ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → День всех святых

 

День всех святых

23 сентября 2012 - Владимир Гурьев
article78769.jpg

 

В этой маленькой обласканной богом стране лето незаметно переходит в уютную теплую осень, и даже в конце октября под ковром из опавших листьев проглядывается зелень ухоженных газонов. Лужайка перед домом – своеобразный стандарт местной жизни, а вот сами коттеджи, здесь в тихом  уютном пригороде, абсолютно не похожи друг на друга. И уж совсем нетрудно догадаться, что строились они в разное время – современные “умные” дома соседствуют с основательными, но какими-то безликими представителями прошлого века, островерхие домики-пряники - ровесники ветряных мельниц располагаются рядом с роскошными дворцами времен заморских колоний. Земля  в этих местах – дорогая, хозяева – люди обеспеченные, вкусы у всех – разные. Главное, что домики симпатичные и ухоженные, а эклектика квартала глаз даже радует. Необычно и свежо.

 

- Интересно, где буду жить я, - подумала Кира, незаметно взглянув на своего “остепененного” соседа. – Хочется побыстрее сбросить туфли, босиком проскакать в душевую, а потом обрести покой на каком-нибудь уютном буржуазном диване. Желательно с ноутбуком на коленях, ведь именно завтра, в последний день октября, может решиться судьба.

 

Лукас Бремер, доктор медицины, профессор местного университета, а в данный момент ее персональный водитель словно почувствовал нетерпение пассажирки:

 

- Еще несколько минут, госпожа Логинова, и мы будем на месте. Надеюсь, вам понравится гостевой домик. Он, можно сказать, ровесник нашей alma mater. Не пугайтесь, за эти годы дом пережил несколько основательных ремонтов, последний, кстати, был нынешним летом. Осталось несколько недоделок, но на качестве жизни они не отразятся. Я говорю о системе охранной сигнализации: через несколько дней рабочие завершат монтаж, закопают траншеи, и на этом можно будет поставить точку. Внутри – все готово на сто процентов.

 

Асфальтовая дорожка закончилась у нарядного домика с высокой черепичной кровлей, и водитель мягко притормозил у ворот.

 

- А избушка то на отшибе, завез девчонку молоденькую, - подумала Кира. – Правда, местечко очень живописное: перекресток двух близнецов-каналов.

 

Берега водоемов заросли травой, но было видно, что и сюда периодически захаживали обученные люди с триммерами. На неподвижной поверхности воды плавала желто-красная листва, промелькнула байдарка с атлетичным гребцом нордической внешности.

 

- Хо–ро–шо, - прошептала Кира.

 

Бремер обошел машину, предложил руку даме и помог сделать первый шаг на посыпанную ракушечником дорожку. Занес чемодан в прихожую и опять взял Киру за руку, беззастенчиво вторгшись в личное пространство госпожи Логиновой. Доктор медицины благоухал дорогим, но каким-то странным: “тяжелым”, “мускулистым”, не соответствующим внешнему облику, парфюмом. Бледно-голубые, чуть на выкате, глаза Бремера остановились на безымянном пальце девушки, его тонкие губы чуть дрогнули, а потом расплылись в белозубой, самоуверенной улыбке.

 

- Отдыхайте, Кира, - он сжал ее ладонь, личное пространство затрещало по швам. – Завтра в 16.00 ваше выступление, не забудьте. Коллеги ждут с нетерпением, да я и сам в предвкушении…. Кроме того, придут гости из центра эстетической медицины, возможно, ваши будущие работодатели. Вечером я покажу вам город: сначала мы погуляем в его историческом центре, а потом отметим, не сомневаюсь, успешную презентацию в уютном ресторане. Не попробовать местную кухню – это непростительное легкомыслие, граничащее с тяжелым преступлением. Никаких возражений! В три часа за вами заедет мой водитель, будьте готовы.

 

Лукас Бремер отпустил, наконец, ее руку и, легко исполнив поворот на 180 градусов, прикрыл дверь снаружи. В окно можно было увидеть, как худосочный, убеленный сединами, профессор прыгнул в салон и его брутальный автомобиль задним ходом рванул к развилке.

 

- Наверное, по утрам круги нарезает в местном парке…. в кроссовках Nike, -

улыбнулась Кира. – А что, достойно уважения. Как там у классика? “В комнату вошел сорокалетний старик…”. Это точно не про него, хотя лет Бремеру явно побольше.

 

Девушка остановилась у зеркала, сбросила туфли и придирчиво изучила собственное отражение.

 

- А вот мне точно следует поработать над фигурой, - она, нахмурившись, положила ладони на бедра. – Сидячий образ жизни, что поделаешь. Стыдно, Кира Павловна, тебе – двадцать девять лет. Хотя, есть такая категория мужчин, утверждающих, что женщины должно быть много. Врут! Если будет выбор – выберут других: гибких и стройных…. Диета и спорт, а не поможет – есть одно радикальное средство, уж мне ли не знать.

 

- Настоящий ученый должен опробовать изобретение на себе, - Кира лукаво улыбнулась. - Ха! Кто сказал? Это не наш метод, только в самом крайнем случае.

 

Она прошла в гостиную, скользнула взглядом по невысокой уютной мебели, по средневековым гравюрам, украшавшим стены, и остановилась на широком кожаном диване – вожделенной точке ее сегодняшнего путешествия.

 

- Хо-ро-шо, - она с удовольствием погладила кремовую, приятную на ощупь, подушку.

 

Кира выглянула в окно: по периметру лужайки шла узкая канавка, шириной от силы двадцать сантиметров. Желтоватый, усыпанный листьями, грунт лежал рядом аккуратной горкой.

 

- Разве это траншея? Вот у нас – траншеи. Всерьез и надолго! - шутливо возгордилась госпожа Логинова. – Напугал! Совсем незаметно.

 

Она переместилась к окну на противоположной стене и приоткрыла створки. Здесь, как бы сказали земляки: “на заднем дворе”, стояла невысокая постройка хозяйственного назначения и была выкопана квадратная яма, шириной около метра, к которой и приходили вышеупомянутые траншеи. Обилие листьев подсказывало, что строители не появлялись на рабочем месте, как минимум, несколько дней.

 

- Вот и славно. Надеюсь, в ближайшее время никто меня не потревожит. Люди, где вы? А в ответ тишина…. Хо-ро-шо!

 

Кира с удовольствием посетила ванную комнату, облачилась в любимый халат и с ногами устроилась на диване. Включила телевизор, пробежалась по каналам, числом не менее сотни, а потом вернулась к местным новостям. Диктор говорил быстро, и, с ее знанием языка, понять что-либо было затруднительно: английские титры совсем бы не помешали. Лишь, когда на экране появился светильник Джека, сушеная тыква с глазницами, Кира поняла, что граждане страны готовятся к празднику.

