Дурочка

19 сентября 2012 - Ирина Каденская

- Никогда не смей называть свою сестру этим словом!
Ты поняла меня, Дарья?
В голосе мамы появились жёсткие нотки. Да и то, что она называла её сейчас, не как обычно, Дашулей или Дашунчиком, а Дарьей, тоже не сулило ничего хорошего.
Даша втянула голову в плечи и шмыгнула носом.
- Ма-ам, - протянула она жалобно, - Гелька всегда первая начинает.
- Ну ты же уже большая, Даша, - мама присела рядом на корточки, и её глаза оказались вровень с глазами дочки. - Тебе уже шесть лет, должна понимать.
- А Гельке девять! - с обидой в голосе выкрикнула Даша. - Она ещё больше.
Мамины брови нахмурились, она взяла дочь за руку.
- Во-первых, не называй её Гелькой. Она Геля или Ангелина. А во-вторых, Геля у нас особенная. Ты же сама это знаешь. Почему я должна объяснять тебе это, Дарья? Объяснять, что ты должна быть добрее к родной сестре?
Мамин голос дрогнул. Даша опять всхлипнула и провела пальцем по белой крупной горошине на своём синем платье.
- Ма-ам, - протянула она. - Прости, я больше не буду Гельку... Гелю так звать.
- Ну, хорошо, - устало вздохнула мать, поднимаясь. - Будь добрее, Дашенька. Я очень тебя прошу.
- Хорошо, мамочка, - кивнула головой Даша и, соскользнув с табуретки, подбежала к маме, уткнувшись носом в её джинсы.
Мама провела рукой по её белокурым волосам, и опять вздохнула.

Даша уже знала, что обычно после таких разговоров мама уходила на кухню и плотно закрывала за собой дверь. Затем иногда был слышен звук открываемой форточки и вслед за этим можно было уловить слабый сигаретный дым.
А иногда, что бывало чаще, доносились отдельные фразы, когда мама говорила по телефону.
Вот и в этот раз мама провела рукой по Дашиным локонам, и скрылась в кухне. Девочка подождала, пока закроется дверь, и вышла в коридор. Да, мама опять с кем-то разговаривала, доносились отдельные фразы.
Даша знала, что мама разговаривает с подругой.

- Да, я всё понимаю, да...
- Дашка меня очень огорчает. Да ревнует... ревнует она, конечно...
Услышав своё имя, Даша вплотную подошла к закрытой двери, прислушиваясь.
- А что мне делать, Надя? - мама вдруг повысила голос, и вопрос прозвучал громко и отчётливо.
- Что? Да не в финансах дело, сама понимаешь...
Алименты он присылает, да..
Морально трудно. Ещё и Дашка бунтует. Представляешь, услышала сегодня, как она называет Гелю... нахваталась, наверное, от детей во дворе. Но от этого-то не легче.
Да... сил уже просто нет.

Мама опять устало вздохнула.
- Да, Наденька, да, я всё понимаю. Но делать-то что?

***

- Дебилка и сестра дебилки! Дебилка и сестра дебилки!
Звонкий голос Костика разносился, казалось, на весь  двор.
- Замолчи! - крикнула Даша, поднимаясь с лавки, на которой она сидела вместе со старшей сестрой.
Геле недавно исполнилось девять. Но выглядела она младше своих лет, хотя и была крупнее и полнее Даши.
Такие же светлые волосы, пухлые щеки.
Но, наверное, всё дело было в её глазах - больших, светлых и... смотрящих, как-будто, куда-то вглубь, внутрь себя. Геля как-будто смотрела... и не видела того, что происходит вокруг.
Или, может быть, наоборот, она видела какой-то свой, прекрасный и удивительный мир, так не похожий на мир окружающий. На этот серый и пыльный летний двор, в котором они с сестрой сидели на скамейке.
И на ездящего вокруг них на велосипеде назойливого Костика, который непрерывно выкрикивал эти слова.
От игровой площадки отделилась парочка - девчонки лет семи. Они также подошли к скамейке, где сидели сёстры.
- Даша! - наконец обратилась одна из девочек.
- Что?
- А Гелька и вправду дебилка?
- Конечно, - хихикнула стоявшая рядом с ней подружка. - Ты только посмотри на неё.
- Сами вы! - прерывающимся от обиды голосом крикнула Даша.
Костик и девчонки засмеялись.
Даша перевела взгляд на Гелю. Та продолжала сидеть всё также неподвижно, глядя перед собой ничего не выражающим взглядом.
Чувствуя набегающие на глаза жгучие обидные слёзы, Даша соскользнула со скамейки и, не оглядываясь, побежала через весь двор к их парадной.
- Что ж ты дебилку свою бросила? - услышала она за спиной злой голос Костика. Но не оборачиваясь, быстро шла вперёд. По щекам текли слёзы.
Сердце колотилось в груди.
- Даааша! - вдруг услышала она сзади крик и обернулась.
Геля спешила к ней, неуклюже торопясь.
- Дааааша!

