ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Детективное агентство «ЛЕО» Проклятие Перуна

 

Детективное агентство «ЛЕО» Проклятие Перуна

11 января 2015 - Владимир Невский
article264350.jpg
   Савелий никак не мог успокоиться. Он нервно ходил по кабинету и выкрикивал междометия. При этом интенсивно размахивал руками, в одной из который была зажата свернутая газета «Молодежный вестник». Фаина, немного ошеломленная столь бурным поведением коллеги, затаилась на своем рабочем месте. Следила глазами за перемещением Савы и пила сок. Лужин же олицетворял собой само спокойствие. Не спеша пил кофе, между глотками затягиваясь сигарой, чей ароматный приятный запах щекотал ноздри всех присутствующих.
— Черт те знает что! — Сава развернул газету, словно надеялся, что статья пропадет со страницы. Этого, естественно, не произошло. — Это означает только одно.
— Что? — коротко спросил Женя.
— Утечку информации. — Пояснил Сава, с удивлением глядя на шефа. — Это же ясно, как божий день. Либо кто-то из нас расхвалился, возгордился. Либо кто-то залез в наш компьютер.
— Вот и проведи расследование, — едва заметно усмехнулся Евгений.
— И проведу. — Серьезно заявил Сава. — Первым делом наведаюсь в редакцию.
— А, по-моему, это не плохая реклама нашему агентству, — тихо подала голос Фая.
— Я тоже так думаю, — поддержал сотрудницу Женя.
— Да? — возмутился Сава. — Тогда и надо было этому писаке конкретизировать. Мол, это «ЛЕО», фамилии наши настоящие. А то взял только сюжет «Черного кардинала» и опубликовал в виде рассказа. Да еще этот дурацкий псевдоним: доктор Ватсон. Тоже мне!
  Сава немного успокоился. По крайне мере, плюхнулся на диван, схватил со стола баночку пива, и жадно припал к ней. Фая склонилась над столом, перебирая бумаги, больше не обращая внимания на импульсивного коллегу. А Лужин напротив: откинулся в кресле, и прищуренными глазами наблюдал за Савой.  На губах его играла ироническая улыбка. Да вот только Саву не так-то просто было вышибить из седла, и если он уже что-то вбил себе в голову, то это надолго. Пока не сделает – не успокоиться. И вот сейчас: допив пиво, он бодро вскочил с дивана и, с огромной решительностью в глазах, стал собираться. Молча. Только, уже взявшись за дверную ручку, бросил через плечо:
— Я в редакцию.
— Удачи. Пожелал ему шеф.
Фая ушла в приемную. И сделала это поспешно, словно боялась оставаться наедине с Евгением. Хотя тот и не особо заострил на этом свое внимание. Лишь короткая мысль промелькнула: «Я ей неприятен». Спустя некоторое время он выглянул в приемную:
— Фая, ты все-таки поработай с компьютером.  Может и правда, у нас побывали гости.
— Хорошо. — Не совсем уверенно ответила Фая, не поднимая глаз.
— Доктор Ватсон – это еще орешки. Не так и серьезно. Лишь бы другие не повадились.
— Да, да. Я понимаю.
— А я в архив. Меня ни для кого нет.
— Хорошо, Евгений Олегович.
Лужин поморщился от такого официоза, но промолчал, захлопнув, громче обычного, дверь в кабинет. На обед он не ходил, обошелся чаем и парочкой бутербродов, и снова погрузился в работу. Хотя он и доверял компьютерам, но все равно все дела оформлял еще и в бумажном варианте. Аккуратно подшитые файлы гордо восседали на полках в их потайной комнате.
После обеда вернулся Савелий, чем и нарушил идеальную тишину рабочий атмосферы.
— Фая, иди сюда, — позвал он коллегу в кабинет,  где плюхнулся в кресло и хлопнул тоненькой папкой о столешницу.
— Вот! — объявил он.
— Что? Доктор Ватсон?
Савелий поморщился, словно жевал ломтик лимона:
— Нет. Какой там Ватсон! Глухое дело. Висяк. Глухарь. Рассказ пришел по почте. Отпечатан текст на принтере. Автоним отсутствует, только псевдоним. А редакция, изменяя своим правилам, решила все равно опубликовать его. Как говорит редактор, что понравился им очень. Хотя я думаю, что из-за меленькой приписки.
— Какой?
— «Гонорар прошу оставить редакции любимой газете». И нагло и сердито, а главное эффективно.
— И что дальше? — Фая начала проявлять интерес к этому рассказу.
— А что? Да ничего! Не буду же я искать компьютер по всему городу? Безполезно. И редактор заверил, что ничем мне не сможет помочь. «Это же не официальная статья. Это литература» — Передразнил он виртуального издателя.
— А что за папка? — Женя резко сменил тему разговора.
— А! — протяжно воскликнул Сава. — Это мне скормили в отделе писем «Молодежного вестника». Интересное, кстати, дело вырисовывается. Садитесь поудобней, и слушайте. Командовать парадам буду я!
— Просим вас, Ося. — В тему пошутил Женя. Сава вопросительно глянул на него, пришлось вносить ясность. — Остап Сулейман Берта Мария Бендер.
И все детективы дружно рассмеялись. Но стоило Саве открыть папку, как игривое настроение мгновенно улетучилось.
