ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Брат для дочери

 

Брат для дочери

4 ноября 2013 - Зура Итсмиолорд
   
          На днях мне позвонили и попросили написать о женщине, коротая многие годы искала брата своей дочери. Вернее, она искала ребенка, которого ее муж оставил на просторах России и никогда не интересовался его судьбой. И нашла ... в Алтайском крае. Борису тридцать пять лет. И он всю свою жизнь тайно мечтал об отце, которого видел только на фотографии, которую мать разорвала на мелкие куски. Еще в начальной школе он собрал эти кусочки, склеил и хранил втайне от родственников, надеясь на чудо. И вот теперь у русского брата есть сестра-чеченка.
                                       
                                                                                           ***

             Человек так устроен, что вспоминает о Боге, когда ему трудно. В  тяжелые моменты жизни человек ждет чуда, надеется на сверхъестественные силы.  Даже летя в пропасть, надеется зацепиться за куст и отделаться легким испугом.

            На что рассчитывала Надя (назовем ее так), рожая внебрачного ребенка от залетного Султана (тоже вымышленное имя)? Неужели не знала, что детей не аисты приносят? Был ли этот ребенок желанным? Вряд ли. Похоть и страсть. Физическое влечение.
             Закончились сезонные работы, начались осенние дожди. Клуб заколотили до следующего лета, а к первому марта  двадцатилетняя Надюшенька вернулась из районной больницы со свертком.  Она бы и рада была избавиться от новорожденного, но  русый голубоглазый главврач уговорил не бросать малыша на произвол судьбы и даже дал ему свое имя. Говорят, что сорокалетний Борис Борисович пару раз проездом заезжал к Наденьке, привозил гостинцы для маленького Бориса Борисовича, но с женщиной так ни разу больше и не увиделся. Знать, судьба такова. Мальчишка рос в сенях бабы Глаши. был ее любим, хоть и получал тумаки от деда Степана.
- Степка, не тронь сиротинушку! Лучше меня огрей, окаянный, - вопила Глаша, когда Степан Никифорович запускал валенок в сторону Борьки-чудака, который ничего не боялся.
- Ишь, чаво надумал! Мало ему слепых щенят, так он и хромого галчонка в дом приволок, а тот гадит, где попало. Немедленно убирайся со своим зверинцем в чулан!
- Не пойду, там сыро, - отвечал мальчуган, продолжая возиться со своим хозяйством.
      Среди сверстников  Борька выделялся дерзостью и недюжинной силой, хотя все знали его слабость: любовь к животным.

