Часики

13 февраля 2013 - Елена Можарова
article116868.jpg

 

 

Каждый предмет, как и человек,  имеет свою жизнь.  Некоторые предметы служат долго, а некоторые  попадают в приключения… 
Виктория ехала в автобусе. Счастье переполняло её полностью. Она плавно переносила руку с поручня сиденья на верхний поручень, и любовалась блестящим переливом миниатюрных часиков, которые  обхватили запястье её руки. Браслетик переливал всеми цветами радуги, когда на него попадали солнечные лучи. Она надо и не надо, подносила часики к глазам и рассматривала циферблат.  Непроизвольная улыбка играла у неё на губах. Прямо скажем, вид глупый, но что сделаешь. Вика вспоминала, как получила их, и рот снова расплывался в безудержной улыбке… 
До чего приятно начался день. Сначала Виктория созвонилась с подругой, и они часа два сидели за чашкой чая, вспоминая прошлые приключения. У Галины всегда уютно. Она наливает горячий чай в пиалу. И только у неё Виктория пьёт чай с молоком. Звонок в дверь прерывает их беседу. Виктория удивлена – приехал её муж - Александр. Она не говорила, что будет здесь. А он продолжал приятно удивлять. Из кармана он достал красивый футляр. Там лежали великолепные изящные часики. Красивый позолоченный браслет обхватил тонкое запястье Виктории. Сами часики тихонько отстукивали минутки и часы. И повода вроде не было.  День рождения её прошёл, до двух летней годовщины свадьбы ещё долго. Единственное, что немного покоробило – реакция подруги. Она надулась и замолчала. Видно было, что расстроена, позавидовала.  Виктория только что не летала. Она кружилась по квартире и смеялась, старательно не замечая острых взглядов подруги. Часики так пришлись к душе, что Виктория «забывала» их снять дома и даже спать укладывалась, не снимая их. Саша видел, как угодил молодой жене, и ходил довольный собой. 
В этот год они приобрели дачу. Дача, конечно, громко сказано. Это был просто земляной надел в восемь соток, огороженный забором. Решили посадить там картошку. Так и сделали. Прошло лето, и надо было ехать выкапывать свой первый урожай. Молодой муж усадил свою половинку в мотоцикл и поехали. Но до «поехали» состоялся непростой разговор. 
Вика вышла во двор и уставилась на чудо–технику. Во дворе стоял обычный «Урал», но вместо люльки, куда намерена была она сесть,  стояло какое–то корыто. Причём реально корыто. 
- Саша! Это что? – невольно вырвалось у Вики
- Корыто, родная! – озвучил муж догадку жены
- А зачем оно? А люлька где?- недоумевала Вика
- Картошечку туда грузить будем! – почти, как несмышлёнышу, объяснил муж. 
- Замечательно! А где я поеду? Ты  же знаешь, я боюсь сзади! – Вика недоумённо хлопала глазами. – И к тому же и в люльку можно складывать! 
- Лапушка!  Мне потом надо будет ещё дрова возить! Ну, зачем переставлять?! Лишняя работа! – резонно заметил Саша.
- Хорошо, - надув губы продолжила Вика, - как Я поеду? 
- Да очень просто, я сюда поставлю сидение и вперёд! – ответил муж, довольный своим решением. 
Вика покраснела как помидор. Она просто представила себя в этом корыте. Не дать – не взять  свинюшка в «Ну, погоди!».  А дальше прошла совсем интересная мысль: «Если я сегодня сяду в корыто, то так и буду ездить в корыте всю жизнь!»
- Значит, так! Или я еду в люльке, или не еду вообще! – поставила она точку в беседе. Потом развернулась и ушла в дом. 
Хотелось плакать, но она сдержалась. И тем более пришла в себя, когда увидела, что муж взялся менять корыто на люльку. 
Пусть маленькая, но победа. 
Она ехала и радовалась пейзажу,  и ветру, и вообще жизни. На даче работы было столько, что не верилось. Они выкапывали только второй рядок, а уже почти собрали мешок картошки. И тут Саша увидел яркий блеск на руке Вики. 
- Вика! Ты что в часах? – его удивлению не было предела. 
- А что же им будет? – миролюбиво и тихо ответила Вика, понимая, что не права. 