— Итак, в Камышовском районе нашей области имеется одно местечко, проклятое древними богами. Хотя, судя по описанию, это довольно живописный уголок. Небольшая березовая роща, болото с озером, возвышенность, которую можно даже назвать горами потому, как имеется с десяток пещер. До конца так и не изученных.           Народ наш, великий и остроумный, дал всем окрестностям ужасные имена. Роща Дьявола, болото Сатаны, Чертовое озеро, логово Люцифера – это про пещеры. Об этом пишут в газету многие жители района. А особенно жители деревеньки Клюевка, которая расположена в двух километрах от этого «райского уголка». — Сава сделал небольшую паузу, глотнул «Нарзан», чтобы смочить горло и продолжил. — Сотрудники газеты не один раз выезжали, как говорится: реагировали, смотрели, фотографировали, записывали рассказы аборигенов. И пришли к выводу, что это Зона.
— Зона? — недоуменно спросила Фая.
— Зона, — кивнул головой Сава. — Пишется с большой буквы. Это аномальная зона, имеющая черную репутацию.
— И в чем она заключается? — пришла очередь задать вопрос Жени. Было невооруженным взглядом заметно, что сверхъестественное, не подающейся простой логике, его не особо интересует.
— Дело в том, что там довольно часто пропадает домашний скот.
— Тонут в болотах.
— Вот именно так и отвечают бедным сельчанам правоохранительные органы. Но некоторые отчаянные смельчаки в поиске своей скотины иногда захаживают в Зону. И видели они там обглоданные кости животных. В пещерах! — добавил он голосом подростка, рассказывающего «черную» историю у ночного костра.
— Волки?
— Да, нет. — Сава порылся в папке, достал из недр ее какую-то бумагу. — Это официальное уведомление наших биологов, где говорится, что в Камышовском районе волки не водятся. Да и местные егеря с ними согласны. У милиции же, ответ один: болото!
— И что жители?
— О! — воскликнул Сава, вскочил и прошелся по кабинету. — Наш народ – великий народ. Хотя я повторяюсь. Сколько легенд и версий. Просто Клондайк для фольклориста. Первая, часто встречающаяся, версия – это «Черный спелеолог».
— А что это такое?
— Объясняю. У каждого вида романтиков имеются легенды о «черных» и «белых», злых и добрых духах. Одни всячески помогают, другие, естественно, мешают, а порой и убивают. Есть «черные» и у геологов, и у альпинистов, и у сплавщиков по горным речкам. И спелеологи тоже не в стороне.
— Спелеология – наука, изучающая пещеры. — Сказал Лужин, обращаясь к Фае. Та лишь кивнула головой.
— Так вот, — Сава даже не заметил, что его перебили. — Давным-давно пошли как-то два парня в пещеры Люцифера. И заблудились в его лабиринте, как говорят, он не уступает знаменитому критскому лабиринту.  Пропали, одним словом. Так вот, один из них в пылу ссоры убил второго. И теперь бродит «Черный спелеолог» по лабиринтам неприкаянной душой, и губит все живое.
— Сказки для пионерского лагеря. Что, во-вторых?
Сава вновь обратился к своей папке, достал фотографию, на которой был запечатлен мегалит. Доисторическое сооружение из большого каменного блока. А может и сама природа так искусно постаралась.
— И что это?
— Точного и официального мнения нет. Местное население уверенно, что это истукан Перуна.
— Перун – древнеславянский бог грозы. — Вновь прокомментировал Лужин.
— Я знаю, — огрызнулась Фая, но что шеф не обратил никакого внимания, даже бровью не повел.
— Этот Перун стоит как раз при вдохе на Зону.  Старожилы утверждают, что одна легенда этих мест, передавая из поколения в поколения, дошла и до наших дней. Вообще, она длинная и муторная, и совсем не увлекательная. Суть такова: Перун наложил проклятие на человеческий род. И кто сунется в Зону – тому смерть.
Сава закончил доклад и, успокоившись, сел в кресло. В кабинете некоторое время висела звенящая тишина, которую нарушил Лужин:
— И все?
— Нет, — Сава как будто только этого и ждал. — Клубничку я оставил на десерт. Неделю назад у жителя Клюевки, — он заглянул в блокнот. — Буземанова И.И. пропал годовалый бычок. Он игнорировал все проклятия Перуна, наплевал на Черного спелеолога, и отправился в Зону. Он хороший охотник, облазавший всю округу вдоль и поперек. Пошел и пропал.
— Утонул?
— По версии милиции – да. Да и шапку его нашли на болоте. Дело ясное – и дело закрытое. Но, как уверяет его младший брат, и тоже Буземанов И.И., все это полная ерунда. По его словам, брат не мог утонуть на болотах Сатаны. Потому, как знает их даже лучше, чем свои пять пальцев. Письмо в редакцию от него написано весьма убедительно. Сами прочитайте и все поймете. Написано грамотно, солидно, обоснованно. Без истерик и слез.
И вновь тишину, которая образовалась, нарушил Евгений:
— Что ж, можно устроить небольшие каникулы и взглянуть на этот «райский уголок».
— Можно я поеду? — предложила, скорее, попросила, Фая.
Лужин бросил на нее мимолетный взгляд, задумался на мгновение и согласился.
— Хорошо. Вдвоем поедете. День на подготовку – и в путь. И держите всегда связь
— Ok!
Совещание на этом закончилось.
 