Сзади слышался громкий детский смех.
Геля наконец догнала её и встала рядом. И вдруг Даша почувствовала прилив непонятной злости. У неё и раньше бывало раздражение на сестру. Но сейчас появилась именно злость.
Геля судорожно уцепилась за её руку.
- Отстань от меня! - крикнула Даша, сильно толкнув её в грудь.
Геля не удержалась и упала. А Даша, отвернувшись,  быстро пошла вперед.
- Дааааша!
Она услышала душераздирающий вопль и остановилась.
Сестра сидела на асфальте. Одна из её коленок была в крови. Геля не плакала, просто смотрела на неё снизу вверх своими большими прозрачными глазами и молчала.
- Ну что? - зло крикнула ей Даша, подходя ближе. - Давай, поднимайся.
Она протянула руку и сестра уцепилась за неё.
- И попробуй только маме нажаловаться, - прошептала ей Даша в самое ухо.
Геля смотрела на неё и всё также молчала. Глаза её ничего не выражали.

- Дебилка упала! Дебилка упала!
Вокруг кричали подбежавшие дети.

***

- Что же случилось, Даша? Ты можешь мне объяснить? - мама закончила обрабатывать йодом разбитую коленку Ангелины и повернула нахмуренное лицо к Даше. - Я теперь, получается, не могу никуда одних вас отпустить? Почему ты недосмотрела за сестрой?
Дарья, ты же знаешь, что у бабушки инсульт. Она лежит. Я и за ней должна присматривать. Я думала, вы уже большие девочки. Особенно ты. А что же получается?
Даша молчала, насупившись и опустив голову. Она рассматривала носки своих белых сандалий.
- Мама, Даша не виновата, - вдруг еле слышно проговорила Ангелина. - Я сама.
- Что сама, доченька? - мама погладила её волосы.
- Это, - Геля показала на разбитую коленку. - Я сама.
А Даша хорошая. Да-ша, - повторила она. - Даша хорошая. Я люблю Да-шу.
- Я не буду больше с ней гулять! - выкрикнула Даша, вытирая кулачком слёзы и выбежала из комнаты.- Не буду. Никогда!

Прошло лето. Мама всё-таки нашла выход и отдала Гелю в специализированный садик-пятидневку для детей с отклонениями в умственном развитии.
Теперь Даша гуляла одна. Но даже сейчас она не смогла избежать обидных слов. Ярлык "сестра дебилки" казалось, приклеился к ней навсегда.
Поэтому она почти перестала гулять во дворе. Да и лето было на исходе. А с сентября Даша должна была пойти в первый класс.
"Там всё будет по-другому" - иногда думала она. - "Там не будут знать, что у меня такая сестра. Сестра -дебилка" И иногда она чуть ли не с удовольствием шептала про себя это слово. И почти не вспоминала Гелю, которую мама забирала домой только на выходные. А в субботу и воскресенье с Гелей гуляла теперь тоже только мама.
Даша старалась почти не общаться с ней.

Минула уже середина августа,  и до начала осени оставалось каких-то две недели, когда случилось это.
Даша помнила, что утром она съела кашу с клубничным йогуртом, а потом смотрела по маминому компьютеру интересные мультики, когда раздался телефонный звонок.
Мама сняла трубку в коридоре.
- Дашенька, сделай звук потише! - крикнула она дочке, и Даша, подойдя к колонкам, убавила громкость.

- Что? - громко проговорила мама. - Что?! Когда это случилось?
А потом вдруг произошло что-то совсем непонятное. Раздался тонкий мамин вскрик, которого Даша очень испугалась и выбежала в коридор.
Мама сидела на полу с трубкой в руках и плакала.
- Мама, - прошептала перепуганная Даша. - Что случилось? Ма-ам?
- Геля... Геля умерла, - услышала она в ответ слова, суть которых её детский мозг ещё не мог до конца осознать.