 

- Ересь какая-то! У нас тоже пытаются отмечать, но ничего из этого не выйдет. Не приживется, никогда, абсолютно точно.

 

Девушка погасила экран и достала сигарету, третью и последнюю позволенную. Решила – значит, так тому и быть. Открыла окно и с удовольствием затянулась, выпустив тонкую струйку в вязкую темноту.

 

- Вот и первый минус, - Кире вдруг стало не по себе. – С наружным освещением – проблемы: шарики-фонарики на лужайке не работают. Не-хо-ро-шо.

 

Она нашла распределительный щиток, пощелкала тумблерами, но чуда не случилось.

 

На противоположном берегу канала озорно подмигивали огоньки, огненные змейки извивались на ближней воде, а здесь лишь узкая полоса света упиралась в засыпанную листьями яму. Девушка в последний раз глубоко затянулась и закрыла окно. Сквозь дымное облачко, тающее за стеклом, ей вдруг показалось, что по листве пробежала легкая волна. Желто-красный ковер вздыбился на мгновение, а потом плавно опустился на земную твердь.

 

- Ерунда! Ветер, - она задернула шторы и, открыв ноутбук, устроилась на диване.

 

Кира честно, до конца, прочитала текст завтрашнего выступления, а потом быстро уснула.

 

*****

 

- В заключении хочу еще раз остановиться на проверенных к настоящему времени областях применения углеродных нанороботов, - Кира посмотрела в аудиторию. – Это удаление поврежденных клеток, а в некоторых случаях, возможно, их полное восстановление, транспортировка лекарств в нужную точку тела, синтез новых тканей. Все то, что уже сейчас можно использовать в эстетической медицине, пластической хирургии.

 

Она с облегчением перевела дух: не сбилась ни разу, голос не дрожал. Хо-ро-шо!

 

- Я готова ответить на ваши вопросы, коллеги. А в заключении вы сможете увидеть практическое применение этой технологии. Господин Бремер, спасибо ему большое, нашел пациента, готового пожертвовать собой ради науки.

 

Кира кивнула сидящему в первом ряду доктору медицины.

 

- Скажите, госпожа Логинова, - не преминул воспользоваться ситуацией Бремер. – Неужели вы в одиночку решали эти сложнейшие вопросы. Ведь нанороботы, управление ими – вотчина узких специалистов, а вы, насколько нам известно, выпускница медицинского института.

 

- В одиночку с такой задачей справиться невозможно, вы совершенно правы. Как обычно и бывает, свою роль сыграл Его Величество случай. Я познакомилась с увлеченным человеком, инженером-робототехником, который и повлиял на мою судьбу, дал некий толчок к моей работе, - перед глазами Киры возник образ немногословного, но очень симпатичного соседа по площадке. – Это именно он заставляет крохотные частички, размером около микрона, двигаться, обрабатывать и передавать информацию, выполнять заданные программы. Поначалу он просто пугал меня непонятными терминами, такими, как точность позиционирования, скорость распознавания и многими другими. А потом самым естественным образом они пополнили мой словарный запас.

 

Кира улыбнулась и с удовлетворением отметила реакцию зала. Шутка, сказанная к месту, помогает расположить к себе аудиторию.

 

- Правда и ему пришлось познакомиться с плазмой, лимфой, эпителием и альвеолами. Взаимное обогащение не прошло даром – теперь мы имеем готовую и опробованную технологию.

 

Сосед Бремера поднялся со стула, дождался тишины и спросил:

 

- Госпожа Логинова, у меня два вопроса: первый: инородные тела в организме – это мощная атака на иммунную систему человека. Как вы справляетесь с этим? Мои опасения, согласитесь, не беспочвенны. И второй вопрос, к каким последствиям может привести программный сбой. Может ли это привести к фатальному исходу?

 

- Начну со второго вопроса, - Кира стала серьезной. – Такого, я говорю о программном сбое, в моей практике еще не было. На данный момент мы готовы к двум десяткам операций, к двум десяткам и не более, побочные эффекты отсутствуют, это я могу гарантировать. Программная часть неоднократно проверена и абсолютно надежна. Поймите, пока есть какие-либо нерешенные вопросы, мы не беремся за практическую реализацию. Выглядит довольно непривычно на первый взгляд: тысячи углеродных пылинок в человеческом теле… хаос. Но это не совсем так, точнее, совсем не так. Мы научились управлять хаосом, и ему никто не позволит управлять нами.

 

Кира опять улыбнулась.

 

- Диагностика, распознавание пораженных клеток, сведение к минимуму реакций иммунной системы на присутствие инородных тел и прочие, чисто медицинские аспекты – это задачи, которыми занималась я. Детальное описание, за исключением know-how, вы сможете найти в буклетах, они будут розданы в конце нашей встречи. А теперь я приглашаю наших vip-гостей пройти в операционную. Остальные смогут посмотреть видео трансляцию.

 

В холле перед медицинским блоком Кира Логинова с удивлением заметила клетку с огромным черным котом, пушистым персом.

 

- Хозяйка – на операционном столе, - пояснил Лукас Бремер и расплылся в улыбке. – Боюсь, что кот не узнает ее в новом облике.

 

Зверь привстал, проводил делегацию строгим взглядом и лишь потом улегся, просунув мощные лапы между прутьями решетки.

 

Операция прошла успешно, а в результате пациентка похудела на несколько килограммов. Кот остался доволен.

 

*****

 

В небольшом уютном ресторанчике в восемь вечера уже не было свободных мест. Бремера здесь встретили, как родного, и под белы руки провели к единственному незанятому столику.

 

- Завсегдатай! - усмехнулась про себя Кира. – Какой важный, сейчас с удвоенной энергией приступит к осаде. Чрезмерные знаки внимания начинают утомлять.

 

- Не стесняйтесь, госпожа Логинова. Заказывайте все, что пожелаете – выбор здесь богатый, - Лукас протянул солидную кожаную папку. – Я возьму на себя смелость предложить что-нибудь легкое, но с местным колоритом. А вот горячее придется немного подождать.

 

Кира пошелестела страничками – перечень незнакомых блюд казался бесконечным.

 

- С Бремером что-ли посоветоваться? Ну, нет, он только и ждет, чтобы придвинуться ближе. Выдерживаем паузу. Я изучаю меню, он деликатно молчит. Хо-ро-шо!

 

Она дождалась пока Бремер начал ерзать, а потом отложила папку. Гулять, так гулять, тем более с утра ничего не ела. Кофе не в счет.

 

- Тушеный кролик и можжевеловая водка, ее я никогда не пробовала, - девушка подняла глаза на визави. – Это ведь местная кухня?

