замучить подробностями по этой теме. Короче, поколебавшись недолго, они решились на возрождение деревни одной своими силами. Послезавтра четыре года, как прибыли сюда, отмечать будут празднично. В перспективе много планов, сестричке Дайне и неугомонному Роману работа у них найдется, решиться лишь им надо... Дайна как-то неопределенно промямлила, что подумать надо. Роман же спокойно выдал, что его «америка» кругом проходит, и ехать никуда не нужно, ибо занимается восстановлением попранной природы, а работы тут непочатый край. Вот если бы несколько миллиончиков заиметь, то занялся бы подачей воды населению с той разницей, что на стирку, ванну и туалет пустил бы воду грубой очистки, а на пищу сверхчистую, с нужными минералами. Нет, в магазине не то. Установку приготовления хорошей воды сделали и ставить собираются в многоэтажном доме. С санитарами согласовали, кабы гроши и закончить…

Дайна включилась, сказав, что часть денег могла бы передать Роме, ни к чему ей столько одинокой женщине... Ребята посмеялись над «плачем одиночества» и переключились на женщин. Рома брякнул, что ему дамы ни к чему, дочурка есть и растет, хорошо им вдвоем. Марис же наоборот пожаловался, что последнее время часто думает о них, семьей обзавестись хочет. Дайна, широко улыбаясь, пообещала помочь прекрасным холостякам в этом деле, свахой став. Под конец ужина тройка наша поистине дружной оказалась, всем хорошо было, лишь наш Новицкий нежданно брякнул, что завтра уехать надумал, по дочурке соскучился. Да и им, оставшимся, он полагает, будет нескучно без мрачного оккупанта русского.

Дайна чуть покраснела, а Марис умолять стал остаться, на праздник Озерного приглашал, а байки об оккупации зачем приплели, непонятно... Он похвастался еще сюрпризом, подготовленным к юбилею. В хозяйстве преобладают пока мужчины, пояснил Марис, период становления был. Так вот, двенадцать холостяков проживают здесь, он тринадцатый. На прошлой же неделе был в пединституте, где готовят учителей всех профилей, и музыки тоже. По согласованию с проректором объявление повесил, что там-то, в деревне Озерное, живут и работают столько-то парней холостых в возрасте до тридцати с хвостиком, мужички образование имеют, в деревне жить собираются. Желающих приехать на смотрины и выбрать себе работящего мужичка приглашал в воскресенье к 15-00 в фойе института собраться для поездки к ним на юбилейный праздник. Надюшка одна обещалась организовать желающих, сама приедет. Микроавтобус еще наняли, может, что и получится, интересно даже.

Одним словом, Роман остался до понедельника, получив на субботу тот же УАЗик для поездок. Кстати, в хозяйстве в субботу работали, живность кушать должна. А наш с литовкой на ярмарку поехал в райцентр, где проводили по старинке такие мероприятия. Нашим все понравилось на ярмарке, накупили полный мешок всего, Дайна в деревянных бусах щеголяла, шапку волчью напялила, красивую, Роман ей подарил. А сам черемухой вяленной лакомился, вспоминая детство у бабушки. И уж уходить собрались, когда заприметили забаву старинную в разгаре при множестве зрителей. Здоровенный мужчина в одних шароварах приглашал желающих побороться с ним. Претендент пятьсот рублей ставил, а призом победителю служил упитанный баран.

Шароварный мужик смело подходил к желающему, обхватывал ручищами и бросал на солому умело. Наши три поражения посмотрели, и вдруг Роман высветился, раздетый до пояса. Дайна аж взвизгнула нехорошо от его поступка. Наш же гроши в шапку бросил и бодро к великану приблизился, улыбались оба. Здоровяк только руки вытянул, бойко рванувшись всем телом, как наш ускользнул в сторону, а тот и свалился мордой в солому. Применив еще парочку приемов, наш завалил неуклюжего великана. Домой приз живым везли. Дайна незлобно отчитывала попутчика, тщательно обтирая ему лицо своим платком. Рома светился весь, радовался, как мальчишка, шутил с дамой. В пути она о себе немного поведала, что все наследство от родителей досталось, сама же ничего по жизни делать не умеет и не хочет. Она просто женщиной хочет быть, семейной, с детьми, как мама. Не получается пока. Наследство, возможно, мешает, да сама еще с капризами, принца ждет. И главное – надеется еще, дура литовская. Добавила еше, что друзей тут приобрела бескорыстных, ибо кроме кузены старшей Эмилии у нее и нет никого. Погибли родители а авиакатастрофе. Эмилия же для нее пример порядочности, доброты и святости, это уж точно… (я бы женщин всех в святые зачислил после ухода в мир иной, где грешить уже невозможно. Задумал я вкратце изложить историю трех молодых людей, незнающих друг друга, но принадлежавших к одной геногруппе, к одному поколению землян, живущих в разных точках планеты нашей. В итоге разболтался вовсю, до финиша добраться не могу…)





Клуб в бывшей школе переполнен был своими озерными и множеством гостей. Стены клуба обклеены фотографиями первопроходцев и прекрасной живностью, выращенной здесь. Вступительным словом начал Марис праздник. Как не старался, а затянул речь минут на тридцать, упомянув вкратце этапы становления. Все сидели за столами, сервированными вовсю, старались не дотрагиваться ни к чему. Объявлен был ужин долгожданный, ибо запахи копченостей давно всех соблазняли. Звучала тихо музыка. Желающих потанцевать в соседний зал пригласили, где на табуретках вдоль стены холостяки уселись, так задумали. Белый же танец начался с того, что девушкам с педагогического предложили кавалеров пригласить на танец, и не более. Пошептавшись и потоптавшись, наши милые девушки решились на шаг смелый, продуманный, и не ошиблись, кажется. Надюша, красавица, ни на шаг от Мариса не отходила, решив, наверное, его заполучить. Роман на широкий подоконник сел рядом с Григорием, который не высовывался, в тенечке затаился, смутившись при появлении соседа. Дайна к ним подошла, примостилась рядом. Неожиданно Рома в центр вышел и, попросив на минутку тишины, Гришу подозвал и заговорил громко:

- Уважаемые гости, рядом со мной ветврач Григорий, любимец всей живности хозяйства. Не красноречием он заслужил их любовь, а добротой и душевной привязанностью. Григорий не участвовал в смотринах холостяков, своего заикания небольшого стесняется, хотя тоже желает семьей обзавестись. Неужто прекрасный человек… не вырывайся, Гриша, дай доска... Что, девушка? Вы приглашаете его, давно присматривались… Молодец, умница и красавица, правда! Повезло доктору.





Довольный собой и результатом Роман к подоконнику бодро направился, но его буквально перехватила красотка с приглашением на танец, улыбаясь вовсю.

- Нет, танцевать не умею, девушка, и выйти с вами не могу… Руку-то мне отпустите, милая, не то жену позову. Дайна, можно тебя?

Дайна: - Если бы ты пошел с ней, Рома, я бы померла, веришь? Я серьезно, трясет всю... Не знаю, что тебе делать, решай. Что? К семи велишь готовой быть? Буду. С мамой и дочуркой познакомить хочешь? Боюсь этого очень. Постараюсь… Понимаю хорошо, напросилась сама… Помню… не пожалею… не дождешься… Я просто счастлива, Рома…


 
Рейтинг: 0 202 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!