Записи разговоров детективов со своим шефом.
1. — Мы решили не афишировать себя. Представились дальними родственниками Буземанова И.И..  Живем у него.
— Правильно.
— Пока осматриваемся. Говорим с ИИ. Он просто фанатично уверен, что брат не утонул. Кажется, и нас заразил своей уверенностью.
— Интуиция?
— У меня молчит. А вот Фаечка говорит, что без человеческого фактора здесь не обошлось.
— Естественно. Я тоже реалист. Мистика не для меня. Какие планы?
— Завтра отправимся в Зону. Я и ИИ. Фаю оставлю в деревне. Береженного и бог бережет.
— Согласен. После экспедиции – сразу же позвони.
— Все.
 
2. — Евгений Олегович?
— Да, Фая? Сообщаю, что сегодня побывали в Зоне.
— Ты?!
— Конечно. Я на работе. — Тоном, не принимающим никаких возражений, ответила Фая. — Места тут и, правда мрачноватые, хотя и красивые. Пока только осмотрели болото Сатаны. Ужас. Бездонная топь. Здесь целая стадо уйдет в вечность, и  ты не догадаешься об этом. Были на месте, где обнаружили шапку старшего Буземанова. Но, как говорится, болото – оно и есть болото. Завтра собираемся полазать по пещерам Люцифера.
— Там же лабиринт?!
— У старшего ИИ была карта этого лабиринта Минотавра.
— Откуда?
— Сам составил. Да вы не беспокойтесь, глубоко мы не полезем. Так, побродим с краю.
— И все же будьте очень осторожны.
— Хорошо.
— Где Сава?
— В бане.
— Тогда передавай ему «с легким паром».
— Хорошо. — Она улыбнулась.
Хотя Евгений и не видел ее улыбки, но был в этом абсолютно уверен. После разговора, то ли какая-то непонятная грусть накатила, то ли необъяснимая тоска сжала сердце. Но Женя не дал им возрасти никакого шанса.
 
3. — Алло! Савка! Черт побери! Я до вас никак не могу дозвониться. Зачем телефоны выключать-то?
— Нет, Жень. Это просто в Зоне они не работают. Прикинь: разряжаются в секунду.
— Ты зачем Фаю туда таскаешь?
— Ха. А ты попробуй поступить иначе. С каждым днем я открываю в девочке все новые качества и способности.
— Ну, и что там?
— Полазали маленько по пещерам. Дьявольское ощущение. С одной стороны – полный восторг. От красоты, величия, атмосферы тайны. А с другой – панический страх, так и цапает за душу. Идешь и ждешь, что выскочит на встречу «черный спелеолог»,  и утащит в преисподнюю.
— Что-нибудь нашли?
— Нашли, — усмехнулся Сава.
— Что? — нетерпеливо воскликнул Евгений.
— Цех по разделки мясных туш.
— Что?
— А то. В одной из пещер нашли огромный пень, забрызганный кровью. ИИ, как истинный абориген, утверждает, что тут разделывают мясо. Кто-то аккуратно наведывается сюда. Ловит отбившуюся от стада одинокую скотину, и…. Короче, понятно?
— Еще бы. Что дальше?
— Не знаю пока. Думать надо.
— Знаешь, может, стоит проверить районный рынок. Мясной ряд.  Если ты рубишь крупнорогатый скот, то это сто-сто пятьдесят килограмм мясо. В холодильник не полезет.
— Вряд ли преступник столь наглый. Да и местные же все про всех знают, вопрос возникнет:  откуда мясо? Да и Клюевка у всех на устах. Подозрения всякие.
— Тогда, сделаем так: я проверю здесь, городской мясной рынок, а ты займись списком деревенских владельцев машин. На себе тушу не попрешь.
— Согласен. Завтра в это же время.
— Спокойной ночи.
 
4. — Женя, привет!
— Савелий, да вы с ума посходили!!! Время два часа ночи. Я весь вечер пытался до вас дозвониться. Где вы пропадаете?
— Только спокойно, шеф. Ладно?
— Ну, что натворили?
— Утром проснулся, а Фаи нет. Лежит записка: «Я ушла на Зону».
— Одна? — Евгений едва не выронил телефон, и, вопреки всему, закурил. Обычно он старался как можно реже курить, а в ночное время – вообще наложил табу.
— Одна. Мы сразу же с ИИ рванули за ней. Все пещеры облазали, все болото перемерили, и ничего.
— Как ничего? — во рту резко пересохло.
— А Фая тем временем обследовала рощу Дьявола, и не без успеха.
— Ух, — только и смог спокойно выдохнуть Женя.
— Она нашла следы машины. Проекторы ясно отпечатались на глине. И с дефектом одно колесо. Понимаешь!? Там, по ту сторону рощи проходит проселочная дорога. Вот по ней-то и вывозили мясо.
— Следы сфотографировали?
— Обижаешь.
— А у меня вариант нулевой. На рынке регистрация поступления мяса почти отсутствует. Лазеек превеликое множество. Ноль.
— Ничего. Главное: разгадана тайна пропажи скота. Составим список авто-владельцев, и вычислим его.
— Хорошо, действуй.
— С утра.
— Конечно.
— Пока.
— Да, Сава, — Женя немного помялся, — пожалуйста, присмотри за Фаей. Чтобы больше никаких глупостей.
— Хорошо, шеф. Отбой.
 
