ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Чистое счастье.

 

Чистое счастье.

24 февраля 2015 - Людмила Ойкина
article273514.jpg
Может ли быть в принципе чистое счастье? Ведь в отношениях людей всегда, столько разных примесей.
«Может! – сказала я сама себе, лежа на зеленой траве и смотря в чистое, голубое небо, без единого облачка». По крайней мере, оно вроде бы и было со мною однажды целых три дня в доме отдыха «Лесные поляны». Рядом. Чистое человеческое счастье. Я смотрела в его глаза, танцуя с ним, ела конфеты из его рук, которые назывались «Озеро Рица» и ни о чем не думала, не загадывала, просто находилась рядом с ним.
В то лето, отпуск только начался, и я, не задумываясь, поехала отдыхать на три дня в дом отдыха. Путевка была оплачена моей подругой - бизнес-леди, как мы ее все называли, Антониной, преуспевающей в торговле, имевшей свой собственный магазин.
Она, когда-то со мной работала учителем младших классов в большом присурском селе, потом удачно вышла замуж за морячка и укатила с ним на Камчатку. Связи с нами (сельской интеллигенцией) не потеряла, сохранив дружеские отношения. В девяностых годах занялась бизнесом, причем удачно, переехала, вместе с мужем в Пензу и стала богатой и успешной дамой, как это принято сейчас говорить.
Прислав мне оплаченную путевку заказным письмом, она мне написала, что меня ждет там большой сюрприз.
На воздусьях я летела к трехчасовому автобусу
»Саранск - Пенза», который проходит через наше село, в котором я теперь живу. 
«Три дня отдыха, три дня ничегонеделания, три дня с Тонечкой – вертелось у меня в голове. Три дня – воспоминаний о нашей юности!». О сюрпризе, я как-то и не думала. Для меня самое главное было увидеться вновь с подругой, с которой не виделись целых десять лет!
Вот и автобус. Расплачиваюсь за проезд. Места свободные, сажусь у окна, ветерок приятно освежает мои раскрасневшиеся щеки. Я и сама сейчас вся воздушная, как мое  настроение.
Напротив, сидит молодой военный, то ли спит, то ли дремлет. Хорошее мое настроение дает о себе знать.
«Красивый», - констатирую я про себя.
Одеваю наушники. Да здравствует музыка! Только  вчера моя ученица закачала мне современные песни в мой плеер, узнав, что я еду отдыхать.
«Сногсшибательные, заслушаетесь и скажете, что лучше умереть, чем встать, не прослушав их все разом!» - сказала она при этом.
Вот я и решила слушать их до самой Пензы, сидя в автобусе.    
Песни сменяли одну за другой, у всех у них был бешеный ритм, но смысла, ни одной из них я, как ни старалась, не поняла.   
«Вот тебе и умереть, и не встать», - подумала я, и не дослушала, и не умерла. Песни мне явно не понравились, и я, выключив, плеер, стала тупо смотреть в окно.
-Люда, можно я с Вами присяду,- вдруг я услышала голос лейтенанта, того самого, что сидел напротив меня. Он, улыбаясь, смотрел на меня.
- Вы знаете мое имя?
- Знаю, ведь ты Люда, - он сразу перешел на «ты».
- Конечно, садитесь, вместе веселее будет ехать.
Он пытливо посмотрел на меня.
- Так ты не узнаешь меня?  - он протянул мне две конфетки. Пахнуло знакомым запахом.  «Озеро Рица», - прочитала я на обертке.
Внимательно посмотрела на лейтенанта.
Не может быть! Неужели это Юрка – предмет наших с Антониной прежних насмешек! Тощий, сутулый веснушчатый паренек, из того села, в котором мы учительствовали после окончания педагогического училища.
Вместо нескладного юноши передо мной стоял высокий, подтянутый красавец. Стоп, а он ли, а где его веснушки, которые, как воробышки на ветке вечно сидели на его носу и щеках?
