ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Чёрный апрель

 

Чёрный апрель

11 мая 2014 - © М ®
article214188.jpg

Таджикистан. Памир. Горный Бадахшан. 93 процента территории– горы. Красивые места. Люди особенные, считают себя не таджиками, а памирцами, говорят на ином языке, во многом отличающимся от восточного фарси остальных жителей Таджикистана, по вере относят себя к исмаилитам, жгучие глаза южных красавиц, суровые мужчины, строгие нравы, неприступные каменные пики… В каждом высокогорном кишлаке обязательно расскажут, что во время азиатского похода именно этот кишлак не смогли взять штурмом воины Искандера Зулькарнайна (Александра Филипповича Македонского), прошли ниже и потопали со своей античной эллинизацией в Индию…  Не является исключением в этом смысле и кишлак Подкуноб. Однако местные жители со всей серьёзностью утверждали, что это не просто легенда, в отличие от других мест, а именно здесь македонские фаланги потерпели фиаско! В общем, наверное, и не очень-то грешили хитроумные памирцы против исторической истины, ибо вполне могло быть и так, что Александр не смог взять Подкуноб по той причине, что он ему не очень-то был нужен!

С другой стороны рыжие волосы, синеглазость и светлокожесть отдельной категории памирцев есть рецессивный признак как результат этих самых близкородственных браков. Иногда внешний облик памирца несёт в себе странное сочетание разнородных элементов — азиатское одеяние и какие-то эллинистические черты лица, прямо древнегреческие скульптуры! Часть горцев рассказывают апокрифические сказания о том, что их предков оставил здесь Искандер (смотри выше), после чего улетел и обещал вернуться. Не получилось. А эллинский тип закрепился во внешности…

Ещё с одной стороны отсутствие общенациональной идентификации подогревает региональный сепаратизм, имеющий кроме прочих аргументов ещё и физиогномический… Иногда, как в старом анекдоте, бьют не по паспорту, а по морде...

А девушки там действительно завораживающие– глаз не оторвать от этих лиц и фигур! Хотя из-за труднодоступности и изолированности местное население вынуждено прибегать к близкородственным бракам и в результате рядом с людьми изумительной красоты в каждом кишлаке обязательно есть парочка дурачков— плодов генетического вырождения. Так традиции переходят в кровосмесительство...

И опять-таки Подкуноб не был исключением. Узколобый, со сросшимися бровями, низкорослый и колченогий Рамизуло бегал наперегонки с мальчишками, радостно вопил при виде возвращающегося стада, на Навруз наряжался в ленточки и громко распевал песенки без начала и конца, забегал во дворы и смиренно ждал, когда сердобольная хозяйка вынесет немного поесть. Его старались задобрить – он мог навести беду.Вернее, не навести – он был безобидным дурачком–  а предсказать. После угощения Рамизуло внимательно всматривался в лицо и наконец обещал, что всё будет хорошо. Женщины облегчённо вздыхали.

«В соответствии с межгосударственными договорами от 15мая 1992 года «О коллективной безопасности» было принято решение о направлении сводной роты Внутренних войск в составе сводного батальона Республики Казахстан на усиление внешних границ СНГ на таджикско-афганском участке в районе г.Калай-Хумб»

Солдаты казахстанской миротворческой роты привыкли к тихому идиотику, иногда подкармливали его, хоть самим и не хватало, всё-таки молодые парни целый день на свежем горном воздухе, а российские пограничники привозили продукты раз в две недели, но тарелка «шрапнельной» каши и кусок солдатского хлеба для Рамизуло находились всегда, он потом уморительно маршировал с метлой в руках и, очень быстро освоив русский и казахский мат, вернее «командный язык», при встречах смешно выражался именно на нём… Солдаты хохотали… Некоторые начали усваивать памирские словечки из того же лексического богатства, которым всегда славилась горская брань, но сейчас это всё звучало безобидно, аксакалы усмехались в бороды, мальчишки восторженно визжали, а женщины притворно всплескивали руками и прикрывали платками смеющиеся лица.

