ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Фантом(Ирина Ковалева)

 

Фантом(Ирина Ковалева)

День клонился к закату. Тамара уставшая, но довольная шла домой. Сегодня удалось подработать, и лишняя копеечка приятно согревала душу. Многие её подруги страдали шопингом, а ей не очень нравилось бродить по магазинам. Раздражала толкотня и суета у прилавков, а ещё это льстиво – принудительное «Что Вы хотели?!» буквально отпугивало, сразу хотелось выйти раз и навсегда.

Она уже почти подходила, когда увидела новую вывеску над крыльцом ближайшего дома. Вывеска гласила, что открыт «Секонд хенд». Тамара слышала про такие магазины, но старательно избегала и их. Ношенные кем – то вещи мало привлекали внимание. Но сегодня решила зайти из чистого любопытства. Она прошла вдоль стеллажей с одеждой детской и мужской, подошла к вешалкам с женскими нарядами и уже хотела отправиться на выход, когда её взгляд привлёк очень симпатичный брючный костюмчик тёмно – лилового цвета. Она никогда не видела такого красивого оттенка. Захотелось рассмотреть вещь поближе. А как только она взяла в руки костюм и почувствовала нежность тонкого бархата, поняла, что пропала. Эта вещь притягивала, не отпускала от себя. Молодая женщина испытала нервную дрожь при одной мысли, что это чудо может не подойти по размеру. Брюки подошли идеально. Мягкая материя обхватила тело женщины и даже перестала сразу ощущаться, вроде это вторая кожа. Также ловко сел и пиджак. Глядя в зеркало Тамара не верила сама себе – это она?! Даже цвет глаз изменился, появилась какая – то тайна. Она улыбнулась своему отражению. А потом решила не переодеваться, а так и идти домой. Женщины на кассе молча проводили её взглядами не то восхищёнными, не то удивлёнными. Небольшое расстояние до дома оказалось совсем коротким. Так хотелось идти, подольше притягивая к себе взгляды. Оборачивались не только мужчины, но и женщины. Это льстило и бодрило кровь как хорошее вино. «Завтра устрою на работе фурор!» - подумала Тамара, и снова улыбнулась своим мыслям.

Дома она сняла костюм, повесила его на вешалку и не стала убирать в шкаф. Хотелось всё время любоваться им. Тамара много лет жила одна. Сначала она делила жильё с родителями. Потом похоронила и отца и маму, одного за другим. Так и осталась одна. Пока училась в университете не вышла замуж, хоть претенденты были. На первом месте была учёба. Её подружки более домовитые расхватали всех парней, а потом отвадили её от своих домов. Зачем нужна одинокая подружка, чтобы мужья как коты облизывались?
Получив экономическое образование, Тамара устроилась на хорошо оплачиваемую работу. Иногда перепадали и подработки. Многие почти не разбирались в финансовых документах.

Конечно, ей хотелось семью, детей, но не складывалось. Газеты рябили объявлениями о магах, колдунах и ворожеях. Тамаре и подружки бывшие советовали – сходи, узнай будущее. Но она не верила в это. Не верила также гороскопам, кофейной гуще, НЛО и всякой другой гадальной ерунде. Женщина считала себя ярым материалистом.

Сегодня, переделав все домашние дела, она постелила, сходила в душ, и легла, немного почитала любимую книгу Рея Бредбери, а потом потушила свет. Минут десять – двадцать перед сном она позволяла себе отдать на планирование завтрашнего дня. Почти всегда планы осуществлялись. Это повышало её рейтинг в собственных глазах.
Она лежала и думала о завтрашнем дне. Но мысли уходили в сторону. Появилась несвойственная ей мечтательность. Сон постепенно сморил её.
Посередине ночи она резко проснулась. Было чёткое ощущение, что в квартире она теперь не одна. В детстве девочка очень любила всякую живность, но строгая мама не разрешала держать никого. В квартире всегда было очень чисто, и сколько себя помнила Тамара, мама всегда боролась за идеальную чистоту. Став взрослой, она сама не хотела связывать руки живностью. Значит, ощущение присутствия просто надуманы ею.
Однако это чувство не покидало. Мало того, чётко различались мягкие шаги где – то на кухне. Потом звякнула посуда, а потом кто – то задел табуретку. Тамара встала и пошла в сторону звуков. В спальне она включила ночник, в коридоре тоже зажгла свет. На кухне всё было так, как она оставила перед сном - табуретки задвинуты под стол, посуда на месте - ничего лишнего. Многолетняя привычка заставляла женщину держать кухню в идеальной чистоте. Успокоившись, она легла. И уже совсем стала засыпать, как снова услышала движение. Мало того, ей показалось, что кто – то говорит. Через мгновение она могла утверждать, что это женщина. Время от времени даже слышался смех. Постепенно сон всё же сморил её. Утром она забыла о происшествии.