«Озеро-Рица, - вертелось у меня в голове. Озеро- Рица. Как же я не сумела влюбиться! Тогда, когда он ходил за мной по пятам, везде: в школе на переменах (он учился в одиннадцатом классе), в клубе, пытаясь провожать после танцев, и всегда угощал конфетами, почему-то непременно с названием «Озеро- Рица». Моего воздыхателя мы всерьез, так и не восприняли, прозвав его Озером Рица.
Отработав в том селе два года, я поступила в Пензенский педагогический институт, после окончания, которого живу и работаю теперь здесь.      
И все вроде у меня есть: и дом, и работа, а чего- то не хватает. Но об этом некогда думать. Дорога в школу, уроки, тетрадки, одинокий вечер и опять все сначала. Тихое, спокойное, уютное счастье.
- А ты, куда едешь? - спросил он меня.
-В дом отдыха.
- А ты?
- Тоже в дом отдыха.
- В «Лесные поляны?».
- В «Лесные поляны».
Мы расхохотались. Произнеся одно единственное слово -  сюрприз, причем вместе, одновременно.
На вокзале нас встречали Антонина и Лида  Грибова. Антонина, действительно,  была настоящая бизнес- леди. Все изменилось в ней: и прическа, и одежда, и даже манера разговаривать. То и дело проскальзывали властные нотки, а вот Лида осталась прежней (мне показалось, что она, словно бы и не изменилась совсем).
- Через пятнадцать минут подойдет автобус из Никольска, и мы встретим…
Она не договорила.
- Ксюшу? – хором выпалили мы.
Ксюшу. Просилось еще одно имя – Миша, мужа Ксюши, но все мы знали, что нелепая случайность оборвала его жизнь, пять лет тому назад.
Подошел автобус. Вот и Ксюша – наш бывший сельский библиотекарь, удивительно красивая девушка, по которой вздыхало много парней  в ее молодые годы, а она выбрала весельчака Мишку, и вскоре вышла за него замуж. И, говорят, такая была семья!
Впятером поехали на автобусе в дом отдыха.
Щебетали, как птички, поглядывая на Юру. Из  нас четверых замужем была только Тоня.
Вечером всей гурьбой отправились на танцы, тряхнуть стариной, как сказала Лидия.
Тряхнули, словно в юности, на бывших деревенских танцах.  Лидия даже на три вечера закадрила какого-то отдыхающего, который все время приглашал ее на вальс. Краем глаза я все время видела, как поглядывали женщины на нашего Юру.
Оканчивались танцы обычно «белым танцем». Женщины устремлялись к нашему лейтенанту, но он каким-то чудом оказывался со мной, и мы с ним кружились в вихре вальса, ловя восхищенные взгляды танцующих.
Неугомонная наша Антонина устроила в последний вечер отдыха для нас пикник, на котором  мы устроили вечер воспоминаний, рассказывая о себе друг другу.
Лида, так  и не вышла замуж, работала теперь директором школы, той самой, в которой года-то мы начинали учительствовать с Антониной, а она была старшей пионервожатой и училась на заочном отделении института на психолога. Ксюша воспитывала одна сына Миши. Тоня была счастлива во всем: и в жизни, и в любви, и в бизнесе. У нее подрастали два сына. Юра молчал о себе, мол, нечем похвалиться, все, как у всех. Никто к нему в душу и не лез. Лида шепнула нам, что он был женат, приезжал с женой несколько раз в село к своим родителям, пока они были еще живы, и что жена у него настоящая стерва.
Мы сидели на зеленой траве и смотрели в чистое голубое небо, по которому куда-то уплывали воздушные облака, и так было легко и спокойно на душе. Мне даже подумалось, что мы за эти три дня все вместе вернулись в наше прошлое.
На том наш отдых впятером и закончился.
У самых ворот дома отдыха нас поджидала новенькая «Лада Карина», из которой вышла пышнотелая блондинка и прямиком направилась к Юре.
- Я за тобой, дорогой. Чего трястись по автобусам! Хорошо отдохнул?  - спросила она его, совершенно не обращая внимания на нас.