А гражданская война в Таджикистане продолжалась. «Крыша мира»давно перестала быть мирной. Афганские наркотики и оружие рекой текли через прозрачную границу, вооружались все, цена на китайский псевдо-«Калашников» уравнялась со стоимостью кастрюли, патроны считали сотнями тысяч, в горах бродили разношёрстные вооружённые головорезы всех цветов кожи.

Именно в Подкунобе и состоялись переговоры с боевиками вооруженной оппозиции о перемирии во время уразы. Стороны договорились воздерживаться от применения силы в отношении друг друга и это соглашение действительно выполнялось.

6 апреля 1995 года был получен приказ о передислокации и смене позиций. Собирались ночью, грузили автомобили, проверяли имущество,вооружение. Откуда-то тенью проскользнул маленький искривлённый силуэт и застыл у «ЗиЛа».

—  Шахидон, шахидон*, фардо** пятница, бум-бум,страшно, главный нет, всех бум-бум… 

—  Рамизуло, ну ты чего стоишь? – крикнул кто-то.–Едешь с нами? Прокатишься до поворота, давай?

—  Страшно, ушёл, осмон***  много ушёл фардо…

—  Да отвяжись ты от него, видишь – весеннеео бострение, вдруг кусаться начнёт…

— Да он тихушник, он только с козами храбрый. А, Рамиз?Коза  — хорошо сыктым?

Так с шутками и погрузились.

Выступили в восемь утра. Солдаты зябко ёжились на утреннем горном холоде, погода была ненастная, тучи так низко нависали над дорогой, что их можно было потрогать руками!

После прибытия в погранотряд Калай-Хумба и уточнения маршрута и прочих деталей подразделение вновь выступило. 8:50. БТР  и машина с зенитной установкой в голове колонны, ГАЗ-66 с боеприпасами и полевая кухня – в хвосте.

Следующий пункт — Пятая погранзастава.  За Пянджем –сопредельная территория. Афганистан, где с 1979 года не утихает война.Двадцатиминутная остановка. Часть боеприпасов перегружена с «шестьдесят шестого». От кишлака Даштак к колонне прибыли ещё БТР и командно-штабная машина. Да что они тянут? Всё совещаются и совещаются, не могли раньше договориться о маршруте? Часть бойцов, воспользовавшись случаем, уснула прямо в машинах. Солдат всегда хочет или есть или спать, а чаще и то и другое, притом может делать это одновременно!

Небо оставалось пасмурным. Именно по этой причине не была привлечена авиация для предварительной разведки и профилактического обстрела подозрительных мест в качестве превентивной меры. Соответственно, и никакой поддержки с воздуха не предусматривалось. Погода нелётная – «вертушки» не могут,виновных нет!

Была ещё договорённость с российской мобильной группой насчёт прикрытия на особо опасных участках, но и тут по какому-то роковому стечению обстоятельств из Калай-Хумбского отряда была передана радиограмма сниматься с места, но впоследствии факт отдачи этой команды отрицался. Был ли это результат радиоигры противника или на самом деле имел место какой-то неподдающийся объяснению случай подтасовки, дезинформации или прямой измены – разобраться так и не удалось. И теперь вряд ли удастся…

12:20. Вновь остановка. Здесь должен остаться один из взводов для несения службы по охране этого участка. Мост в ущелье Пшихавр. На«нашей» стороне каменная стена, подступающая к дороге, за речкой –господствующие высоты. Колонна как на ладони. Мимо проследовал санитарный «уазик» с хирургом из Калай-Хумба. Более десятка машин стояли скученно,почти впритык, грузовик с боеприпасами даже не был тентован, почему-то не был отдан приказ рассредоточиться, соблюдать необходимую дистанцию, личный состав по-прежнему оставался в машинах, вопреки всем законам зоны боевых действий,когда при любой остановке необходимо занимать оборону.  И ещё один то ли необъяснимый, то ли, наоборот, очень понятный факт: командование отделилось от колонны и стало подниматься в гору для рекогносцировки, что вообще бессмысленно производить при перемещении маршевых подразделений. Я не желаю называть имена этих троих…

Узкий в этом ущелье Пяндж, ещё не наполненный талыми потоками с вершин, был мелководен. Шум горной речки отражался от нависших над дорогой склонов. Небо по-прежнему затянуто ватной пеленой.