5. — Евгений Олегович, здравствуйте.
— Привет, Фаина. Как дела?
— Миссия почти завершена.
— Да?
— Да. Из списка, который нам составил ИИ, мы первым делом отобрали тех, у кого УАЗ и «Нива». Все-таки количества мясо большое.
— Логично.
— И с Савой прошлись по владельцам.
— Легенда?
— Страховая компания «Авто», специализирующая только на страхование машин.
— Ты придумала?
— Ну, почти что я. При этом старались увидеть сам объект страхования. Главный упор, конечно же, делали за задние колеса.
— Так уж вам и позволяли беспрепятственно рассматривать?
— Нет, конечно. Не все такие. Но список при этом сократился до двух человек. А тут и погода нам решила помочь, дождь вчера лил всю ночь напролет. И около одного дома мы и увидели
— Следы? — нетерпеливо перебил ее Женя.
— Следы.
— С дефектом?
— Как на ладошке, — радостно сообщила Фая. — Это Волков Семен Петрович. У него УАЗ – санитарка. Вот только как заставить его раскрыться? Пока ничего не придумали.
Женя немного помолчал, а потом одна мысль молнией пронзила его:
— Ни в коем случае, Фаечка! Сами ничего не предпринимайте.
— Почему?
— Вы упустили из вида старшего ИИ.
— Вы думаете?
— Да, я думаю. Буземанов в поисках своего бычка раскрыл преступную деятельность Волкова. Последствия оказались трагическими.
— Что же делать?
— Обратитесь в милицию. И все. Мы и так для нее много сделали. Сами же возвращайтесь. Дело закрыто.
— Хорошо. До скорой встречи.
 
Они приехали поздно вечером, прямо к нему на квартиру. Возбужденные и веселые, с большим дорожным баулом.
— Устроим праздник чревоугодия? Это нам за работу. У ИИ нет лишних денег, и брата еще хоронить надо. Да и нам как-то неудобно было требовать.  Но он настоял принять натуральный эквивалент. Мясо, сметана, огурцы, грибы, варенье, мед и даже смородиновую наливочку собственного производства.
— Не против. — Женя довольно потер ладонь о ладонь. Перехватил взгляд Фаи, которая без стеснения внимательно разглядывала комнату.
— Не хватает женских рук, — резюмировала она. — А так даже ничего, чисто и уютно.
— Спасибо.
Общими усилиями накрыли шикарный стол и приступили к поглощению деревенских яств. Савелий после второй рюмочки наливочки начал рассказ о финале этой истории:
— Мы игнорировали твой приказ о передаче дела милиции. Решили сами все довести до конца.
— Как?
— Пусть Фаечка расскажет. Это ее геройство, и триумф должен быть ее.
Фая смутилась и покраснела, но все же начала повествование:
— Я пошла к Волкову и выложила перед ним фотографии следов. И в роще Дьявола, и около дома, и прямо на автомашине. И сразу поняла, что это был он. Только вот Волков не торопился пускать нюни и чисто во все признаваться. Посмотрел на меня, как не нормальную, и предложил показать мне место, где я, якобы, видела отпечатки следов его машины. Хотел воочию увидеть. И я согласилась.
— Как согласилась? — не понял Женя, с трудом проглатывая не дожеванный кусок копченого сала.
— Просто. Села в машину и поехала. Кстати, в салоне я сразу приметила и топоры, и следы крови, и полог. Но включила роль наивной дурочки, мол, ничего не вижу, ни о чем не догадываюсь. Болтала всю дорогу о всякой ерунде. А он с каждой минутой становился все мрачнее и сердитее. Приезжаем мы в рощу. И он уже не скрывает, что ранее бывал в этих местах. Дороги у меня не спрашивает, а уверенно ведет машину и останавливается именно в этом месте. Выходим мы из машины, и…. — Фая театрально замолчала, пригубила бокал с наливкой.
— Ну! — поторопил ее шеф.
— И тут он на меня набросился. С большим таким тесаком. — Фая раскинула руки в стороны, показывая размер ножа.
— Но тут появились мы. — Не выдержал Сава, видя, как Фае нравится держать шефа в напряжение, и ему стало жаль его.
— Кто, мы? — Лужин перевел на него взгляд.
— Я и ИИ.
— Они скрутили Волкова, — Фая вновь перехватила инициативу, — потом уже нам с Савой пришлось скрутить Буземанова, который буйствовал и грозил утопить Волкова.
— Я оказался прав?
— Как всегда. Он убил старшего брата, когда тот застал его за разделкой туши. Он убил его и утопил в болоте.
— Изверг, — покачал головой Лужин.
— Да. Но только представь, какие прибыли он получал от своих преступлений. Сельский скот пасется сам по себе, без присмотра пастуха. В течение трех лет он промышлял. За это время отгрохал в доме ремонт, сменил старенькую «Ниву» на новую, прямо с конвейера, санитарку.
— К хорошему быстро привыкаешь.
— А прикрытие, какое, а? — задорно засмеялся Сава.
— Проклятие Перуна! — гнусавым голосом переводчиков фильмов на видеокассетах сказала Фая.
Веселье продолжалось.
— А вот про озеро вы ничего так и не рассказали.
— Чертовое озеро? — мило пожала плечами Фая. — А что там озеро? Озеро как озеро. Только вода холодная.
— Так вы что, купались?
— А как же! — Фая наслаждалась изумлением шефа.
Уходили гости далеко за полночь. И Лужин, все же, напоследок пожурил коллег:
— Фая проявила не геройство, а глупость. И я надеюсь, что в будущем это больше никогда не повторится.
— Хорошо. — Согласилась с ним Фая.
 

