ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Частный детектив ХАН. Рокировка.

 

Частный детектив ХАН. Рокировка.

1 сентября 2014 - Владимир Невский
article236404.jpg

У каждого бара своя клиентура, состоявшая из представителей определённого слоя общества. Поэтому, когда в питейном заведении появился интеллигентный мужчина в дорогом костюме, с аккуратной причёской и благоухающий дорогим парфюмом, у посетителей пробудился интерес. Но ненадолго. Посмотрели, оценили и вернулись к своим занятиям. Мужчина направился к крайнему столику, за которым сидел довольно потрёпанный мужик, лет так 35-40.  Джинсы, свитер и кроссовки говорили о среднем достатке хозяина, а трёхдневная небритость и мешки под глазами – о равнодушии к самому себе.

– Здравствуйте.

– Привет.

– Это вы частный детектив ХАН?

– Я.

– Да. – Промямлил ошарашенный интеллигент и присел. Перед детективом на столике красовались лишь ополовиненная бутылка водки и пачка чипсов. – Мы договаривались.

– Да?!

– Если честно,  я вас совсем другим представлял. ХАН – звучит как-то

– Слишком гордо для пьяного мужика? – усмехнулся детектив и достал пачку сигарет. –  Просто я сейчас без работы. Вот выслушаю ваше дело, приму решение: возьмусь или нет. И завяжу с алкоголем.

– Точно? – с сомнением поинтересовался потенциальный клиент.

– Конечно. У меня принцип: когда я пью - то не работаю, когда работаю – не пью.

– Хорошо. – Немного успокоился мужчина. – А вы завтра утром сможете вспомнить тему нашей беседы?

– Хм, – пьяно покачал головой детектив. – Не беспокойся. Утром я всё вспомню. Приступай.

Клиент вновь замялся:

– А как мне к вам обращаться?

– Хан.

– Ну, извините. Это как-то неприлично.

Детектив широко улыбнулся, демонстрируя ровный ряд белоснежных крепких зубов:

– Тогда разрешите представиться, – иронично ответил он. – Хомяков Андрон Никодимович. Родители с такой смешной фамилией явно перемудрили с именем, да и отчество не очень.

– Очень приятно. А я – Михаил Сергеевич.

– Не Горбачёв?

– Нет, – натянуто улыбнулся Михаил. – У меня обычная русская фамилия: Петров.

– Согласен. Может, выпьете со мной?

– Нет, спасибо.

Андрон налил себе еще немного водки, выпил и захрустел чипсами. Михаил невольно поморщился. Наверняка он сам никогда не употреблял ни чипсов, ни лапши быстрого приготовления, ни даже пельмени в пачках. Он был человеком другого круга.

– Приступайте, – хан откинулся на спинку стула и вновь закурил

– Неделю назад у меня умерла жена. Врачи говорят, что сердце остановилось. Но я не особо в это верю.

– А милиция?

– А что милиция? Вскрытие показало: остановка сердца. Дело закрыли, – он развёл руками.

– А что беспокоит вас?

– Мм. Дело в том, что моя жена Петрова Нина Ивановна является, то есть являлась, хозяйкой салона красоты «Афродита», магазина модной одежды «Нина», и ещё несколько торговых точек в разных концах города.

– Леди босс?

Михаил вновь поморщился:

– Можно и так назвать.

– А вы? Где вы работаете?

– А я при ней. Сам не знаю кем. То ли менеджером, то ли консультантом. Короче всем

– И ни кем, – прошептал себе под нос Андрон.

– Что? – не понял Петров.

– Нет, нет, ничего. Продолжайте.

– Дней пятнадцать назад Ниночка заболела. Грипп. В больницу лечь не захотела. Лечилась дома.

– Народными средствами?

– Не только. Из больницы ежедневно приходила медсестра, делала уколы.

– Из какой больницы? Как зовут? Во сколько приходила? – Андрон даже протрезвел, и в его глазах появился интерес, чем удивил и смутил Михаила Сергеевича таким напором.

– Из второй городской. Зовут, кажется, Маргаритой. Приходила в районе 14 часов. Последний раз 5, а 6 Нина умерла.

– Когда наступила смерть?

– Врачи говорят: сердце остановилось где-то между 14 и 15 часами. Осложнение после гриппа.

– Понятно и естественно. Что же вас так настораживает?

– Дело в том, что я все эти дни замещал жену. Домой возвращался поздно. Мне кажется, что 6 числа у нас дома кто-то побывал.

– Что-то пропало?

– Нет. Ничего не пропало. Знаете, в ванной комнате, на полке с косметикой жены были переставлены флаконы её духов. Вам, как и следователю, покажется это смешным, но это так. Словно кто-то перебирал её косметику. А дело в том, что Нина очень аккуратный и даже педантичный человек. У каждого предмета в квартире было своё определённое место. Жена просто приходила в бешенство, если этот порядок нарушался. Это раз. Во-вторых: Нина в дни болезни косметикой не пользовалась. – Он замолчал.

– Это всё?

– Всё.

Андрон вновь налил себе водки, но пить не стал, задумался.

– А где проводили вскрытие?

– В морге, при той же второй городской.

– Но вас же ещё чего-то тревожит, не так ли? Если вы решили довериться мне, то уж должны быть откровенны со мной до конца. Моя печёнка реагирует не только на спиртное, но и на ложь и на неоткровенность. – Он выпил и кинул в рот пару чипсов. – Если вы не раскроете все карты, боюсь, что я соглашусь с выводами медиков и милиции.

Он прикрыл глаза и стал наблюдать за клиентом. Тот заметно заволновался. Подозвал официанта, заказав сто грамм коньяка, расслабил узел галстука.

– Вчера я узнал от нотариуса, что Нина месяц назад изменила завещание.

– В чью пользу?

– Сына.

