ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Драконья республика

 

Драконья республика

29 декабря 2013 - Александр Балтин

Маленькие дракончики с ещё не окрепшими крылышками, но уже довольно когтистыми лапками предпочитали уютные горные расселины, куда можно было забиться, как в норку, и дремать.

 Дракончики вызревали медленно — не быстрее виноградных гроздьев, и когда норки становились тесноваты, выбирались, и, расправив крылья, пробовали лететь.

— У меня получилось, — хвалился рыженький. — Целых несколько метров протянул.

Зелёный — довольно чахлый — всё вздыхал:

— Что-то никак не могу.

Дракон постарше подлетел, и опустился рядом.

Был он жёлто-зелёного цвета, и даже переливался слегка, будто огромная бабочка.

— Не переживай, — сказал он, — не у всех сразу получается.

Как организована жизнь в Драконьей республике?

Ну, в общем, никакой особой республики нет — есть система гор: весьма обширная, с ниспадающими вниз скалами и вершинами, вздымающимися в облака, и среда этой системы облюбована мирными драконами.

Да, они вполне травоядны, вернее — листоядны, ибо предпочитают в пищу листья деревьев.

Деревья не обижаются.

С ними всегда можно договориться.

— Ничего, — говорят деревья, — нарастим новые листья. Нужно же драконам чем-нибудь питаться.

Драконы разлетаются — каждый по своим делам, но непременно возвращаются на эти горы. Они следят за маленькими — чтобы те вовремя начинали летать — хотя это «вовремя» и не очень определённого свойства, тем не менее, все драконы должны летать, иначе и быть не может.

Как-то раз старшие драконы думали сорганизоваться, и выбрать главного, но из этого ничего не вышло.

Драконы собрались, расселись по вершинам гор, а иные заняли полулежачие позиции.

— Итак, — сказал Огненный шар. — Какие будут предложенья.

Рыжий зевнул, слегка брызнув пламенем.

— Ну, ты и становись главным, — произнёс он.

— Я не могу. Я слишком огненный.

— Тогда давайте выберем Водяного дракона.

Водяной переливался зыбкой синевою, и точно растекался по своей вершине.

— Не-а, — зевнул он. — Ещё утеку ненароком.

Предложили Хвостатого. Тот отказался, боясь запутаться в собственных хвостах.

Драконы стали позёвывать.

Седой и вовсе задремал.

Наиболее активный — Огненный шар — подытожил:

— Ну что? Ничего не выходит?

Другие подтверждающе захлопали крыльями.

— Тогда будет жить равноправно, — сказал Огненный шар. — То есть каждый имеет право высказать своё мнение. Другие, впрочем, имеют такое же право на это мнение внимания не обращать.

С тихим шлепком маленький дракончик вывалился из щели. Или из норы.

— Вот, стоит ли его поднимать? — Спросил Огненный шар.

— Стоит, — сказал Водяной.

— Не-а, — протянул Седой. — Пусть сам поднимется.

Дракончик поднялся, ловко вскарабкался на гору, и снова юркнул в щель. Или в нору.

— Значит, я прав. — Резюмировал Седой.

И драконы разлетелись по своим делам.

А дракончики продолжали вызревать, как виноградные гроздья.

 

Водяной предпочитал уютные водоёмы — вроде больших озёр.

Погружаясь в глубину, он чувствовал себя умиротворённо, и если рыбы удивлялись его появленью, говорил — Не бойтесь. Я не питаюсь рыбами.

И рыбы мирно проплывали мимо.

Водяной опускался на самое дно, и, расположившись там поуютней, размышлял.

Он размышлял о сущности жизни драконов.

Выходило, что она разная.

У меня, думал он, сущность скрыта в воде. Это не хорошо, и не плохо. С одной стороны, я знаю, где она. С другой — никогда её не видел.

И он принимался размышлять, какой она могла бы быть эта сущность — внешне.

Рыбы проплывали, раки шебуршали под корягами.

Вероятно она, предполагал Водяной, чем-то похожа и на рыбу, и на рака.

А у Огненного шара — тут же прерывал он себя — сущность, конечно, огненная, золотистая.

Тут Водяной обычно принимался дремать, ибо чрезмерная активность Огненного шара действовала на него угнетающе.