© Copyright: Владимир Невский, 2015

Регистрационный номер №0264350

от 11 января 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0264350 выдан для произведения:    Савелий никак не мог успокоиться. Он нервно ходил по кабинету и выкрикивал междометия. При этом интенсивно размахивал руками, в одной из который была зажата свернутая газета «Молодежный вестник». Фаина, немного ошеломленная столь бурным поведением коллеги, затаилась на своем рабочем месте. Следила глазами за перемещением Савы и пила сок. Лужин же олицетворял собой само спокойствие. Не спеша пил кофе, между глотками затягиваясь сигарой, чей ароматный приятный запах щекотал ноздри всех присутствующих.
— Черт те знает что! — Сава развернул газету, словно надеялся, что статья пропадет со страницы. Этого, естественно, не произошло. — Это означает только одно.
— Что? — коротко спросил Женя.
— Утечку информации. — Пояснил Сава, с удивлением глядя на шефа. — Это же ясно, как божий день. Либо кто-то из нас расхвалился, возгордился. Либо кто-то залез в наш компьютер.
— Вот и проведи расследование, — едва заметно усмехнулся Евгений.
— И проведу. — Серьезно заявил Сава. — Первым делом наведаюсь в редакцию.
— А, по-моему, это не плохая реклама нашему агентству, — тихо подала голос Фая.
— Я тоже так думаю, — поддержал сотрудницу Женя.
— Да? — возмутился Сава. — Тогда и надо было этому писаке конкретизировать. Мол, это «ЛЕО», фамилии наши настоящие. А то взял только сюжет «Черного кардинала» и опубликовал в виде рассказа. Да еще этот дурацкий псевдоним: доктор Ватсон. Тоже мне!
  Сава немного успокоился. По крайне мере, плюхнулся на диван, схватил со стола баночку пива, и жадно припал к ней. Фая склонилась над столом, перебирая бумаги, больше не обращая внимания на импульсивного коллегу. А Лужин напротив: откинулся в кресле, и прищуренными глазами наблюдал за Савой.  На губах его играла ироническая улыбка. Да вот только Саву не так-то просто было вышибить из седла, и если он уже что-то вбил себе в голову, то это надолго. Пока не сделает – не успокоиться. И вот сейчас: допив пиво, он бодро вскочил с дивана и, с огромной решительностью в глазах, стал собираться. Молча. Только, уже взявшись за дверную ручку, бросил через плечо:
— Я в редакцию.
— Удачи. Пожелал ему шеф.
Фая ушла в приемную. И сделала это поспешно, словно боялась оставаться наедине с Евгением. Хотя тот и не особо заострил на этом свое внимание. Лишь короткая мысль промелькнула: «Я ей неприятен». Спустя некоторое время он выглянул в приемную:
— Фая, ты все-таки поработай с компьютером.  Может и правда, у нас побывали гости.
— Хорошо. — Не совсем уверенно ответила Фая, не поднимая глаз.
— Доктор Ватсон – это еще орешки. Не так и серьезно. Лишь бы другие не повадились.
— Да, да. Я понимаю.
— А я в архив. Меня ни для кого нет.
— Хорошо, Евгений Олегович.
Лужин поморщился от такого официоза, но промолчал, захлопнув, громче обычного, дверь в кабинет. На обед он не ходил, обошелся чаем и парочкой бутербродов, и снова погрузился в работу. Хотя он и доверял компьютерам, но все равно все дела оформлял еще и в бумажном варианте. Аккуратно подшитые файлы гордо восседали на полках в их потайной комнате.
После обеда вернулся Савелий, чем и нарушил идеальную тишину рабочий атмосферы.
— Фая, иди сюда, — позвал он коллегу в кабинет,  где плюхнулся в кресло и хлопнул тоненькой папкой о столешницу.
— Вот! — объявил он.
— Что? Доктор Ватсон?
Савелий поморщился, словно жевал ломтик лимона:
— Нет. Какой там Ватсон! Глухое дело. Висяк. Глухарь. Рассказ пришел по почте. Отпечатан текст на принтере. Автоним отсутствует, только псевдоним. А редакция, изменяя своим правилам, решила все равно опубликовать его. Как говорит редактор, что понравился им очень. Хотя я думаю, что из-за меленькой приписки.
— Какой?
— «Гонорар прошу оставить редакции любимой газете». И нагло и сердито, а главное эффективно.
— И что дальше? — Фая начала проявлять интерес к этому рассказу.
— А что? Да ничего! Не буду же я искать компьютер по всему городу? Безполезно. И редактор заверил, что ничем мне не сможет помочь. «Это же не официальная статья. Это литература» — Передразнил он виртуального издателя.
— А что за папка? — Женя резко сменил тему разговора.
— А! — протяжно воскликнул Сава. — Это мне скормили в отделе писем «Молодежного вестника». Интересное, кстати, дело вырисовывается. Садитесь поудобней, и слушайте. Командовать парадам буду я!
— Просим вас, Ося. — В тему пошутил Женя. Сава вопросительно глянул на него, пришлось вносить ясность. — Остап Сулейман Берта Мария Бендер.
И все детективы дружно рассмеялись. Но стоило Саве открыть папку, как игривое настроение мгновенно улетучилось.