За шесть лет своей жизни Даша ещё не сталкивалась со смертью. Просто она понимала, точнее, старалась понять, что Геля никогда больше не вернётся.
Мама объяснила ей, что Геля просто задохнулась во сне. Такое иногда бывает у детей с задержкой умственного развития.
- За Гелей тоже недосмотрели? - спросила Даша у мамы.
Та ничего ей не ответила, а отвернулась к окну и её плечи затряслись от рыданий. Последние дни мама постоянно плакала и винила себя в смерти дочки.

На похороны Гели Дашу не взяли. Она не видела сестру мертвой. Просто теперь в их квартире за письменным столом появилась небольшая карточка Гели в рамке. А мама каждый день ставила рядом с ней свежие цветы. Даше мама сказала, что Геля теперь стала ангелом и живёт на облачке.
- Разве там можно жить? - простодушно спросила девочка.
- Да, - мама грустно кивнула головой. - Геленька теперь ангел. Самый настоящий.

В конце августа Даше исполнилось семь лет. Мама подарила ей красивую куклу-златовласку. И еле сдержала слёзы, когда дочка сказала, что назовёт куклу Ангелиной. Весь вечер Даша что-то рисовала разноцветными фломастерами. А поужинав, уже перед тем, как ложиться спать, она подошла к маме, обняв её и уткнув нос ей в джинсы.
- Мамочка, я хочу к Геле, - прошептала Даша.
- Милая моя, - мама погладила её по голове, - Геля теперь на облачке. Ты же знаешь.
- Да, - Даша подняла глаза и посмотрела на маму снизу вверх. - Я знаю. Но я на кладбище хочу. Возьми меня туда, ма-ам. Пожалуйста.
- Ну... хорошо, - тихо ответила мама.

Был сороковой день смерти Гели. Мама с дочкой стояли у небольшой свежей могилы, украшенной венками.
Фотография. Серая плита с выбитыми на ней датами совсем коротенькой жизни. Мама нагнулась и положила рядом с плитой букет больших разноцветных астр. Вытерла слёзы.
- Ну, доченька, пойдём, - она сжала в руке ладошку Даши.
- Да, - ответила девочка. - Только я хочу...
Она сделала шаг вперёд, и женщина заметила, что девочка держит в руке ту самую красавицу-куклу, подаренную ей на День рождения.
"Я даже не заметила, как она взяла её с собой из дома" - подумала Дашина мама.
Даша посадила куклу рядом с фотографией Гели.
- Я хочу подарить ей это, - прошептала девочка. - Ведь на облачке наверное нет игрушек. А Геля вернётся и заберёт её. Правда, мам?
Да, солнышко... хорошо, - устало согласилась мама.
Даша достала из кармана какие-то сложенные листы бумаги, развернула их. И её мама увидела, что на одном была нарисована девочка с крыльями. А на втором крупными корявыми буквами было написано:
"Возвращайся к нам!"

Рисунок и письмо положили рядом с плитой, придавив сверху букетом, чтобы их не унёс ветер. На кладбище в этот день было очень ветрено.
А когда мама с дочкой шли по аллее обратно, Даша всё время оборачивалась на могилу сестры. Как-будто Геля действительно могла вернуться.

© Copyright: Ирина Каденская, 2012

Регистрационный номер №0077852

от 19 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0077852 выдан для произведения:

- Никогда не смей называть свою сестру этим словом!
Ты поняла меня, Дарья?
В голосе мамы появились жёсткие нотки. Да и то, что она называла её сейчас, не как обычно, Дашулей или Дашунчиком, а Дарьей, тоже не сулило ничего хорошего.
Даша втянула голову в плечи и шмыгнула носом.
- Ма-ам, - протянула она жалобно, - Гелька всегда первая начинает.
- Ну ты же уже большая, Даша, - мама присела рядом на корточки, и её глаза оказались вровень с глазами дочки. - Тебе уже шесть лет, должна понимать.
- А Гельке девять! - с обидой в голосе выкрикнула Даша. - Она ещё больше.
Мамины брови нахмурились, она взяла дочь за руку.
- Во-первых, не называй её Гелькой. Она Геля или Ангелина. А во-вторых, Геля у нас особенная. Ты же сама это знаешь. Почему я должна объяснять тебе это, Дарья? Объяснять, что ты должна быть добрее к родной сестре?
Мамин голос дрогнул. Даша опять всхлипнула и провела пальцем по белой крупной горошине на своём синем платье.
- Ма-ам, - протянула она. - Прости, я больше не буду Гельку... Гелю так звать.
- Ну, хорошо, - устало вздохнула мать, поднимаясь. - Будь добрее, Дашенька. Я очень тебя прошу.
- Хорошо, мамочка, - кивнула головой Даша и, соскользнув с табуретки, подбежала к маме, уткнувшись носом в её джинсы.
Мама провела рукой по её белокурым волосам, и опять вздохнула.