Было 7 апреля, пятница. По мусульманским поверьям вдвойне особенный день, да ещё и во время уразы. Павшие за веру в этот день гарантированно попадают в рай. Один из основных принципов ислама «ля икраха фид-дин» — «нет принуждения в вере» обязывает правоверного воздействовать на людей путём убеждения, личного примера и терпимости, а джихад – это прежде всего борьба с пороками внутри себя, истинная битва за чистоту души и помыслов во имя обретения вечной жизни там, где всегда журчат прохладные ручьи под сенью плодовых деревьев и нет ни иссушающей жары, ни нужды, ни жажды….

Местное время 12:30. Этот миг навсегда разделил жизнь на «до» и «после». А семнадцати ребятам прервал её навсегда…

Поначалу мальчишки даже обрадовались. Наличие оружия всегда провоцирует его применение, тем более что целый месяц в боевом охранении с боевыми патронами у пацанов романтично чесались руки, это же так интересно –хоть перед дембелем чуток повоевать…

«Война бывает детская до первого убитого». Легко ли быть молодым на войне? Легло ли умирать в восемнадцать лет? Легко ли убивать в восемнадцать лет?

Это был расстрел. Полноценный расстрел со всей атрибутикой расстрела – у стены. И пусть стена была каменной скалой, но для боевиков узкое горло Пшихаврского ущелья стало настоящим тиром, в котором они методично и хладнокровно уничтожали испуганных ребят.  Всё та же «афганская» тактика: били по ногам, а когда человек падал и товарищи бросались спасать –расстреливали всех.

Отцы-командиры, заблаговременно поднявшиеся на возвышение,были «отсечены» снайпером от возможности вернуться и возглавить личный состав,так и пролежали «прижатыми» большую часть боя, но даже не ранеными!

Четыре часа длился бой. Не удалось боевикам уничтожить колону. Растерявшиеся поначалу бойцы организовали оборону и дали жестокий отпор.

Даже несмотря на то, что чей-то огонь вёлся по колонне не только с сопредельной стороны, но и с тыла, в 16.30 всё закончилось. Семнадцать погибших и тридцать четыре раненых. Никогда до этого молодая армия Казахстана не несла такие потери. Некоторые погибшие сгорели настолько, что были неузнаваемы, и только по деталям экипировки удалось установить личности. Хирург Шамсутдинов и начальник медпункта Колосницына (сама дважды бывшая в заложниках у боевиков и раненая в ногу) совершили поистине чудо: из-за того, что эвакуация по воздуху в Душанбинский госпиталь была невозможна, выхаживали раненых в отряде и спасли всех!

 Девяностые годы. Развал и полнейшая дезориентация жизни. Кто-то сколачивал состояния в эпоху первоначального накопления капитала,кто-то тусил по дискотэкам, кто-то облагал данью ларьки и «забивал стрелки»,кто-то прожигал жизнь, кто-то бухал и кололся, а в это время горстка пацанов положила семнадцать своих коротеньких жизней за возможность державных воров по-прежнему удерживаться у власти…

7 мая. День Защитника Отечества? Праздник? Наверное, да. Повод поздравить «мальчиков» на фирме, повод выпить для не нюхавшего пороху «офисного планктона», повод для парада в столице. Как бухать – это все рады, а как в армию – «пусть дураки служат»…

Прошло девятнадцать лет. Пацанам сейчас было бы по тридцать восемь, под сорок, по сорок или за сорок… Семьи, жёны, дети…Ничего этого им не досталось. А выпало быть убитыми на чужой земле и забытыми на своей.