 

А Огненный шар в это время парил над лугами и полями.

От него летели хлопья и брызги света.

Я и сам не знаю — кто они: брызги или хлопья, думал он; вероятно — и те, и другие.

Ему нравилось давать дополнительный свет — такой золотистый, такой загадочный.

Разные существа — жившие на земле, и только на земле, видели эти световые сгустки и резвились в них, и Огненный шар радовался радости этих существ, и не подозревавших о его существовании…

Седой позёвывал на вершине скалы.

Ему привычно было находиться тут, да и возраст подсказывал, что местечко пониже — уже не для него.

Шуршание внизу его совершенно не беспокоило.

Камни осыпаются, наверно — и он зевнул.

Но из щели показалась рожица дракончика.

Чёрненькие глазки сверкали, а на остриях крылышек серела пыль.

— А это ты, малыш, — сказал Седой.

— Чхи, — ответил дракончик. Вернее — чихнул. — Пыльно там.

— Тебе уж летать пора, — заметил Седой.

— Никак не получается.

— Ничего. Главное не сдаваться.

Огненный шар, мерцая золотисто, возвращался.

— Вот смотри, — сказал Седой. — Думаешь, у него сразу получилось?

— А нет?

— Конечно, нет. Тоже падал. А видишь, как теперь летает.

Дракончик выбрался из щели.

Крылышки его встрепенулись, и он…

— Надо ж, — заверещал он радостно. — Лечу, лечу.

Он сделал круг, и вернулся к Седому.

— Получилось! — гордо сказал он.

— Конечно. — Ответил Седой. — Хотя я тебя слегка и обманул. Огненный шар никогда не падал.

— А разве… — начал было дракончик.

— Конечно, конечно, — опередил его Седой. — Обманывать нехорошо. Но иногда, видишь — на пользу.

— А теперь, — продолжал он, — придумай себе дела, и лети.

— А разве дела не сами находят нас?

— Нет, конечно. Их надо придумать.

И дракончик полетел придумывать себе дела.

 

Так жили они — по-разному, но объединённые своей драконовой — не страшной вовсе, листоядной сутью.

 

© Copyright: Александр Балтин, 2013

Регистрационный номер №0177963

от 29 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0177963 выдан для произведения:

Маленькие дракончики с ещё не окрепшими крылышками, но уже довольно когтистыми лапками предпочитали уютные горные расселины, куда можно было забиться, как в норку, и дремать.

 Дракончики вызревали медленно — не быстрее виноградных гроздьев, и когда норки становились тесноваты, выбирались, и, расправив крылья, пробовали лететь.

— У меня получилось, — хвалился рыженький. — Целых несколько метров протянул.

Зелёный — довольно чахлый — всё вздыхал:

— Что-то никак не могу.

Дракон постарше подлетел, и опустился рядом.

Был он жёлто-зелёного цвета, и даже переливался слегка, будто огромная бабочка.

— Не переживай, — сказал он, — не у всех сразу получается.

Как организована жизнь в Драконьей республике?

Ну, в общем, никакой особой республики нет — есть система гор: весьма обширная, с ниспадающими вниз скалами и вершинами, вздымающимися в облака, и среда этой системы облюбована мирными драконами.

Да, они вполне травоядны, вернее — листоядны, ибо предпочитают в пищу листья деревьев.

Деревья не обижаются.

С ними всегда можно договориться.

— Ничего, — говорят деревья, — нарастим новые листья. Нужно же драконам чем-нибудь питаться.

Драконы разлетаются — каждый по своим делам, но непременно возвращаются на эти горы. Они следят за маленькими — чтобы те вовремя начинали летать — хотя это «вовремя» и не очень определённого свойства, тем не менее, все драконы должны летать, иначе и быть не может.

Как-то раз старшие драконы думали сорганизоваться, и выбрать главного, но из этого ничего не вышло.

Драконы собрались, расселись по вершинам гор, а иные заняли полулежачие позиции.

— Итак, — сказал Огненный шар. — Какие будут предложенья.

Рыжий зевнул, слегка брызнув пламенем.

— Ну, ты и становись главным, — произнёс он.

— Я не могу. Я слишком огненный.

— Тогда давайте выберем Водяного дракона.

Водяной переливался зыбкой синевою, и точно растекался по своей вершине.