На работе Тамара и правда произвела огромное впечатление своим нарядом. Молчаливые взгляды сотрудниц очень красноречиво доказывали это. Она давно заметила, что если ей вещь не шла, то не было отбоя от комплиментов. А вот если наоборот, то дамы, поджав губы, помалкивали. Сегодня как раз молчали. Значит, и правда очень идёт, рассуждала про себя молодая женщина. А после восхищённых взглядов мужчин, настроение совсем поднялось. День пролетел быстро. Тамара по пути домой купила продукты. Ей всегда нравилось находиться дома. Нравилось создавать и поддерживать уют, даже себе одной готовила с удовольствием. Домашняя работа не напрягала, и вечер быстро мелькал за суетой и повседневными делами. Долгий день кончился, и молодая женщина быстро уснула, только прислонив голову к подушке.

Среди ночи она опять услышала странные звуки. Вторую ночь в кухне шла своя жизнь. Там явно шептала женщина, и сегодня Тамаре показалось, что она не смеётся, а плачет. Сердце сжало от страха, даже от ужаса. Ничего подобного раньше не было. Она снова, как и вчера, включила свет и прошла на кухню. Пусто и убрано. Никого нет. А чего она ждала? Увидеть шабаш? Но она явственно слышала все звуки. Потом стала внушать себе, что очевидно это соседи. Просто раньше не обращала внимания. С тем и легла. Но из - за не проходящего ощущения пребывания кого – то здесь, оставила гореть ночник. Сон обволок сознание и она забылась.

Впервые утром женщина встала с ощущением недовольства. Обычно утро радовало её, а сегодня казалось, что и не спала вовсе, а маялась. Теперь хорошо помнилось ночное приключение. Тамара подошла к вешалке и протянула руку, чтобы снять костюм. Движение остановилось на полпути. Костюм висел не так, как она его вешала вечером. Она точно помнила, что поправила обшлага пиджака и пуговицы значит, он висел лицом к ней, а сейчас костюм был развёрнут спиной. В недоумении женщина села на кресло и попыталась вспомнить, может всё же машинально сама развернула его.
Сиди, не сиди, а надо собираться и она одела костюм. На работе всё раздражало. И уже не радовали ни восхищения, ни комплименты. Тамара полдня просто просидела, думая ни о чём. А к вечеру, включив лампу над столом, увидела на манжете пиджака красноватое пятно, до этого не замеченное ею. Оно сливалось с цветом пиджака, и было почти не различимо, но сам факт его наличия расстроил аккуратную женщину.

Маятный день сменился бесконечным вечером. Впервые Тамара не хотела ничем заниматься дома. Еда не воодушевляла, уборка раздражала. Она взяла любимую книгу, попыталась сосредоточиться на тексте, тем более, что рассказ совпадал с её нынешним состоянием. Женщина прочитала лишь несколько фраз: «Остановившись в длинном коридоре, они всматривались в уголок под лестницей, где еле заметно подрагивала обшивка стен. Но теперь рыдания утихли, словно плакальщица вконец обессилела или отвлеклась на что-то другое; а может, она испугалась голосов и начала подслушивать. Зимняя ночь молчала; муж с женой затаились, подняв перед собой беззвучные огни коптилок», но так не сумев сосредоточиться, тут же убрала книгу на место, сделав закладку на странице с рассказом «Ведьмин закут», не в силах прочитать больше ни строчки. Попыталась заняться работой на компьютере, но и здесь не смогла отвлечься от своих мыслей. Допустила массу ошибок, что так было ей не свойственно. Включила телевизор, тупо уставилась в него, перелистывая многочисленные каналы. Уже хотела его выключить, как набрела на канал, где шёл старый фильм. Не столько содержание привлекло её, сколько главный герой. Он кого – то так сильно ей напомнил, что сердце, захолонув, ушло - упало вниз. Этот светло – русый юноша и говорил так знакомо. Она не могла отвести взгляда от его губ. Создалось чёткое ощущение горячности их прикосновения, и по телу разлилась истома. Фильм быстро кончился, но осталось ощущение пустоты и внутреннего обмана…