Простите, пацаны…

Абдиев Ержан Серикович
Кызылординская область Шиелийский район село Шиели

Байбагысов Ержан Кенесович 
Жамбылская область Шуйский район село Ак-Тобе

Байгабылов Еркин Токтарович
Семипалатинская область город Аягоз

Бакбаев Калмакан Султанович
город Шымкент отделение «Ынтымак»

Бекебаев Ербол Тасболатович
Кокшетауская область Щучинский район совхоз Урумк село Ынталы

Далабаев Бауыржан Толкынбекович
Жамбылская область Таласский район село Кенес

Жансугуров Жаксылык Амирханович
Кызылординская область город Аральск

Жуматов Имомаддин Полатович
Жамбылская область Жауынский район село Бурно-Октябрьское

Едырышов Канат Амангельдиевич
Павлодарская область Железинский район совхоз «Михайловский» 

Исабаев Ербол Ожекович
Семипалатинская область Таскескенский район совхоз «Тас-Булак»

Каймулдиев Радик Бактыгереевич
Уральская область Чингирлауский район село Чингирлау

Макажанов Еркебулан Набиевич
Жезказганская область совхоз «Женис»

Мартыненко Михаил Владимирович
Российская Федерация Алтайский край Локтевский район село Вторая Каменка

Мешков Анатолий Викторович
Семипалатинская область посёлок Березовский

Нурметов Дастан Токмагамбетович
Жамбылская область Байзакский район село Сухунбай участок Козыбатыра

Огизбаев Алихан Тулеубаевич 
Семипалатинская область Маканчинский район село Маканчи

Раимжанов Тахир Махаматович
Жамбылская область село Карасай 


© Copyright: © М ®, 2014

Регистрационный номер №0214188

от 11 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0214188 выдан для произведения:

Таджикистан. Памир. Горный Бадахшан. 93 процента территории– горы. Красивые места. Люди особенные, считают себя не таджиками, а памирцами,говорят на ином языке, во многом отличающимся от восточного фарси остальных жителей Таджикистана, по вере относят себя к исмаилитам, жгучие глаза восточных красавиц, суровые мужчины, неприступные каменные пики… В каждом высокогорном кишлаке обязательно расскажут, что во время азиатского похода именно этот кишлак не смогли взять штурмом воины Искандера Зулькарнайна (Александра Филипповича Македонского), прошли ниже и потопали со своей античной эллинизацией в Индию…  Не является исключением в этом смысле и кишлак Подкуноб. Однако местные жители со всей серьёзностью утверждали, что это не просто легенда, в отличие от других мест, а именно здесь македонцы потерпели фиаско! В общем, наверное, и не очень-то грешили хитроумные памирцы против исторической истины, ибо вполне могло быть и так, что Александр не смог взять Подкуноб по той причине, что он ему не очень-то был нужен!

С другой стороны рыжие волосы, синеглазость и светлокожесть отдельной категории памирцев есть рецессивный признак как результат этих самых близкородственных браков. Иногда внешний облик памирца несёт в себе странное сочетание разнородных элементов — азиатское одеяние и какие-то эллинистические черты лица, прямо древнегреческие скульптуры! Часть горцев рассказывают апокрифические сказания о том, что их предков оставил здесь Искандер (смотри выше), после чего улетел и обещал вернуться. Не получилось. А эллинский тип закрепился во внешности…

Ещё с одной стороны отсутствие общенациональной идентификации подогревает региональный сепаратизм, имеющий кроме прочих аргументов ещё и физиогномический… Иногда, как в старом анекдоте, бьют не по паспорту, а по морде...

А девушки там действительно завораживающие– глаз не оторвать от этих лиц и фигур! Хотя из-за труднодоступности и изолированности местное население вынуждено прибегать к близкородственным бракам и в результате рядом с людьми изумительной красоты в каждом кишлаке обязательно есть парочка дурачков— плодов генетического вырождения. Так традиции переходят вкровосмесительство...