 

- Отличный выбор, Кира, - Лукас важно кивнул стоящему поодаль официанту. – Я, пожалуй, присоединюсь.

 

Пока Бремер расхваливал собственноручно выбранные закуски, наполнял рюмки и давал распоряжения персоналу, девушка украдкой посматривала в окно. На противоположной стороне улицы, у входа в пафосное заведение, собралась причудливо одетая толпа. Феи и ведьмы, вампиры и странные персонажи в ролевых костюмах на сексуальную тематику. Настроение у граждан уже сейчас было приподнятым, а впереди еще веселая ночь.

 

- Да, Кира, - Лукас Бремер перехватил ее взгляд. – 31 октября, канун Дня всех святых. Не могу сказать, что этот праздник прижился у нас, но молодежи нравится.

 

- Интересно, но я совершенно не в теме. Для моих соотечественников – это милые забавы.

 

- Конечно, для большинства – это всего лишь развлечение, но …, - здесь голос собеседника вдруг стал притворно пугающим. – В такую ночь грань между реальным и сверхъестественным мирами становится прозрачной. На планету опускается  таинственный и призрачный сумрак. Сонмы бесов выходят из преисподней и расхаживают по земле, пугая живых.

 

- Ночью можно погадать, девушки обычно любят это делать. Как? Очень просто. В доме следует погасить свет, подняться по лестнице, спиной вперед, и провести свечой перед зеркалом. Возможно, Кира, вам повезет, и вы увидите в нем своего будущего жениха.

 

- У меня есть молодой человек, - она оградила личное пространство высокой стеной. – Да и гадать я не люблю.

 

- Молодые люди далеко не всегда становятся женихами. Если в зеркале девушки отразится череп, то она умрет, так и не выйдя замуж, - очень буднично произнес Бремер, но потом снова продемонстрировал белозубую улыбку. – Суеверие, не обращайте внимания.

 

Кира натянуто улыбнулась и кивнула в окно:

 

- А это что за персонаж? Вот, в конце очереди, похожий на орка из “Властелина Колец”.

 

- Гоблин, - не поворачивая головы, ответил Лукас Бремер.

 

- Забавное существо. А у нас это слово приобрело ругательный оттенок. Недалекий, тупой, вульгарный и так далее.… Кто же они на самом деле?

 

- Их мало, кто видел, - с иронией произнес Бремер. – А те, кто видел, почему-то помалкивают. Так, что о внешнем облике судить трудно. Тупыми их точно назвать нельзя. Они испытывают маниакальную страсть к технике, разобраться в устройстве любого механизма для них не составляет труда. Живут гоблины под землей, отлично видят в темноте, вечно голодны, перемещаются на варгах, оборотнях, ну, что еще…. Не знаю…. С огромным удовольствием насылают мучительные ночные кошмары.

 

- Напугали! Но я редко вижу сны, мне это не грозит, - засмеялась Кира. – Откуда такое знание предмета, доктор?

 

- Интересовался, - усмехнулся в ответ Бремер.

 

- За вас, Кира, - он поднял рюмку. – Уверен, что мои коллеги предоставят вам место в клинике. Не в этой, так в другой. В городе их несколько.

 

- Спасибо, - девушка выпила водку. – Это был хороший тост.

 

Она попробовала закуски, которые оказались на удивление вкусными, выслушала похвалы Бремера: приятное тепло разлилось по телу.

 

- Кстати, о технике, - доктор закончил с комплиментами. – Вы нашли интересный образ в своем выступлении – хаос. Так как же вы им управляете, я не заметил, что вы пользуетесь своим компьютером. Или это страшная тайна?

 

- Очень страшная, но не для вас. Ведь вы мне действительно помогли.

 

Кира немного помолчала, собираясь с мыслями.

 

- Я пользуюсь своим компьютером, - она провела ладонью по лбу. – И он – здесь. Небольшой органический имплант, его не видно под волосами. Именно он управляет хаосом. Есть еще маленькая энергетическая установка – углеродные пылинки нужно заставить двигаться, но это не моя тайна. Да и деталей я, честно говоря, не знаю. Поэтому, все свое ношу с собой, а, кроме того, работа еще не запатентована. У нас все происходит не так быстро, к сожалению.

 

- Вот как? – Бремер быстро отвел глаза и задумался, по его лицу пробежала тень, но через мгновение он опять приступил к расспросам. – А это не опасно? Органический имплант, значит, задействованы нервные окончания, значит, существует обратная связь с мозгом и, следовательно, бесконечное множество абсолютно непонятных вещей, непредсказуемых последствий.

 

Кира с интересом взглянула на профессора. Что за странная реакция? Зависть? Вряд ли, просто доктор уже много лет занимается исследованиями мозга. И, как пишут в научных изданиях, успешно. В этой области он большой специалист, а, следовательно, … понятен его интерес. Все логично!

 

- Такие органические компьютеры начали применяться несколько лет назад, об этом много писали. Мы лишь программируем имплант. Элемент риска, конечно, есть, но удалить его можно быстро и без особых проблем. Жаль только, информация не сохранится.

 

- Я надеюсь, дело до этого не дойдет, прекрасная девушка-киборг, - Бремер опять принялся шутить. – Как прекрасен мир машин! А мне стыдно, что я все еще человек.

 

- Поменьше голливудских фильмов смотрите, Лукас, - поддела в ответ Кира. – Хотя … все поправимо, как говорят у нас: “еще не вечер”.

 

- Еще не вечер … поправимо, - эхом отозвался Бремер, а потом с сарказмом произнес. – С этим трудно спорить.

 

Доктор, похоже, исчерпал свое любопытство и с нетерпением поглядывал в сторону официанта.

 

- А вот и наш кролик.

 

Под горячее Лукас Бремер еще трижды наполнял рюмки и, когда тушеный зайка был доеден, Кира почувствовала, что пора остановится: иногда она не успевала за ходом мыслей профессора.

 

Кира достала пачку сигарет и придвинула пепельницу.

 

- Спасибо, Лукас, за прекрасный вечер. Но … я, честно говоря, устала. Столько событий …. Не обижайтесь, мне пора.

 

К ее удивлению Бремер не стал возражать, он тут же распорядился, чтобы вызвали такси.

 

- Извините, Кира. Сам отвезти не смогу, - доктор покосился на пустую рюмку и пошутил. – Да и у водителя рабочий день закончен. Нам не нужны революции – он тоже имеет право на отдых.

 

Некурящий Бремер вдруг достал из кармана портсигар, желтого металла, и ловко открыл крышку.

 

- Угощайтесь, госпожа Логинова. Это сигареты ручной набивки. Их делает мой друг, большой ценитель элитного табака. Знакомство с местной кухней правильно будет закончить местными табачными изделиями. Угощайтесь, смелее, вам понравится.