Так было в юности. Она как то пришла к подружке. И та предложила выпить чаю с вишней. Это зимой - то. Тамара обожала вишнёвое варенье. Конечно, согласилась. Однако варенье на столе не появилось. Ещё надеясь на последний момент, девушка ждала чуда. Но Ирина поколдовала у плиты и подала обычный чай. Только от него шёл стойкий вишнёвый запах. Тамара отхлебнула глоток и заморгала глазами. Вкус был тоже обычного чая. Подруга же, просто легла, видя эту бесподобную реакцию. Оказалось, что она капнула в бокалы вишнёвый экстракт. Это совершенно бесцветная жидкость давала такой запах. Вот с той поры и осталось чувство надувательства, весьма неприятное ощущение.

Как не тянулся вечер, а кончился. Внутренне она ждала и боялась ночи. Лёжа в кровати и потушив свет, Тамара поглядывала на время в мобильнике, что лежал рядом. И всё – таки она заснула. Привычный ночной толчок разбудил её. В кухне снова двигались предметы, мебель, посуда. Создавалось ощущение, что готовят ужин. Запахло кофе. Реально запахло. А потом женский голос заворковал непонятно и быстро, вроде взахлёб. Тамара, лёжа на спине, не могла сдвинуться от ужаса с места, не могла повернуться, не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Она хлопала глазами, и это всё что могло существовать в её организме. Женщина приоткрыла губы, еле разлепив их. И вдруг её язык сам зашевелился, она начала говорить в то же время не произнося вслух ни слова. Умом она понимала ЧТО говорит.
- Родной! Ты пришёл! Так ждала тебя! – лепетала она, и не узнавала себя. Она слышала свой голос, но тембр голоса, построение фраз – всё это не соответствовало ей.
- Любимый, ты ведь отказался от поездки? То есть как: «Нет»!? Я же просила тебя! Не начинаю я ничего! Котик! Не отпускаю я тебя! – теперь рыдания сотрясали тело Тамары. По щекам катились слёзы, не её слёзы, чужие слёзы.
И в кухне шла очень бурная жизнь, чужая и незнакомая.

Утром Тамара снова встала не выспавшейся и даже злой. Костюм опять был развёрнут. Но теперь это почти не удивляло. Женщину взволновало другое. Умываясь, она заметила, что её тёмные волосы вроде посветлели, а на концах появились завитки. Сколько себя помнила Тамара, у неё всегда были прямые волосы, и чёрные, словно вороново крыло. Одеваясь, она подошла к зеркалу в прихожей, и снова удивилась. Даже на каблуках она стала ниже. И костюм, вчера сидевший как влитой, стал немного великоват.

На работе начались проблемы. Она долго не могла вспомнить то, что делала всегда автоматически. Не получалось ответить ни на один вопрос по существу работы. Тамара от всей неразберихи чувствовала себя совершенно больной. И начальник, видя её состояние, отпустил домой. Но женщина отправилась по магазинам. Она ничего не покупала, но стояла у каждого прилавка, с трудом понимая, зачем она здесь. До самого вечера она ныряла из магазина в магазин.