И опять-таки Подкуноб не был исключением. Узколобый, со сросшимися бровями, низкорослый и колченогий Рамизуло бегал наперегонки с мальчишками, радостно вопил при виде возвращающегося стада, на Навруз наряжался в ленточки и громко распевал песенки без начала и конца, забегал во дворы и смиренно ждал, когда сердобольная хозяйка вынесет немного поесть. Его старались задобрить – он мог навести беду.Вернее, не навести – он был безобидным дурачком– а предсказать. После угощения он  внимательно всматривался в лицо и наконец обещал, что всё будет хорошо. Женщины облегчённо вздыхали.

«В соответствии с межгосударственными договорами от 15мая 1992 года «О коллективной безопасности» было принято решение о направлении сводной роты Внутренних войск в составе сводного батальона Республики Казахстан на усиление внешних границ СНГ на таджикско-афганском участке в районе г.Калай-Хумб»

Солдаты казахстанской миротворческой роты привыкли к тихому идиотику, иногда подкармливали его, хоть самим и не хватало, всё-таки молодые парни целый день на свежем горном воздухе, а российские пограничники привозили продукты раз в две недели, но тарелка «шрапнельной» каши и кусок солдатского хлеба для Рамизуло находились всегда, он потом уморительно маршировал с метлой в руках и, очень быстро освоив русский и казахский мат, вернее «командный язык», при встречах смешно выражался именно на нём… Солдаты хохотали… Некоторые начали усваивать памирские словечки из того же лексического богатства, которым всегда славилась горская брань, но сейчас это всё звучало необидно, аксакалы усмехались в бороды, мальчишки восторженно визжали, а женщины притворно всплескивали руками и прикрывали платками смеющиеся лица.

А гражданская война в Таджикистане продолжалась. «Крыша мира»давно перестала быть мирной. Афганские наркотики и оружие рекой текли через прозрачную границу, вооружались все, цена на китайский псевдо-«Калашников»уравнялась со стоимостью кастрюли, патроны считали сотнями тысяч, в горах бродили разношёрстные вооружённые головорезы всех цветов кожи.

Именно в Подкунобе и состоялись переговоры с боевиками вооруженной оппозиции о перемирии во время уразы. Стороны договорились воздерживаться от применения силы в отношении друг друга и это соглашение действительно выполнялось.

6 апреля 1995 года был получен приказ о передислокации и смене позиций. Собирались ночью, грузили автомобили, проверяли имущество,вооружение. Откуда-то тенью проскользнул маленький искривлённый силуэт и застыл у «ЗиЛа».

—  Шахидон, шахидон*, фардо** пятница, бум-бум,страшно, главный нет, всех бум-бум… 

—  Рамизуло, ну ты чего стоишь? – крикнул кто-то.–Едешь с нами? Прокатишься до поворота, давай?

—  Страшно, ушёл, осмон***  много ушёл фардо…

—  Да отвяжись ты от него, видишь – весеннеео бострение, вдруг кусаться начнёт…

— Да он тихушник, он только с козами храбрый. А, Рамиз?Коза  — хорошо сыктым?

Так с шутками и погрузились.

Выступили в восемь утра. Солдаты зябко ёжились на утреннем горном холоде, погода была ненастная, тучи так низко нависали над дорогой, что их можно было потрогать руками!

После прибытия в погранотряд Калай-Хумба и уточнения маршрута и прочих деталей подразделение вновь выступило. 8:50. БТР  и машина с зенитной установкой в голове колонны, ГАЗ-66 с боеприпасами и полевая кухня – в хвосте.

Следующий пункт — Пятая погранзастава.  За Пянджем –сопредельная территория.Афганистан, где с 1979 года не утихает война.Двадцатиминутная остановка. Часть боеприпасов перегружена с «шестьдеся тшестого». От кишлака Даштак к колонне прибыли БТР и командно-штабная машина. Да что они тянут? Всё совещаются и совещаются, не могли раньше договориться о маршруте? Часть бойцов, воспользовавшись случаем, уснула прямо в машинах.Солдат всегда хочет или есть или спать, а чаще и то и другое, притом может делать это одновременно!

Небо оставалось пасмурным. Именно по этой причине не была привлечена авиация для предварительной разведки и профилактического обстрела подозрительных мест в качестве превентивной меры. Соответственно, и никакой поддержки с воздуха не предусматривалось. Погода нелётная – «вертушки»не могут,виновных нет!