      Вернемся к Наде. Ждала ли она Султана? Обещал ли мужчина вернуться к ней? Скорее всего, ждала. Наверное, обещал вернуться следующим летом. Красивый черноокий, статный молодой мужчина в самом расцвете сил с жгучими смоляными волосами, которого следующим летом видели на танцплощадке в обнимку с Валей из соседней деревни, где бригада сезонных работников строила коровник. Злые языки трепали, что бились девки за удалого молодца, а он нашел другую.
       Борька уже и в школу пошел, но не знал, что у него где-то есть папка, пока не нашел в старых стопках журналов цветную фотографию. С карточки на мальчишку смотрел мужчина с до боли знакомыми глазами. Где Борька видел такие очи?   
- Ба, а кто этот дяденька? - спросил ребенок у бабы Глаши, которая возилась с опарой для теста.
- Вишь, занята. Сходи к Степке. Он расскажет, - не оглядываясь ответила бабушка.
- Не пойду. Твой Степка грозился утопить котят.
- Тоды, ой. Извольте не мешать мне с пирогами.
- А мамка знает его? - продолжая топтаться под ногами, спросил мальчуган.
- Она не знает когда домой явилась. Пойди разбуди. Скажи ей, пусть козу за изгородь выведет, - сказал дед Степан, потягиваясь.
- А козу-то  я давно на околице к колышку привязала. Только вы все на мне ездите, лентяи. Детка. дай посмотрю карточку-то... А! Ах! И где же ты ее нашел? Степка, дай очки! Признаешь? Аль ошибаюсь я?
- Чучмек! Точнесенько, тот самый! Вон, Борька весь в него!
- И вовсе не в него я! Я не чучмек, а Борис Борисович! - вспылил Борька.
- Ну, да. Девок брюхатить еще рановато тебе!
- Дурень старый! Чаво несешь-то? Это с ребетенком ты так говоришь?
-  Сама ты, дуреха старая! Я ль что ли виноват в том, что непутевая твоя Надька? Вон, до полуночи шляется, на работу в магазин не хочет. Стыдно ей, что я за бутылочкой захожу. Я-то на свои кровные, а она на твоей шее сидит.
- Хватит, окаянный. Какая-никакая, а все же кровинушка.
- Пойду-ка я лучше баньку топить, чтоб вас слыхом не слыхивать!
- А что за шум? - спросила вошедшая сонная Надя.
- Внук тут нашел карточку-то. Дед чучмеком Борьку обозвал...
 И только тут Надежда заметила цветную фотографию, лежащую на краю стола.
- Где ты ее нашел? Я и забыла про нее, - обратилась женщина к сыну.
- Это кто? - твердо спросил Борис.
- Был Султан, а сейчас Никто, - ответила Надя.
- Папка твой. Глаза твои, - вставила баба Глаша.
- Папка? Мой? У меня есть папка?
- Нет никакого папки. Тебя аист принес, - прикрикнула на ребенка Надя и разорвав карточку на несколько частей бросил в угол.
- Дед Степан говорит, что меня нашли в капусте. Я каждый день бегаю на огород. Нет там никаких детей. Теперь мне к аистам лезть?
- Делай, что хочешь, - отмахнулась мать от ребенка и вышла в сени. С тех пор. как в доме появился Степан Никифорович, поселилась Надя с малышом в сенях. Думала, что мать одумается и выгонит старика, который часто прикладывался к бутылке. Прошло девять лет, а Степка занял место рядом с Глашой. Хворать даже перестала. Надя могла до полуночи пропадать на танцплощадках, задерживаться у подруг, а потом тайком пробираться к своему старому потертому  разложенному дивану, который занимал почти все сени.
                                      ***
           Борька кинулся в объятия бабы Глаши, которая умела приголубить.
- Б,скажи, что меня не в капусте нашли, не аист принес,  а Бог послал, - уткнувшись носом в грудь бабушки, всхлипывая, просил ребенок.
- Конечно, родненький. Все мы от Бога. А теперь беги к своим котятам. Молочка им налей, а я пирогов напеку.

        Прежде, чем выйти из комнаты, Боря собрал клочки фотографии, аккуратно всунул их в накладной карман рубашки, вытер нос рукавом и чинно вышел в сени. Здесь в углу стояла корзина с тремя подслеповатыми котятами, которых он вчера спас у речки. Тетя Марфа пыталась утопить несчастных вместе с корзиной. Борька сперва ручками вцепился в корзину, но когда понял, что не справится с  тучной женщиной, не придумал ничего лучшего, как вцепиться острыми зубками в  ее руку.
- Ах, ты черт незаконнорожденный! Я тя щас огрею! - завопила Марфа, бросая корзину и оглядываясь по сторонам в поисках прута, чтобы отхлестать мальца.
     А Борька за считанные минуты оказался в своем дворе.
- Ладно! Только корзину верни, - крикнула  женщина, проходя мимо калитки, в которую шмыгнул Борька.

                                                                                                   ***
          Возможно,  Борька стал бы трактористом или комбайнером, если бы Надя не вышла замуж и не уехала из Поволжского селения в крупный город.  По обоюдному решению мужа и жены детей общих не заводили, но Надя воспитывала пасынка, как и родного, равно, как Борис  стал родным для Виктора.
          Папа Витя умер также тихо, как и жил, когда сводные братья-погодки учились на последних курсах Волгоградских институтов. Артем пошел по стопам отца, решив стать юристом, а Борис   - зоотехником.
           После смерти отца Артем стал поддерживать тесные отношения с  родной матерью, буквально познакомившись с ней на похоронах отца. Надя вернулась в родное село к вновь овдовевшей  престарелой матери.
            Борис безуспешно пытался узнать у матери, кто же был его отцом. Но  так и не признался, что склеил куски разорванной карточки и держал ее в надежном месте. в самые счастливые и самые тяжелые минуты своей жизни. Он украдкой доставал склеенное фото и обещал человеку, изображенному на нем, что обязательно его найдет.
          Серьезный разговор на тему отцовства Борис откладывал по разным причинам. То не хотел расстраивать мать, то не хотел обижать отчима, то время неподходящее, то расстояния большие. Судьба носила Бориса по разным уголкам России. И только за два дня до смерти Надя сама призналась сыну, что родила  его от чеченца, Султана, того самого, фотокарточку которого порвала почти тридцать лет тому назад.
           Не успел Борис признаться матери, что хранит фото. Надя умерла во сне, как и баба Глаша.                               