Дома, наскоро перекусив бутербродом, она включила сериал и уставилась в экран. Так тупо прошёл очередной день. Когда она снимала костюм и определяла его на вешалку, с ужасом заметила, что на рукаве пятно стало больше. Появилось такое же и на поле пиджака, в самом низу.
Ночные гости уже и не удивили. В означенное время Х снова послышался смех, разговоры, потом слёзы. Тамара лежала и вторила каждому слову неизвестной женщины. Потом всё утихло. Женщина облегчённо закрыла глаза. А когда открыла, задохнулась от ужаса. Рядом с кроватью стоял фантом – призрак. Это была женщина. Cтройная, невысокая. Хоть она и состояла из качающегося тумана, но на ней чётко смотрелся тёмно – лиловый костюм. Её губы шевелились, она манила за собой. Было не ясно, что она хочет. Тамара силилась понять, но не могла.

Рано утром молодая женщина встала и, повинуясь внутреннему порыву, причесалась совсем иначе. Сегодня волосы совершенно посветлели. Нет, это была не седина. Просто менялся цвет. Да и глаза из синих постепенно стали серыми. В прихожей она взяла помаду и хотела нанести на губы, но цвет не соответствовал, и она убрала её. В обед Тамара сходила и купила красивые тёмные очки дымчатого оттенка и помаду нежно – розового цвета. А ещё она подала заявление об уходе. И неожиданно для себя отправилась в ближайший салон красоты. Именно туда она хотела устроиться на работу. Первый же клиент из пробных, ушёл на седьмом небе от счастья. Причёска получилась восхитительной – волосок к волоску. Руки вытворяли чудеса. Её взяли сразу, без испытательного срока. Она смотрела сама на себя в зеркало и не узнавала. Отражение показывало миниатюрную очень красивую женщину, ничего общего с высокой и статной прежней Тамарой. Когда она подавала документы, то вдруг попросила называть её не по паспорту, а Лилианой.
Каждую ночь она слышала разговоры, а потом приходил призрак, и часто заламывая руки, куда – то звал, умоляя понять.

Сегодня она снова лежала не в силах пошевелиться, на кухне гремела мебель, двигались табуретки. Ужас сковывал снова всю Тамару, теперь Лилиану.
- Родной! Ты решил всё! Я очень тебя люблю! Значит, мы едем вместе! Котик, я только адрес подруге оставлю и выезжаем!
Голосок колокольчиком звенел, хоть не было слышно ни звука в тишине ночи. Тамара увидела и даже почувствовала приближение призрака. Сердце стучало, виски ломило, тело сковывало от жути происходящего. Холод призрака наплывал всё ближе. Сердце ломило, и оно стучало всё медленнее. Тамара поняла, что сейчас возможно умрёт. Она закрыла глаза и приготовилась к самому страшному. Однако постепенно сердце отпустило, дыхание выровнялось, и она в изнеможении провалилась в тягучий сон.

Утром ломило всё тело. Она еле дошла до ванны. Умылась прохладной водой, а потом подняла глаза на зеркало. Отражение снова изменилось, но не это напрягло. В углу зеркала помадой было написано – участок 279. А дальше слово «Жду!» Тамара сразу поняла, куда это приглашение.
Автобус привёз молодую женщину в красивом тёмно – лиловом костюме к городскому кладбищу. Она купила красивые хризантемы, восемь штук. Тамара шла мимо могилок и искала номер, указанный ей на зеркале.
Вот и он. Очень красивая чёрная мраморная плита объединила два надгробья. На плите молодой мужчина прижимал к себе красивую молодую женщину. Слова соболезнования рассказывали о том, что автокатастрофа оборвала внезапно жизни этих людей. Тамара сняла очки, и вгляделась в фотографии. Черты лица мужчины были очень знакомы, а женщина в тёмно – лиловом костюме тоже напомнила кого - то …
С могильного надгробья на неё смотрела ОНА сама…

© Copyright: Вино из одуванчиков!, 2012

Регистрационный номер №0059800

от 3 июля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0059800 выдан для произведения:

День клонился к закату. Тамара уставшая, но довольная шла домой. Сегодня удалось подработать, и лишняя копеечка приятно согревала душу. Многие её подруги страдали шопингом, а ей не очень нравилось бродить по магазинам. Раздражала толкотня и суета у прилавков, а ещё это льстиво – принудительное «Что Вы хотели?!» буквально отпугивало, сразу хотелось выйти раз и навсегда.