Была ещё договорённость с российской мобильной группой насчёт прикрытия на особо опасных участках, но и тут по какому-то роковому стечению обстоятельств из Калай-Хумбского отряда была передана радиограмма сниматься с места, но впоследствии факт отдачи этой команды отрицался. Был ли это результат радиоигры противника или на самом деле имел место какой-то неподдающийся объяснению случай подтасовки, дезинформации или прямой измены –разобраться так и не удалось. И теперь вряд ли удастся…

12:20. Вновь остановка. Здесь должен остаться один из взводов для несения службы по охране этого участка. Мост в ущелье Пшихавр. На«нашей» стороне каменная стена, подступающая к дороге, за речкой –господствующие высоты. Колонна как на ладони. Мимо проследовал санитарный «уазик» с хирургом из Калай-Хумба. Более десятка машин стояли скученно,почти впритык, грузовик с боеприпасами даже не был тентован, почему-то не был отдан приказ рассредоточиться, соблюдать необходимую дистанцию, личный состав по-прежнему оставался в машинах, вопреки всем законам зоны боевых действий,когда при любой остановке необходимо занимать оборону.  И ещё один то ли необъяснимый, то ли, наоборот, очень понятный факт: командование отделилось от колонны и стало подниматься в гору для рекогносцировки, что вообще бессмысленно производить при перемещении маршевых подразделений. Я не желаю называть имена этих троих…

Узкий в этом ущелье Пяндж, ещё ненаполненный талыми потоками с вершин, был мелководен. Шум горной речки отражался от нависших над дорогой склонов. Небо по-прежнему затянуто ватной пеленой.

Было 7 апреля, пятница. По мусульманским поверьям вдвойне особенный день, да ещё и во время уразы. Павшие за веру в этот день гарантированно попадают в рай. Один из основных принципов ислама «ля икраха фид-дин» — «нет принуждения в вере» обязывает правоверного действовать на людей путём убеждения, личного примера и терпимости, а джихад – это прежде всего борьба с пороками внутри себя, истинная битва за чистоту души и помыслов во имя обретения вечной жизни там, где всегда журчат прохладные ручьи под сенью плодовых деревьев и нет ни иссушающей жары, ни нужды, ни жажды….

Местное время 12:30. Этот миг навсегда разделил жизнь на«до» и «после». А семнадцати ребятам прервал её навсегда…

Поначалу мальчишки даже обрадовались. Наличие оружия всегдапровоцирует его применение, тем более что целый месяц в боевом охранении сбоевыми патронами у пацанов романтично чесались руки, это же так интересно –хоть перед дембелем чуток повоевать…

«Война бывает детская до первого убитого». Легко ли быть молодым на войне? Легло ли умирать в восемнадцать лет? Легко ли убивать в восемнадцать лет?

Это был расстрел. Полноценный расстрел со всей атрибутикой расстрела – у стены. И пусть стена была каменной скалой, но для боевиков узкое горло Пшихаврского ущелья было настоящим тиром, в котором они методично и хладнокровно уничтожали испуганных ребят.  Всё та же «афганская» тактика:били по ногам, а когда человек падал и товарищи бросались спасать –расстреливали всех.

Отцы-командиры, заблаговременно поднявшиеся на возвышение,были «отсечены» снайпером от возможности вернуться и возглавить личный состав,так и пролежали «прижатыми» большую часть боя, но даже не ранеными!

Четыре часа длился бой. Не удалось боевикам уничтожить колону. Растерявшиеся поначалу бойцы организовали оборону и дали жестокий отпор.

Даже несмотря на то, что чей-то огонь вёлся по колонне не только с сопредельной стороны, но и с тыла, в 16.30 всё закончилось. Семнадцать погибших и тридцать четыре раненых. Никогда до этого молодая армия Казахстана не несла такие потери. Некоторые погибшие сгорели настолько, что были неузнаваемы, и только по деталям экипировки удалось установить личности. Хирург Шамсутдинов и начальник медпункта Колосницына (сама дважды бывшая в заложниках у боевиков и раненая в ногу) совершили поистине чудо: из-за того, что эвакуация по воздуху в Душанбинский госпиталь была невозможна, выхаживали раненых в отряде и спасли всех!