 

Кира взяла светло-коричневую сигарету и прикурила от поднесенной официантом зажигалки. Тонкий аромат, необычный, чуть сладковатый привкус, приятное послевкусие – такой табак действительно стоило попробовать. Удивительно, но в голове прояснилось, пришла необычайная легкость.

 

Через десять минут радушный хозяин посадил гостью в такси, поцеловал руку на прощание и был таков.

 

- Ловко я расставила точки над “i”, - довольно подумала Кира. – Даже в гости не стал напрашиваться. Иногда стоит упомянуть о своем молодом человеке. Так, небрежно, но к месту.

 

*****

 

Кира наполнила ванну, нашла в шкафчике упаковку с ароматизированной солью и высыпала ее содержимое на дно. А потом целый час пролежала в зеленоватой, пахнущей водорослями, воде. С великим наслаждением. Надела свой любимый шелковый халат и обрела, наконец, долгожданный покой на диване.

 

- Боже, как хо-ро-шо. Уютно, даже вставать не хочется. А надо! Устройство для инъекций и оставшуюся капсулу с углеродными “друзьями” стоит убрать. Как говорится: “подальше положишь, поближе возьмешь”.

 

Она достала из сумочки металлический, тускло блестящий, контейнер и спрятала его в сейф. Этот, скромных размеров, железный ящик она еще утром обнаружила в верхнем отделении комода. Почему именно здесь? Наверное, сейф, как предмет обстановки, не соответствовал задумкам дизайнера. На полированной крышке комода красовался витой подсвечник с единственной свечой. А вот этот бронзовый аксессуар, похоже, отвечал вкусам мастера.

 

- Погадать, что-ли? После местной кухни – местные суеверия. Бремер бы точно порекомендовал, для полноты ощущений. Ну, уж нет! Вдруг череп увижу! За месяц до свадьбы!

 

Девушка зажгла свечу, а затем вернулась на диван. Чуть колеблющееся пламя, производило странное гипнотическое действие, и веки опустились сами собой. Фитиль еле слышно потрескивал, разбавляя звенящую тишину. Во рту опять появилось приятное послевкусие бремеровской сигареты, пришла необычайная легкость. Хотелось, чтобы это состояние продолжалось как можно дольше, чтобы пропало ощущение времени… навсегда…. А потом Кира задремала.

 

Кратер свечи переполнился, мгновенно созрела большая горячая капля и, устремившись вниз по сахарной боковине, с громоподобным шлепком упала в чашу подсвечника. Кира испуганно вздрогнула и открыла глаза.

 

Что-то изменилось. Ушла легкость, стало трудно дышать, появилось ощущение давления, словно в набирающем скорость гоночном болиде. Девушка включила свет и подбежала к окну, намереваясь распахнуть створки, да так и застыла с поднятыми руками.

 

Листья в яме зашевелились, и на лужайку выпрыгнул кот, черный и пушистый, очень похожий на знакомого перса. Зверь встретился взглядом с Кирой, нырнул в траншею и припустил, задрав хвост, вокруг дома. На его месте появился близнец и, не мешкая, отправился тем же маршрутом. Коты один за другим выпрыгивали из ямы, как черти из табакерки. Через мгновение черное пульсирующее кольцо стремительно закружилось на лужайке. Узкая, падающая из окна, световая полоска превратилась в мерцающий круг, в комнату со всех сторон проникало зеленоватое свечение.

 

Давление росло, гоночный болид разгонялся до предельной скорости. Свинцом наливались легкие, завибрировал пол под ногами…. А потом спрессованный воздух со страшным дребезгом выдавил оконные створки, и Кира смогла, наконец, вздохнуть. Но это не принесло облегчения: в комнату вполз смрад тлена и свежевскопанной земли.

 

Невидимый пиротехник замкнул контакты, и столб прелых листьев, с легким хлопком, ушел в черное небо. А потом наступила зловещая, не предвещающая ничего хорошего, тишина.

 

Пестрый дождь, кружась, падал на плечи существа с лицом доктора Бремера. На Киру равнодушно взирал двухметровый атлет с накачанными до безобразия мышцами. Серая, нездорового вида, кожа контрастировала с пурпурной тканью его дорогого костюма.

 

Коты сгрудились под окном, образовав ступеньку, и существо шагнуло в комнату. Кира попятилась, уткнулась в диван и неуклюже рухнула на кожаные подушки. В мокрую тряпку мгновенно превратился шелковый халат.

 

- Управлять хаосом? Вы много на себя берете, госпожа Логинова. Это мания, психическое заболевание, или, как вы говорите: “программный сбой”, - саркастически произнес гоблин. – Я вылечу вас.

 

Он рывком поднял ее с дивана, огромными ладонями сжал голову, а потом зубами вырвал имплант. Выплюнул на пол клок спутанных волос и улыбнулся, обнажив острые мелкие зубы.

 

- Вот и все, вы здоровы. Не забудьте отблагодарить своего доктора.

 

Гоблин, как куклу, качал ее на руках. Кира даже не пыталась сопротивляться, дикая головная боль пронзала мозг при малейшем движении.

 

- Один поцелуй, Кира. А может быть что-то большее? - он похотливо облизал окровавленные губы. – Я подумаю…

 

Смрадный запах изо рта, ледяное прикосновение и этот страшный немигающий взгляд – омерзительно: Кира Логинова нырнула в черную бездонную яму. Хо-ро-шо!

 

*****

 

- Что случилось? – Лукас Бремер затормозил у кареты скорой помощи.

 

- Бабушка сошла с ума, это бывает в их возрасте, - врач равнодушно взглянул на хорошо одетого господина. – Сидела в яме, листьями играла. Говорить не может, ни на что не реагирует. Привезем в клинику, разберемся.

 

Он приоткрыл ворота, выпуская санитаров с носилками. На них, опутанная ремнями, лежала неопрятная седая старуха в замусоленном халате.

 

- Голова, осторожно, - доброволец, брезгливо морщась, помог занести женщину в салон. Секунды хватило, чтобы нащупать бугорок под ее волосами.

 

- Отлично: есть, с чем поработать. Череп, к счастью, она не разбила. Хорошие сигареты получились, но курить вредно. Доказано!

 

Он с облегчением улыбнулся, проводил взглядом карету и зашел в дом. Без труда открыл сейф, вынув из него металлический контейнер. На дне в целости и сохранности лежали устройство для инъекций и стеклянная капсула.

 

Бремер неторопливо обошел гостиную, по пути распахнув закрытые оконные створки, и с удовольствием вдохнул осенний воздух.

 

- Я держу свое слово, Кира Логинова. Для вас нашлось место в ХО-РО-ШЕЙ клинике.