– У вас есть сын? Сколько лет?  Чем занимается? – вновь выпалил вполне трезвым голосом Андрон и через мгновение впал в прежнее состояние

– Артём. Ему уже 25, а он всё ещё не определился, чем хочет заниматься. То рисует, то пишет, то музыкой увлекается. Живёт отдельно. Видимся мы редко. Приходит только тогда, когда ему нужны деньги.

– А почему ваша жена изменила завещание? Что случилось между вами месяц назад?

– Ничего, – искренне ответил Михаил. – Вроде всё как всегда.

– У вас есть любовница? – резко спросил детектив и подался вперёд, буквально заглядывая клиенту в глаза.

– Есть. – Протянул Михаил. – Но Нина об этом не знала.

– Значит, узнала, – уверенно сказал Андрон.

– Но кто? Кто мог ей об этом сказать? Мы с Викой тщательно скрывали наши отношения.

– Вика не требовала вашего развода?

– Никогда! Она была всем довольна. Даже часто повторяла, что у любовницы жизнь легче, чем у законной жены. Стирать не надо, ну, и прочее в том же духе.

Хомяков достал из кармана блокнот и карандаш, протянул Михаилу:

– Пишите.

– Что? – не понял он.

– Свой адрес, адрес Вики

– А её зачем?

– Адрес сына, все телефоны, –  не обращая на слова клиента, продолжал детектив. – Я возьмусь за ваше дело. Где присутствует завещание и есть недовольные этим завещанием, смерть выглядит подозрительной.

Петров покорно написал требуемое. Потом они обговорили гонорар, на который Михаил сразу же согласился.

Предоплата 30 процентов.

– А если не раскроете?

– Тю-тю вашим денежкам. Они уйдут на накладные расходы.

– Согласен, – Михаил выписал чек.

– До свидания, – сказал Андрон, выливая остатки водки в стакан. – Я буду держать вас в курсе дела.

– До свидания. – Петров поспешил удалиться из второсортной  забегаловки.

 

Следующий день Андрон целиком посвятил борьбе с похмельем. Сходил в супермаркет, где купил упаковку «Ессентуки». Вернувшись, долго принимал ванну, потом принял аспирин и снотворное, обильно запивая минералкой. Завалился спать и проснулся только к вечеру, весь мокрый, с ужасной сухостью во рту. Постоянно глотая минералку, он повторил процедуру: ванна, таблетки, «Ессентуки». И вновь глубокий сон до утра. И хотя ещё присутствовали остатки похмельного синдрома, Хомяков чувствовал себя человеком. Опять ванна, бульон из куриных кубиков, незаменимая минералка. И только к вечеру он позволил себе сто грамм хорошего коньяка. А уж утром он чувствовал себя отлично. Побрился, помылся, хорошенько поел и сел за компьютер, с которым он был на «ты». Если бы не жизненные принципы, то Хомяков мог бы неплохо зарабатывать хакерством.  На учете он не состоял потому, как не позволял себе лишнего и действовал очень осторожно. Сейчас он просто узнал список всех работников второй городской больницы. Ему повезло: среди медперсонала работала всего одна, которая носила королевское имя Маргарита. А среди патологоанатомов числился его старый друг, товарищ и собутыльник Геннадий. Вот к нему он то и отправился.

– Кто проводил вскрытие Петровой?   

– Я.

– Что скажешь?

– Похмельем маюсь.

Предусмотрительный Хомяков достал из портфеля шкалик. Глаза друга радостно заблестели.

– Остановка сердце.

– Это я знаю. Хотелось бы поподробнее. Что-то же послужило этому. Только не говори, что осложнение после гриппа.

– Ну, от чего может застопориться мотор? Инфаркт? Так у неё его не было. Тромб? Тоже мимо. А вот кубик воздуха? – он на минуту задумался. – Всё может быть, всё возможно.

– То есть?

– Если ввести внутривенно кубик воздуха, то смерть неизбежна.

– Это интересно, – Андрон потёр ладони. – Спасибо.

– Заходи. Всегда рады.

– Уж лучше вы к нам, - и детектив покинул морг.

Дальше по плану была больница, где он встретился с Маргаритой. Показание Петрова подтвердились: медсестра посещала больную в последний раз пятого числа. Но Андрон не вычеркнул её из своего списка подозреваемых. Хотя в квартире ничего не пропал, и Рита не была заинтересована в разделе имущества, но её могли нанять. А то, что убийца была женщиной, говорил главный факт: вряд ли мужчина станет разглядывать косметику хозяйки. Все эти выводы он сделал в кафе, где пообедал, обдумывая свои дальнейшие действия. И размышления его привели к дому, в котором находилась квартира Петровых. Жаль, что осень была в разгаре, и бабушек у подъезда не было. А они, как известно, самые ценные свидетели. Хорошо, что во дворе было много мальчишек, которые с азартом играли в футбол. Андрон присел на лавочку, закурил и стал ждать удобного случая. И вскоре ему повезло: из толпы вышли двое и направились к нему.

– Дяденька, дайте закурить.

Хомяков вытащил пачку, но не спешил распаковывать её.

– Ребята, да я вам на блок сигарет дам, если вы мне поможете.

– А что делать надо? – поинтересовался рыжий.

– Да ничего особенного. Вспомнить кое-что. На память не жалуетесь?

– Нет, – усмехнулся чернявый.

– Тётю Нину Петрову знали?

– Знали.

– Медсестра к ней ходила.

– Знаем.

– Вот, – обрадовался детектив. – А теперь вспомните, что было шестого числа, в два часа дня.

– Шестого? – мальчишки задумались, по-взрослому зачесав затылки

– Может, незнакомых кого видели, – помогал им Андрон. – Например, женщину.

– Точно! – воскликнул рыжий и повернулся к другу. – Помнишь, мяч у нас сдох? Мы домой пошли, а она выскочила из подъезда.

– Да, да, девушка, молодая, – подтвердил чернявый. – Торопилась. Точно, это шестого было. Она ещё пачку сигарет выронила, LM, мы тогда накурились.

– Да они лёгкие были, – возразил рыжий. – В голубой пачке.