Даша уже знала, что обычно после таких разговоров мама уходила на кухню и плотно закрывала за собой дверь. Затем иногда был слышен звук открываемой форточки и вслед за этим можно было уловить слабый сигаретный дым.
А иногда, что бывало чаще, доносились отдельные фразы, когда мама говорила по телефону.
Вот и в этот раз мама провела рукой по Дашиным локонам, и скрылась в кухне. Девочка подождала, пока закроется дверь, и вышла в коридор. Да, мама опять с кем-то разговаривала, доносились отдельные фразы.
Даша знала, что мама разговаривает с подругой.

- Да, я всё понимаю, да...
- Дашка меня очень огорчает. Да ревнует... ревнует она, конечно...
Услышав своё имя, Даша вплотную подошла к закрытой двери, прислушиваясь.
- А что мне делать, Надя? - мама вдруг повысила голос, и вопрос прозвучал громко и отчётливо.
- Что? Да не в финансах дело, сама понимаешь...
Алименты он присылает, да..
Морально трудно. Ещё и Дашка бунтует. Представляешь, услышала сегодня, как она называет Гелю... нахваталась, наверное, от детей во дворе. Но от этого-то не легче.
Да... сил уже просто нет.

Мама опять устало вздохнула.
- Да, Наденька, да, я всё понимаю. Но делать-то что?

***

- Дебилка и сестра дебилки! Дебилка и сестра дебилки!
Звонкий голос Костика разносился, казалось, на весь  двор.
- Замолчи! - крикнула Даша, поднимаясь с лавки, на которой она сидела вместе со старшей сестрой.
Геле недавно исполнилось девять. Но выглядела она младше своих лет, хотя и была крупнее и полнее Даши.
Такие же светлые волосы, пухлые щеки.
Но, наверное, всё дело было в её глазах - больших, светлых и... смотрящих, как-будто, куда-то вглубь, внутрь себя. Геля как-будто смотрела... и не видела того, что происходит вокруг.
Или, может быть, наоборот, она видела какой-то свой, прекрасный и удивительный мир, так не похожий на мир окружающий. На этот серый и пыльный летний двор, в котором они с сестрой сидели на скамейке.
И на ездящего вокруг них на велосипеде назойливого Костика, который непрерывно выкрикивал эти слова.
От игровой площадки отделилась парочка - девчонки лет семи. Они также подошли к скамейке, где сидели сёстры.
- Даша! - наконец обратилась одна из девочек.
- Что?
- А Гелька и вправду дебилка?
- Конечно, - хихикнула стоявшая рядом с ней подружка. - Ты только посмотри на неё.
- Сами вы! - прерывающимся от обиды голосом крикнула Даша.
Костик и девчонки засмеялись.
Даша перевела взгляд на Гелю. Та продолжала сидеть всё также неподвижно, глядя перед собой ничего не выражающим взглядом.
Чувствуя набегающие на глаза жгучие обидные слёзы, Даша соскользнула со скамейки и, не оглядываясь, побежала через весь двор к их парадной.
- Что ж ты дебилку свою бросила? - услышала она за спиной злой голос Костика. Но не оборачиваясь, быстро шла вперёд. По щекам текли слёзы.
Сердце колотилось в груди.
- Даааша! - вдруг услышала она сзади крик и обернулась.
Геля спешила к ней, неуклюже торопясь.
- Дааааша!

Сзади слышался громкий детский смех.
Геля наконец догнала её и встала рядом. И вдруг Даша почувствовала прилив непонятной злости. У неё и раньше бывало раздражение на сестру. Но сейчас появилась именно злость.
Геля судорожно уцепилась за её руку.
- Отстань от меня! - крикнула Даша, сильно толкнув её в грудь.
Геля не удержалась и упала. А Даша, отвернувшись,  быстро пошла вперед.
- Дааааша!
Она услышала душераздирающий вопль и остановилась.
Сестра сидела на асфальте. Одна из её коленок была в крови. Геля не плакала, просто смотрела на неё снизу вверх своими большими прозрачными глазами и молчала.
- Ну что? - зло крикнула ей Даша, подходя ближе. - Давай, поднимайся.
Она протянула руку и сестра уцепилась за неё.
- И попробуй только маме нажаловаться, - прошептала ей Даша в самое ухо.
Геля смотрела на неё и всё также молчала. Глаза её ничего не выражали.