- Замечательно, - ответил ей Юрка, посмотрев, почему-то на меня.
Через полчаса Юра зашел с нами попрощаться, и они уехали.   
Мы переглянулись и принялись дружно хохотать:
»Вот тебе и озеро Рица, позволило себя укатиться!».
Вот так Юрка, бравый лейтенант, стал опять для нас в одночасье всего лишь прежним нашим конопатым »Озером Рицем».
Мы еще долго сидели в тот прощальный вечер в комнате у Тони, уже вчетвером, рассуждая о  счастье, и у каждого оно в понимании было свое. Антонине хотелось стать  еще богаче, она мечтала открыть второй свой магазин, Лида не скрывала, что хочет выйти замуж и создать семью, чтобы было все, как у всех, Ксюша хотела, чтобы сын вырос похожим на Мишу. А я сказала, что хочу иметь простое чистое человеческое счастье, держать его за руку, смотреть в его глаза, дышать с ним одним воздухом.
Все посмотрели на меня, как на сумасбродку, но я, то знаю, что каждый их них подумал в это время о Юрке.
Нет, Юрка не мое счастье, он так и остался для меня, просто «Озером Рица».  Но я верю, что однажды еще мне обязательно встретится  именно такое земное счастье, о котором я говорила тогда своим подругам.

© Copyright: Людмила Ойкина, 2015

Регистрационный номер №0273514

от 24 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0273514 выдан для произведения: Может ли быть в принципе чистое счастье? Ведь в отношениях людей всегда, столько разных примесей.
«Может! – сказала я сама себе, лежа на зеленой траве и смотря в чистое, голубое небо, без единого облачка». По крайней мере, оно вроде бы и было со мною однажды целых три дня в доме отдыха «Лесные поляны». Рядом. Чистое человеческое счастье. Я смотрела в его глаза, танцуя с ним, ела конфеты из его рук, которые назывались «Озеро Рица» и ни о чем не думала, не загадывала, просто находилась рядом с ним.
В то лето, отпуск только начался, и я, не задумываясь, поехала отдыхать на три дня в дом отдыха. Путевка была оплачена моей подругой - бизнес-леди, как мы ее все называли, Антониной, преуспевающей в торговле, имевшей свой собственный магазин.
Она, когда-то со мной работала учителем младших классов в большом присурском селе, потом удачно вышла замуж за морячка и укатила с ним на Камчатку. Связи с нами (сельской интеллигенцией) не потеряла, сохранив дружеские отношения. В девяностых годах занялась бизнесом, причем удачно, переехала, вместе с мужем в Пензу и стала богатой и успешной дамой, как это принято сейчас говорить.
Прислав мне оплаченную путевку заказным письмом, она мне написала, что меня ждет там большой сюрприз.
На воздусьях я летела к трехчасовому автобусу
»Саранск - Пенза», который проходит через наше село, в котором я теперь живу. 
«Три дня отдыха, три дня ничегонеделания, три дня с Тонечкой – вертелось у меня в голове. Три дня – воспоминаний о нашей юности!». О сюрпризе, я как-то и не думала. Для меня самое главное было увидеться вновь с подругой, с которой не виделись целых десять лет!
Вот и автобус. Расплачиваюсь за проезд. Места свободные, сажусь у окна, ветерок приятно освежает мои раскрасневшиеся щеки. Я и сама сейчас вся воздушная, как мое  настроение.
Напротив, сидит молодой военный, то ли спит, то ли дремлет. Хорошее мое настроение дает о себе знать.
«Красивый», - констатирую я про себя.
Одеваю наушники. Да здравствует музыка! Только  вчера моя ученица закачала мне современные песни в мой плеер, узнав, что я еду отдыхать.
«Сногсшибательные, заслушаетесь и скажете, что лучше умереть, чем встать, не прослушав их все разом!» - сказала она при этом.
Вот я и решила слушать их до самой Пензы, сидя в автобусе.    
Песни сменяли одну за другой, у всех у них был бешеный ритм, но смысла, ни одной из них я, как ни старалась, не поняла.   