– А как она выглядела? Вспомнить можете. – Осторожно спросил Андрон, чувствуя лёгкое покалывание в области затылка. Верный признак того, что он напал на верный след.

– Джинсы.

– Куртка, шапка и шарф у неё были красными. Как пожарная машина.

– И рыжая, как я.

– Ага. А потом она ещё каблук сломала.

– На сапоге.

– На маленьких таких, чёрных сапожках.

– И куда она пошла? – спросил детектив, когда мальчишки замолчали.

– Да за угол, – кивнул рыжий.

Андрон задумался:

– Странно, остановка находится совсем в другой стороне.

– А её машина ждала, – спокойно ответил пацан.

– Какая? – Хомяков и не ожидал, что так многое узнает от пацанов.

– Не знаю. Это мне потом Степка сказал, когда я его сигареткой угощал. Он из магазина возвращался, а рыжая бестия чуть с ног его не сбила. Даже не посмотрела в его сторону, прыг в машину – и привет.

– А где Степка? Можно с ним поговорить?

– Он в деревню уехал, на каникулы.

– Приедет через пару деньков.

– Спасибо, – Андрон отсчитал им деньги. – Это вам на блок. А это мой номер телефона, как только Степан приедет, пусть позвонит. Я и ему на сигаретки подкину.

– Он не курит. На ноутбук копит.

– Отлично, значит, на комп добавлю.

 

Домой он вернулся в приподнятом настроении. Удача была на его стороне. Поработал за компьютером, занося всю собранную информацию. Поужинал магазинными пельменями. Всё время мысленно работал над делом, иногда начиная рассуждать вслух:

– Интуиция подсказывает, что неспроста в деле появилась эта рыжая бестия. Ох, не зря она так торопилась, что сломала каблук модных полусапожек. Кто она? Самостоятельно действовала, или по приказу?  Начнём с начала: кому выгодна смерть Нины? – он раскрыл потрёпанную записную книжку и составил список:

01 Михаил.  Он не знал про изменённое завещание, и устал находиться в зависимости                                           

                    от жены. Решил устроить хорошее приданное, от которого любовница

                    пришла бы в восторг. Убил, а потом узнал про завещание. Тогда зачем

                    нанимать меня? Дело-то закрыли, все концы отрубили. Да, никакой логики.

02 Артём.   Вот он был в курсе завещания. Но убивать свою мать!? Дикость какая-то.

                   Мать и так содержала своё непутёвое чадо. Захотелось много и сразу?

                   Возможно. Необходимо узнать стиль его жизни, может, карты, казино,

                   наркотики.

03 Вика.     Что бы там не говорил Михаил, а быть любовницей намного хуже, чем

                   законной женой богатого мужика. Вот и получается, что Вика – самая

                   подходящая кандидатура  в список подозреваемых. Надо навестить её.

И, не откладывая дело под зелёное сукно, Андрон по-армейски собрался и выскочил из дома. До микрорайона, где проживала Вика, ему пришлось добираться пересадками, на что он потратил около часа. Во дворе дома он увидел прогуливающихся хозяев собак. И хотя были уже густые сумерки, в глаза сразу же бросилась молодая девушка в джинсах, красной короткой куртке. Рыжие волосы лежали на плечах. Правда на ногах были кроссовки, но это и понятно: каблучок-то был сломан. Да и для прогулок с собакой не очень-то удобная обувь. Некоторое время он просто наблюдал за ней, а когда Вика распрощалась с собаковладельцами и  направилась к подъезду, он в несколько больших шагов догнал её.

– Извините.

– Да, – она повернулась к нему. – Тихо, Черри. – Обратилась она к собаке.

Андрон вздохнул. Да, Михаил был далеко не дурак: девушка в свои 20-25 выглядела потрясающе. Неужели она?

– Вы Вика?

– Да. – Она немного удивилась.

Хомяков вдруг осознал, что у него нет улик против девушки, и вести разговор «в лоб» было даже где-то рискованно.

– Смотрю, у вас ожидается потомство? – он кивнул на собаку. – Шарпей очень хорошая порода. Давно мечтаю о такой.

Вика широко улыбнулась:

– Да. Черри просто чудо. На её потомство уже огромная очередь.

– Жаль, – он почесал бровь

– Не огорчайтесь, вдруг, кто откажется. Давайте поднимемся ко мне, я запишу ваши координаты. Угощу вас чаем. На улице холодно, а куртка на вас совсем лёгкая.

– Спасибо. – Обрадовался Андрон. Ему везло.

Пока он раздевался в прихожей, Вика удалилась на кухню. Хомяков воспользовался моментом и просмотрел её обувь. Полусапожки он не обнаружил. И что бросилось в глаза: полное отсутствие, какой либо обуви на каблуках. Это так озадачило его, что он утратил всякую осторожность. И хозяйка застала его на месте преступления. Она в недоумении посмотрела на него и подозвала собаку.

– Успокойтесь, Вика. – Андрон достал из кармана удостоверение.

– Частный детектив? – удивилась Вика. – И что вы ищите у меня?

– Модные ныне полусапожки со сломанным каблуком, – ответил он, наблюдая за её реакцией.

– Каблуком? – продолжала удивляться девушка. – Боюсь разочаровать вас, но я вообще не ношу обувь на каблуках. От них у меня отекают ноги, и болит спина. Сами видите. Здесь вся моя обувь.

– Извините. Кажется, я иду по ложному следу. – Он стал одеваться.

– А чай? – иронично спросила Вика.

– Ещё раз извините, – и он поспешил на улицу.

Всю обратную дорогу до дома детектив ругал себя: «Ну, надо же так глупо вляпаться». И только дома, напившись крепкого чая, успокоился и стал здраво мыслить.

– Не стоит, конечно же, вычеркивать Вику. Она всё-таки подозреваемая №1. Для отвода глаз  можно и пострадать на каблуках. Хорошая уловка, ведь все знакомые начнут утверждать, что она не носит такую обувь. А с другой стороны: почему не сменила шапочку, куртку, шарф? Дело запутывается. Завтра начну слежку за Петровыми, и отцом, и сыном.