— Итак, в Камышовском районе нашей области имеется одно местечко, проклятое древними богами. Хотя, судя по описанию, это довольно живописный уголок. Небольшая березовая роща, болото с озером, возвышенность, которую можно даже назвать горами потому, как имеется с десяток пещер. До конца так и не изученных.           Народ наш, великий и остроумный, дал всем окрестностям ужасные имена. Роща Дьявола, болото Сатаны, Чертовое озеро, логово Люцифера – это про пещеры. Об этом пишут в газету многие жители района. А особенно жители деревеньки Клюевка, которая расположена в двух километрах от этого «райского уголка». — Сава сделал небольшую паузу, глотнул «Нарзан», чтобы смочить горло и продолжил. — Сотрудники газеты не один раз выезжали, как говорится: реагировали, смотрели, фотографировали, записывали рассказы аборигенов. И пришли к выводу, что это Зона.
— Зона? — недоуменно спросила Фая.
— Зона, — кивнул головой Сава. — Пишется с большой буквы. Это аномальная зона, имеющая черную репутацию.
— И в чем она заключается? — пришла очередь задать вопрос Жени. Было невооруженным взглядом заметно, что сверхъестественное, не подающейся простой логике, его не особо интересует.
— Дело в том, что там довольно часто пропадает домашний скот.
— Тонут в болотах.
— Вот именно так и отвечают бедным сельчанам правоохранительные органы. Но некоторые отчаянные смельчаки в поиске своей скотины иногда захаживают в Зону. И видели они там обглоданные кости животных. В пещерах! — добавил он голосом подростка, рассказывающего «черную» историю у ночного костра.
— Волки?
— Да, нет. — Сава порылся в папке, достал из недр ее какую-то бумагу. — Это официальное уведомление наших биологов, где говорится, что в Камышовском районе волки не водятся. Да и местные егеря с ними согласны. У милиции же, ответ один: болото!
— И что жители?
— О! — воскликнул Сава, вскочил и прошелся по кабинету. — Наш народ – великий народ. Хотя я повторяюсь. Сколько легенд и версий. Просто Клондайк для фольклориста. Первая, часто встречающаяся, версия – это «Черный спелеолог».
— А что это такое?
— Объясняю. У каждого вида романтиков имеются легенды о «черных» и «белых», злых и добрых духах. Одни всячески помогают, другие, естественно, мешают, а порой и убивают. Есть «черные» и у геологов, и у альпинистов, и у сплавщиков по горным речкам. И спелеологи тоже не в стороне.
— Спелеология – наука, изучающая пещеры. — Сказал Лужин, обращаясь к Фае. Та лишь кивнула головой.
— Так вот, — Сава даже не заметил, что его перебили. — Давным-давно пошли как-то два парня в пещеры Люцифера. И заблудились в его лабиринте, как говорят, он не уступает знаменитому критскому лабиринту.  Пропали, одним словом. Так вот, один из них в пылу ссоры убил второго. И теперь бродит «Черный спелеолог» по лабиринтам неприкаянной душой, и губит все живое.
— Сказки для пионерского лагеря. Что, во-вторых?
Сава вновь обратился к своей папке, достал фотографию, на которой был запечатлен мегалит. Доисторическое сооружение из большого каменного блока. А может и сама природа так искусно постаралась.
— И что это?
— Точного и официального мнения нет. Местное население уверенно, что это истукан Перуна.
— Перун – древнеславянский бог грозы. — Вновь прокомментировал Лужин.
— Я знаю, — огрызнулась Фая, но что шеф не обратил никакого внимания, даже бровью не повел.
— Этот Перун стоит как раз при вдохе на Зону.  Старожилы утверждают, что одна легенда этих мест, передавая из поколения в поколения, дошла и до наших дней. Вообще, она длинная и муторная, и совсем не увлекательная. Суть такова: Перун наложил проклятие на человеческий род. И кто сунется в Зону – тому смерть.
Сава закончил доклад и, успокоившись, сел в кресло. В кабинете некоторое время висела звенящая тишина, которую нарушил Лужин:
— И все?
— Нет, — Сава как будто только этого и ждал. — Клубничку я оставил на десерт. Неделю назад у жителя Клюевки, — он заглянул в блокнот. — Буземанова И.И. пропал годовалый бычок. Он игнорировал все проклятия Перуна, наплевал на Черного спелеолога, и отправился в Зону. Он хороший охотник, облазавший всю округу вдоль и поперек. Пошел и пропал.
— Утонул?
— По версии милиции – да. Да и шапку его нашли на болоте. Дело ясное – и дело закрытое. Но, как уверяет его младший брат, и тоже Буземанов И.И., все это полная ерунда. По его словам, брат не мог утонуть на болотах Сатаны. Потому, как знает их даже лучше, чем свои пять пальцев. Письмо в редакцию от него написано весьма убедительно. Сами прочитайте и все поймете. Написано грамотно, солидно, обоснованно. Без истерик и слез.
И вновь тишину, которая образовалась, нарушил Евгений:
— Что ж, можно устроить небольшие каникулы и взглянуть на этот «райский уголок».
— Можно я поеду? — предложила, скорее, попросила, Фая.
Лужин бросил на нее мимолетный взгляд, задумался на мгновение и согласился.
— Хорошо. Вдвоем поедете. День на подготовку – и в путь. И держите всегда связь
— Ok!
Совещание на этом закончилось.
 