 Девяностые годы. Развал и полнейшая дезориентация жизни. Кто-то сколачивал состояния в эпоху первоначального накопления капитала,кто-то тусил по дискотэкам, кто-то облагал данью ларьки и «забивал стрелки»,кто-то прожигал жизнь, кто-то бухал и кололся, а в это время горстка пацанов положила семнадцать своих коротеньких жизней за возможность державных воров по-прежнему удерживаться у власти…

7 мая. День Защитника Отечества? Праздник? Наверное, да. Повод поздравить «мальчиков» на фирме, повод выпить для не нюхавшего пороху «офисного планктона», повод для парада в столице. Как бухать – это все рады, а как в армию – «пусть дураки служат»…

Прошло девятнадцать лет. Пацанам сейчас было бы по тридцать восемь, под сорок, по сорок или за сорок… Семьи, жёны, дети…Ничего этого им не досталось. А выпало быть убитыми на чужой земле и забытыми на своей.

Простите, пацаны…

Абдиев Ержан Серикович
Кызылординская область Шиелийский район село Шиели

Байбагысов Ержан Кенесович 
Жамбылская область Шуйский район село Ак-Тобе

Байгабылов Еркин Токтарович
Семипалатинская область город Аягоз

Бакбаев Калмакан Султанович
город Шымкент отделение «Ынтымак»

Бекебаев Ербол Тасболатович
Кокшетауская область Щучинский район совхоз Урумк село Ынталы

Далабаев Бауыржан Толкынбекович
Жамбылская область Таласский район село Кенес

Жансугуров Жаксылык Амирханович
Кызылординская область город Аральск

Жуматов Имомаддин Полатович
Жамбылская область Жауынский район село Бурно-Октябрьское

Едырышов Канат Амангельдиевич
Павлодарская область Железинский район совхоз «Михайловский» 

Исабаев Ербол Ожекович
Семипалатинская область Таскескенский район совхоз «Тас-Булак»

Каймулдиев Радик Бактыгереевич
Уральская область Чингирлауский район село Чингирлау

Макажанов Еркебулан Набиевич
Жезказганская область совхоз «Женис»

Мартыненко Михаил Владимирович
Российская Федерация Алтайский край Локтевский район село Вторая Каменка

Мешков Анатолий Викторович
Семипалатинская область посёлок Березовский

Нурметов Дастан Токмагамбетович
Жамбылская область Байзакский район село Сухунбай участок Козыбатыра

Огизбаев Алихан Тулеубаевич 
Семипалатинская область Маканчинский район село Маканчи

Раимжанов Тахир Махаматович
Жамбылская область село Карасай 


Рейтинг: +7 305 просмотров
Комментарии (10)
Анна Магасумова # 11 мая 2014 в 13:41 +2
Спасибо за память!
© М ® # 11 мая 2014 в 14:28 +2
Вам спасибо за неравнодушие!
Елена Бородина # 11 мая 2014 в 14:53 +2
Война многолика, получается? И женское у нее лицо, и детское...
Помолчала с вами. Вспомнила.
© М ® # 11 мая 2014 в 15:11 +2
Тишина тоже имеет много лиц.
Есть поверье: если слышно - не "твоя" летит... "Твою" не услышишь...
Ирина Полесьева # 11 мая 2014 в 21:45 +1
lenta9m2
© М ® # 14 мая 2014 в 08:19 +1
У каждого поколения своя война. А порой не одна...
Natali # 12 мая 2014 в 16:47 +1
© М ® # 14 мая 2014 в 08:18 +2
Думаете? Спасибо!
Татьяна Чанчибаева # 7 июня 2014 в 12:43 +1
© М ® # 7 июня 2014 в 15:01 0
У Вас большая и чистая душа!