ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Бубен - 8.0 СВЯЗЬ ВРЕМЁН.

 

Бубен - 8.0 СВЯЗЬ ВРЕМЁН.

article202601.jpg

ОМ ШРИ ГАНЕШАЙИ НАМАХ


Бубен – 8.0. СВЯЗЬ ВРЕМЁН.
«There are more things in heaven and earth, Horatio,
Than are dreamt of in your philosophy».
(Горацио, есть многое чего и в небесах и на земле –
Что нашей мудрости не снится!).

Та история с телепортацией Марала порядком меня озадачила. Ум верить в реальность сию отказался напрочь, так что я позволил ему обмануться. Мол заспался он в тот момент под воздействием «виски & стресса» ))). Говорю же – я чудес не творю! А этот феномен ещё как подпадал в категорию, мягко говоря, не совсем обычных – или если ещё точнее, то совсем НЕ обычных. С лёгкой руки брата Оккама мудрствовал я коротко: ситуация выдалась напряжной, другое за одним сплелось в такой клубок, где и сам чёрт не разберётся. Там всяко бывает. Гипотезу ума воспринял за рабочую. И всё бы гладко прокатилось, да вот стали мне частенько присниться престранные весьма весчи. Ищу и нахожу я во сне своего Марала! Отчего во сне же и «просыпаюсь». Прежде на осознанное сновидение употреблялось немало сил и усердия, а ныне вот случалось и легко и просто. Да и камлания удавались на счёт «раз», едва только моглось поймать тонкую нить между тем как «там» и как «здесь» он поёт, и увязать её – эту ниточку – в хитрый узел. Транс в руки дался сам собой. О прежних зароках забылось между делом. Я взялся за весьма рискованные темы, что прежде были никак недоступны – и сказать надобно – решал траблы сии весьма успешно. В очередной раз почувствовав себя могущественным, как и многажды прежде – несомненно ошибся. Как будто с НОРНАМИ и не встречался!

Между тем жизнь плавно акцентировалась в некоторую такую полудрёму. Остальное же свободное время я окунался в сон, находил Марала – и путешествия мои приобрели несказуемое измерение. Календарь накренился в длинные зимние вечера, так что сам Бог велел. Блуждания эти имели характер пренеобычнейший. И, как говаривала неоднократно, Алисонька из Зазеркалья, ландшафт окружающий являлся – «всё страньше и страньше». Но заботилось совершенно не этим. Любой сказывался не единожды – приснится же такое! Всякий раз возвращаясь ловил я себя на мысли, что ищу НЕЧТО. И всякий тот раз не моглось вспомниться что же именно. Энигма эта озаботила меня настолько, что стал я мешать сон с явью. Не «путать» – а перемешивать, крышу-таки надобно содержать в здравых устоях ))). И вот что получалось – как с бубном, точь-в точь – тонкие ниточки на ковре судьбы вязались в узелки земной уже юдоли. Не выходя из обиталища, и даже не вставая с лежбища – можно было вершить! Чем я и не преминул воспользоваться. Существование в очередной раз выверчивалось интересным. Скажите-ка мне, кому хоть раз за отпущенный срок не хотелось бы стать … ну, не Богом, так хотя б Его наместником?

Не там-то было! Странствия обрели абрис весьма ограниченного континуума. А попытки преодолеть сию ограниченность привели к весьма знаменательной встрече. Об этом следует восповествовать отдельно. Задолго до аудиенции, я имел другое, не толь благостное «rendez-vous». Все лабиринты не шли с ним ни в какое сравнение. А осознаться тогда пришлось в тесно запертом мирке, очерченным квадратом суровых казарм-казематов. Внутри тёмный асфальтовый плац. Беспробудная ночь – ни намёка на звёздное небо. Свинец туч, и гигантское существо ростом с гору посредине. Не монумент. Назвать его живым – язык застынет камнем, но вот разумным … да, только разум его был совершенно чужд нам. И являлось оно там властителем беспредельным. Время имеет разнообразность измерений, и разный темп. За тот сон я потерял немало лет земного обетования. И вознамерился побег. На пятерых – одна была женщиной. Бронированная военная машина (иных там не водилось) – и чёткое понимание, что другого шанса не выпадет. Мы выждали момент, и время «ч» само вжало педаль газа до отказа. Когда мотор, захлёбываясь на форсаже, ревел свой гимн – над нами пронеслась … и промахнулась исполинская чёрная пятка. ВСЁ! Мы были свободны! Кем были те четверо со мной?