                                                                                           ***

        Борис Борисович возвращался с кладбища, когда узнал, что в  доме гости.
- Боря, к тебе приехала сестра, - сообщила жена.
- Таня, у меня есть сводный брат. Артем.
- Дорогой, это не Артем, а Жанна. И  ваши глаза. Такие  же красивые глаза, и нос, и губы. Точно, сестра.

      
- Танюша, ты шутишь? - спросил Борис, когда жена открыла дверь. - Хорошо. что сняла черный платок. Ведь маму уже не вернуть, а нам надо жить дальше.
- Знаю, родной. Я не шучу. Пойдем, познакомлю.

        Две красивые женщины сидели в гостиной и тихо разговаривали на своем родном языке. Увидев вошедшего мужчину, обе встали во весь рост и замерли в ожидании.
- Хьан да ву-кх. Ватт1ийн схьаваькхийн Султан ву-кх,(Твой отец. Вылитый Султан) - вдруг сказала старшая из женщин и протянула руки, пытаясь обнять мужчину. - Как же долго я тебя, сынок, искала.
         Борис слегка обнял женщину и пригласил гостей присесть.
- Танюша, гости, видимо, из далека. Накрой стол. А вы расскажите, что вас привело ко мне?
- Сынок, я двадцать лет искала тебя.
- Я хорошо помню свою маму.
- Я не твоя мама. Но Жанна - твоя сестра.
- Вы не мама, а эта красавица - моя сестра? Я бы хотел иметь такую сестру.
- Вот, сынок, смотри. У меня есть фотография твоего отца. Ты - копия Султана. А Жанна?
Вы похожи. Подумаешь, ростом Жакана не удалась.
- Не может этого быть. Эта фотокарточка была склеена мною. Откуда она у вас? - едва выдавил из себя Борис.
- Нет, эта карточка целая. Ее Султан подарил мне за две недели до свадьбы.
- Подождите. Я покажу тогда свою, - стал нервничать мужчина, бросая беглый взгляд то на одну, то на другую женщину.

- Таня, я не могу поверить. Это же один и тот же снимок. Я тридцать лет хранил эту карточку, надеясь на чудо. Перед смертью мать призналась, что мой отец - чеченец. Но я струсил. Я не посмел ехать в Чечню, по которой прошел смерч войны.
- Я понимаю тебя, брат. Вот мы и приехали к тебе. В прошлом году мы искали тебя в Поволжье. Через год нашли здесь. Добрые люди привели нас к тебе, - уткнувшись в плечо брата плакала Жанна.

          Почему отец не искал сына, Жовзан не стала рассказывать Борису и Татьяне.
Лишь она одна знает, сколько  уговаривала его найти ребенка, которого тот бросил по молодости. Если бы до замужества узнала, что где-то в России растет незаконнорожденный ребенок, вряд ли бы вышла замуж за Султана. Судьба распорядилась так, что Всевышний не дал этой паре других детей кроме дочери, которая родилась через девять месяцев, когда Борьке к тому времени исполнилось  пять лет.
           Дочь Жанна - правоверная мусульманка, как и сама Жовзан. Правоверная Татьяна втянула атеиста Бориса в христианство. Несмотря на разницу вероисповедания, Жанна счастлива, что нашла брата, а Борис стал богаче тем, что нашлась его сестра.
Жовзан надеется, что Борис с семьей  в скором времени переберется жить на Кавказ и она заменит им мать.
         Воистину, пути Господни неисповедимы. Что нам готовит день завтрашний?