Она уже почти подходила, когда увидела новую вывеску над крыльцом ближайшего дома. Вывеска гласила, что открыт «Секонд хенд». Тамара слышала про такие магазины, но старательно избегала и их. Ношенные кем – то вещи мало привлекали внимание. Но сегодня решила зайти из чистого любопытства. Она прошла вдоль стеллажей с одеждой детской и мужской, подошла к вешалкам с женскими нарядами и уже хотела отправиться на выход, когда её взгляд привлёк очень симпатичный брючный костюмчик тёмно – лилового цвета. Она никогда не видела такого красивого оттенка. Захотелось рассмотреть вещь поближе. А как только она взяла в руки костюм и почувствовала нежность тонкого бархата, поняла, что пропала. Эта вещь притягивала, не отпускала от себя. Молодая женщина испытала нервную дрожь при одной мысли, что это чудо может не подойти по размеру. Брюки подошли идеально. Мягкая материя обхватила тело женщины и даже перестала сразу ощущаться, вроде это вторая кожа. Также ловко сел и пиджак. Глядя в зеркало Тамара не верила сама себе – это она?! Даже цвет глаз изменился, появилась какая – то тайна. Она улыбнулась своему отражению. А потом решила не переодеваться, а так и идти домой. Женщины на кассе молча проводили её взглядами не то восхищёнными, не то удивлёнными. Небольшое расстояние до дома оказалось совсем коротким. Так хотелось идти, подольше притягивая к себе взгляды. Оборачивались не только мужчины, но и женщины. Это льстило и бодрило кровь как хорошее вино. «Завтра устрою на работе фурор!» - подумала Тамара, и снова улыбнулась своим мыслям.

Дома она сняла костюм, повесила его на вешалку и не стала убирать в шкаф. Хотелось всё время любоваться им. Тамара много лет жила одна. Сначала она делила жильё с родителями. Потом похоронила и отца и маму, одного за другим. Так и осталась одна. Пока училась в университете не вышла замуж, хоть претенденты были. На первом месте была учёба. Её подружки более домовитые расхватали всех парней, а потом отвадили её от своих домов. Зачем нужна одинокая подружка, чтобы мужья как коты облизывались?
Получив экономическое образование, Тамара устроилась на хорошо оплачиваемую работу. Иногда перепадали и подработки. Многие почти не разбирались в финансовых документах.

Конечно, ей хотелось семью, детей, но не складывалось. Газеты рябили объявлениями о магах, колдунах и ворожеях. Тамаре и подружки бывшие советовали – сходи, узнай будущее. Но она не верила в это. Не верила также гороскопам, кофейной гуще, НЛО и всякой другой гадальной ерунде. Женщина считала себя ярым материалистом.

Сегодня, переделав все домашние дела, она постелила, сходила в душ, и легла, немного почитала любимую книгу Рея Бредбери, а потом потушила свет. Минут десять – двадцать перед сном она позволяла себе отдать на планирование завтрашнего дня. Почти всегда планы осуществлялись. Это повышало её рейтинг в собственных глазах.
Она лежала и думала о завтрашнем дне. Но мысли уходили в сторону. Появилась несвойственная ей мечтательность. Сон постепенно сморил её.
Посередине ночи она резко проснулась. Было чёткое ощущение, что в квартире она теперь не одна. В детстве девочка очень любила всякую живность, но строгая мама не разрешала держать никого. В квартире всегда было очень чисто, и сколько себя помнила Тамара, мама всегда боролась за идеальную чистоту. Став взрослой, она сама не хотела связывать руки живностью. Значит, ощущение присутствия просто надуманы ею.
Однако это чувство не покидало. Мало того, чётко различались мягкие шаги где – то на кухне. Потом звякнула посуда, а потом кто – то задел табуретку. Тамара встала и пошла в сторону звуков. В спальне она включила ночник, в коридоре тоже зажгла свет. На кухне всё было так, как она оставила перед сном - табуретки задвинуты под стол, посуда на месте - ничего лишнего. Многолетняя привычка заставляла женщину держать кухню в идеальной чистоте. Успокоившись, она легла. И уже совсем стала засыпать, как снова услышала движение. Мало того, ей показалось, что кто – то говорит. Через мгновение она могла утверждать, что это женщина. Время от времени даже слышался смех. Постепенно сон всё же сморил её. Утром она забыла о происшествии.