Записи разговоров детективов со своим шефом.
1. — Мы решили не афишировать себя. Представились дальними родственниками Буземанова И.И..  Живем у него.
— Правильно.
— Пока осматриваемся. Говорим с ИИ. Он просто фанатично уверен, что брат не утонул. Кажется, и нас заразил своей уверенностью.
— Интуиция?
— У меня молчит. А вот Фаечка говорит, что без человеческого фактора здесь не обошлось.
— Естественно. Я тоже реалист. Мистика не для меня. Какие планы?
— Завтра отправимся в Зону. Я и ИИ. Фаю оставлю в деревне. Береженного и бог бережет.
— Согласен. После экспедиции – сразу же позвони.
— Все.
 
2. — Евгений Олегович?
— Да, Фая? Сообщаю, что сегодня побывали в Зоне.
— Ты?!
— Конечно. Я на работе. — Тоном, не принимающим никаких возражений, ответила Фая. — Места тут и, правда мрачноватые, хотя и красивые. Пока только осмотрели болото Сатаны. Ужас. Бездонная топь. Здесь целая стадо уйдет в вечность, и  ты не догадаешься об этом. Были на месте, где обнаружили шапку старшего Буземанова. Но, как говорится, болото – оно и есть болото. Завтра собираемся полазать по пещерам Люцифера.
— Там же лабиринт?!
— У старшего ИИ была карта этого лабиринта Минотавра.
— Откуда?
— Сам составил. Да вы не беспокойтесь, глубоко мы не полезем. Так, побродим с краю.
— И все же будьте очень осторожны.
— Хорошо.
— Где Сава?
— В бане.
— Тогда передавай ему «с легким паром».
— Хорошо. — Она улыбнулась.
Хотя Евгений и не видел ее улыбки, но был в этом абсолютно уверен. После разговора, то ли какая-то непонятная грусть накатила, то ли необъяснимая тоска сжала сердце. Но Женя не дал им возрасти никакого шанса.
 
3. — Алло! Савка! Черт побери! Я до вас никак не могу дозвониться. Зачем телефоны выключать-то?
— Нет, Жень. Это просто в Зоне они не работают. Прикинь: разряжаются в секунду.
— Ты зачем Фаю туда таскаешь?
— Ха. А ты попробуй поступить иначе. С каждым днем я открываю в девочке все новые качества и способности.
— Ну, и что там?
— Полазали маленько по пещерам. Дьявольское ощущение. С одной стороны – полный восторг. От красоты, величия, атмосферы тайны. А с другой – панический страх, так и цапает за душу. Идешь и ждешь, что выскочит на встречу «черный спелеолог»,  и утащит в преисподнюю.
— Что-нибудь нашли?
— Нашли, — усмехнулся Сава.
— Что? — нетерпеливо воскликнул Евгений.
— Цех по разделки мясных туш.
— Что?
— А то. В одной из пещер нашли огромный пень, забрызганный кровью. ИИ, как истинный абориген, утверждает, что тут разделывают мясо. Кто-то аккуратно наведывается сюда. Ловит отбившуюся от стада одинокую скотину, и…. Короче, понятно?
— Еще бы. Что дальше?
— Не знаю пока. Думать надо.
— Знаешь, может, стоит проверить районный рынок. Мясной ряд.  Если ты рубишь крупнорогатый скот, то это сто-сто пятьдесят килограмм мясо. В холодильник не полезет.
— Вряд ли преступник столь наглый. Да и местные же все про всех знают, вопрос возникнет:  откуда мясо? Да и Клюевка у всех на устах. Подозрения всякие.
— Тогда, сделаем так: я проверю здесь, городской мясной рынок, а ты займись списком деревенских владельцев машин. На себе тушу не попрешь.
— Согласен. Завтра в это же время.
— Спокойной ночи.
 
4. — Женя, привет!
— Савелий, да вы с ума посходили!!! Время два часа ночи. Я весь вечер пытался до вас дозвониться. Где вы пропадаете?
— Только спокойно, шеф. Ладно?
— Ну, что натворили?
— Утром проснулся, а Фаи нет. Лежит записка: «Я ушла на Зону».
— Одна? — Евгений едва не выронил телефон, и, вопреки всему, закурил. Обычно он старался как можно реже курить, а в ночное время – вообще наложил табу.
— Одна. Мы сразу же с ИИ рванули за ней. Все пещеры облазали, все болото перемерили, и ничего.
— Как ничего? — во рту резко пересохло.
— А Фая тем временем обследовала рощу Дьявола, и не без успеха.
— Ух, — только и смог спокойно выдохнуть Женя.
— Она нашла следы машины. Проекторы ясно отпечатались на глине. И с дефектом одно колесо. Понимаешь!? Там, по ту сторону рощи проходит проселочная дорога. Вот по ней-то и вывозили мясо.
— Следы сфотографировали?
— Обижаешь.
— А у меня вариант нулевой. На рынке регистрация поступления мяса почти отсутствует. Лазеек превеликое множество. Ноль.
— Ничего. Главное: разгадана тайна пропажи скота. Составим список авто-владельцев, и вычислим его.
— Хорошо, действуй.
— С утра.
— Конечно.
— Пока.
— Да, Сава, — Женя немного помялся, — пожалуйста, присмотри за Фаей. Чтобы больше никаких глупостей.
— Хорошо, шеф. Отбой.
 