«Вот тебе и умереть, и не встать», - подумала я, и не дослушала, и не умерла. Песни мне явно не понравились, и я, выключив, плеер, стала тупо смотреть в окно.
-Люда, можно я с Вами присяду,- вдруг я услышала голос лейтенанта, того самого, что сидел напротив меня. Он, улыбаясь, смотрел на меня.
- Вы знаете мое имя?
- Знаю, ведь ты Люда, - он сразу перешел на «ты».
- Конечно, садитесь, вместе веселее будет ехать.
Он пытливо посмотрел на меня.
- Так ты не узнаешь меня?  - он протянул мне две конфетки. Пахнуло знакомым запахом.  «Озеро Рица», - прочитала я на обертке.
Внимательно посмотрела на лейтенанта.
Не может быть! Неужели это Юрка – предмет наших с Антониной прежних насмешек! Тощий, сутулый веснушчатый паренек, из того села, в котором мы учительствовали после окончания педагогического училища.
Вместо нескладного юноши передо мной стоял высокий, подтянутый красавец. Стоп, а он ли, а где его веснушки, которые, как воробышки на ветке вечно сидели на его носу и щеках?
«Озеро-Рица, - вертелось у меня в голове. Озеро- Рица. Как же я не сумела влюбиться! Тогда, когда он ходил за мной по пятам, везде: в школе на переменах (он учился в одиннадцатом классе), в клубе, пытаясь провожать после танцев, и всегда угощал конфетами, почему-то непременно с названием «Озеро- Рица». Моего воздыхателя мы всерьез, так и не восприняли, прозвав его Озером Рица.
Отработав в том селе два года, я поступила в Пензенский педагогический институт, после окончания, которого живу и работаю теперь здесь.      
И все вроде у меня есть: и дом, и работа, а чего- то не хватает. Но об этом некогда думать. Дорога в школу, уроки, тетрадки, одинокий вечер и опять все сначала. Тихое, спокойное, уютное счастье.
- А ты, куда едешь? - спросил он меня.
-В дом отдыха.
- А ты?
- Тоже в дом отдыха.
- В «Лесные поляны?».
- В «Лесные поляны».
Мы расхохотались. Произнеся одно единственное слово -  сюрприз, причем вместе, одновременно.
На вокзале нас встречали Антонина и Лида  Грибова. Антонина, действительно,  была настоящая бизнес- леди. Все изменилось в ней: и прическа, и одежда, и даже манера разговаривать. То и дело проскальзывали властные нотки, а вот Лида осталась прежней (мне показалось, что она, словно бы и не изменилась совсем).
- Через пятнадцать минут подойдет автобус из Никольска, и мы встретим…
Она не договорила.
- Ксюшу? – хором выпалили мы.
Ксюшу. Просилось еще одно имя – Миша, мужа Ксюши, но все мы знали, что нелепая случайность оборвала его жизнь, пять лет тому назад.
Подошел автобус. Вот и Ксюша – наш бывший сельский библиотекарь, удивительно красивая девушка, по которой вздыхало много парней  в ее молодые годы, а она выбрала весельчака Мишку, и вскоре вышла за него замуж. И, говорят, такая была семья!
Впятером поехали на автобусе в дом отдыха.
Щебетали, как птички, поглядывая на Юру. Из  нас четверых замужем была только Тоня.
Вечером всей гурьбой отправились на танцы, тряхнуть стариной, как сказала Лидия.
Тряхнули, словно в юности, на бывших деревенских танцах.  Лидия даже на три вечера закадрила какого-то отдыхающего, который все время приглашал ее на вальс. Краем глаза я все время видела, как поглядывали женщины на нашего Юру.
Оканчивались танцы обычно «белым танцем». Женщины устремлялись к нашему лейтенанту, но он каким-то чудом оказывался со мной, и мы с ним кружились в вихре вальса, ловя восхищенные взгляды танцующих.