© Copyright: Владимир Гурьев, 2012

Регистрационный номер №0078769

от 23 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0078769 выдан для произведения:

 

В этой маленькой обласканной богом стране лето незаметно переходит в уютную теплую осень, и даже в конце октября под ковром из опавших листьев проглядывается зелень ухоженных газонов. Лужайка перед домом – своеобразный стандарт местной жизни, а вот сами коттеджи, здесь в тихом  уютном пригороде, абсолютно не похожи друг на друга. И уж совсем нетрудно догадаться, что строились они в разное время – современные “умные” дома соседствуют с основательными, но какими-то безликими представителями прошлого века, островерхие домики-пряники - ровесники ветряных мельниц располагаются рядом с роскошными дворцами времен заморских колоний. Земля  в этих местах – дорогая, хозяева – люди обеспеченные, вкусы у всех – разные. Главное, что домики симпатичные и ухоженные, а эклектика квартала глаз даже радует. Необычно и свежо.

 

- Интересно, где буду жить я, - подумала Кира, незаметно взглянув на своего “остепененного” соседа. – Хочется побыстрее сбросить туфли, босиком проскакать в душевую, а потом обрести покой на каком-нибудь уютном буржуазном диване. Желательно с ноутбуком на коленях, ведь именно завтра, в последний день октября, может решиться судьба.

 

Лукас Бремер, доктор медицины, профессор местного университета, а в данный момент ее персональный водитель словно почувствовал нетерпение пассажирки:

 

- Еще несколько минут, госпожа Логинова, и мы будем на месте. Надеюсь, вам понравится гостевой домик. Он, можно сказать, ровесник нашей alma mater. Не пугайтесь, за эти годы дом пережил несколько основательных ремонтов, последний, кстати, был нынешним летом. Осталось несколько недоделок, но на качестве жизни они не отразятся. Я говорю о системе охранной сигнализации: через несколько дней рабочие завершат монтаж, закопают траншеи, и на этом можно будет поставить точку. Внутри – все готово на сто процентов.

 

Асфальтовая дорожка закончилась у нарядного домика с высокой черепичной кровлей, и водитель мягко притормозил у ворот.

 

- А избушка то на отшибе, завез девчонку молоденькую, - подумала Кира. – Правда, местечко очень живописное: перекресток двух близнецов-каналов.

 

Берега водоемов заросли травой, но было видно, что и сюда периодически захаживали обученные люди с триммерами. На неподвижной поверхности воды плавала желто-красная листва, промелькнула байдарка с атлетичным гребцом нордической внешности.

 

- Хо–ро–шо, - прошептала Кира.

 

Бремер обошел машину, предложил руку даме и помог сделать первый шаг на посыпанную ракушечником дорожку. Занес чемодан в прихожую и опять взял Киру за руку, беззастенчиво вторгшись в личное пространство госпожи Логиновой. Доктор медицины благоухал дорогим, но каким-то странным: “тяжелым”, “мускулистым”, не соответствующим внешнему облику, парфюмом. Бледно-голубые, чуть на выкате, глаза Бремера остановились на безымянном пальце девушки, его тонкие губы чуть дрогнули, а потом расплылись в белозубой, самоуверенной улыбке.

 

- Отдыхайте, Кира, - он сжал ее ладонь, личное пространство затрещало по швам. – Завтра в 16.00 ваше выступление, не забудьте. Коллеги ждут с нетерпением, да я и сам в предвкушении…. Кроме того, придут гости из центра эстетической медицины, возможно, ваши будущие работодатели. Вечером я покажу вам город: сначала мы погуляем в его историческом центре, а потом отметим, не сомневаюсь, успешную презентацию в уютном ресторане. Не попробовать местную кухню – это непростительное легкомыслие, граничащее с тяжелым преступлением. Никаких возражений! В три часа за вами заедет мой водитель, будьте готовы.

 

Лукас Бремер отпустил, наконец, ее руку и, легко исполнив поворот на 180 градусов, прикрыл дверь снаружи. В окно можно было увидеть, как худосочный, убеленный сединами, профессор прыгнул в салон и его брутальный автомобиль задним ходом рванул к развилке.

 

- Наверное, по утрам круги нарезает в местном парке…. в кроссовках Nike, -

улыбнулась Кира. – А что, достойно уважения. Как там у классика? “В комнату вошел сорокалетний старик…”. Это точно не про него, хотя лет Бремеру явно побольше.

 

Девушка остановилась у зеркала, сбросила туфли и придирчиво изучила собственное отражение.

 

- А вот мне точно следует поработать над фигурой, - она, нахмурившись, положила ладони на бедра. – Сидячий образ жизни, что поделаешь. Стыдно, Кира Павловна, тебе – двадцать девять лет. Хотя, есть такая категория мужчин, утверждающих, что женщины должно быть много. Врут! Если будет выбор – выберут других: гибких и стройных…. Диета и спорт, а не поможет – есть одно радикальное средство, уж мне ли не знать.

 

- Настоящий ученый должен опробовать изобретение на себе, - Кира лукаво улыбнулась. - Ха! Кто сказал? Это не наш метод, только в самом крайнем случае.

 

Она прошла в гостиную, скользнула взглядом по невысокой уютной мебели, по средневековым гравюрам, украшавшим стены, и остановилась на широком кожаном диване – вожделенной точке ее сегодняшнего путешествия.

 

- Хо-ро-шо, - она с удовольствием погладила кремовую, приятную на ощупь, подушку.

 

Кира выглянула в окно: по периметру лужайки шла узкая канавка, шириной от силы двадцать сантиметров. Желтоватый, усыпанный листьями, грунт лежал рядом аккуратной горкой.

 

- Разве это траншея? Вот у нас – траншеи. Всерьез и надолго! - шутливо возгордилась госпожа Логинова. – Напугал! Совсем незаметно.

 

Она переместилась к окну на противоположной стене и приоткрыла створки. Здесь, как бы сказали земляки: “на заднем дворе”, стояла невысокая постройка хозяйственного назначения и была выкопана квадратная яма, шириной около метра, к которой и приходили вышеупомянутые траншеи. Обилие листьев подсказывало, что строители не появлялись на рабочем месте, как минимум, несколько дней.

 

- Вот и славно. Надеюсь, в ближайшее время никто меня не потревожит. Люди, где вы? А в ответ тишина…. Хо-ро-шо!

 

Кира с удовольствием посетила ванную комнату, облачилась в любимый халат и с ногами устроилась на диване. Включила телевизор, пробежалась по каналам, числом не менее сотни, а потом вернулась к местным новостям. Диктор говорил быстро, и, с ее знанием языка, понять что-либо было затруднительно: английские титры совсем бы не помешали. Лишь, когда на экране появился светильник Джека, сушеная тыква с глазницами, Кира поняла, что граждане страны готовятся к празднику.