- Дебилка упала! Дебилка упала!
Вокруг кричали подбежавшие дети.

***

- Что же случилось, Даша? Ты можешь мне объяснить? - мама закончила обрабатывать йодом разбитую коленку Ангелины и повернула нахмуренное лицо к Даше. - Я теперь, получается, не могу никуда одних вас отпустить? Почему ты недосмотрела за сестрой?
Дарья, ты же знаешь, что у бабушки инсульт. Она лежит. Я и за ней должна присматривать. Я думала, вы уже большие девочки. Особенно ты. А что же получается?
Даша молчала, насупившись и опустив голову. Она рассматривала носки своих белых сандалий.
- Мама, Даша не виновата, - вдруг еле слышно проговорила Ангелина. - Я сама.
- Что сама, доченька? - мама погладила её волосы.
- Это, - Геля показала на разбитую коленку. - Я сама.
А Даша хорошая. Да-ша, - повторила она. - Даша хорошая. Я люблю Да-шу.
- Я не буду больше с ней гулять! - выкрикнула Даша, вытирая кулачком слёзы и выбежала из комнаты.- Не буду. Никогда!

Прошло лето. Мама всё-таки нашла выход и отдала Гелю в специализированный садик-пятидневку для детей с отклонениями в умственном развитии.
Теперь Даша гуляла одна. Но даже сейчас она не смогла избежать обидных слов. Ярлык "сестра дебилки" казалось, приклеился к ней навсегда.
Поэтому она почти перестала гулять во дворе. Да и лето было на исходе. А с сентября Даша должна была пойти в первый класс.
"Там всё будет по-другому" - иногда думала она. - "Там не будут знать, что у меня такая сестра. Сестра -дебилка" И иногда она чуть ли не с удовольствием шептала про себя это слово. И почти не вспоминала Гелю, которую мама забирала домой только на выходные. А в субботу и воскресенье с Гелей гуляла теперь тоже только мама.
Даша старалась почти не общаться с ней.

Минула уже середина августа,  и до начала осени оставалось каких-то две недели, когда случилось это.
Даша помнила, что утром она съела кашу с клубничным йогуртом, а потом смотрела по маминому компьютеру интересные мультики, когда раздался телефонный звонок.
Мама сняла трубку в коридоре.
- Дашенька, сделай звук потише! - крикнула она дочке, и Даша, подойдя к колонкам, убавила громкость.

- Что? - громко проговорила мама. - Что?! Когда это случилось?
А потом вдруг случилось что-то совсем непонятное. Раздался тонкий мамин вскрик, которого Даша очень испугалась и выбежала в коридор.
Мама сидела на полу с трубкой в руках и плакала.
- Мама, - прошептала перепуганная Даша. - Что случилось? Ма-ам?
- Геля... Геля умерла, - услышала она в ответ слова, суть которых её детский мозг ещё не мог до конца осознать.

За шесть лет своей жизни Даша ещё не сталкивалась со смертью. Просто она понимала, точнее, старалась понять, что Геля никогда больше не вернётся.
Мама объяснила ей, что Геля просто задохнулась во сне. Такое иногда бывает у детей с задержкой умственного развития.
- За Гелей тоже недосмотрели? - спросила Даша у мамы.
Та ничего ей не ответила, а отвернулась к окну и её плечи затряслись от рыданий. Последние дни мама постоянно плакала и винила себя в смерти дочки.

На похороны Гели Дашу не взяли. Она не видела сестру мертвой. Просто теперь в их квартире за письменным столом появилась небольшая карточка Гели в рамке. А мама каждый день ставила рядом с ней свежие цветы. Даше мама сказала, что Геля теперь стала ангелом и живёт на облачке.
- Разве там можно жить? - простодушно спросила девочка.
- Да, - мама грустно кивнула головой. - Геленька теперь ангел. Самый настоящий.