 

Потянулась череда пустых дней. Михаил ни в чём криминальном замечен не был. Работа – дом – Вика. Всё. Наружка за Артёмом  тоже особых результатов не дала. Парень – повеса и бездельник. Прожигал жизнь в барах и ночных клубах в обществе одной и той же шатенки. Весьма эффектной. Валерия Сергеева. Тоже нигде не работала, жила на деньги родителей в собственной квартире. Вроде не бедствовала. Расследование грозило зайти в тупик. Андрон уже чувствовал приближение отчаянья, когда пришло спасение. Неожиданно, от простого мальчишки. Позвонил Степан и пообещал за 20$ рассказать многое о той машине и о пассажирах. Хомяков сначала рванул в обменный пункт, а потом на встречу со Степаном. Тот уже ждал его, медленно раскачиваясь на качелях. Получив деньги, он на одном дыхании выложил всю информацию: автомобиль VOLVO, цвет «мурена», в номере присутствовали две 6. запомнил это потому, что и у отца такая же. За рулём сидел парень, и едва рыжая бестия запрыгнула в салон, машина рванула с места, не жалея покрышек. Описание девушки полностью совпадало. Андрон достал фотографии всех фигурантов дела и показал мальчишке. На Артёма тот указал сразу же, а вот на счёт девушки он немного сомневался, не решительно выбрал Вику. Андрон вернулся домой.

Он долго не мог прийти в себя. Ходил по квартире, иногда ругался вслух. Мысленно он искал оправдание поступку младшего Петрова, но не находил. «А что если они знакомы? Тогда и мотив вырисовывается» – с этой идеей Хомяков поехал к Вике.  И снова они встретились около подъезда.

– Вы?

– Я. Мне необходимо задать вам один вопрос. Скажите, вы знакомы с Артёмом?

– Артёмом? – переспросила она. – Нет, среди всех моих знакомых нет парня по имени Артем.

– А как же Артем Петров? Сын Михаила Петрова, вашего любовника.

Вика смутилась, краска залила её лицо. Но надо отдать ей должное: она быстро взяла себя в руки.

– Значит, вы расследуете смерть Нины Петровой?

– Да.

– И подозреваете меня? – изумление она играла натурально.

– У меня имеются свидетельские показания: вас видели около дома Петровых. Вы под видом медсестры проникли в квартиру, ввели ей в вену кубик воздуха, что и стало причиной остановки сердца.

– Бред какой-то, – прошептала Вика, начиная бледнеть.

– И в спешке убежали, сломав при этом каблук, – продолжал детектив.

– Я не ношу каблуки, – вяло попыталась возразить Вика, но Хомяков не слушал её:

– Какие сигареты вы курите?

LM.

– Лёгкие?

– Да.

– Вы обронила пачку, когда убегали с места преступления. За углом вас ждал Артем на своей машине.

– Но это абсурд. Я не знакома с Артемом. Ну, виделась с ним только однажды. Случайно столкнулись на улице. Миша сказал, что всё уладил с сыном, и что Нина ничего не узнала.

– Значит, это Артем ей поведал. И она изменила завещание. Где вы были шестого числа?

– Шестого? – она напрягла память. – Я была дома. Весь день, не считая того, что выходила выгуливать Черри.

– Это может кто-нибудь подтвердить?

– Нет, – она как-то обречённо покачала головой.

– Значит, милая моя, у вас нет алиби.

– Извините, я сейчас не могу говорить. Мне что-то плохо. Одно могу с уверенностью сказать: я не убивала Нину. Я не убивала её, поверьте мне.

Слёзы текли по её щекам. Она бросилась в подъезд. Хомяков не стал задерживать её, решив, что на сегодня хватит. Девочка никуда не денется. Успокоится, всё обдумает и сама придёт с повинной.

После ужина Андрон стал заносить в компьютер факты почти, что раскрытого дела. И тут мысль, словно молния, пронзила мозг.

– Стоп! Откуда взялась VOLVO? Артём раскатывает на «Шевроле».

Он быстро залез в базу данных ГИББД и скачал необходимую информацию. Автомобиль VOLVO, цвета «мурена», гос номер 696 числился за Серёгиным А.А.

– Серёгин. Серегин. А не отец ли этот Серёгин Валерии Серёгиной? Подружка Артема.

Он достал фотографию Леры, долго рассматривал, а потом, достав фломастеры, и приступил к ретушированию. «Облачил» девушку в красную куртку, шапочку и шарф и сравнил с фото Вики.

– Да! – на лбу выступила испарина. – Не вероятно. А если ещё и парик рыжего цвета, то со стороны абсолютная идентичность. Ничего в этом удивительного нет. Молодые, одного возраста, одного телосложения.

Ещё одна мысль посетила его, не давая даже спокойно уснуть. Он с трудом дождался утро, что бы броситься в город и проверить её состоятельность. И уже ближе к вечеру он был уверен в своих выводах. Последним штрихом послужило то, что Вика вот уже третий год подряд пытается поступить на экономический. А вот Валерию Серёгину выгнали из медицинского института, где успела приобрести навыки и могла делать уколы.

Купив большой букет цветов и торт, он поехал к Вике. Где застал Михаила, который был на взводе:

– Я не могу до вас дозвониться. Вика мне всё рассказала. Что за бред: подозревать её в столь гнусном преступлении?

– Я пришёл с извинениями. А ваше дело я раскрыл.

За чаепитием Андрон посвятил их в курс дела.

– Артём  не хотел долго ждать наследство. А заодно и вас, Вика, подставить. Видимо они хорошо изучили вас.  И стиль одежды, и сигареты наверняка специально обронили. Одно не учли, что вы предпочитаете носить кроссовки

Вика в благодарность улыбнулась ему, а на Михаила страшно было смотреть. Оно и понятно. Трудно узнать, что твой единственный сын вырос в такое чудовище!