5. — Евгений Олегович, здравствуйте.
— Привет, Фаина. Как дела?
— Миссия почти завершена.
— Да?
— Да. Из списка, который нам составил ИИ, мы первым делом отобрали тех, у кого УАЗ и «Нива». Все-таки количества мясо большое.
— Логично.
— И с Савой прошлись по владельцам.
— Легенда?
— Страховая компания «Авто», специализирующая только на страхование машин.
— Ты придумала?
— Ну, почти что я. При этом старались увидеть сам объект страхования. Главный упор, конечно же, делали за задние колеса.
— Так уж вам и позволяли беспрепятственно рассматривать?
— Нет, конечно. Не все такие. Но список при этом сократился до двух человек. А тут и погода нам решила помочь, дождь вчера лил всю ночь напролет. И около одного дома мы и увидели
— Следы? — нетерпеливо перебил ее Женя.
— Следы.
— С дефектом?
— Как на ладошке, — радостно сообщила Фая. — Это Волков Семен Петрович. У него УАЗ – санитарка. Вот только как заставить его раскрыться? Пока ничего не придумали.
Женя немного помолчал, а потом одна мысль молнией пронзила его:
— Ни в коем случае, Фаечка! Сами ничего не предпринимайте.
— Почему?
— Вы упустили из вида старшего ИИ.
— Вы думаете?
— Да, я думаю. Буземанов в поисках своего бычка раскрыл преступную деятельность Волкова. Последствия оказались трагическими.
— Что же делать?
— Обратитесь в милицию. И все. Мы и так для нее много сделали. Сами же возвращайтесь. Дело закрыто.
— Хорошо. До скорой встречи.
 
Они приехали поздно вечером, прямо к нему на квартиру. Возбужденные и веселые, с большим дорожным баулом.
— Устроим праздник чревоугодия? Это нам за работу. У ИИ нет лишних денег, и брата еще хоронить надо. Да и нам как-то неудобно было требовать.  Но он настоял принять натуральный эквивалент. Мясо, сметана, огурцы, грибы, варенье, мед и даже смородиновую наливочку собственного производства.
— Не против. — Женя довольно потер ладонь о ладонь. Перехватил взгляд Фаи, которая без стеснения внимательно разглядывала комнату.
— Не хватает женских рук, — резюмировала она. — А так даже ничего, чисто и уютно.
— Спасибо.
Общими усилиями накрыли шикарный стол и приступили к поглощению деревенских яств. Савелий после второй рюмочки наливочки начал рассказ о финале этой истории:
— Мы игнорировали твой приказ о передаче дела милиции. Решили сами все довести до конца.
— Как?
— Пусть Фаечка расскажет. Это ее геройство, и триумф должен быть ее.
Фая смутилась и покраснела, но все же начала повествование:
— Я пошла к Волкову и выложила перед ним фотографии следов. И в роще Дьявола, и около дома, и прямо на автомашине. И сразу поняла, что это был он. Только вот Волков не торопился пускать нюни и чисто во все признаваться. Посмотрел на меня, как не нормальную, и предложил показать мне место, где я, якобы, видела отпечатки следов его машины. Хотел воочию увидеть. И я согласилась.
— Как согласилась? — не понял Женя, с трудом проглатывая не дожеванный кусок копченого сала.
— Просто. Села в машину и поехала. Кстати, в салоне я сразу приметила и топоры, и следы крови, и полог. Но включила роль наивной дурочки, мол, ничего не вижу, ни о чем не догадываюсь. Болтала всю дорогу о всякой ерунде. А он с каждой минутой становился все мрачнее и сердитее. Приезжаем мы в рощу. И он уже не скрывает, что ранее бывал в этих местах. Дороги у меня не спрашивает, а уверенно ведет машину и останавливается именно в этом месте. Выходим мы из машины, и…. — Фая театрально замолчала, пригубила бокал с наливкой.
— Ну! — поторопил ее шеф.
— И тут он на меня набросился. С большим таким тесаком. — Фая раскинула руки в стороны, показывая размер ножа.
— Но тут появились мы. — Не выдержал Сава, видя, как Фае нравится держать шефа в напряжение, и ему стало жаль его.
— Кто, мы? — Лужин перевел на него взгляд.
— Я и ИИ.
— Они скрутили Волкова, — Фая вновь перехватила инициативу, — потом уже нам с Савой пришлось скрутить Буземанова, который буйствовал и грозил утопить Волкова.
— Я оказался прав?
— Как всегда. Он убил старшего брата, когда тот застал его за разделкой туши. Он убил его и утопил в болоте.
— Изверг, — покачал головой Лужин.
— Да. Но только представь, какие прибыли он получал от своих преступлений. Сельский скот пасется сам по себе, без присмотра пастуха. В течение трех лет он промышлял. За это время отгрохал в доме ремонт, сменил старенькую «Ниву» на новую, прямо с конвейера, санитарку.
— К хорошему быстро привыкаешь.
— А прикрытие, какое, а? — задорно засмеялся Сава.
— Проклятие Перуна! — гнусавым голосом переводчиков фильмов на видеокассетах сказала Фая.
Веселье продолжалось.
— А вот про озеро вы ничего так и не рассказали.
— Чертовое озеро? — мило пожала плечами Фая. — А что там озеро? Озеро как озеро. Только вода холодная.
— Так вы что, купались?
— А как же! — Фая наслаждалась изумлением шефа.
Уходили гости далеко за полночь. И Лужин, все же, напоследок пожурил коллег:
— Фая проявила не геройство, а глупость. И я надеюсь, что в будущем это больше никогда не повторится.
— Хорошо. — Согласилась с ним Фая.
 
Рейтинг: +2 151 просмотр
Комментарии (1)
Светлана Казаринова # 12 января 2015 в 16:38 0
Люблю детективы! Пишите дальше, творческих успехов! 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd