ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Чистое счастье.

Чистое счастье.

24 февраля 2015 - Людмила Ойкина
article273514.jpg
Может ли быть в принципе чистое счастье? Ведь в отношениях людей всегда, столько разных примесей.
«Может! – сказала я сама себе, лежа на зеленой траве и смотря в чистое, голубое небо, без единого облачка». По крайней мере, оно вроде бы и было со мною однажды целых три дня в доме отдыха «Лесные поляны». Рядом. Чистое человеческое счастье. Я смотрела в его глаза, танцуя с ним, ела конфеты из его рук, которые назывались «Озеро Рица» и ни о чем не думала, не загадывала, просто находилась рядом с ним.
В то лето, отпуск только начался, и я, не задумываясь, поехала отдыхать на три дня в дом отдыха. Путевка была оплачена моей подругой - бизнес-леди, как мы ее все называли, Антониной, преуспевающей в торговле, имевшей свой собственный магазин.
Она, когда-то со мной работала учителем младших классов в большом присурском селе, потом удачно вышла замуж за морячка и укатила с ним на Камчатку. Связи с нами (сельской интеллигенцией) не потеряла, сохранив дружеские отношения. В девяностых годах занялась бизнесом, причем удачно, переехала, вместе с мужем в Пензу и стала богатой и успешной дамой, как это принято сейчас говорить.
Прислав мне оплаченную путевку заказным письмом, она мне написала, что меня ждет там большой сюрприз.
На воздусьях я летела к трехчасовому автобусу
»Саранск - Пенза», который проходит через наше село, в котором я теперь живу. 
«Три дня отдыха, три дня ничегонеделания, три дня с Тонечкой – вертелось у меня в голове. Три дня – воспоминаний о нашей юности!». О сюрпризе, я как-то и не думала. Для меня самое главное было увидеться вновь с подругой, с которой не виделись целых десять лет!
Вот и автобус. Расплачиваюсь за проезд. Места свободные, сажусь у окна, ветерок приятно освежает мои раскрасневшиеся щеки. Я и сама сейчас вся воздушная, как мое  настроение.
Напротив, сидит молодой военный, то ли спит, то ли дремлет. Хорошее мое настроение дает о себе знать.
«Красивый», - констатирую я про себя.
Одеваю наушники. Да здравствует музыка! Только  вчера моя ученица закачала мне современные песни в мой плеер, узнав, что я еду отдыхать.
«Сногсшибательные, заслушаетесь и скажете, что лучше умереть, чем встать, не прослушав их все разом!» - сказала она при этом.
Вот я и решила слушать их до самой Пензы, сидя в автобусе.    
Песни сменяли одну за другой, у всех у них был бешеный ритм, но смысла, ни одной из них я, как ни старалась, не поняла.   
«Вот тебе и умереть, и не встать», - подумала я, и не дослушала, и не умерла. Песни мне явно не понравились, и я, выключив, плеер, стала тупо смотреть в окно.
-Люда, можно я с Вами присяду,- вдруг я услышала голос лейтенанта, того самого, что сидел напротив меня. Он, улыбаясь, смотрел на меня.
- Вы знаете мое имя?
- Знаю, ведь ты Люда, - он сразу перешел на «ты».
- Конечно, садитесь, вместе веселее будет ехать.
Он пытливо посмотрел на меня.
- Так ты не узнаешь меня?  - он протянул мне две конфетки. Пахнуло знакомым запахом.  «Озеро Рица», - прочитала я на обертке.
Внимательно посмотрела на лейтенанта.
Не может быть! Неужели это Юрка – предмет наших с Антониной прежних насмешек! Тощий, сутулый веснушчатый паренек, из того села, в котором мы учительствовали после окончания педагогического училища.
Вместо нескладного юноши передо мной стоял высокий, подтянутый красавец. Стоп, а он ли, а где его веснушки, которые, как воробышки на ветке вечно сидели на его носу и щеках?
«Озеро-Рица, - вертелось у меня в голове. Озеро- Рица. Как же я не сумела влюбиться! Тогда, когда он ходил за мной по пятам, везде: в школе на переменах (он учился в одиннадцатом классе), в клубе, пытаясь провожать после танцев, и всегда угощал конфетами, почему-то непременно с названием «Озеро- Рица». Моего воздыхателя мы всерьез, так и не восприняли, прозвав его Озером Рица.
Отработав в том селе два года, я поступила в Пензенский педагогический институт, после окончания, которого живу и работаю теперь здесь.      
И все вроде у меня есть: и дом, и работа, а чего- то не хватает. Но об этом некогда думать. Дорога в школу, уроки, тетрадки, одинокий вечер и опять все сначала. Тихое, спокойное, уютное счастье.
- А ты, куда едешь? - спросил он меня.
-В дом отдыха.
- А ты?
- Тоже в дом отдыха.
- В «Лесные поляны?».
- В «Лесные поляны».
Мы расхохотались. Произнеся одно единственное слово -  сюрприз, причем вместе, одновременно.
На вокзале нас встречали Антонина и Лида  Грибова. Антонина, действительно,  была настоящая бизнес- леди. Все изменилось в ней: и прическа, и одежда, и даже манера разговаривать. То и дело проскальзывали властные нотки, а вот Лида осталась прежней (мне показалось, что она, словно бы и не изменилась совсем).
- Через пятнадцать минут подойдет автобус из Никольска, и мы встретим…
Она не договорила.
- Ксюшу? – хором выпалили мы.
Ксюшу. Просилось еще одно имя – Миша, мужа Ксюши, но все мы знали, что нелепая случайность оборвала его жизнь, пять лет тому назад.
Подошел автобус. Вот и Ксюша – наш бывший сельский библиотекарь, удивительно красивая девушка, по которой вздыхало много парней  в ее молодые годы, а она выбрала весельчака Мишку, и вскоре вышла за него замуж. И, говорят, такая была семья!
Впятером поехали на автобусе в дом отдыха.
Щебетали, как птички, поглядывая на Юру. Из  нас четверых замужем была только Тоня.
Вечером всей гурьбой отправились на танцы, тряхнуть стариной, как сказала Лидия.
Тряхнули, словно в юности, на бывших деревенских танцах.  Лидия даже на три вечера закадрила какого-то отдыхающего, который все время приглашал ее на вальс. Краем глаза я все время видела, как поглядывали женщины на нашего Юру.
Оканчивались танцы обычно «белым танцем». Женщины устремлялись к нашему лейтенанту, но он каким-то чудом оказывался со мной, и мы с ним кружились в вихре вальса, ловя восхищенные взгляды танцующих.
Неугомонная наша Антонина устроила в последний вечер отдыха для нас пикник, на котором  мы устроили вечер воспоминаний, рассказывая о себе друг другу.
Лида, так  и не вышла замуж, работала теперь директором школы, той самой, в которой года-то мы начинали учительствовать с Антониной, а она была старшей пионервожатой и училась на заочном отделении института на психолога. Ксюша воспитывала одна сына Миши. Тоня была счастлива во всем: и в жизни, и в любви, и в бизнесе. У нее подрастали два сына. Юра молчал о себе, мол, нечем похвалиться, все, как у всех. Никто к нему в душу и не лез. Лида шепнула нам, что он был женат, приезжал с женой несколько раз в село к своим родителям, пока они были еще живы, и что жена у него настоящая стерва.
Мы сидели на зеленой траве и смотрели в чистое голубое небо, по которому куда-то уплывали воздушные облака, и так было легко и спокойно на душе. Мне даже подумалось, что мы за эти три дня все вместе вернулись в наше прошлое.
На том наш отдых впятером и закончился.
У самых ворот дома отдыха нас поджидала новенькая «Лада Карина», из которой вышла пышнотелая блондинка и прямиком направилась к Юре.
- Я за тобой, дорогой. Чего трястись по автобусам! Хорошо отдохнул?  - спросила она его, совершенно не обращая внимания на нас.
- Замечательно, - ответил ей Юрка, посмотрев, почему-то на меня.
Через полчаса Юра зашел с нами попрощаться, и они уехали.   
Мы переглянулись и принялись дружно хохотать:
»Вот тебе и озеро Рица, позволило себя укатиться!».
Вот так Юрка, бравый лейтенант, стал опять для нас в одночасье всего лишь прежним нашим конопатым »Озером Рицем».
Мы еще долго сидели в тот прощальный вечер в комнате у Тони, уже вчетвером, рассуждая о  счастье, и у каждого оно в понимании было свое. Антонине хотелось стать  еще богаче, она мечтала открыть второй свой магазин, Лида не скрывала, что хочет выйти замуж и создать семью, чтобы было все, как у всех, Ксюша хотела, чтобы сын вырос похожим на Мишу. А я сказала, что хочу иметь простое чистое человеческое счастье, держать его за руку, смотреть в его глаза, дышать с ним одним воздухом.
Все посмотрели на меня, как на сумасбродку, но я, то знаю, что каждый их них подумал в это время о Юрке.
Нет, Юрка не мое счастье, он так и остался для меня, просто «Озером Рица».  Но я верю, что однажды еще мне обязательно встретится  именно такое земное счастье, о котором я говорила тогда своим подругам.

© Copyright: Людмила Ойкина, 2015

Регистрационный номер №0273514

от 24 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0273514 выдан для произведения: Может ли быть в принципе чистое счастье? Ведь в отношениях людей всегда, столько разных примесей.
«Может! – сказала я сама себе, лежа на зеленой траве и смотря в чистое, голубое небо, без единого облачка». По крайней мере, оно вроде бы и было со мною однажды целых три дня в доме отдыха «Лесные поляны». Рядом. Чистое человеческое счастье. Я смотрела в его глаза, танцуя с ним, ела конфеты из его рук, которые назывались «Озеро Рица» и ни о чем не думала, не загадывала, просто находилась рядом с ним.
В то лето, отпуск только начался, и я, не задумываясь, поехала отдыхать на три дня в дом отдыха. Путевка была оплачена моей подругой - бизнес-леди, как мы ее все называли, Антониной, преуспевающей в торговле, имевшей свой собственный магазин.
Она, когда-то со мной работала учителем младших классов в большом присурском селе, потом удачно вышла замуж за морячка и укатила с ним на Камчатку. Связи с нами (сельской интеллигенцией) не потеряла, сохранив дружеские отношения. В девяностых годах занялась бизнесом, причем удачно, переехала, вместе с мужем в Пензу и стала богатой и успешной дамой, как это принято сейчас говорить.
Прислав мне оплаченную путевку заказным письмом, она мне написала, что меня ждет там большой сюрприз.
На воздусьях я летела к трехчасовому автобусу
»Саранск - Пенза», который проходит через наше село, в котором я теперь живу. 
«Три дня отдыха, три дня ничегонеделания, три дня с Тонечкой – вертелось у меня в голове. Три дня – воспоминаний о нашей юности!». О сюрпризе, я как-то и не думала. Для меня самое главное было увидеться вновь с подругой, с которой не виделись целых десять лет!
Вот и автобус. Расплачиваюсь за проезд. Места свободные, сажусь у окна, ветерок приятно освежает мои раскрасневшиеся щеки. Я и сама сейчас вся воздушная, как мое  настроение.
Напротив, сидит молодой военный, то ли спит, то ли дремлет. Хорошее мое настроение дает о себе знать.
«Красивый», - констатирую я про себя.
Одеваю наушники. Да здравствует музыка! Только  вчера моя ученица закачала мне современные песни в мой плеер, узнав, что я еду отдыхать.
«Сногсшибательные, заслушаетесь и скажете, что лучше умереть, чем встать, не прослушав их все разом!» - сказала она при этом.
Вот я и решила слушать их до самой Пензы, сидя в автобусе.    
Песни сменяли одну за другой, у всех у них был бешеный ритм, но смысла, ни одной из них я, как ни старалась, не поняла.   
«Вот тебе и умереть, и не встать», - подумала я, и не дослушала, и не умерла. Песни мне явно не понравились, и я, выключив, плеер, стала тупо смотреть в окно.
-Люда, можно я с Вами присяду,- вдруг я услышала голос лейтенанта, того самого, что сидел напротив меня. Он, улыбаясь, смотрел на меня.
- Вы знаете мое имя?
- Знаю, ведь ты Люда, - он сразу перешел на «ты».
- Конечно, садитесь, вместе веселее будет ехать.
Он пытливо посмотрел на меня.
- Так ты не узнаешь меня?  - он протянул мне две конфетки. Пахнуло знакомым запахом.  «Озеро Рица», - прочитала я на обертке.
Внимательно посмотрела на лейтенанта.
Не может быть! Неужели это Юрка – предмет наших с Антониной прежних насмешек! Тощий, сутулый веснушчатый паренек, из того села, в котором мы учительствовали после окончания педагогического училища.
Вместо нескладного юноши передо мной стоял высокий, подтянутый красавец. Стоп, а он ли, а где его веснушки, которые, как воробышки на ветке вечно сидели на его носу и щеках?
«Озеро-Рица, - вертелось у меня в голове. Озеро- Рица. Как же я не сумела влюбиться! Тогда, когда он ходил за мной по пятам, везде: в школе на переменах (он учился в одиннадцатом классе), в клубе, пытаясь провожать после танцев, и всегда угощал конфетами, почему-то непременно с названием «Озеро- Рица». Моего воздыхателя мы всерьез, так и не восприняли, прозвав его Озером Рица.
Отработав в том селе два года, я поступила в Пензенский педагогический институт, после окончания, которого живу и работаю теперь здесь.      
И все вроде у меня есть: и дом, и работа, а чего- то не хватает. Но об этом некогда думать. Дорога в школу, уроки, тетрадки, одинокий вечер и опять все сначала. Тихое, спокойное, уютное счастье.
- А ты, куда едешь? - спросил он меня.
-В дом отдыха.
- А ты?
- Тоже в дом отдыха.
- В «Лесные поляны?».
- В «Лесные поляны».
Мы расхохотались. Произнеся одно единственное слово -  сюрприз, причем вместе, одновременно.
На вокзале нас встречали Антонина и Лида  Грибова. Антонина, действительно,  была настоящая бизнес- леди. Все изменилось в ней: и прическа, и одежда, и даже манера разговаривать. То и дело проскальзывали властные нотки, а вот Лида осталась прежней (мне показалось, что она, словно бы и не изменилась совсем).
- Через пятнадцать минут подойдет автобус из Никольска, и мы встретим…
Она не договорила.
- Ксюшу? – хором выпалили мы.
Ксюшу. Просилось еще одно имя – Миша, мужа Ксюши, но все мы знали, что нелепая случайность оборвала его жизнь, пять лет тому назад.
Подошел автобус. Вот и Ксюша – наш бывший сельский библиотекарь, удивительно красивая девушка, по которой вздыхало много парней  в ее молодые годы, а она выбрала весельчака Мишку, и вскоре вышла за него замуж. И, говорят, такая была семья!
Впятером поехали на автобусе в дом отдыха.
Щебетали, как птички, поглядывая на Юру. Из  нас четверых замужем была только Тоня.
Вечером всей гурьбой отправились на танцы, тряхнуть стариной, как сказала Лидия.
Тряхнули, словно в юности, на бывших деревенских танцах.  Лидия даже на три вечера закадрила какого-то отдыхающего, который все время приглашал ее на вальс. Краем глаза я все время видела, как поглядывали женщины на нашего Юру.
Оканчивались танцы обычно «белым танцем». Женщины устремлялись к нашему лейтенанту, но он каким-то чудом оказывался со мной, и мы с ним кружились в вихре вальса, ловя восхищенные взгляды танцующих.
Неугомонная наша Антонина устроила в последний вечер отдыха для нас пикник, на котором  мы устроили вечер воспоминаний, рассказывая о себе друг другу.