© Copyright: Владимир Невский, 2014

Регистрационный номер №0236404

от 1 сентября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0236404 выдан для произведения:

У каждого бара своя клиентура, состоявшая из представителей определённого слоя общества. Поэтому, когда в питейном заведении появился интеллигентный мужчина в дорогом костюме, с аккуратной причёской и благоухающий дорогим парфюмом, у посетителей пробудился интерес. Но ненадолго. Посмотрели, оценили и вернулись к своим занятиям. Мужчина направился к крайнему столику, за которым сидел довольно потрёпанный мужик, лет так 35-40.  Джинсы, свитер и кроссовки говорили о среднем достатке хозяина, а трёхдневная небритость и мешки под глазами – о равнодушии к самому себе.

– Здравствуйте.

– Привет.

– Это вы частный детектив ХАН?

– Я.

– Да. – Промямлил ошарашенный интеллигент и присел. Перед детективом на столике красовались лишь ополовиненная бутылка водки и пачка чипсов. – Мы договаривались.

– Да?!

– Если честно,  я вас совсем другим представлял. ХАН – звучит как-то

– Слишком гордо для пьяного мужика? – усмехнулся детектив и достал пачку сигарет. –  Просто я сейчас без работы. Вот выслушаю ваше дело, приму решение: возьмусь или нет. И завяжу с алкоголем.

– Точно? – с сомнением поинтересовался потенциальный клиент.

– Конечно. У меня принцип: когда я пью - то не работаю, когда работаю – не пью.

– Хорошо. – Немного успокоился мужчина. – А вы завтра утром сможете вспомнить тему нашей беседы?

– Хм, – пьяно покачал головой детектив. – Не беспокойся. Утром я всё вспомню. Приступай.

Клиент вновь замялся:

– А как мне к вам обращаться?

– Хан.

– Ну, извините. Это как-то неприлично.

Детектив широко улыбнулся, демонстрируя ровный ряд белоснежных крепких зубов:

– Тогда разрешите представиться, – иронично ответил он. – Хомяков Андрон Никодимович. Родители с такой смешной фамилией явно перемудрили с именем, да и отчество не очень.

– Очень приятно. А я – Михаил Сергеевич.

– Не Горбачёв?

– Нет, – натянуто улыбнулся Михаил. – У меня обычная русская фамилия: Петров.

– Согласен. Может, выпьете со мной?

– Нет, спасибо.

Андрон налил себе еще немного водки, выпил и захрустел чипсами. Михаил невольно поморщился. Наверняка он сам никогда не употреблял ни чипсов, ни лапши быстрого приготовления, ни даже пельмени в пачках. Он был человеком другого круга.

– Приступайте, – хан откинулся на спинку стула и вновь закурил

– Неделю назад у меня умерла жена. Врачи говорят, что сердце остановилось. Но я не особо в это верю.

– А милиция?

– А что милиция? Вскрытие показало: остановка сердца. Дело закрыли, – он развёл руками.

– А что беспокоит вас?

– Мм. Дело в том, что моя жена Петрова Нина Ивановна является, то есть являлась, хозяйкой салона красоты «Афродита», магазина модной одежды «Нина», и ещё несколько торговых точек в разных концах города.

– Леди босс?

Михаил вновь поморщился:

– Можно и так назвать.

– А вы? Где вы работаете?

– А я при ней. Сам не знаю кем. То ли менеджером, то ли консультантом. Короче всем

– И ни кем, – прошептал себе под нос Андрон.

– Что? – не понял Петров.

– Нет, нет, ничего. Продолжайте.

– Дней пятнадцать назад Ниночка заболела. Грипп. В больницу лечь не захотела. Лечилась дома.

– Народными средствами?

– Не только. Из больницы ежедневно приходила медсестра, делала уколы.

– Из какой больницы? Как зовут? Во сколько приходила? – Андрон даже протрезвел, и в его глазах появился интерес, чем удивил и смутил Михаила Сергеевича таким напором.

– Из второй городской. Зовут, кажется, Маргаритой. Приходила в районе 14 часов. Последний раз 5, а 6 Нина умерла.

– Когда наступила смерть?

– Врачи говорят: сердце остановилось где-то между 14 и 15 часами. Осложнение после гриппа.

– Понятно и естественно. Что же вас так настораживает?

– Дело в том, что я все эти дни замещал жену. Домой возвращался поздно. Мне кажется, что 6 числа у нас дома кто-то побывал.

– Что-то пропало?

– Нет. Ничего не пропало. Знаете, в ванной комнате, на полке с косметикой жены были переставлены флаконы её духов. Вам, как и следователю, покажется это смешным, но это так. Словно кто-то перебирал её косметику. А дело в том, что Нина очень аккуратный и даже педантичный человек. У каждого предмета в квартире было своё определённое место. Жена просто приходила в бешенство, если этот порядок нарушался. Это раз. Во-вторых: Нина в дни болезни косметикой не пользовалась. – Он замолчал.

– Это всё?

– Всё.

Андрон вновь налил себе водки, но пить не стал, задумался.

– А где проводили вскрытие?

– В морге, при той же второй городской.

– Но вас же ещё чего-то тревожит, не так ли? Если вы решили довериться мне, то уж должны быть откровенны со мной до конца. Моя печёнка реагирует не только на спиртное, но и на ложь и на неоткровенность. – Он выпил и кинул в рот пару чипсов. – Если вы не раскроете все карты, боюсь, что я соглашусь с выводами медиков и милиции.

Он прикрыл глаза и стал наблюдать за клиентом. Тот заметно заволновался. Подозвал официанта, заказав сто грамм коньяка, расслабил узел галстука.

– Вчера я узнал от нотариуса, что Нина месяц назад изменила завещание.

– В чью пользу?

– Сына.

– У вас есть сын? Сколько лет?  Чем занимается? – вновь выпалил вполне трезвым голосом Андрон и через мгновение впал в прежнее состояние

– Артём. Ему уже 25, а он всё ещё не определился, чем хочет заниматься. То рисует, то пишет, то музыкой увлекается. Живёт отдельно. Видимся мы редко. Приходит только тогда, когда ему нужны деньги.

– А почему ваша жена изменила завещание? Что случилось между вами месяц назад?

– Ничего, – искренне ответил Михаил. – Вроде всё как всегда.

– У вас есть любовница? – резко спросил детектив и подался вперёд, буквально заглядывая клиенту в глаза.

– Есть. – Протянул Михаил. – Но Нина об этом не знала.

– Значит, узнала, – уверенно сказал Андрон.

– Но кто? Кто мог ей об этом сказать? Мы с Викой тщательно скрывали наши отношения.

– Вика не требовала вашего развода?

– Никогда! Она была всем довольна. Даже часто повторяла, что у любовницы жизнь легче, чем у законной жены. Стирать не надо, ну, и прочее в том же духе.

Хомяков достал из кармана блокнот и карандаш, протянул Михаилу:

– Пишите.

– Что? – не понял он.

– Свой адрес, адрес Вики

– А её зачем?

– Адрес сына, все телефоны, –  не обращая на слова клиента, продолжал детектив. – Я возьмусь за ваше дело. Где присутствует завещание и есть недовольные этим завещанием, смерть выглядит подозрительной.

Петров покорно написал требуемое. Потом они обговорили гонорар, на который Михаил сразу же согласился.

Предоплата 30 процентов.

– А если не раскроете?

– Тю-тю вашим денежкам. Они уйдут на накладные расходы.

– Согласен, – Михаил выписал чек.

– До свидания, – сказал Андрон, выливая остатки водки в стакан. – Я буду держать вас в курсе дела.

– До свидания. – Петров поспешил удалиться из второсортной  забегаловки.

 

Следующий день Андрон целиком посвятил борьбе с похмельем. Сходил в супермаркет, где купил упаковку «Ессентуки». Вернувшись, долго принимал ванну, потом принял аспирин и снотворное, обильно запивая минералкой. Завалился спать и проснулся только к вечеру, весь мокрый, с ужасной сухостью во рту. Постоянно глотая минералку, он повторил процедуру: ванна, таблетки, «Ессентуки». И вновь глубокий сон до утра. И хотя ещё присутствовали остатки похмельного синдрома, Хомяков чувствовал себя человеком. Опять ванна, бульон из куриных кубиков, незаменимая минералка. И только к вечеру он позволил себе сто грамм хорошего коньяка. А уж утром он чувствовал себя отлично. Побрился, помылся, хорошенько поел и сел за компьютер, с которым он был на «ты». Если бы не жизненные принципы, то Хомяков мог бы неплохо зарабатывать хакерством.  На учете он не состоял потому, как не позволял себе лишнего и действовал очень осторожно. Сейчас он просто узнал список всех работников второй городской больницы. Ему повезло: среди медперсонала работала всего одна, которая носила королевское имя Маргарита. А среди патологоанатомов числился его старый друг, товарищ и собутыльник Геннадий. Вот к нему он то и отправился.

– Кто проводил вскрытие Петровой?   

– Я.

– Что скажешь?

– Похмельем маюсь.

Предусмотрительный Хомяков достал из портфеля шкалик. Глаза друга радостно заблестели.

– Остановка сердце.

– Это я знаю. Хотелось бы поподробнее. Что-то же послужило этому. Только не говори, что осложнение после гриппа.

– Ну, от чего может застопориться мотор? Инфаркт? Так у неё его не было. Тромб? Тоже мимо. А вот кубик воздуха? – он на минуту задумался. – Всё может быть, всё возможно.

– То есть?

– Если ввести внутривенно кубик воздуха, то смерть неизбежна.

– Это интересно, – Андрон потёр ладони. – Спасибо.

– Заходи. Всегда рады.

– Уж лучше вы к нам, - и детектив покинул морг.

Дальше по плану была больница, где он встретился с Маргаритой. Показание Петрова подтвердились: медсестра посещала больную в последний раз пятого числа. Но Андрон не вычеркнул её из своего списка подозреваемых. Хотя в квартире ничего не пропал, и Рита не была заинтересована в разделе имущества, но её могли нанять. А то, что убийца была женщиной, говорил главный факт: вряд ли мужчина станет разглядывать косметику хозяйки. Все эти выводы он сделал в кафе, где пообедал, обдумывая свои дальнейшие действия. И размышления его привели к дому, в котором находилась квартира Петровых. Жаль, что осень была в разгаре, и бабушек у подъезда не было. А они, как известно, самые ценные свидетели. Хорошо, что во дворе было много мальчишек, которые с азартом играли в футбол. Андрон присел на лавочку, закурил и стал ждать удобного случая. И вскоре ему повезло: из толпы вышли двое и направились к нему.

– Дяденька, дайте закурить.

Хомяков вытащил пачку, но не спешил распаковывать её.

– Ребята, да я вам на блок сигарет дам, если вы мне поможете.

– А что делать надо? – поинтересовался рыжий.

– Да ничего особенного. Вспомнить кое-что. На память не жалуетесь?

– Нет, – усмехнулся чернявый.

– Тётю Нину Петрову знали?

– Знали.

– Медсестра к ней ходила.

– Знаем.

– Вот, – обрадовался детектив. – А теперь вспомните, что было шестого числа, в два часа дня.

– Шестого? – мальчишки задумались, по-взрослому зачесав затылки

– Может, незнакомых кого видели, – помогал им Андрон. – Например, женщину.

– Точно! – воскликнул рыжий и повернулся к другу. – Помнишь, мяч у нас сдох? Мы домой пошли, а она выскочила из подъезда.

– Да, да, девушка, молодая, – подтвердил чернявый. – Торопилась. Точно, это шестого было. Она ещё пачку сигарет выронила, LM, мы тогда накурились.

– Да они лёгкие были, – возразил рыжий. – В голубой пачке.

– А как она выглядела? Вспомнить можете. – Осторожно спросил Андрон, чувствуя лёгкое покалывание в области затылка. Верный признак того, что он напал на верный след.

– Джинсы.

– Куртка, шапка и шарф у неё были красными. Как пожарная машина.

– И рыжая, как я.

– Ага. А потом она ещё каблук сломала.

– На сапоге.

– На маленьких таких, чёрных сапожках.

– И куда она пошла? – спросил детектив, когда мальчишки замолчали.

– Да за угол, – кивнул рыжий.

Андрон задумался:

– Странно, остановка находится совсем в другой стороне.

– А её машина ждала, – спокойно ответил пацан.

– Какая? – Хомяков и не ожидал, что так многое узнает от пацанов.

– Не знаю. Это мне потом Степка сказал, когда я его сигареткой угощал. Он из магазина возвращался, а рыжая бестия чуть с ног его не сбила. Даже не посмотрела в его сторону, прыг в машину – и привет.

– А где Степка? Можно с ним поговорить?

– Он в деревню уехал, на каникулы.

– Приедет через пару деньков.

– Спасибо, – Андрон отсчитал им деньги. – Это вам на блок. А это мой номер телефона, как только Степан приедет, пусть позвонит. Я и ему на сигаретки подкину.

– Он не курит. На ноутбук копит.

– Отлично, значит, на комп добавлю.

 

Домой он вернулся в приподнятом настроении. Удача была на его стороне. Поработал за компьютером, занося всю собранную информацию. Поужинал магазинными пельменями. Всё время мысленно работал над делом, иногда начиная рассуждать вслух:

– Интуиция подсказывает, что неспроста в деле появилась эта рыжая бестия. Ох, не зря она так торопилась, что сломала каблук модных полусапожек. Кто она? Самостоятельно действовала, или по приказу?  Начнём с начала: кому выгодна смерть Нины? – он раскрыл потрёпанную записную книжку и составил список:

01 Михаил.  Он не знал про изменённое завещание, и устал находиться в зависимости                                           

                    от жены. Решил устроить хорошее приданное, от которого любовница

                    пришла бы в восторг. Убил, а потом узнал про завещание. Тогда зачем

                    нанимать меня? Дело-то закрыли, все концы отрубили. Да, никакой логики.

02 Артём.   Вот он был в курсе завещания. Но убивать свою мать!? Дикость какая-то.

                   Мать и так содержала своё непутёвое чадо. Захотелось много и сразу?

                   Возможно. Необходимо узнать стиль его жизни, может, карты, казино,

                   наркотики.

03 Вика.     Что бы там не говорил Михаил, а быть любовницей намного хуже, чем

                   законной женой богатого мужика. Вот и получается, что Вика – самая

                   подходящая кандидатура  в список подозреваемых. Надо навестить её.

И, не откладывая дело под зелёное сукно, Андрон по-армейски собрался и выскочил из дома. До микрорайона, где проживала Вика, ему пришлось добираться пересадками, на что он потратил около часа. Во дворе дома он увидел прогуливающихся хозяев собак. И хотя были уже густые сумерки, в глаза сразу же бросилась молодая девушка в джинсах, красной короткой куртке. Рыжие волосы лежали на плечах. Правда на ногах были кроссовки, но это и понятно: каблучок-то был сломан. Да и для прогулок с собакой не очень-то удобная обувь. Некоторое время он просто наблюдал за ней, а когда Вика распрощалась с собаковладельцами и  направилась к подъезду, он в несколько больших шагов догнал её.

– Извините.

– Да, – она повернулась к нему. – Тихо, Черри. – Обратилась она к собаке.

Андрон вздохнул. Да, Михаил был далеко не дурак: девушка в свои 20-25 выглядела потрясающе. Неужели она?

– Вы Вика?

– Да. – Она немного удивилась.

Хомяков вдруг осознал, что у него нет улик против девушки, и вести разговор «в лоб» было даже где-то рискованно.

– Смотрю, у вас ожидается потомство? – он кивнул на собаку. – Шарпей очень хорошая порода. Давно мечтаю о такой.

Вика широко улыбнулась:

– Да. Черри просто чудо. На её потомство уже огромная очередь.

– Жаль, – он почесал бровь

– Не огорчайтесь, вдруг, кто откажется. Давайте поднимемся ко мне, я запишу ваши координаты. Угощу вас чаем. На улице холодно, а куртка на вас совсем лёгкая.

– Спасибо. – Обрадовался Андрон. Ему везло.

Пока он раздевался в прихожей, Вика удалилась на кухню. Хомяков воспользовался моментом и просмотрел её обувь. Полусапожки он не обнаружил. И что бросилось в глаза: полное отсутствие, какой либо обуви на каблуках. Это так озадачило его, что он утратил всякую осторожность. И хозяйка застала его на месте преступления. Она в недоумении посмотрела на него и подозвала собаку.

– Успокойтесь, Вика. – Андрон достал из кармана удостоверение.

– Частный детектив? – удивилась Вика. – И что вы ищите у меня?

– Модные ныне полусапожки со сломанным каблуком, – ответил он, наблюдая за её реакцией.

– Каблуком? – продолжала удивляться девушка. – Боюсь разочаровать вас, но я вообще не ношу обувь на каблуках. От них у меня отекают ноги, и болит спина. Сами видите. Здесь вся моя обувь.

– Извините. Кажется, я иду по ложному следу. – Он стал одеваться.

– А чай? – иронично спросила Вика.

– Ещё раз извините, – и он поспешил на улицу.

Всю обратную дорогу до дома детектив ругал себя: «Ну, надо же так глупо вляпаться». И только дома, напившись крепкого чая, успокоился и стал здраво мыслить.

– Не стоит, конечно же, вычеркивать Вику. Она всё-таки подозреваемая №1. Для отвода глаз  можно и пострадать на каблуках. Хорошая уловка, ведь все знакомые начнут утверждать, что она не носит такую обувь. А с другой стороны: почему не сменила шапочку, куртку, шарф? Дело запутывается. Завтра начну слежку за Петровыми, и отцом, и сыном.

