БЕЗУМИЕ.

22 ноября 2012 - Алексей Ежов

БЕЗУМИЕ.

Я вчера попросил у «белых людей» принести мне картину известного русского художника. Хочу Вам сказать, что мне её действительно принесли и даже безвозмездно повесили на посеревшую стену. Теперь я могу лежать на скрипучей кровати и смотреть на неё. А сегодня, среди ночи, вдруг проснулся от страшного, как мне показалось, сна, в котором отчётливо видел и ощущал эту картину в движении. Почему мне это привиделось, не знаю, вроде бы наркотиков вчера не давали? Так вот, сплю я и вижу: пыльную дорогу, убегающую вдаль, по обочинам которой поля, кое-где торчат кусты, а впереди виднеется лес. И тут слышу звон, крики, ругань, топот… Смотрю, и поверить не могу, идут заключённые, нищие ссыльные: в ободранной одежде, с грязными и потными лицами, кто босой, кто в лаптях, но все без исключения в кандалах. А ведут их какие-то солдаты, жандармы всякие. И кнутом их, как коров гонят. У меня даже сердце ускорило свою деятельность. И тут один из заключённых кричит мне: «Эй, давай с нами в Сибирь, хватит, чай, в постели лежать да таблетки пить!», а я ему спокойно так говорю: «Не могу с вами, у меня и здесь дел полно!». На этом я и проснулся, а со стены на меня смотрит та самая «Владимирка». Да, Исаак – Вы мастер!

А через какую-то жалкую недельку приплыл ко мне очень важный комплект полотен, так называемый триптих – квадрат, круг и крест. Они относятся к неким супрематическим работам легендарного Казимира. Я в восторге и понятия не имею, как раньше существовал без них. По моей просьбе картины повесили над моей кроватью на потолке, чтобы у меня была возможность наслаждаться искусством лёжа. Вечером, после ужина, после принятия каких-то таблеток и после множества уколов в вену, я развалился на «скрипучке» и перестал мигать. Мои глаза стали ощущать боль от расширения зрачков и в одно мгновение лопнули со страшным щелчком. Я провалился. То самое ощущение, когда идёшь по торфяным болотам, и вдруг появляется опасное место, которое не так давно сгорело, но этого не видно, и тебя проглатывает с головой это губчатое вещество. Ты понимаешь, что умер, ты ни черта не видишь. Конечно, со мной такого никогда не происходило, иначе бы мы с вами сейчас не говорили. Страшно. Так вот лежу я и ничего не различаю. Сначала меня что-то закружило, словно в водовороте по кругу, по какому-то чёрному кружку, затем я бросился в первый угол, но попал уже во второй, бросился к третьему, а там четвёртый. Стал биться в чёрные стены, падать на чёрный пол, ползать по чёрному потолку, как муха, но вдруг оттуда упал и всё… остался лишь крест. Я лежал, а потом как закричу умоляющим голосом: «Казимир, Казимирушка, милый мой, выпусти меня из своего плена», а он мне отвечает голосом Шаляпина: «Сейчас мой друг, открою тебе дверь, просто разверну свой «Чёрный квадрат», а то эти олухи повесили его вверх ногами – бездари!». В этот самый миг меня стали толкать санитары, и я очнулся, с меня стекал ручьями холодный пот. Затем тело моё привязали к кроватке, вкололи что-то и я улетел по чёрному кругу в чёрную комнату с дверью, ведущей к чёрному кресту.

Вскоре притащили мне, по моей просьбе «Звёздную ночь». Я даже заплакал от счастья и ещё раз убедился в том, что Винсент гений. Картина была повешена в правом углу от моей кровати ближе к полу, чтобы можно было поваляться на жёстком паркете, любуясь красотой. Через час после появления полотна в моей палате для меня принесли ЛСД-25, и моё сознание отключилось. Я стал проникать в эту «Звёздную ночь», любуясь на звёзды. Когда мне удалось преодолеть границу и оказаться в ночном городе, для меня принесли конверт, на котором значилась надпись твой Гог. С трудом, его открыв, увидел перед собой мочку уха. «Какой чудный сюрприз!» – воскликнул я голосом Аллы, схватил рукой подарок и засунул в рот, пожевал немного, проглотил и ушёл назад к себе в палату.