Неугомонная наша Антонина устроила в последний вечер отдыха для нас пикник, на котором  мы устроили вечер воспоминаний, рассказывая о себе друг другу.
Лида, так  и не вышла замуж, работала теперь директором школы, той самой, в которой года-то мы начинали учительствовать с Антониной, а она была старшей пионервожатой и училась на заочном отделении института на психолога. Ксюша воспитывала одна сына Миши. Тоня была счастлива во всем: и в жизни, и в любви, и в бизнесе. У нее подрастали два сына. Юра молчал о себе, мол, нечем похвалиться, все, как у всех. Никто к нему в душу и не лез. Лида шепнула нам, что он был женат, приезжал с женой несколько раз в село к своим родителям, пока они были еще живы, и что жена у него настоящая стерва.
Мы сидели на зеленой траве и смотрели в чистое голубое небо, по которому куда-то уплывали воздушные облака, и так было легко и спокойно на душе. Мне даже подумалось, что мы за эти три дня все вместе вернулись в наше прошлое.
На том наш отдых впятером и закончился.
У самых ворот дома отдыха нас поджидала новенькая «Лада Карина», из которой вышла пышнотелая блондинка и прямиком направилась к Юре.
- Я за тобой, дорогой. Чего трястись по автобусам! Хорошо отдохнул?  - спросила она его, совершенно не обращая внимания на нас.
- Замечательно, - ответил ей Юрка, посмотрев, почему-то на меня.
Через полчаса Юра зашел с нами попрощаться, и они уехали.   
Мы переглянулись и принялись дружно хохотать:
»Вот тебе и озеро Рица, позволило себя укатиться!».
Вот так Юрка, бравый лейтенант, стал опять для нас в одночасье всего лишь прежним нашим конопатым »Озером Рицем».
Мы еще долго сидели в тот прощальный вечер в комнате у Тони, уже вчетвером, рассуждая о  счастье, и у каждого оно в понимании было свое. Антонине хотелось стать  еще богаче, она мечтала открыть второй свой магазин, Лида не скрывала, что хочет выйти замуж и создать семью, чтобы было все, как у всех, Ксюша хотела, чтобы сын вырос похожим на Мишу. А я сказала, что хочу иметь простое чистое человеческое счастье, держать его за руку, смотреть в его глаза, дышать с ним одним воздухом.
Все посмотрели на меня, как на сумасбродку, но я, то знаю, что каждый их них подумал в это время о Юрке.
Нет, Юрка не мое счастье, он так и остался для меня, просто «Озером Рица».  Но я верю, что однажды еще мне обязательно встретится  именно такое земное счастье, о котором я говорила тогда своим подругам.
Рейтинг: +4 191 просмотр
Комментарии (8)
Марина Попенова # 24 февраля 2015 в 17:38 +1
ПРЕКРАСНАЯ МИНИАТЮРА!
Людмила Ойкина # 24 февраля 2015 в 18:41 0
НИКОЛАЙ ГОЛЬБРАЙХ # 27 февраля 2015 в 01:19 +1
ЛЮМИЛА, ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ РАБОТА!!!
Людмила Ойкина # 27 февраля 2015 в 10:17 0
Николай, рассказ почти автобиографический. Юрка - тряпка, не я это говорю, а за него сказала это жизнь.
Николай Георгиевич Голендухин # 27 февраля 2015 в 14:40 +1
Счастье - это сложное всеобъемлющее понятие, затрагивающее все грани нашей жизни и, по моему убеждению, никогда безоблачным не бывает и у всех оно разное, что ещё раз показывает ваш рассказ. Ясно и доходчиво...
live3 buket3
Людмила Ойкина # 27 февраля 2015 в 19:17 +1
Да, но всем так хочется получить его в чистом виде!
Ольга Боровикова # 2 марта 2015 в 11:18 +1
Замечательный рассказ о простом человеческом счастье - прочла на одном дыхании - ВЕЛИКОЛЕПНО!!! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Людмила Ойкина # 2 марта 2015 в 17:43 0
Спасибо большое, рада, что понравилось.