 

Потянулась череда пустых дней. Михаил ни в чём криминальном замечен не был. Работа – дом – Вика. Всё. Наружка за Артёмом  тоже особых результатов не дала. Парень – повеса и бездельник. Прожигал жизнь в барах и ночных клубах в обществе одной и той же шатенки. Весьма эффектной. Валерия Сергеева. Тоже нигде не работала, жила на деньги родителей в собственной квартире. Вроде не бедствовала. Расследование грозило зайти в тупик. Андрон уже чувствовал приближение отчаянья, когда пришло спасение. Неожиданно, от простого мальчишки. Позвонил Степан и пообещал за 20$ рассказать многое о той машине и о пассажирах. Хомяков сначала рванул в обменный пункт, а потом на встречу со Степаном. Тот уже ждал его, медленно раскачиваясь на качелях. Получив деньги, он на одном дыхании выложил всю информацию: автомобиль VOLVO, цвет «мурена», в номере присутствовали две 6. запомнил это потому, что и у отца такая же. За рулём сидел парень, и едва рыжая бестия запрыгнула в салон, машина рванула с места, не жалея покрышек. Описание девушки полностью совпадало. Андрон достал фотографии всех фигурантов дела и показал мальчишке. На Артёма тот указал сразу же, а вот на счёт девушки он немного сомневался, не решительно выбрал Вику. Андрон вернулся домой.

Он долго не мог прийти в себя. Ходил по квартире, иногда ругался вслух. Мысленно он искал оправдание поступку младшего Петрова, но не находил. «А что если они знакомы? Тогда и мотив вырисовывается» – с этой идеей Хомяков поехал к Вике.  И снова они встретились около подъезда.

– Вы?

– Я. Мне необходимо задать вам один вопрос. Скажите, вы знакомы с Артёмом?

– Артёмом? – переспросила она. – Нет, среди всех моих знакомых нет парня по имени Артем.

– А как же Артем Петров? Сын Михаила Петрова, вашего любовника.

Вика смутилась, краска залила её лицо. Но надо отдать ей должное: она быстро взяла себя в руки.

– Значит, вы расследуете смерть Нины Петровой?

– Да.

– И подозреваете меня? – изумление она играла натурально.

– У меня имеются свидетельские показания: вас видели около дома Петровых. Вы под видом медсестры проникли в квартиру, ввели ей в вену кубик воздуха, что и стало причиной остановки сердца.

– Бред какой-то, – прошептала Вика, начиная бледнеть.

– И в спешке убежали, сломав при этом каблук, – продолжал детектив.

– Я не ношу каблуки, – вяло попыталась возразить Вика, но Хомяков не слушал её:

– Какие сигареты вы курите?

LM.

– Лёгкие?

– Да.

– Вы обронила пачку, когда убегали с места преступления. За углом вас ждал Артем на своей машине.

– Но это абсурд. Я не знакома с Артемом. Ну, виделась с ним только однажды. Случайно столкнулись на улице. Миша сказал, что всё уладил с сыном, и что Нина ничего не узнала.

– Значит, это Артем ей поведал. И она изменила завещание. Где вы были шестого числа?

– Шестого? – она напрягла память. – Я была дома. Весь день, не считая того, что выходила выгуливать Черри.

– Это может кто-нибудь подтвердить?

– Нет, – она как-то обречённо покачала головой.

– Значит, милая моя, у вас нет алиби.

– Извините, я сейчас не могу говорить. Мне что-то плохо. Одно могу с уверенностью сказать: я не убивала Нину. Я не убивала её, поверьте мне.

Слёзы текли по её щекам. Она бросилась в подъезд. Хомяков не стал задерживать её, решив, что на сегодня хватит. Девочка никуда не денется. Успокоится, всё обдумает и сама придёт с повинной.

После ужина Андрон стал заносить в компьютер факты почти, что раскрытого дела. И тут мысль, словно молния, пронзила мозг.

– Стоп! Откуда взялась VOLVO? Артём раскатывает на «Шевроле».

Он быстро залез в базу данных ГИББД и скачал необходимую информацию. Автомобиль VOLVO, цвета «мурена», гос номер 696 числился за Серёгиным А.А.

– Серёгин. Серегин. А не отец ли этот Серёгин Валерии Серёгиной? Подружка Артема.

Он достал фотографию Леры, долго рассматривал, а потом, достав фломастеры, и приступил к ретушированию. «Облачил» девушку в красную куртку, шапочку и шарф и сравнил с фото Вики.

– Да! – на лбу выступила испарина. – Не вероятно. А если ещё и парик рыжего цвета, то со стороны абсолютная идентичность. Ничего в этом удивительного нет. Молодые, одного возраста, одного телосложения.

Ещё одна мысль посетила его, не давая даже спокойно уснуть. Он с трудом дождался утро, что бы броситься в город и проверить её состоятельность. И уже ближе к вечеру он был уверен в своих выводах. Последним штрихом послужило то, что Вика вот уже третий год подряд пытается поступить на экономический. А вот Валерию Серёгину выгнали из медицинского института, где успела приобрести навыки и могла делать уколы.

Купив большой букет цветов и торт, он поехал к Вике. Где застал Михаила, который был на взводе:

– Я не могу до вас дозвониться. Вика мне всё рассказала. Что за бред: подозревать её в столь гнусном преступлении?

– Я пришёл с извинениями. А ваше дело я раскрыл.

За чаепитием Андрон посвятил их в курс дела.

– Артём  не хотел долго ждать наследство. А заодно и вас, Вика, подставить. Видимо они хорошо изучили вас.  И стиль одежды, и сигареты наверняка специально обронили. Одно не учли, что вы предпочитаете носить кроссовки

Вика в благодарность улыбнулась ему, а на Михаила страшно было смотреть. Оно и понятно. Трудно узнать, что твой единственный сын вырос в такое чудовище!

Рейтинг: +1 136 просмотров
Комментарии (1)
Серов Владимир # 1 сентября 2014 в 08:51 0
Хорошо закручено! super