Два дня спустя у меня появились восемь картин Сальвадора. Обожаю его – тигрёнок мой усатый! Его полотна, как я и просил, приклеили к полу, а меня на всю ночь привязали к потолку. Я наслаждался. Мои глаза скользили по паркету, впивались в каждый элемент. Мозг потихоньку отключился, и рассудок последовал его примеру. Мне стало видеться, чёрт знает что. Сначала я попал в кабинет главного врача, в котором этот псих стоял и нагло мастурбировал, закатив глаза. А за его спиной на столе лежала обнажённая девушка на фоне пейзажа, только что сошедшая с первой картины. Далее я прошёл в соседнюю комнату, в которой нам ставили клизмы, и увидел на кушетке «Содомское самоудовлетворение невинной девы». Вскоре прибежал доктор-онанист, за ним на цыпочках прискакала Гала с двумя рёбрышками ягнёнка, балансирующими на её плече, к этой сумасбродной парочке приползла какая-то обнажённая. Врач занялся групповым сексом с девушками, а я стоял и нервно мастурбировал, смотря на них. Через пять минут сперма полилась ручьём из моего полового члена, быстро заполнила помещение. Мы начали захлёбываться в ней, но тут открылась дверь, и нас вынесло волной в коридор. Там мы увидели этюд «Мёд слаще крови». Вся наша компания побежала, тряся своими членами, в холл больницы, в котором сидел средний бюрократ с распухшей головой, приступающий к обязанностям дояра черепной арфы, вырвавшийся с холста 1933 года. Затем доктор скальпелем распорол живот «Обнажённой» и появился образ «Кровоточивые розы». Через час группового секса в парадной комнате больницы, я поднялся к себе в палату, в которой увидел свою жену перед зеркалом. Она сидела обнажённая и смотрела на собственное тело, ставшее лесенкой, тремя позвонками колонны, небом и архитектурой. Мы с ней обнялись и поцеловались, после чего она сказала: «Марш к себе в тело, мерзкий, озабоченный хулиган!» и ушла сквозь окно. После этих слов я сразу очнулся и попросил санитаров опустить меня на пол.       

«О, Пабло! Мне так давно не хватало твоих картин!» - шептал я, смотря на его шедевр. Несказанно красивое полотно мне положили под подушку, чтобы герои сюжета, изображённого на холсте, с помощью своих лесенок поднимались сквозь подушку ко мне в ухо, из которого можно попасть в мой мозг, для окончательного его разрушения. Теперь каждую ночь девочка спрыгивает со своего шара, берёт за руку мужчину и поднимается с ним в меня. Они благополучно минуют ушную раковину, среднее ухо, спустя некоторое время попадают в передний мозг, иногда забегают в мой мозжечок. Там у них обычно возникает бурный секс, от которого меня всего трясёт, и я сваливаюсь с кровати. Потом они проходят средний мозг, чтобы посетить гипоталамус, в котором девочка с мужчиной едят, прыгают, царапают стены, от чего у меня страшно чешется голова. Кстати, они, иногда, каким-то образом попадают в мои вены и купаются в артериальной крови. Мне это видно по ползающим под кожей шарикам. Наигравшись в детские и взрослые игры, любовники возвращаются к себе, оставляя меня в покое.      