 

- Ересь какая-то! У нас тоже пытаются отмечать, но ничего из этого не выйдет. Не приживется, никогда, абсолютно точно.

 

Девушка погасила экран и достала сигарету, третью и последнюю позволенную. Решила – значит, так тому и быть. Открыла окно и с удовольствием затянулась, выпустив тонкую струйку в вязкую темноту.

 

- Вот и первый минус, - Кире вдруг стало не по себе. – С наружным освещением – проблемы: шарики-фонарики на лужайке не работают. Не-хо-ро-шо.

 

Она нашла распределительный щиток, пощелкала тумблерами, но чуда не случилось.

 

На противоположном берегу канала озорно подмигивали огоньки, огненные змейки извивались на ближней воде, а здесь лишь узкая полоса света упиралась в засыпанную листьями яму. Девушка в последний раз глубоко затянулась и закрыла окно. Сквозь дымное облачко, тающее за стеклом, ей вдруг показалось, что по листве пробежала легкая волна. Желто-красный ковер вздыбился на мгновение, а потом плавно опустился на земную твердь.

 

- Ерунда! Ветер, - она задернула шторы и, открыв ноутбук, устроилась на диване.

 

Кира честно, до конца, прочитала текст завтрашнего выступления, а потом быстро уснула.

 

*****

 

- В заключении хочу еще раз остановиться на проверенных к настоящему времени областях применения углеродных нанороботов, - Кира посмотрела в аудиторию. – Это удаление поврежденных клеток, а в некоторых случаях, возможно, их полное восстановление, транспортировка лекарств в нужную точку тела, синтез новых тканей. Все то, что уже сейчас можно использовать в эстетической медицине, пластической хирургии.

 

Она с облегчением перевела дух: не сбилась ни разу, голос не дрожал. Хо-ро-шо!

 

- Я готова ответить на ваши вопросы, коллеги. А в заключении вы сможете увидеть практическое применение этой технологии. Господин Бремер, спасибо ему большое, нашел пациента, готового пожертвовать собой ради науки.

 

Кира кивнула сидящему в первом ряду доктору медицины.

 

- Скажите, госпожа Логинова, - не преминул воспользоваться ситуацией Бремер. – Неужели вы в одиночку решали эти сложнейшие вопросы. Ведь нанороботы, управление ими – вотчина узких специалистов, а вы, насколько нам известно, выпускница медицинского института.

 

- В одиночку с такой задачей справиться невозможно, вы совершенно правы. Как обычно и бывает, свою роль сыграл Его Величество случай. Я познакомилась с увлеченным человеком, инженером-робототехником, который и повлиял на мою судьбу, дал некий толчок к моей работе, - перед глазами Киры возник образ немногословного, но очень симпатичного соседа по площадке. – Это именно он заставляет крохотные частички, размером около микрона, двигаться, обрабатывать и передавать информацию, выполнять заданные программы. Поначалу он просто пугал меня непонятными терминами, такими, как точность позиционирования, скорость распознавания и многими другими. А потом самым естественным образом они пополнили мой словарный запас.

 

Кира улыбнулась и с удовлетворением отметила реакцию зала. Шутка, сказанная к месту, помогает расположить к себе аудиторию.

 

- Правда и ему пришлось познакомиться с плазмой, лимфой, эпителием и альвеолами. Взаимное обогащение не прошло даром – теперь мы имеем готовую и опробованную технологию.

 

Сосед Бремера поднялся со стула, дождался тишины и спросил:

 

- Госпожа Логинова, у меня два вопроса: первый: инородные тела в организме – это мощная атака на иммунную систему человека. Как вы справляетесь с этим? Мои опасения, согласитесь, не беспочвенны. И второй вопрос, к каким последствиям может привести программный сбой. Может ли это привести к фатальному исходу?

 

- Начну со второго вопроса, - Кира стала серьезной. – Такого, я говорю о программном сбое, в моей практике еще не было. На данный момент мы готовы к двум десяткам операций, к двум десяткам и не более, побочные эффекты отсутствуют, это я могу гарантировать. Программная часть неоднократно проверена и абсолютно надежна. Поймите, пока есть какие-либо нерешенные вопросы, мы не беремся за практическую реализацию. Выглядит довольно непривычно на первый взгляд: тысячи углеродных пылинок в человеческом теле… хаос. Но это не совсем так, точнее, совсем не так. Мы научились управлять хаосом, и ему никто не позволит управлять нами.

 

Кира опять улыбнулась.

 

- Диагностика, распознавание пораженных клеток, сведение к минимуму реакций иммунной системы на присутствие инородных тел и прочие, чисто медицинские аспекты – это задачи, которыми занималась я. Детальное описание, за исключением know-how, вы сможете найти в буклетах, они будут розданы в конце нашей встречи. А теперь я приглашаю наших vip-гостей пройти в операционную. Остальные смогут посмотреть видео трансляцию.

 

В холле перед медицинским блоком Кира Логинова с удивлением заметила клетку с огромным черным котом, пушистым персом.

 

- Хозяйка – на операционном столе, - пояснил Лукас Бремер и расплылся в улыбке. – Боюсь, что кот не узнает ее в новом облике.

 

Зверь привстал, проводил делегацию строгим взглядом и лишь потом улегся, просунув мощные лапы между прутьями решетки.

 

Операция прошла успешно, а в результате пациентка похудела на несколько килограммов. Кот остался доволен.

 

*****

 

В небольшом уютном ресторанчике в восемь вечера уже не было свободных мест. Бремера здесь встретили, как родного, и под белы руки провели к единственному незанятому столику.

 

- Завсегдатай! - усмехнулась про себя Кира. – Какой важный, сейчас с удвоенной энергией приступит к осаде. Чрезмерные знаки внимания начинают утомлять.

 

- Не стесняйтесь, госпожа Логинова. Заказывайте все, что пожелаете – выбор здесь богатый, - Лукас протянул солидную кожаную папку. – Я возьму на себя смелость предложить что-нибудь легкое, но с местным колоритом. А вот горячее придется немного подождать.

 

Кира пошелестела страничками – перечень незнакомых блюд казался бесконечным.

 

- С Бремером что-ли посоветоваться? Ну, нет, он только и ждет, чтобы придвинуться ближе. Выдерживаем паузу. Я изучаю меню, он деликатно молчит. Хо-ро-шо!

 

Она дождалась пока Бремер начал ерзать, а потом отложила папку. Гулять, так гулять, тем более с утра ничего не ела. Кофе не в счет.

 

- Тушеный кролик и можжевеловая водка, ее я никогда не пробовала, - девушка подняла глаза на визави. – Это ведь местная кухня?

 

- Отличный выбор, Кира, - Лукас важно кивнул стоящему поодаль официанту. – Я, пожалуй, присоединюсь.