На работе Тамара и правда произвела огромное впечатление своим нарядом. Молчаливые взгляды сотрудниц очень красноречиво доказывали это. Она давно заметила, что если ей вещь не шла, то не было отбоя от комплиментов. А вот если наоборот, то дамы, поджав губы, помалкивали. Сегодня как раз молчали. Значит, и правда очень идёт, рассуждала про себя молодая женщина. А после восхищённых взглядов мужчин, настроение совсем поднялось. День пролетел быстро. Тамара по пути домой купила продукты. Ей всегда нравилось находиться дома. Нравилось создавать и поддерживать уют, даже себе одной готовила с удовольствием. Домашняя работа не напрягала, и вечер быстро мелькал за суетой и повседневными делами. Долгий день кончился, и молодая женщина быстро уснула, только прислонив голову к подушке.

Среди ночи она опять услышала странные звуки. Вторую ночь в кухне шла своя жизнь. Там явно шептала женщина, и сегодня Тамаре показалось, что она не смеётся, а плачет. Сердце сжало от страха, даже от ужаса. Ничего подобного раньше не было. Она снова, как и вчера, включила свет и прошла на кухню. Пусто и убрано. Никого нет. А чего она ждала? Увидеть шабаш? Но она явственно слышала все звуки. Потом стала внушать себе, что очевидно это соседи. Просто раньше не обращала внимания. С тем и легла. Но из - за не проходящего ощущения пребывания кого – то здесь, оставила гореть ночник. Сон обволок сознание и она забылась.

Впервые утром женщина встала с ощущением недовольства. Обычно утро радовало её, а сегодня казалось, что и не спала вовсе, а маялась. Теперь хорошо помнилось ночное приключение. Тамара подошла к вешалке и протянула руку, чтобы снять костюм. Движение остановилось на полпути. Костюм висел не так, как она его вешала вечером. Она точно помнила, что поправила обшлага пиджака и пуговицы значит, он висел лицом к ней, а сейчас костюм был развёрнут спиной. В недоумении женщина села на кресло и попыталась вспомнить, может всё же машинально сама развернула его.
Сиди, не сиди, а надо собираться и она одела костюм. На работе всё раздражало. И уже не радовали ни восхищения, ни комплименты. Тамара полдня просто просидела, думая ни о чём. А к вечеру, включив лампу над столом, увидела на манжете пиджака красноватое пятно, до этого не замеченное ею. Оно сливалось с цветом пиджака, и было почти не различимо, но сам факт его наличия расстроил аккуратную женщину.

Маятный день сменился бесконечным вечером. Впервые Тамара не хотела ничем заниматься дома. Еда не воодушевляла, уборка раздражала. Она взяла любимую книгу, попыталась сосредоточиться на тексте, тем более, что рассказ совпадал с её нынешним состоянием. Женщина прочитала лишь несколько фраз: «Остановившись в длинном коридоре, они всматривались в уголок под лестницей, где еле заметно подрагивала обшивка стен. Но теперь рыдания утихли, словно плакальщица вконец обессилела или отвлеклась на что-то другое; а может, она испугалась голосов и начала подслушивать. Зимняя ночь молчала; муж с женой затаились, подняв перед собой беззвучные огни коптилок», но так не сумев сосредоточиться, тут же убрала книгу на место, сделав закладку на странице с рассказом «Ведьмин закут», не в силах прочитать больше ни строчки. Попыталась заняться работой на компьютере, но и здесь не смогла отвлечься от своих мыслей. Допустила массу ошибок, что так было ей не свойственно. Включила телевизор, тупо уставилась в него, перелистывая многочисленные каналы. Уже хотела его выключить, как набрела на канал, где шёл старый фильм. Не столько содержание привлекло её, сколько главный герой. Он кого – то так сильно ей напомнил, что сердце, захолонув, ушло - упало вниз. Этот светло – русый юноша и говорил так знакомо. Она не могла отвести взгляда от его губ. Создалось чёткое ощущение горячности их прикосновения, и по телу разлилась истома. Фильм быстро кончился, но осталось ощущение пустоты и внутреннего обмана…