— Не-а, — зевнул он. — Ещё утеку ненароком.

Предложили Хвостатого. Тот отказался, боясь запутаться в собственных хвостах.

Драконы стали позёвывать.

Седой и вовсе задремал.

Наиболее активный — Огненный шар — подытожил:

— Ну что? Ничего не выходит?

Другие подтверждающе захлопали крыльями.

— Тогда будет жить равноправно, — сказал Огненный шар. — То есть каждый имеет право высказать своё мнение. Другие, впрочем, имеют такое же право на это мнение внимания не обращать.

С тихим шлепком маленький дракончик вывалился из щели. Или из норы.

— Вот, стоит ли его поднимать? — Спросил Огненный шар.

— Стоит, — сказал Водяной.

— Не-а, — протянул Седой. — Пусть сам поднимется.

Дракончик поднялся, ловко вскарабкался на гору, и снова юркнул в щель. Или в нору.

— Значит, я прав. — Резюмировал Седой.

И драконы разлетелись по своим делам.

А дракончики продолжали вызревать, как виноградные гроздья.

 

Водяной предпочитал уютные водоёмы — вроде больших озёр.

Погружаясь в глубину, он чувствовал себя умиротворённо, и если рыбы удивлялись его появленью, говорил — Не бойтесь. Я не питаюсь рыбами.

И рыбы мирно проплывали мимо.

Водяной опускался на самое дно, и, расположившись там поуютней, размышлял.

Он размышлял о сущности жизни драконов.

Выходило, что она разная.

У меня, думал он, сущность скрыта в воде. Это не хорошо, и не плохо. С одной стороны, я знаю, где она. С другой — никогда её не видел.

И он принимался размышлять, какой она могла бы быть эта сущность — внешне.

Рыбы проплывали, раки шебуршали под корягами.

Вероятно она, предполагал Водяной, чем-то похожа и на рыбу, и на рака.

А у Огненного шара — тут же прерывал он себя — сущность, конечно, огненная, золотистая.

Тут Водяной обычно принимался дремать, ибо чрезмерная активность Огненного шара действовала на него угнетающе.

 

А Огненный шар в это время парил над лугами и полями.

От него летели хлопья и брызги света.

Я и сам не знаю — кто они: брызги или хлопья, думал он; вероятно — и те, и другие.

Ему нравилось давать дополнительный свет — такой золотистый, такой загадочный.

Разные существа — жившие на земле, и только на земле, видели эти световые сгустки и резвились в них, и Огненный шар радовался радости этих существ, и не подозревавших о его существовании…

Седой позёвывал на вершине скалы.

Ему привычно было находиться тут, да и возраст подсказывал, что местечко пониже — уже не для него.

Шуршание внизу его совершенно не беспокоило.

Камни осыпаются, наверно — и он зевнул.

Но из щели показалась рожица дракончика.

Чёрненькие глазки сверкали, а на остриях крылышек серела пыль.

— А это ты, малыш, — сказал Седой.

— Чхи, — ответил дракончик. Вернее — чихнул. — Пыльно там.

— Тебе уж летать пора, — заметил Седой.

— Никак не получается.

— Ничего. Главное не сдаваться.

Огненный шар, мерцая золотисто, возвращался.

— Вот смотри, — сказал Седой. — Думаешь, у него сразу получилось?

— А нет?

— Конечно, нет. Тоже падал. А видишь, как теперь летает.

Дракончик выбрался из щели.

Крылышки его встрепенулись, и он…

— Надо ж, — заверещал он радостно. — Лечу, лечу.

Он сделал круг, и вернулся к Седому.

— Получилось! — гордо сказал он.

— Конечно. — Ответил Седой. — Хотя я тебя слегка и обманул. Огненный шар никогда не падал.

— А разве… — начал было дракончик.

— Конечно, конечно, — опередил его Седой. — Обманывать нехорошо. Но иногда, видишь — на пользу.

— А теперь, — продолжал он, — придумай себе дела, и лети.

— А разве дела не сами находят нас?

— Нет, конечно. Их надо придумать.

И дракончик полетел придумывать себе дела.

 

Так жили они — по-разному, но объединённые своей драконовой — не страшной вовсе, листоядной сутью.

 

Рейтинг: 0 128 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!