В конце августа Даше исполнилось семь лет. Мама подарила ей красивую куклу-златовласку. И еле сдержала слёзы, когда дочка сказала, что назовёт куклу Ангелиной. Весь вечер Даша что-то рисовала разноцветными фломастерами. А поужинав, уже перед тем, как ложиться спать, она подошла к маме, обняв её и уткнув нос ей в джинсы.
- Мамочка, я хочу к Геле, - прошептала Даша.
- Милая моя, - мама погладила её по голове, - Геля теперь на облачке. Ты же знаешь.
- Да, - Даша подняла глаза и посмотрела на маму снизу вверх. - Я знаю. Но я на кладбище хочу. Возьми меня туда, ма-ам. Пожалуйста.
- Ну... хорошо, - тихо ответила мама.

Был сороковой день смерти Гели. Мама с дочкой стояли у небольшой свежей могилы, украшенной венками.
Фотография. Серая плита с выбитыми на ней датами совсем коротенькой жизни. Мама нагнулась и положила рядом с плитой букет больших разноцветных астр. Вытерла слёзы.
- Ну, доченька, пойдём, - она сжала в руке ладошку Даши.
- Да, - ответила девочка. - Только я хочу...
Она сделала шаг вперёд, и женщина заметила, что девочка держит в руке ту самую красавицу-куклу, подаренную ей на День рождения.
"Я даже не заметила, как она взяла её с собой из дома" - подумала Дашина мама.
Даша посадила куклу рядом с фотографией Гели.
- Я хочу подарить ей это, - прошептала девочка. - Ведь на облачке наверное нет игрушек. А Геля вернётся и заберёт её. Правда, мам?
Да, солнышко... хорошо, - устало согласилась мама.
Даша достала из кармана какие-то сложенные листы бумаги, развернула их. И её мама увидела, что на одном была нарисована девочка с крыльями. А на втором крупными корявыми буквами было написано:
"Возвращайся к нам!"

Рисунок и письмо положили рядом с плитой, придавив сверху букетом, чтобы их не унёс ветер. На кладбище в этот день было очень ветрено.
А когда мама с дочкой шли по аллее обратно, Даша всё время оборачивалась на могилу сестры. Как-будто Геля действительно могла вернуться.

Рейтинг: +9 358 просмотров
Комментарии (9)
0000 # 19 сентября 2012 в 10:02 0
Очень сложная тема. спасибо.
Ирина Каденская # 19 сентября 2012 в 23:07 0
Спасибо Вам, что откликнулись!
0 # 19 сентября 2012 в 11:07 +1
Ирочка, ты так прекрасно подала невозможно сложную и болезненную тему! Тему взаимоотношений больных и здоровых детей в семье. Я сразу подумала о соседке, у которой одна девочка с ДЦП, а вторая- младшая, ее третирует...
Ведь так и есть. Сложно и больно ...
Отличный рассказ. Спасибо тебе.
Ирина Каденская # 19 сентября 2012 в 23:09 +1
Танюш, большое спасибо за отклик!
Да... этот рассказ написан отчасти тоже по реальной истории.
Грустно это всё...
0 # 19 сентября 2012 в 23:10 0
sad
Игорь Кручко # 20 сентября 2012 в 22:21 0
Когда мой отец был еще жив, то я, держа его руку, думал: каким способом можно забрать его боль к себе, чтобы облегчить его страдания...Оказалось - никаким. Родители, имеющие таких детей, постоянно живут с болью. Как им помочь избавится от нее, облегчить их страдания? Я, допустим, не знаю.
Ирина Каденская # 21 сентября 2012 в 02:06 0
Эту боль не облегчишь никогда.
Это крест, который родители и близкие таких детей несут всю свою жизнь.
Игорь, спасибо, что прочитал этот рассказ!
Людмила Снитко # 28 сентября 2012 в 15:30 0
Тяжелая тема... слезы на глазах... Мама молодец, что после рождения больного ребенка отважилась на рождение другого. Так не часто бывает. одно только плохо - мамин упрек "недосмотрела за сестрой?". Все-таки, как бы трудно ни было, такие проблемы нельзя взваливать на детские плечики (ребенку только 6 лет) да и вообще перекладывать на другого ребенка независимо от возраста. У многих знакомых проблема - старший ребенок "должен" присматривать за младшим, думаю, ничего этого он не должен. Вот привить любовь друг к другу! А малышка все-таки молодчинка.
Ирина Каденская # 28 сентября 2012 в 23:11 0
Людмила, спасибо большое, что прочитали и откликнулись!
Да, конечно, Вы правы... для 6-ти летнего ребёнка ещё и присматривать за кем-то, конечно, тяжело.
Но мама девочек совсем замоталась - одна, мужа нет, на руках две дочки, бабушка с инсультом.
Так вот всё и получилось...

С уважением,