Так было в юности. Она как то пришла к подружке. И та предложила выпить чаю с вишней. Это зимой - то. Тамара обожала вишнёвое варенье. Конечно, согласилась. Однако варенье на столе не появилось. Ещё надеясь на последний момент, девушка ждала чуда. Но Ирина поколдовала у плиты и подала обычный чай. Только от него шёл стойкий вишнёвый запах. Тамара отхлебнула глоток и заморгала глазами. Вкус был тоже обычного чая. Подруга же, просто легла, видя эту бесподобную реакцию. Оказалось, что она капнула в бокалы вишнёвый экстракт. Это совершенно бесцветная жидкость давала такой запах. Вот с той поры и осталось чувство надувательства, весьма неприятное ощущение.

Как не тянулся вечер, а кончился. Внутренне она ждала и боялась ночи. Лёжа в кровати и потушив свет, Тамара поглядывала на время в мобильнике, что лежал рядом. И всё – таки она заснула. Привычный ночной толчок разбудил её. В кухне снова двигались предметы, мебель, посуда. Создавалось ощущение, что готовят ужин. Запахло кофе. Реально запахло. А потом женский голос заворковал непонятно и быстро, вроде взахлёб. Тамара, лёжа на спине, не могла сдвинуться от ужаса с места, не могла повернуться, не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Она хлопала глазами, и это всё что могло существовать в её организме. Женщина приоткрыла губы, еле разлепив их. И вдруг её язык сам зашевелился, она начала говорить в то же время не произнося вслух ни слова. Умом она понимала ЧТО говорит.
- Родной! Ты пришёл! Так ждала тебя! – лепетала она, и не узнавала себя. Она слышала свой голос, но тембр голоса, построение фраз – всё это не соответствовало ей.
- Любимый, ты ведь отказался от поездки? То есть как: «Нет»!? Я же просила тебя! Не начинаю я ничего! Котик! Не отпускаю я тебя! – теперь рыдания сотрясали тело Тамары. По щекам катились слёзы, не её слёзы, чужие слёзы.
И в кухне шла очень бурная жизнь, чужая и незнакомая.

Утром Тамара снова встала не выспавшейся и даже злой. Костюм опять был развёрнут. Но теперь это почти не удивляло. Женщину взволновало другое. Умываясь, она заметила, что её тёмные волосы вроде посветлели, а на концах появились завитки. Сколько себя помнила Тамара, у неё всегда были прямые волосы, и чёрные, словно вороново крыло. Одеваясь, она подошла к зеркалу в прихожей, и снова удивилась. Даже на каблуках она стала ниже. И костюм, вчера сидевший как влитой, стал немного великоват.

На работе начались проблемы. Она долго не могла вспомнить то, что делала всегда автоматически. Не получалось ответить ни на один вопрос по существу работы. Тамара от всей неразберихи чувствовала себя совершенно больной. И начальник, видя её состояние, отпустил домой. Но женщина отправилась по магазинам. Она ничего не покупала, но стояла у каждого прилавка, с трудом понимая, зачем она здесь. До самого вечера она ныряла из магазина в магазин.

Дома, наскоро перекусив бутербродом, она включила сериал и уставилась в экран. Так тупо прошёл очередной день. Когда она снимала костюм и определяла его на вешалку, с ужасом заметила, что на рукаве пятно стало больше. Появилось такое же и на поле пиджака, в самом низу.
Ночные гости уже и не удивили. В означенное время Х снова послышался смех, разговоры, потом слёзы. Тамара лежала и вторила каждому слову неизвестной женщины. Потом всё утихло. Женщина облегчённо закрыла глаза. А когда открыла, задохнулась от ужаса. Рядом с кроватью стоял фантом – призрак. Это была женщина. Cтройная, невысокая. Хоть она и состояла из качающегося тумана, но на ней чётко смотрелся тёмно – лиловый костюм. Её губы шевелились, она манила за собой. Было не ясно, что она хочет. Тамара силилась понять, но не могла.