Я не находил их в пределах своей вселенной. Камлания никаким результатом не означились. Но я не оставлял надежды. И факт сей жил во мне одной из причин превзойти мыслимые и немыслимые границы. Забавы с нитями судеб явились возможностью заглянуть за горизонт событий. Где-то там, в прошлом, их витое плетение связало нас в узел и заставило свершить невероятный рывок к свободе. Усердие моё чрезмерное на этом поприще и обозначилось беседой не менее впечатляющей, чем разговор с НОРНАМИ. Переиначивая вязь нитей судьбонесущих, ощутил незримое чьё-то присутствие … услышал смешок. Насторожился. И что-то вроде – ну, ладно! Засеребрилось и взыграло радужным. Запереливалось сиянием. Соткались нити, а по ним росой скользнули разноцветные искорки. ОН раздвинул их как покров, и шагнул в моё измерение. Где у тебя тут присесть? Враз онемев, я не извлёк ничего лучшего как развести руками. Пространство сновидения соткалось в моё аскетическое обиталище. ОН плюхнулся в кресло – да, небогато у тебя ))). Пришлось набрать в лёгкие воздуха. Угостишь гостя? ЕЩЁ БЫ!!! Как раз я приготовил халаву из моркови по собственнному рецепту … Метнулся – jamp-ером в кухню одним прыжком. Вот … угощайся, прошу. Доставай! – царственный жест в сторону бара. Тут я замешкался … что предложить? А, что сам – был ответ. Я достал и распечатал «Дон Батисто», разлил. За, встречу! …за, встречу. И после первого глотка я поймал себя на мысли, что не сон это вовсе. Дома я был, что ни на есть дома, в самой натуральной реальности. Гость мой отщепнул пухлыми пальцами рубиновую халаву. О! Может тебе кондитером было лучше? Пробило на холодный пот. И бросило в озноб. Но смеющиеся глаза на слоноголовом лице – успокоили враз. За всё это время я, кажется первый раз выдохнул. Выдыхай, бобёр, выдыхай – глубокий смех прокатился эхом, а Марал ответно запел ОМ. Я же сдавленно хихикнулся. Так дело не пойдёт, жест – и я мигом наполнил хрустальные фужеры. Вино не пьянило. ОН же устроился в кресле поудобнее, заложив ногу на ногу – точь в точь как на иконке. И что-то спросил, я что-то ответил … так начался разговор. По ходу которого я сам стал смеяться и травить анекдоты. … … … … … … … … … - (это лакуна). Само ЕГО появление значило много. За все мои пределы – ЧЕРЕЗ КРАЙ! Скажу лишь итог: «Мальчик мой, человеку нужна его «жопа», и он недаром её получает. Ты помог – похвально. Но это лишь твоя заслуга, не его. Человек должен сам. Зачастую дать пинка вдогон – требует больших сил, нежели протянуть руку. И отделить зёрна от плевел (где помочь. где потакнуть). Неужели ты столь досконально знаешь КАРМУ? Займись своими делами, а вопросы судьбы позволь уж решать НАМ».

Очнулся я в नमस्त перед ликом ГАНЕШИ. На столе стояла початая «Дон Батисто», халавы не было на блюде вовсе – любит ОН сладости! А по квартире обитал незнаемый ранее аромат совершенно неведомых благовоний. Что это было? Галлюцинация? Сон? Не важно … но я с тех пор, без зароков, не трогал нити даже дыханием. И не спал два дня, дабы удостовериться ))). Ничего не изменилось. Благовония не выветрились никакими сквозняками. До сих пор жрица Асклепия вопрошает, изредка посещая – что за шаманские травы я воскуриваю? Не стану же я ей говорить, что в гостях у меня был Владыка Кармы!

Границы мне не открылись. И тех четверых я так же не сыскал. Проявление Бога не даёт привилегий. Скорее – прибавляет ответственности. За всё содеянное. Без искупления и покаяния. Врут все святоши. Ой, как врут! Покаяние – это осознание. А искупление – это понимание. Прошлого не переделать. Если в иные судьбы нельзя – так свою-то не запрещено! Но впереди встал туман. И мы этот туман камлали с Маралом. Континуум вращался по посолонь, то противосолонь. Когда-нибудь я потерялся. Сюжеты, мысли, движения … всего не упомнить. Маленький жидкий диск – не хроники АКАШИ! Но сваялась в этом умишке одно видение – увидел я себя идущим в постгрозовых лужах, и шёл рядом ещё кто-то типа клерка лет тридцати, в костюмчике и очёчках. И было что-то очень нехорошее в этом клерке. Закричал я тогда себе самому – тогдашнему, изо всех сил закричал – НЕ ДЕЛАЙ ЭТОГО!».

***следует продолжение, следует )))

© Copyright: Александров Александр, 2014

Регистрационный номер №0202601

от 20 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0202601 выдан для произведения:
ОМ ШРИ ГАНЕШАЙИ НАМАХ


Бубен – 8.0. СВЯЗЬ ВРЕМЁН.
«There are more things in heaven and earth, Horatio,
Than are dreamt of in your philosophy».
(Горацио, есть многое чего и в небесах и на земле –
Что нашей мудрости не снится!).

Та история с телепортацией Марала порядком меня озадачила. Ум верить в реальность сию отказался напрочь, так что я позволил ему обмануться. Мол заспался он в тот момент под воздействием «виски & стресса» ))). Говорю же – я чудес не творю! А этот феномен ещё как подпадал в категорию, мягко говоря, не совсем обычных – или если ещё точнее, то совсем НЕ обычных. С лёгкой руки брата Оккама мудрствовал я коротко: ситуация выдалась напряжной, другое за одним сплелось в такой клубок, где и сам чёрт не разберётся. Там всяко бывает. Гипотезу ума воспринял за рабочую. И всё бы гладко прокатилось, да вот стали мне частенько присниться престранные весьма весчи. Ищу и нахожу я во сне своего Марала! Отчего во сне же и «просыпаюсь». Прежде на осознанное сновидение употреблялось немало сил и усердия, а ныне вот случалось и легко и просто. Да и камлания удавались на счёт «раз», едва только моглось поймать тонкую нить между тем как «там» и как «здесь» он поёт, и увязать её – эту ниточку – в хитрый узел. Транс в руки дался сам собой. О прежних зароках забылось между делом. Я взялся за весьма рискованные темы, что прежде были никак недоступны – и сказать надобно – решал траблы сии весьма успешно. В очередной раз почувствовав себя могущественным, как и многажды прежде – несомненно ошибся. Как будто с НОРНАМИ и не встречался!

Между тем жизнь плавно акцентировалась в некоторую такую полудрёму. Остальное же свободное время я окунался в сон, находил Марала – и путешествия мои приобрели несказуемое измерение. Календарь накренился в длинные зимние вечера, так что сам Бог велел. Блуждания эти имели характер пренеобычнейший. И, как говаривала неоднократно, Алисонька из Зазеркалья, ландшафт окружающий являлся – «всё страньше и страньше». Но заботилось совершенно не этим. Любой сказывался не единожды – приснится же такое! Всякий раз возвращаясь ловил я себя на мысли, что ищу НЕЧТО. И всякий тот раз не моглось вспомниться что же именно. Энигма эта озаботила меня настолько, что стал я мешать сон с явью. Не «путать» – а перемешивать, крышу-таки надобно содержать в здравых устоях ))). И вот что получалось – как с бубном, точь-в точь – тонкие ниточки на ковре судьбы вязались в узелки земной уже юдоли. Не выходя из обиталища, и даже не вставая с лежбища – можно было вершить! Чем я и не преминул воспользоваться. Существование в очередной раз выверчивалось интересным. Скажите-ка мне, кому хоть раз за отпущенный срок не хотелось бы стать … ну, не Богом, так хотя б Его наместником?

Не там-то было! Странствия обрели абрис весьма ограниченного континуума. А попытки преодолеть сию ограниченность привели к весьма знаменательной встрече. Об этом следует восповествовать отдельно. Задолго до аудиенции, я имел другое, не толь благостное «rendez-vous». Все лабиринты не шли с ним ни в какое сравнение. А осознаться тогда пришлось в тесно запертом мирке, очерченным квадратом суровых казарм-казематов. Внутри тёмный асфальтовый плац. Беспробудная ночь – ни намёка на звёздное небо. Свинец туч, и гигантское существо ростом с гору посредине. Не монумент. Назвать его живым – язык застынет камнем, но вот разумным … да, только разум его был совершенно чужд нам. И являлось оно там властителем беспредельным. Время имеет разнообразность измерений, и разный темп. За тот сон я потерял немало лет земного обетования. И вознамерился побег. На пятерых – одна была женщиной. Бронированная военная машина (иных там не водилось) – и чёткое понимание, что другого шанса не выпадет. Мы выждали момент, и время «ч» само вжало педаль газа до отказа. Когда мотор, захлёбываясь на форсаже, ревел свой гимн – над нами пронеслась … и промахнулась исполинская чёрная пятка. ВСЁ! Мы были свободны! Кем были те четверо со мной?