© Copyright: Зура Итсмиолорд, 2013

Регистрационный номер №0167577

от 4 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0167577 выдан для произведения:
   
          На днях мне позвонили и попросили написать о женщине, коротая многие годы искала брата своей дочери. Вернее, она искала ребенка, которого ее муж оставил на просторах России и никогда не интересовался его судьбой. И нашла ... в Алтайском крае. Борису тридцать пять лет. И он всю свою жизнь тайно мечтал об отце, которого видел только на фотографии, которую мать разорвала на мелкие куски. Еще в начальной школе он собрал эти кусочки, склеил и хранил втайне от родственников, надеясь на чудо. И вот теперь у русского брата есть сестра-чеченка.
                                       
                                                                                           ***

             Человек так устроен, что вспоминает о Боге, когда ему трудно. В  тяжелые моменты жизни человек ждет чуда, надеется на сверхъестественные силы.  Даже летя в пропасть, надеется зацепиться за куст и отделаться легким испугом.

            На что рассчитывала Надя (назовем ее так), рожая внебрачного ребенка от залетного Султана (тоже вымышленное имя)? Неужели не знала, что детей не аисты приносят? Был ли этот ребенок желанным? Вряд ли. Похоть и страсть. Физическое влечение.
             Закончились сезонные работы, начались осенние дожди. Клуб заколотили до следующего лета, а к первому марта  двадцатилетняя Надюшенька вернулась из районной больницы со свертком.  Она бы и рада была избавиться от новорожденного, но  русый голубоглазый главврач уговорил не бросать малыша на произвол судьбы и даже дал ему свое имя. Говорят, что сорокалетний Борис Борисович пару раз проездом заезжал к Наденьке, привозил гостинцы для маленького Бориса Борисовича, но с женщиной так ни разу больше и не увиделся. Знать, судьба такова. Мальчишка рос в сенях бабы Глаши. был ее любим, хоть и получал тумаки от деда Степана.
- Степка, не тронь сиротинушку! Лучше меня огрей, окаянный, - вопила Глаша, когда Степан Никифорович запускал валенок в сторону Борьки-чудака, который ничего не боялся.
- Ишь, чаво надумал! Мало ему слепых щенят, так он и хромого галчонка в дом приволок, а тот гадит, где попало. Немедленно убирайся со своим зверинцем в чулан!
- Не пойду, там сыро, - отвечал мальчуган, продолжая возиться со своим хозяйством.
      Среди сверстников  Борька выделялся дерзостью и недюжинной силой, хотя все знали его слабость: любовь к животным.

      Вернемся к Наде. Ждала ли она Султана? Обещал ли мужчина вернуться к ней? Скорее всего, ждала. Наверное, обещал вернуться следующим летом. Красивый черноокий, статный молодой мужчина в самом расцвете сил с жгучими смоляными волосами, которого следующим летом видели на танцплощадке в обнимку с Валей из соседней деревни, где бригада сезонных работников строила коровник. Злые языки трепали, что бились девки за удалого молодца, а он нашел другую.
       Борька уже и в школу пошел, но не знал, что у него где-то есть папка, пока не нашел в старых стопках журналов цветную фотографию. С карточки на мальчишку смотрел мужчина с до боли знакомыми глазами. Где Борька видел такие очи?   
- Ба, а кто этот дяденька? - спросил ребенок у бабы Глаши, которая возилась с опарой для теста.
- Вишь, занята. Сходи к Степке. Он расскажет, - не оглядываясь ответила бабушка.
- Не пойду. Твой Степка грозился утопить котят.
- Тоды, ой. Извольте не мешать мне с пирогами.
- А мамка знает его? - продолжая топтаться под ногами, спросил мальчуган.
- Она не знает когда домой явилась. Пойди разбуди. Скажи ей, пусть козу за изгородь выведет, - сказал дед Степан, потягиваясь.
- А козу-то  я давно на околице к колышку привязала. Только вы все на мне ездите, лентяи. Детка. дай посмотрю карточку-то... А! Ах! И где же ты ее нашел? Степка, дай очки! Признаешь? Аль ошибаюсь я?
- Чучмек! Точнесенько, тот самый! Вон, Борька весь в него!
- И вовсе не в него я! Я не чучмек, а Борис Борисович! - вспылил Борька.
- Ну, да. Девок брюхатить еще рановато тебе!
- Дурень старый! Чаво несешь-то? Это с ребетенком ты так говоришь?
-  Сама ты, дуреха старая! Я ль что ли виноват в том, что непутевая твоя Надька? Вон, до полуночи шляется, на работу в магазин не хочет. Стыдно ей, что я за бутылочкой захожу. Я-то на свои кровные, а она на твоей шее сидит.
- Хватит, окаянный. Какая-никакая, а все же кровинушка.
- Пойду-ка я лучше баньку топить, чтоб вас слыхом не слыхивать!
- А что за шум? - спросила вошедшая сонная Надя.
- Внук тут нашел карточку-то. Дед чучмеком Борьку обозвал...
 И только тут Надежда заметила цветную фотографию, лежащую на краю стола.
- Где ты ее нашел? Я и забыла про нее, - обратилась женщина к сыну.
- Это кто? - твердо спросил Борис.
- Был Султан, а сейчас Никто, - ответила Надя.
- Папка твой. Глаза твои, - вставила баба Глаша.
- Папка? Мой? У меня есть папка?
- Нет никакого папки. Тебя аист принес, - прикрикнула на ребенка Надя и разорвав карточку на несколько частей бросил в угол.
- Дед Степан говорит, что меня нашли в капусте. Я каждый день бегаю на огород. Нет там никаких детей. Теперь мне к аистам лезть?
- Делай, что хочешь, - отмахнулась мать от ребенка и вышла в сени. С тех пор. как в доме появился Степан Никифорович, поселилась Надя с малышом в сенях. Думала, что мать одумается и выгонит старика, который часто прикладывался к бутылке. Прошло девять лет, а Степка занял место рядом с Глашой. Хворать даже перестала. Надя могла до полуночи пропадать на танцплощадках, задерживаться у подруг, а потом тайком пробираться к своему старому потертому  разложенному дивану, который занимал почти все сени.
                                      ***
           Борька кинулся в объятия бабы Глаши, которая умела приголубить.
- Б,скажи, что меня не в капусте нашли, не аист принес,  а Бог послал, - уткнувшись носом в грудь бабушки, всхлипывая, просил ребенок.
- Конечно, родненький. Все мы от Бога. А теперь беги к своим котятам. Молочка им налей, а я пирогов напеку.

        Прежде, чем выйти из комнаты, Боря собрал клочки фотографии, аккуратно всунул их в накладной карман рубашки, вытер нос рукавом и чинно вышел в сени. Здесь в углу стояла корзина с тремя подслеповатыми котятами, которых он вчера спас у речки. Тетя Марфа пыталась утопить несчастных вместе с корзиной. Борька сперва ручками вцепился в корзину, но когда понял, что не справится с  тучной женщиной, не придумал ничего лучшего, как вцепиться острыми зубками в  ее руку.
- Ах, ты черт незаконнорожденный! Я тя щас огрею! - завопила Марфа, бросая корзину и оглядываясь по сторонам в поисках прута, чтобы отхлестать мальца.
     А Борька за считанные минуты оказался в своем дворе.
- Ладно! Только корзину верни, - крикнула  женщина, проходя мимо калитки, в которую шмыгнул Борька.

                                                                                                   ***
          Возможно,  Борька стал бы трактористом или комбайнером, если бы Надя не вышла замуж и не уехала из Поволжского селения в крупный город.  По обоюдному решению мужа и жены детей общих не заводили, но Надя воспитывала пасынка, как и родного, равно, как Борис  стал родным для Виктора.
          Папа Витя умер также тихо, как и жил, когда сводные братья-погодки учились на последних курсах Волгоградских институтов. Артем пошел по стопам отца, решив стать юристом, а Борис   - зоотехником.
           После смерти отца Артем стал поддерживать тесные отношения с  родной матерью, буквально познакомившись с ней на похоронах отца. Надя вернулась в родное село к вновь овдовевшей  престарелой матери.
            Борис безуспешно пытался узнать у матери, кто же был его отцом. Но  так и не признался, что склеил куски разорванной карточки и держал ее в надежном месте. в самые счастливые и самые тяжелые минуты своей жизни. Он украдкой доставал склеенное фото и обещал человеку, изображенному на нем, что обязательно его найдет.
          Серьезный разговор на тему отцовства Борис откладывал по разным причинам. То не хотел расстраивать мать, то не хотел обижать отчима, то время неподходящее, то расстояния большие. Судьба носила Бориса по разным уголкам России. И только за два дня до смерти Надя сама призналась сыну, что родила  его от чеченца, Султана, того самого, фотокарточку которого порвала почти тридцать лет тому назад.
           Не успел Борис признаться матери, что хранит фото. Надя умерла во сне, как и баба Глаша.                               

                                                                                           ***

        Борис Борисович возвращался с кладбища, когда узнал, что в  доме гости.
- Боря, к тебе приехала сестра, - сообщила жена.
- Таня, у меня есть сводный брат. Артем.
- Дорогой, это не Артем, а Жанна. И  ваши глаза. Такие  же красивые глаза, и нос, и губы. Точно, сестра.

      
- Танюша, ты шутишь? - спросил Борис, когда жена открыла дверь. - Хорошо. что сняла черный платок. Ведь маму уже не вернуть, а нам надо жить дальше.
- Знаю, родной. Я не шучу. Пойдем, познакомлю.

        Две красивые женщины сидели в гостиной и тихо разговаривали на своем родном языке. Увидев вошедшего мужчину, обе встали во весь рост и замерли в ожидании.
- Хьан да ву-кх. Ватт1ийн схьаваькхийн Султан ву-кх,(Твой отец. Вылитый Султан) - вдруг сказала старшая из женщин и протянула руки, пытаясь обнять мужчину. - Как же долго я тебя, сынок, искала.
         Борис слегка обнял женщину и пригласил гостей присесть.
- Танюша, гости, видимо, из далека. Накрой стол. А вы расскажите, что вас привело ко мне?
- Сынок, я двадцать лет искала тебя.
- Я хорошо помню свою маму.
- Я не твоя мама. Но Жанна - твоя сестра.
- Вы не мама, а эта красавица - моя сестра? Я бы хотел иметь такую сестру.
- Вот, сынок, смотри. У меня есть фотография твоего отца. Ты - копия Султана. А Жанна?
Вы похожи. Подумаешь, ростом Жакана не удалась.
- Не может этого быть. Эта фотокарточка была склеена мною. Откуда она у вас? - едва выдавил из себя Борис.
- Нет, эта карточка целая. Ее Султан подарил мне за две недели до свадьбы.
- Подождите. Я покажу тогда свою, - стал нервничать мужчина, бросая беглый взгляд то на одну, то на другую женщину.

- Таня, я не могу поверить. Это же один и тот же снимок. Я тридцать лет хранил эту карточку, надеясь на чудо. Перед смертью мать призналась, что мой отец - чеченец. Но я струсил. Я не посмел ехать в Чечню, по которой прошел смерч войны.
- Я понимаю тебя, брат. Вот мы и приехали к тебе. В прошлом году мы искали тебя в Поволжье. Через год нашли здесь. Добрые люди привели нас к тебе, - уткнувшись в плечо брата плакала Жанна.

          Почему отец не искал сына, Жовзан не стала рассказывать Борису и Татьяне.
Лишь она одна знает, сколько  уговаривала его найти ребенка, которого тот бросил по молодости. Если бы до замужества узнала, что где-то в России растет незаконнорожденный ребенок, вряд ли бы вышла замуж за Султана. Судьба распорядилась так, что Всевышний не дал этой паре других детей кроме дочери, которая родилась через девять месяцев, когда Борьке к тому времени исполнилось  пять лет.
           Дочь Жанна - правоверная мусульманка, как и сама Жовзан. Правоверная Татьяна втянула атеиста Бориса в христианство. Несмотря на разницу вероисповедания, Жанна счастлива, что нашла брата, а Борис стал богаче тем, что нашлась его сестра.
Жовзан надеется, что Борис с семьей  в скором времени переберется жить на Кавказ и она заменит им мать.
         Воистину, пути Господни неисповедимы. Что нам готовит день завтрашний?
Рейтинг: +2 200 просмотров
Комментарии (4)
Серов Владимир # 4 ноября 2013 в 08:46 0
Поучительная история. Помню, как в инете поругался с одним "орлом", который бахвалился тем, что, мол, много его детей рассеяно на просторах России. Я ему написал просто - дурак ты!
Зура Итсмиолорд # 5 ноября 2013 в 10:11 0
Он-преступник. Зачем плодить детей, если нет чувства отцовства? Такие люди и ведут к деградации общества.
Виктор Винниченко # 5 ноября 2013 в 10:19 0
Спасибо за хороший рассказ.
Зура Итсмиолорд # 5 ноября 2013 в 17:23 0
И Вам спасибо, что читали.