Рано утром молодая женщина встала и, повинуясь внутреннему порыву, причесалась совсем иначе. Сегодня волосы совершенно посветлели. Нет, это была не седина. Просто менялся цвет. Да и глаза из синих постепенно стали серыми. В прихожей она взяла помаду и хотела нанести на губы, но цвет не соответствовал, и она убрала её. В обед Тамара сходила и купила красивые тёмные очки дымчатого оттенка и помаду нежно – розового цвета. А ещё она подала заявление об уходе. И неожиданно для себя отправилась в ближайший салон красоты. Именно туда она хотела устроиться на работу. Первый же клиент из пробных, ушёл на седьмом небе от счастья. Причёска получилась восхитительной – волосок к волоску. Руки вытворяли чудеса. Её взяли сразу, без испытательного срока. Она смотрела сама на себя в зеркало и не узнавала. Отражение показывало миниатюрную очень красивую женщину, ничего общего с высокой и статной прежней Тамарой. Когда она подавала документы, то вдруг попросила называть её не по паспорту, а Лилианой.
Каждую ночь она слышала разговоры, а потом приходил призрак, и часто заламывая руки, куда – то звал, умоляя понять.

Сегодня она снова лежала не в силах пошевелиться, на кухне гремела мебель, двигались табуретки. Ужас сковывал снова всю Тамару, теперь Лилиану.
- Родной! Ты решил всё! Я очень тебя люблю! Значит, мы едем вместе! Котик, я только адрес подруге оставлю и выезжаем!
Голосок колокольчиком звенел, хоть не было слышно ни звука в тишине ночи. Тамара увидела и даже почувствовала приближение призрака. Сердце стучало, виски ломило, тело сковывало от жути происходящего. Холод призрака наплывал всё ближе. Сердце ломило, и оно стучало всё медленнее. Тамара поняла, что сейчас возможно умрёт. Она закрыла глаза и приготовилась к самому страшному. Однако постепенно сердце отпустило, дыхание выровнялось, и она в изнеможении провалилась в тягучий сон.

Утром ломило всё тело. Она еле дошла до ванны. Умылась прохладной водой, а потом подняла глаза на зеркало. Отражение снова изменилось, но не это напрягло. В углу зеркала помадой было написано – участок 279. А дальше слово «Жду!» Тамара сразу поняла, куда это приглашение.
Автобус привёз молодую женщину в красивом тёмно – лиловом костюме к городскому кладбищу. Она купила красивые хризантемы, восемь штук. Тамара шла мимо могилок и искала номер, указанный ей на зеркале.
Вот и он. Очень красивая чёрная мраморная плита объединила два надгробья. На плите молодой мужчина прижимал к себе красивую молодую женщину. Слова соболезнования рассказывали о том, что автокатастрофа оборвала внезапно жизни этих людей. Тамара сняла очки, и вгляделась в фотографии. Черты лица мужчины были очень знакомы, а женщина в тёмно – лиловом костюме тоже напомнила кого - то …
С могильного надгробья на неё смотрела ОНА сама…

Рейтинг: +2 1107 просмотров
Комментарии (3)
Лариса Тарасова # 4 июля 2012 в 11:49 +1
Достойный памяти Р.Бредбери рассказ, удивительно правдоподобно написанный. Веришь всему. Простой, хороший слог, ровный стиль, и даже отсутствие диалогов не опрощает его, а - читается живо и с интересом. Молодец, Ирина!
Галина Емельянова # 4 июля 2012 в 16:53 +1
ну ..закручено ,но понравилось .кладбище самая благодатная тема для мистики,в какой то момент в начале текста немного психовала ,к чему это и Здесь.Но ставлю +
Анна Магасумова # 5 июля 2012 в 08:20 +1
МНЕ ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛОСЬ! Надо сказать, что действительно вещи несут информацию своего хозяина. Но я недавно прочитала, что учёные провели исследования вещей из секонд-хенда - никаких инфекций не нашли. А здесь иногда можно найти очень хорошие вещи, и удивительно, они ждут именно тебя.