Я не находил их в пределах своей вселенной. Камлания никаким результатом не означились. Но я не оставлял надежды. И факт сей жил во мне одной из причин превзойти мыслимые и немыслимые границы. Забавы с нитями судеб явились возможностью заглянуть за горизонт событий. Где-то там, в прошлом, их витое плетение связало нас в узел и заставило свершить невероятный рывок к свободе. Усердие моё чрезмерное на этом поприще и обозначилось беседой не менее впечатляющей, чем разговор с НОРНАМИ. Переиначивая вязь нитей судьбонесущих, ощутил незримое чьё-то присутствие … услышал смешок. Насторожился. И что-то вроде – ну, ладно! Засеребрилось и взыграло радужным. Запереливалось сиянием. Соткались нити, а по ним росой скользнули разноцветные искорки. ОН раздвинул их как покров, и шагнул в моё измерение. Где у тебя тут присесть? Враз онемев, я не извлёк ничего лучшего как развести руками. Пространство сновидения соткалось в моё аскетическое обиталище. ОН плюхнулся в кресло – да, небогато у тебя ))). Пришлось набрать в лёгкие воздуха. Угостишь гостя? ЕЩЁ БЫ!!! Как раз я приготовил халаву из моркови по собственнному рецепту … Метнулся – jamp-ером в кухню одним прыжком. Вот … угощайся, прошу. Доставай! – царственный жест в сторону бара. Тут я замешкался … что предложить? А, что сам – был ответ. Я достал и распечатал «Дон Батисто», разлил. За, встречу! …за, встречу. И после первого глотка я поймал себя на мысли, что не сон это вовсе. Дома я был, что ни на есть дома, в самой натуральной реальности. Гость мой отщепнул пухлыми пальцами рубиновую халаву. О! Может тебе кондитером было лучше? Пробило на холодный пот. И бросило в озноб. Но смеющиеся глаза на слоноголовом лице – успокоили враз. За всё это время я, кажется первый раз выдохнул. Выдыхай, бобёр, выдыхай – глубокий смех прокатился эхом, а Марал ответно запел ОМ. Я же сдавленно хихикнулся. Так дело не пойдёт, жест – и я мигом наполнил хрустальные фужеры. Вино не пьянило. ОН же устроился в кресле поудобнее, заложив ногу на ногу – точь в точь как на иконке. И что-то спросил, я что-то ответил … так начался разговор. По ходу которого я сам стал смеяться и травить анекдоты. … … … … … … … … … - (это лакуна). Само ЕГО появление значило много. За все мои пределы – ЧЕРЕЗ КРАЙ! Скажу лишь итог: «Мальчик мой, человеку нужна его «жопа», и он недаром её получает. Ты помог – похвально. Но это лишь твоя заслуга, не его. Человек должен сам. Зачастую дать пинка вдогон – требует больших сил, нежели протянуть руку. И отделить зёрна от плевел (где помочь. где потакнуть). Неужели ты столь досконально знаешь КАРМУ? Займись своими делами, а вопросы судьбы позволь уж решать НАМ».

Очнулся я в नमस्त перед ликом ГАНЕШИ. На столе стояла початая «Дон Батисто», халавы не было на блюде вовсе – любит ОН сладости! А по квартире обитал незнаемый ранее аромат совершенно неведомых благовоний. Что это было? Галлюцинация? Сон? Не важно … но я с тех пор, без зароков, не трогал нити даже дыханием. И не спал два дня, дабы удостовериться ))). Ничего не изменилось. Благовония не выветрились никакими сквозняками. До сих пор жрица Асклепия вопрошает, изредка посещая – что за шаманские травы я воскуриваю? Не стану же я ей говорить, что в гостях у меня был Владыка Кармы!

Границы мне не открылись. И тех четверых я так же не сыскал. Проявление Бога не даёт привилегий. Скорее – прибавляет ответственности. За всё содеянное. Без искупления и покаяния. Врут все святоши. Ой, как врут! Покаяние – это осознание. А искупление – это понимание. Прошлого не переделать. Если в иные судьбы нельзя – так свою-то не запрещено! Но впереди встал туман. И мы этот туман камлали с Маралом. Континуум вращался по посолонь, то противосолонь. Когда-нибудь я потерялся. Сюжеты, мысли, движения … всего не упомнить. Маленький жидкий диск – не хроники АКАШИ! Но сваялась в этом умишке одно видение – увидел я себя идущим в постгрозовых лужах, и шёл рядом ещё кто-то типа клерка лет тридцати, в костюмчике и очёчках. И было что-то очень нехорошее в этом клерке. Закричал я тогда себе самому – тогдашнему, изо всех сил закричал – НЕ ДЕЛАЙ ЭТОГО!».

***следует продолжение, следует )))
Рейтинг: 0 161 просмотр
Комментарии (4)
Светлана Белякова # 20 марта 2014 в 21:10 0
Будет. Но несколько позже.
Александров Александр # 20 марта 2014 в 21:13 0
Есть уже))) Я не хотел продолжать Бубен, не Кастанеда))).
Есть хорошие по_други в Украине))) не то чтоб попросили ...
Светлана Белякова # 21 марта 2014 в 10:56 0
Саш, а понимание (немного, но все же) пришло (это о себе). Что делать - знаю. Вопрос остался - как найти этого человека.
Натолкнул ты меня на эту мысль - спасибо!
Александров Александр # 21 марта 2014 в 11:08 0
Значит не зря я скрпулёзно выверял слова и фразы из них сотканые))))