 

Пока Бремер расхваливал собственноручно выбранные закуски, наполнял рюмки и давал распоряжения персоналу, девушка украдкой посматривала в окно. На противоположной стороне улицы, у входа в пафосное заведение, собралась причудливо одетая толпа. Феи и ведьмы, вампиры и странные персонажи в ролевых костюмах на сексуальную тематику. Настроение у граждан уже сейчас было приподнятым, а впереди еще веселая ночь.

 

- Да, Кира, - Лукас Бремер перехватил ее взгляд. – 31 октября, канун Дня всех святых. Не могу сказать, что этот праздник прижился у нас, но молодежи нравится.

 

- Интересно, но я совершенно не в теме. Для моих соотечественников – это милые забавы.

 

- Конечно, для большинства – это всего лишь развлечение, но …, - здесь голос собеседника вдруг стал притворно пугающим. – В такую ночь грань между реальным и сверхъестественным мирами становится прозрачной. На планету опускается  таинственный и призрачный сумрак. Сонмы бесов выходят из преисподней и расхаживают по земле, пугая живых.

 

- Ночью можно погадать, девушки обычно любят это делать. Как? Очень просто. В доме следует погасить свет, подняться по лестнице, спиной вперед, и провести свечой перед зеркалом. Возможно, Кира, вам повезет, и вы увидите в нем своего будущего жениха.

 

- У меня есть молодой человек, - она оградила личное пространство высокой стеной. – Да и гадать я не люблю.

 

- Молодые люди далеко не всегда становятся женихами. Если в зеркале девушки отразится череп, то она умрет, так и не выйдя замуж, - очень буднично произнес Бремер, но потом снова продемонстрировал белозубую улыбку. – Суеверие, не обращайте внимания.

 

Кира натянуто улыбнулась и кивнула в окно:

 

- А это что за персонаж? Вот, в конце очереди, похожий на орка из “Властелина Колец”.

 

- Гоблин, - не поворачивая головы, ответил Лукас Бремер.

 

- Забавное существо. А у нас это слово приобрело ругательный оттенок. Недалекий, тупой, вульгарный и так далее.… Кто же они на самом деле?

 

- Их мало, кто видел, - с иронией произнес Бремер. – А те, кто видел, почему-то помалкивают. Так, что о внешнем облике судить трудно. Тупыми их точно назвать нельзя. Они испытывают маниакальную страсть к технике, разобраться в устройстве любого механизма для них не составляет труда. Живут гоблины под землей, отлично видят в темноте, вечно голодны, перемещаются на варгах, оборотнях, ну, что еще…. Не знаю…. С огромным удовольствием насылают мучительные ночные кошмары.

 

- Напугали! Но я редко вижу сны, мне это не грозит, - засмеялась Кира. – Откуда такое знание предмета, доктор?

 

- Интересовался, - усмехнулся в ответ Бремер.

 

- За вас, Кира, - он поднял рюмку. – Уверен, что мои коллеги предоставят вам место в клинике. Не в этой, так в другой. В городе их несколько.

 

- Спасибо, - девушка выпила водку. – Это был хороший тост.

 

Она попробовала закуски, которые оказались на удивление вкусными, выслушала похвалы Бремера: приятное тепло разлилось по телу.

 

- Кстати, о технике, - доктор закончил с комплиментами. – Вы нашли интересный образ в своем выступлении – хаос. Так как же вы им управляете, я не заметил, что вы пользуетесь своим компьютером. Или это страшная тайна?

 

- Очень страшная, но не для вас. Ведь вы мне действительно помогли.

 

Кира немного помолчала, собираясь с мыслями.

 

- Я пользуюсь своим компьютером, - она провела ладонью по лбу. – И он – здесь. Небольшой органический имплант, его не видно под волосами. Именно он управляет хаосом. Есть еще маленькая энергетическая установка – углеродные пылинки нужно заставить двигаться, но это не моя тайна. Да и деталей я, честно говоря, не знаю. Поэтому, все свое ношу с собой, а, кроме того, работа еще не запатентована. У нас все происходит не так быстро, к сожалению.

 

- Вот как? – Бремер быстро отвел глаза и задумался, по его лицу пробежала тень, но через мгновение он опять приступил к расспросам. – А это не опасно? Органический имплант, значит, задействованы нервные окончания, значит, существует обратная связь с мозгом и, следовательно, бесконечное множество абсолютно непонятных вещей, непредсказуемых последствий.

 

Кира с интересом взглянула на профессора. Что за странная реакция? Зависть? Вряд ли, просто доктор уже много лет занимается исследованиями мозга. И, как пишут в научных изданиях, успешно. В этой области он большой специалист, а, следовательно, … понятен его интерес. Все логично!

 

- Такие органические компьютеры начали применяться несколько лет назад, об этом много писали. Мы лишь программируем имплант. Элемент риска, конечно, есть, но удалить его можно быстро и без особых проблем. Жаль только, информация не сохранится.

 

- Я надеюсь, дело до этого не дойдет, прекрасная девушка-киборг, - Бремер опять принялся шутить. – Как прекрасен мир машин! А мне стыдно, что я все еще человек.

 

- Поменьше голливудских фильмов смотрите, Лукас, - поддела в ответ Кира. – Хотя … все поправимо, как говорят у нас: “еще не вечер”.

 

- Еще не вечер … поправимо, - эхом отозвался Бремер, а потом с сарказмом произнес. – С этим трудно спорить.

 

Доктор, похоже, исчерпал свое любопытство и с нетерпением поглядывал в сторону официанта.

 

- А вот и наш кролик.

 

Под горячее Лукас Бремер еще трижды наполнял рюмки и, когда тушеный зайка был доеден, Кира почувствовала, что пора остановится: иногда она не успевала за ходом мыслей профессора.

 

Кира достала пачку сигарет и придвинула пепельницу.

 

- Спасибо, Лукас, за прекрасный вечер. Но … я, честно говоря, устала. Столько событий …. Не обижайтесь, мне пора.

 

К ее удивлению Бремер не стал возражать, он тут же распорядился, чтобы вызвали такси.

 

- Извините, Кира. Сам отвезти не смогу, - доктор покосился на пустую рюмку и пошутил. – Да и у водителя рабочий день закончен. Нам не нужны революции – он тоже имеет право на отдых.

 

Некурящий Бремер вдруг достал из кармана портсигар, желтого металла, и ловко открыл крышку.

 

- Угощайтесь, госпожа Логинова. Это сигареты ручной набивки. Их делает мой друг, большой ценитель элитного табака. Знакомство с местной кухней правильно будет закончить местными табачными изделиями. Угощайтесь, смелее, вам понравится.