- Как что будет? Ты что? У них же рифленый браслет, пыль попадёт, и не вычистишь! – видно было, что Саша всё больше сердится. 
- Ну, что мне теперь делать? – чуть заискивая, спросила Вика. 
- Ладно! Положи их на руль мотоцикла, перед спидометром! Домой поедем – оденешь! – успокаиваясь, сказал Саша. 
Вика так и сделала. Они работали до вечера, а конца работы не было видно. Нагрузив пять мешков, они уехали домой. На завтра приехали снова. 
Вика снова была в часиках. Она не вредничала, просто не хотела с ними расставаться. Сегодня, как и вчера, она положила часики перед спидометром на мотоцикле.  Дружно отработав до обеда, сели перекусить. За два дня  была убрана только третья часть участка. В углу дачи, у забора стояли снова пять мешков. Их надо было отвезти. Так и решили – Саша увезёт мешки, а Вика пока разложит выкопанную картошку просушить. 
Саша уехал. Где–то заиграло радио. Стали передавать сигналы точного времени. Захотелось проверить точность часиков. И только сейчас Вика вспомнила, ГДЕ лежали они – на руле мотоцикла. От волнения она взялась копать и даже много выкопала к приезду мужа. 
Вдалеке зарокотал мотоцикл. Сердце гулко застучало. Саша въехал на участок,  и Вика радостно понеслась к нему. 
- Давай быстрее! – протянула она руку.
- Что именно? – округлил глаза муж
- Как ЧТО? Часы! – тоже округлив глаза, выпалила Вика.
- А где я бы их взял? Ты мне не отдавала, насколько я помню! – пока спокойно говорил Саша
Вика ещё надеялась, что он шутит. 
- Саша! Я их положила на мотоцикл, как вчера! – сообщила Вика
- Вика! Ты сегодня снова в часах приехала? – он от удивления даже присел на сиденье мотоцикла. 
- Дорогой! Ты ведь видел! – теперь удивилась она
- Мне не до часов было, дорогая! – в тон ей ответил Саша
- Но ты не мог не увидеть их на руле! – настаивала на своём Вика. 
- А я вот не видел! – сердясь всё больше, говорил муж
- Тогда я очень сомневаюсь, что у тебя хорошее зрение! – парировала Вика, огорчённая потерей. 
- А я сомневаюсь, что буду и дальше дарить тебе подарки – совсем зло сказал Саша. 
- И не надо! Подумаешь! – Вика хотела заплакать, но не смогла.
Они работали дальше, но настроение было вконец испорчено. Это была их первая такая сильная ссора. 
Саша немного поработал и не выдержал. Он сел на мотоцикл и поехал по дороге. Вика слышала, как тарахтит его мотоцикл, всё более удаляясь. Но никаких надежд не было. Он ездил два часа с лишним, за это время могли и раздавить  и найти их. Мотоцикл сначала затих, а потом стал приближаться к участку. Он заехал и молча подошёл к Вике.
- Держи! Маша – растеряша! – и он протянул часики Виктории.
- Любимый! Как же это? Как ты их нашёл? Где? – Вика целовала и обнимала Сашу. 
- Понимаешь, уже всё проехал до самого асфальта. Повернул обратно и, представляешь, летела стрекоза, блестели крылышки. А потом стрекоза улетела, а блеск остался. Прямо в траве у обочины. Я остановился и туда. На ребре браслетика лежали часики! Вот так, родная! – гордо закончил он. 
Больше в тот год Вика эти часики на дачу не одевала. Прошла золотая осень и снежно – морозно отвьюжила зима. Весна пришла бурная, жаркая. В конце апреля уже сделали посадки на даче. А в мае хорошо начали расти и лук, и морковь, и редисочка. И радостно было осознавать, что это их личное хозяйство. 
В тот день, в конце мая, они решили съездить на дачу и заодно открыть купальный сезон. Помимо забора на даче уже появился фундамент. Саша выложил его. Ещё он заказал кирпич и вскоре его должны были привезти. 
Вика приехала на дачу снова в часиках. Она их сняла и положила на фундамент, резонно рассуждая, что на фундаменте они никуда не уедут. Они поработали, пропололи что нужно, полили.  И Вика переоделась, ехать домой. На ней был красивый спортивный костюм. В правой руке она держала  часики и пыталась их застегнуть на левой руке. 
Редиска подросла на диво. Саша нарвал целый пучок и протянул его Вике.
- Любимая, ополосни и отрежь ботву! – обратился он к жене. 
- Котик! Давай я дома всё сделаю! – отбивалась Вика
- Родная, повезём с ботвой? – усмехнувшись, спросил Саша
«Ясно! Придётся мыть! – обречённо подумала Вика и пошла к бочке с водой. Часики плавно нырнули в задний карман костюма. 
Редиска уже покоилась в люльке, они поехали. Вика больше не боялась ездить на мотоцикле сзади. Она вспомнила про часики и полезла рукой в задний карман. Часиков там не было. Там ничего не было. Там была дырка! Вика затарабанила кулачками в спину Саши. 
Снова был спор и обиды, снова были поиски, но теперь не такие успешные как тогда. Купаться не поехали. Вика чувствовала такую потерю, словно не стало лучшего друга. Они весь вечер просто не разговаривали друг с другом,  и каждый думал, что виноват  другой. 
Вика попыталась найти подобные часики, но попались более простые. Она купила их, но это было совсем не то. Так прошло лето. Вика помогала маме в этот чудесный осенний день, накрывать на стол. День рождения мамы – это святое. Саша занимался домиком на даче. К вечеру грозил быть. Пацан обещал – пацан сделал. Он приехал и с порога заявил:
- Родная! Я привёз тебе подарок! 
Тёще подарок его мало заботил. Вика купила, и он знал об этом. 
- Давай! Хочу подарок! – капризно надув губки произнесла Вика
- Терпение! Отдам позже! – интрига нарастала.
- Сейчас! Сейчас! Сейчас! – чуть не топала ногами Вика. 
Саше нравилось подтрунивать над ней. В такие минуты она напоминала маленькую капризную девочку, и он обожал её. Вика потащила его в ванну. Она втянула его туда, закрыла дверь на замочек и протянула открытые ладошки:
- Ну! Жду! – она требовательно глядела на него. 
Он не выдержал и,  засмеявшись, протянул ей часики. Всё лето пролежали они в траве возле самого заборчика на даче. Их поливал дождь, на них сбросили кирпич, но они мерно тикали на руке у счастливой Виктории. Она застегнула браслетик и снова летала, а не ходила. 
  А потом Вика попала в другой город по работе. Пришлось там остановиться в гостинице. Утром, поднимаясь с постели, Вика увидела беленькую прозрачную пуговичку. «Интересно от чего она?» - пролетела мысль. Взглянув на часики, Вика поняла,  откуда пуговичка. Это было стёклышко от часиков. Она пошла в мастерскую и через два часа мастер протягивал ей отремонтированные часики. И он как–то хитро улыбался, отдавая их. Вика, поблагодарила и вышла из мастерской. На улице она рассмотрела работу и приятно удивилась. Мастер поставил очень красивое стёклышко, в тон красоте самих часиков. «Благодарю!» - мысленно пропела она. 
Прошло несколько лет. Саша и Вика перебрались жить в общежитие. У них теперь пусть небольшой, но свой угол. Вика, обустроила своё маленькое гнёздышко. Она из одной комнаты сделала две, отделив шкафчиком «кухню» от «зала». Муж хорошо зарабатывал и зимними долгими вечерами они семьёй лепили русские пельмешки, которые очень любил Саша. Они не приедались ему. И если заканчивалось тесто, то его снова заводили. А если подходил к концу фарш, то накручивали. И чашечка с уксусом плавно перемещалась со стола в шкафчик и обратно. С годами Вика выработала привычку снимать с рук все украшения дома. А чтобы не потерять складывала их всё в тот же шкафчик, в одну из чашечек сервиза. 
В очередной зимний вечер, накормив мужа любимыми пельмешками, Вика занималась вышивкой. И вдруг пронзила мысль: «А где мои часики?» И сама себе ответила: «Где обычно – в чашечке!»  «Уж не в той ли,  где уксус?». Она бросила всё шитьё и рванула к шкафчику. Часики спокойно лежали на дне чашечки из серванта, покрытые полностью уксусом. Это было даже для них чересчур,  и они прекратили тикать, обидевшись на хозяйку.  
Так закончилась жизнь маленьких часиков. 
У предметов, нас окружающих, тоже есть Судьба.
 

 

© Copyright: Елена Можарова, 2013

Регистрационный номер №0116868

от 13 февраля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0116868 выдан для произведения:

 

Каждый предмет, как и человек,  имеет свою жизнь.  Некоторые предметы служат долго, а некоторые  попадают в приключения… 
Виктория ехала в автобусе. Счастье переполняло её полностью. Она плавно переносила руку с поручня сиденья на верхний поручень, и любовалась блестящим переливом миниатюрных часиков, которые  обхватили запястье её руки. Браслетик переливал всеми цветами радуги, когда на него попадали солнечные лучи. Она надо и не надо, подносила часики к глазам и рассматривала циферблат.  Непроизвольная улыбка играла у неё на губах. Прямо скажем, вид глупый, но что сделаешь. Вика вспоминала, как получила их, и рот снова расплывался в безудержной улыбке… 
До чего приятно начался день. Сначала Виктория созвонилась с подругой, и они часа два сидели за чашкой чая, вспоминая прошлые приключения. У Галины всегда уютно. Она наливает горячий чай в пиалу. И только у неё Виктория пьёт чай с молоком. Звонок в дверь прерывает их беседу. Виктория удивлена – приехал её муж - Александр. Она не говорила, что будет здесь. А он продолжал приятно удивлять. Из кармана он достал красивый футляр. Там лежали великолепные изящные часики. Красивый позолоченный браслет обхватил тонкое запястье Виктории. Сами часики тихонько отстукивали минутки и часы. И повода вроде не было.  День рождения её прошёл, до двух летней годовщины свадьбы ещё долго. Единственное, что немного покоробило – реакция подруги. Она надулась и замолчала. Видно было, что расстроена, позавидовала.  Виктория только что не летала. Она кружилась по квартире и смеялась, старательно не замечая острых взглядов подруги. Часики так пришлись к душе, что Виктория «забывала» их снять дома и даже спать укладывалась, не снимая их. Саша видел, как угодил молодой жене, и ходил довольный собой. 
В этот год они приобрели дачу. Дача, конечно, громко сказано. Это был просто земляной надел в восемь соток, огороженный забором. Решили посадить там картошку. Так и сделали. Прошло лето, и надо было ехать выкапывать свой первый урожай. Молодой муж усадил свою половинку в мотоцикл и поехали. Но до «поехали» состоялся непростой разговор. 
Вика вышла во двор и уставилась на чудо–технику. Во дворе стоял обычный «Урал», но вместо люльки, куда намерена была она сесть,  стояло какое–то корыто. Причём реально корыто. 
- Саша! Это что? – невольно вырвалось у Вики
- Корыто, родная! – озвучил муж догадку жены
- А зачем оно? А люлька где?- недоумевала Вика
- Картошечку туда грузить будем! – почти, как несмышлёнышу, объяснил муж. 
- Замечательно! А где я поеду? Ты  же знаешь, я боюсь сзади! – Вика недоумённо хлопала глазами. – И к тому же и в люльку можно складывать! 
- Лапушка!  Мне потом надо будет ещё дрова возить! Ну, зачем переставлять?! Лишняя работа! – резонно заметил Саша.
- Хорошо, - надув губы продолжила Вика, - как Я поеду? 
- Да очень просто, я сюда поставлю сидение и вперёд! – ответил муж, довольный своим решением. 
Вика покраснела как помидор. Она просто представила себя в этом корыте. Не дать – не взять  свинюшка в «Ну, погоди!».  А дальше прошла совсем интересная мысль: «Если я сегодня сяду в корыто, то так и буду ездить в корыте всю жизнь!»
- Значит, так! Или я еду в люльке, или не еду вообще! – поставила она точку в беседе. Потом развернулась и ушла в дом. 
Хотелось плакать, но она сдержалась. И тем более пришла в себя, когда увидела, что муж взялся менять корыто на люльку. 
Пусть маленькая, но победа. 
Она ехала и радовалась пейзажу,  и ветру, и вообще жизни. На даче работы было столько, что не верилось. Они выкапывали только второй рядок, а уже почти собрали мешок картошки. И тут Саша увидел яркий блеск на руке Вики. 
- Вика! Ты что в часах? – его удивлению не было предела. 
- А что же им будет? – миролюбиво и тихо ответила Вика, понимая, что не права. 
- Как что будет? Ты что? У них же рифленый браслет, пыль попадёт, и не вычистишь! – видно было, что Саша всё больше сердится. 
- Ну, что мне теперь делать? – чуть заискивая, спросила Вика. 
- Ладно! Положи их на руль мотоцикла, перед спидометром! Домой поедем – оденешь! – успокаиваясь, сказал Саша. 
Вика так и сделала. Они работали до вечера, а конца работы не было видно. Нагрузив пять мешков, они уехали домой. На завтра приехали снова. 
Вика снова была в часиках. Она не вредничала, просто не хотела с ними расставаться. Сегодня, как и вчера, она положила часики перед спидометром на мотоцикле.  Дружно отработав до обеда, сели перекусить. За два дня  была убрана только третья часть участка. В углу дачи, у забора стояли снова пять мешков. Их надо было отвезти. Так и решили – Саша увезёт мешки, а Вика пока разложит выкопанную картошку просушить. 
Саша уехал. Где–то заиграло радио. Стали передавать сигналы точного времени. Захотелось проверить точность часиков. И только сейчас Вика вспомнила, ГДЕ лежали они – на руле мотоцикла. От волнения она взялась копать и даже много выкопала к приезду мужа. 
Вдалеке зарокотал мотоцикл. Сердце гулко застучало. Саша въехал на участок,  и Вика радостно понеслась к нему. 
- Давай быстрее! – протянула она руку.
- Что именно? – округлил глаза муж
- Как ЧТО? Часы! – тоже округлив глаза, выпалила Вика.
- А где я бы их взял? Ты мне не отдавала, насколько я помню! – пока спокойно говорил Саша
Вика ещё надеялась, что он шутит. 
- Саша! Я их положила на мотоцикл, как вчера! – сообщила Вика
- Вика! Ты сегодня снова в часах приехала? – он от удивления даже присел на сиденье мотоцикла. 
- Дорогой! Ты ведь видел! – теперь удивилась она
- Мне не до часов было, дорогая! – в тон ей ответил Саша
- Но ты не мог не увидеть их на руле! – настаивала на своём Вика. 
- А я вот не видел! – сердясь всё больше, говорил муж
- Тогда я очень сомневаюсь, что у тебя хорошее зрение! – парировала Вика, огорчённая потерей. 
- А я сомневаюсь, что буду и дальше дарить тебе подарки – совсем зло сказал Саша. 
- И не надо! Подумаешь! – Вика хотела заплакать, но не смогла.
Они работали дальше, но настроение было вконец испорчено. Это была их первая такая сильная ссора. 
Саша немного поработал и не выдержал. Он сел на мотоцикл и поехал по дороге. Вика слышала, как тарахтит его мотоцикл, всё более удаляясь. Но никаких надежд не было. Он ездил два часа с лишним, за это время могли и раздавить  и найти их. Мотоцикл сначала затих, а потом стал приближаться к участку. Он заехал и молча подошёл к Вике.
- Держи! Маша – растеряша! – и он протянул часики Виктории.
- Любимый! Как же это? Как ты их нашёл? Где? – Вика целовала и обнимала Сашу. 
- Понимаешь, уже всё проехал до самого асфальта. Повернул обратно и, представляешь, летела стрекоза, блестели крылышки. А потом стрекоза улетела, а блеск остался. Прямо в траве у обочины. Я остановился и туда. На ребре браслетика лежали часики! Вот так, родная! – гордо закончил он. 
Больше в тот год Вика эти часики на дачу не одевала. Прошла золотая осень и снежно – морозно отвьюжила зима. Весна пришла бурная, жаркая. В конце апреля уже сделали посадки на даче. А в мае хорошо начали расти и лук, и морковь, и редисочка. И радостно было осознавать, что это их личное хозяйство. 
В тот день, в конце мая, они решили съездить на дачу и заодно открыть купальный сезон. Помимо забора на даче уже появился фундамент. Саша выложил его. Ещё он заказал кирпич и вскоре его должны были привезти. 
Вика приехала на дачу снова в часиках. Она их сняла и положила на фундамент, резонно рассуждая, что на фундаменте они никуда не уедут. Они поработали, пропололи что нужно, полили.  И Вика переоделась, ехать домой. На ней был красивый спортивный костюм. В правой руке она держала  часики и пыталась их застегнуть на левой руке. 
Редиска подросла на диво. Саша нарвал целый пучок и протянул его Вике.
- Любимая, ополосни и отрежь ботву! – обратился он к жене. 
- Котик! Давай я дома всё сделаю! – отбивалась Вика
- Родная, повезём с ботвой? – усмехнувшись, спросил Саша
«Ясно! Придётся мыть! – обречённо подумала Вика и пошла к бочке с водой. Часики плавно нырнули в задний карман костюма. 
Редиска уже покоилась в люльке, они поехали. Вика больше не боялась ездить на мотоцикле сзади. Она вспомнила про часики и полезла рукой в задний карман. Часиков там не было. Там ничего не было. Там была дырка! Вика затарабанила кулачками в спину Саши. 
Снова был спор и обиды, снова были поиски, но теперь не такие успешные как тогда. Купаться не поехали. Вика чувствовала такую потерю, словно не стало лучшего друга. Они весь вечер просто не разговаривали друг с другом,  и каждый думал, что виноват  другой. 
Вика попыталась найти подобные часики, но попались более простые. Она купила их, но это было совсем не то. Так прошло лето. Вика помогала маме в этот чудесный осенний день, накрывать на стол. День рождения мамы – это святое. Саша занимался домиком на даче. К вечеру грозил быть. Пацан обещал – пацан сделал. Он приехал и с порога заявил:
- Родная! Я привёз тебе подарок! 
Тёще подарок его мало заботил. Вика купила, и он знал об этом. 
- Давай! Хочу подарок! – капризно надув губки произнесла Вика
- Терпение! Отдам позже! – интрига нарастала.
- Сейчас! Сейчас! Сейчас! – чуть не топала ногами Вика. 
Саше нравилось подтрунивать над ней. В такие минуты она напоминала маленькую капризную девочку, и он обожал её. Вика потащила его в ванну. Она втянула его туда, закрыла дверь на замочек и протянула открытые ладошки:
- Ну! Жду! – она требовательно глядела на него. 
Он не выдержал и,  засмеявшись, протянул ей часики. Всё лето пролежали они в траве возле самого заборчика на даче. Их поливал дождь, на них сбросили кирпич, но они мерно тикали на руке у счастливой Виктории. Она застегнула браслетик и снова летала, а не ходила. 
  А потом Вика попала в другой город по работе. Пришлось там остановиться в гостинице. Утром, поднимаясь с постели, Вика увидела беленькую прозрачную пуговичку. «Интересно от чего она?» - пролетела мысль. Взглянув на часики, Вика поняла,  откуда пуговичка. Это было стёклышко от часиков. Она пошла в мастерскую и через два часа мастер протягивал ей отремонтированные часики. И он как–то хитро улыбался, отдавая их. Вика, поблагодарила и вышла из мастерской. На улице она рассмотрела работу и приятно удивилась. Мастер поставил очень красивое стёклышко, в тон красоте самих часиков. «Благодарю!» - мысленно пропела она. 
Прошло несколько лет. Саша и Вика перебрались жить в общежитие. У них теперь пусть небольшой, но свой угол. Вика, обустроила своё маленькое гнёздышко. Она из одной комнаты сделала две, отделив шкафчиком «кухню» от «зала». Муж хорошо зарабатывал и зимними долгими вечерами они семьёй лепили русские пельмешки, которые очень любил Саша. Они не приедались ему. И если заканчивалось тесто, то его снова заводили. А если подходил к концу фарш, то накручивали. И чашечка с уксусом плавно перемещалась со стола в шкафчик и обратно. С годами Вика выработала привычку снимать с рук все украшения дома. А чтобы не потерять складывала их всё в тот же шкафчик, в одну из чашечек сервиза. 
В очередной зимний вечер, накормив мужа любимыми пельмешками, Вика занималась вышивкой. И вдруг пронзила мысль: «А где мои часики?» И сама себе ответила: «Где обычно – в чашечке!»  «Уж не в той ли,  где уксус?». Она бросила всё шитьё и рванула к шкафчику. Часики спокойно лежали на дне чашечки из серванта, покрытые полностью уксусом. Это было даже для них чересчур,  и они прекратили тикать, обидевшись на хозяйку.  
Так закончилась жизнь маленьких часиков. 
У предметов, нас окружающих, тоже есть Судьба.
 

Рейтинг: +1 247 просмотров
Комментарии (3)
Александр Юргель # 24 февраля 2013 в 18:23 0
Мой миленок подарил мне часики,
А за это я прыгала на матрасике!
Елена Можарова # 24 февраля 2013 в 18:35 0
До чего приятно "улыбнул" Ваш, Александр, комментарий! v Знаете, а мне важно Ваше мнение, тем более такое улыбчивое! begu
Александр Юргель # 25 февраля 2013 в 22:22 0
Это не мое. Народное!