Лида, так  и не вышла замуж, работала теперь директором школы, той самой, в которой года-то мы начинали учительствовать с Антониной, а она была старшей пионервожатой и училась на заочном отделении института на психолога. Ксюша воспитывала одна сына Миши. Тоня была счастлива во всем: и в жизни, и в любви, и в бизнесе. У нее подрастали два сына. Юра молчал о себе, мол, нечем похвалиться, все, как у всех. Никто к нему в душу и не лез. Лида шепнула нам, что он был женат, приезжал с женой несколько раз в село к своим родителям, пока они были еще живы, и что жена у него настоящая стерва.
Мы сидели на зеленой траве и смотрели в чистое голубое небо, по которому куда-то уплывали воздушные облака, и так было легко и спокойно на душе. Мне даже подумалось, что мы за эти три дня все вместе вернулись в наше прошлое.
На том наш отдых впятером и закончился.
У самых ворот дома отдыха нас поджидала новенькая «Лада Карина», из которой вышла пышнотелая блондинка и прямиком направилась к Юре.
- Я за тобой, дорогой. Чего трястись по автобусам! Хорошо отдохнул?  - спросила она его, совершенно не обращая внимания на нас.
- Замечательно, - ответил ей Юрка, посмотрев, почему-то на меня.
Через полчаса Юра зашел с нами попрощаться, и они уехали.   
Мы переглянулись и принялись дружно хохотать:
»Вот тебе и озеро Рица, позволило себя укатиться!».
Вот так Юрка, бравый лейтенант, стал опять для нас в одночасье всего лишь прежним нашим конопатым »Озером Рицем».
Мы еще долго сидели в тот прощальный вечер в комнате у Тони, уже вчетвером, рассуждая о  счастье, и у каждого оно в понимании было свое. Антонине хотелось стать  еще богаче, она мечтала открыть второй свой магазин, Лида не скрывала, что хочет выйти замуж и создать семью, чтобы было все, как у всех, Ксюша хотела, чтобы сын вырос похожим на Мишу. А я сказала, что хочу иметь простое чистое человеческое счастье, держать его за руку, смотреть в его глаза, дышать с ним одним воздухом.
Все посмотрели на меня, как на сумасбродку, но я, то знаю, что каждый их них подумал в это время о Юрке.
Нет, Юрка не мое счастье, он так и остался для меня, просто «Озером Рица».  Но я верю, что однажды еще мне обязательно встретится  именно такое земное счастье, о котором я говорила тогда своим подругам.
Рейтинг: +4 259 просмотров
Комментарии (8)
Марина Попенова # 24 февраля 2015 в 17:38 +1
ПРЕКРАСНАЯ МИНИАТЮРА!
Людмила Ойкина # 24 февраля 2015 в 18:41 0
НИКОЛАЙ ГОЛЬБРАЙХ # 27 февраля 2015 в 01:19 +1
ЛЮМИЛА, ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ РАБОТА!!!
Людмила Ойкина # 27 февраля 2015 в 10:17 0
Николай, рассказ почти автобиографический. Юрка - тряпка, не я это говорю, а за него сказала это жизнь.
Николай Георгиевич Голендухин # 27 февраля 2015 в 14:40 +1
Счастье - это сложное всеобъемлющее понятие, затрагивающее все грани нашей жизни и, по моему убеждению, никогда безоблачным не бывает и у всех оно разное, что ещё раз показывает ваш рассказ. Ясно и доходчиво...
live3 buket3
Людмила Ойкина # 27 февраля 2015 в 19:17 +1
Да, но всем так хочется получить его в чистом виде!
Ольга Боровикова # 2 марта 2015 в 11:18 +1
Замечательный рассказ о простом человеческом счастье - прочла на одном дыхании - ВЕЛИКОЛЕПНО!!! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Людмила Ойкина # 2 марта 2015 в 17:43 0
Спасибо большое, рада, что понравилось.
 
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
130
122
94
85
76
74
68
68
66
​Я И ТЫ 7 декабря 2017 (Эльвира Ищенко)
64
64
63
63
62
Перчатка 19 ноября 2017 (Виктор Лидин)
58
58
55
54
53
53
53
52
51
51
47
46
44
43
Синички 20 ноября 2017 (Тая Кузмина)
40
36