 

Кира взяла светло-коричневую сигарету и прикурила от поднесенной официантом зажигалки. Тонкий аромат, необычный, чуть сладковатый привкус, приятное послевкусие – такой табак действительно стоило попробовать. Удивительно, но в голове прояснилось, пришла необычайная легкость.

 

Через десять минут радушный хозяин посадил гостью в такси, поцеловал руку на прощание и был таков.

 

- Ловко я расставила точки над “i”, - довольно подумала Кира. – Даже в гости не стал напрашиваться. Иногда стоит упомянуть о своем молодом человеке. Так, небрежно, но к месту.

 

*****

 

Кира наполнила ванну, нашла в шкафчике упаковку с ароматизированной солью и высыпала ее содержимое на дно. А потом целый час пролежала в зеленоватой, пахнущей водорослями, воде. С великим наслаждением. Надела свой любимый шелковый халат и обрела, наконец, долгожданный покой на диване.

 

- Боже, как хо-ро-шо. Уютно, даже вставать не хочется. А надо! Устройство для инъекций и оставшуюся капсулу с углеродными “друзьями” стоит убрать. Как говорится: “подальше положишь, поближе возьмешь”.

 

Она достала из сумочки металлический, тускло блестящий, контейнер и спрятала его в сейф. Этот, скромных размеров, железный ящик она еще утром обнаружила в верхнем отделении комода. Почему именно здесь? Наверное, сейф, как предмет обстановки, не соответствовал задумкам дизайнера. На полированной крышке комода красовался витой подсвечник с единственной свечой. А вот этот бронзовый аксессуар, похоже, отвечал вкусам мастера.

 

- Погадать, что-ли? После местной кухни – местные суеверия. Бремер бы точно порекомендовал, для полноты ощущений. Ну, уж нет! Вдруг череп увижу! За месяц до свадьбы!

 

Девушка зажгла свечу, а затем вернулась на диван. Чуть колеблющееся пламя, производило странное гипнотическое действие, и веки опустились сами собой. Фитиль еле слышно потрескивал, разбавляя звенящую тишину. Во рту опять появилось приятное послевкусие бремеровской сигареты, пришла необычайная легкость. Хотелось, чтобы это состояние продолжалось как можно дольше, чтобы пропало ощущение времени… навсегда…. А потом Кира задремала.

 

Кратер свечи переполнился, мгновенно созрела большая горячая капля и, устремившись вниз по сахарной боковине, с громоподобным шлепком упала в чашу подсвечника. Кира испуганно вздрогнула и открыла глаза.

 

Что-то изменилось. Ушла легкость, стало трудно дышать, появилось ощущение давления, словно в набирающем скорость гоночном болиде. Девушка включила свет и подбежала к окну, намереваясь распахнуть створки, да так и застыла с поднятыми руками.

 

Листья в яме зашевелились, и на лужайку выпрыгнул кот, черный и пушистый, очень похожий на знакомого перса. Зверь встретился взглядом с Кирой, нырнул в траншею и припустил, задрав хвост, вокруг дома. На его месте появился близнец и, не мешкая, отправился тем же маршрутом. Коты один за другим выпрыгивали из ямы, как черти из табакерки. Через мгновение черное пульсирующее кольцо стремительно закружилось на лужайке. Узкая, падающая из окна, световая полоска превратилась в мерцающий круг, в комнату со всех сторон проникало зеленоватое свечение.

 

Давление росло, гоночный болид разгонялся до предельной скорости. Свинцом наливались легкие, завибрировал пол под ногами…. А потом спрессованный воздух со страшным дребезгом выдавил оконные створки, и Кира смогла, наконец, вздохнуть. Но это не принесло облегчения: в комнату вполз смрад тлена и свежевскопанной земли.

 

Невидимый пиротехник замкнул контакты, и столб прелых листьев, с легким хлопком, ушел в черное небо. А потом наступила зловещая, не предвещающая ничего хорошего, тишина.

 

Пестрый дождь, кружась, падал на плечи существа с лицом доктора Бремера. На Киру равнодушно взирал двухметровый атлет с накачанными до безобразия мышцами. Серая, нездорового вида, кожа контрастировала с пурпурной тканью его дорогого костюма.

 

Коты сгрудились под окном, образовав ступеньку, и существо шагнуло в комнату. Кира попятилась, уткнулась в диван и неуклюже рухнула на кожаные подушки. В мокрую тряпку мгновенно превратился шелковый халат.

 

- Управлять хаосом? Вы много на себя берете, госпожа Логинова. Это мания, психическое заболевание, или, как вы говорите: “программный сбой”, - саркастически произнес гоблин. – Я вылечу вас.

 

Он рывком поднял ее с дивана, огромными ладонями сжал голову, а потом зубами вырвал имплант. Выплюнул на пол клок спутанных волос и улыбнулся, обнажив острые мелкие зубы.

 

- Вот и все, вы здоровы. Не забудьте отблагодарить своего доктора.

 

Гоблин, как куклу, качал ее на руках. Кира даже не пыталась сопротивляться, дикая головная боль пронзала мозг при малейшем движении.

 

- Один поцелуй, Кира. А может быть что-то большее? - он похотливо облизал окровавленные губы. – Я подумаю…

 

Смрадный запах изо рта, ледяное прикосновение и этот страшный немигающий взгляд – омерзительно: Кира Логинова нырнула в черную бездонную яму. Хо-ро-шо!

 

*****

 

- Что случилось? – Лукас Бремер затормозил у кареты скорой помощи.

 

- Бабушка сошла с ума, это бывает в их возрасте, - врач равнодушно взглянул на хорошо одетого господина. – Сидела в яме, листьями играла. Говорить не может, ни на что не реагирует. Привезем в клинику, разберемся.

 

Он приоткрыл ворота, выпуская санитаров с носилками. На них, опутанная ремнями, лежала неопрятная седая старуха в замусоленном халате.

 

- Голова, осторожно, - доброволец, брезгливо морщась, помог занести женщину в салон. Секунды хватило, чтобы нащупать бугорок под ее волосами.

 

- Отлично: есть, с чем поработать. Череп, к счастью, она не разбила. Хорошие сигареты получились, но курить вредно. Доказано!

 

Он с облегчением улыбнулся, проводил взглядом карету и зашел в дом. Без труда открыл сейф, вынув из него металлический контейнер. На дне в целости и сохранности лежали устройство для инъекций и стеклянная капсула.

 

Бремер неторопливо обошел гостиную, по пути распахнув закрытые оконные створки, и с удовольствием вдохнул осенний воздух.

 

- Я держу свое слово, Кира Логинова. Для вас нашлось место в ХО-РО-ШЕЙ клинике.

Рейтинг: +2 409 просмотров
Комментарии (1)
Денис Маркелов # 23 сентября 2012 в 14:52 0
Другой мир