Через месяц вся моя палата была заполнена картинами. Я просто летал среди них, путешествовал по разным местам, бродил в забытьи. Всё-таки здорово, что судьба завела меня в психиатрическую лечебницу, иначе, где бы я увидел такие чудеса. Теперь по ночам я не знаю, куда мне бежать, потому что с одной стороны стоят три богатыря, которые через некоторое время занимаются непристойными вещами, а с другой – девочка с персиками, желающая сделать мне минет. Хочу идти назад, а там врач-онанист, звонит по мобильнику Джоконде. Бежать вперёд? А там ещё хуже – на набережной кричит какой-то больной мужик, в стороне от него «Демон сидящий», под деревом – целующиеся влюблённые с обмотанными в тряпки головами. Что мне делать? Я разбегаюсь и взлетаю в небо, в котором не чище, чем на земле. На одном облаке «Две Фриды», на другом Джексон Поллок пишет картину «Номер 5 ,1948», на следующем - мужчина и женщина перед кучей экскрементов. Летишь дальше и наблюдаешь: купание красного коня, после которого девушка с жемчужно серёжкой целуется с великим архитектором. И так на каждом облаке. После всего увиденного закрываешь глаза и кричишь: «ААА-ААА-ААА!». На эти звуки врываются в палату санитары, делают укол, после которого ты падаешь под землю и попадаешь в турецкие бани, из которых можно выйти, сделать минет врачу-онанисту и очнуться в своей галерее. И так каждый день.   

Через неделю раздался взрыв. Здание взлетело на воздух. Клубился дым. Виной всему специально сделанный кабинет для облучения пациентов. Эта комната напоминала мини-АЭС. Аппаратура была неисправна. Эксперимент не удался. Вся правда вскрылась, показав изнаночную сторону. Газеты и журналы пестрили статьями, в которых искрился такой текст: 

«… В этой клинике не лечили парализованные души, в этом месте их убивали, совершая наркотическую эвтаназию. ЛСД-25, героин, кокаин, морфин и многое другое здесь успешно применялось. «Белые люди» - псевдо врачи овладевали людьми, насильно затаскивая их к себе, клали на «скрипучки» - кровати, кололи им наркотики, а те подписывали все документы на продажу квартир. Санитары выполняли все прихоти пациентов: хочет мужчина картины – будут ему картины, пусть не подлинники, но тоже хорошие вещи, распечатанные из интернета на струйном принтере на листе формата А4. В общем, людям повезло, этот взрыв их спас, потому что неизвестно, сколько бы ещё жизней было погублено…»    

 

 

© Copyright: Алексей Ежов, 2012

Регистрационный номер №0095468

от 22 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0095468 выдан для произведения:

БЕЗУМИЕ.

Я вчера попросил у «белых людей» принести мне картину известного русского художника. Хочу Вам сказать, что мне её действительно принесли и даже безвозмездно повесили на посеревшую стену. Теперь я могу лежать на скрипучей кровати и смотреть на неё. А сегодня, среди ночи, вдруг проснулся от страшного, как мне показалось, сна, в котором отчётливо видел и ощущал эту картину в движении. Почему мне это привиделось, не знаю, вроде бы наркотиков вчера не давали? Так вот, сплю я и вижу: пыльную дорогу, убегающую вдаль, по обочинам которой поля, кое-где торчат кусты, а впереди виднеется лес. И тут слышу звон, крики, ругань, топот… Смотрю, и поверить не могу, идут заключённые, нищие ссыльные: в ободранной одежде, с грязными и потными лицами, кто босой, кто в лаптях, но все без исключения в кандалах. А ведут их какие-то солдаты, жандармы всякие. И кнутом их, как коров гонят. У меня даже сердце ускорило свою деятельность. И тут один из заключённых кричит мне: «Эй, давай с нами в Сибирь, хватит, чай, в постели лежать да таблетки пить!», а я ему спокойно так говорю: «Не могу с вами, у меня и здесь дел полно!». На этом я и проснулся, а со стены на меня смотрит та самая «Владимирка». Да, Исаак – Вы мастер!

А через какую-то жалкую недельку приплыл ко мне очень важный комплект полотен, так называемый триптих – квадрат, круг и крест. Они относятся к неким супрематическим работам легендарного Казимира. Я в восторге и понятия не имею, как раньше существовал без них. По моей просьбе картины повесили над моей кроватью на потолке, чтобы у меня была возможность наслаждаться искусством лёжа. Вечером, после ужина, после принятия каких-то таблеток и после множества уколов в вену, я развалился на «скрипучке» и перестал мигать. Мои глаза стали ощущать боль от расширения зрачков и в одно мгновение лопнули со страшным щелчком. Я провалился. То самое ощущение, когда идёшь по торфяным болотам, и вдруг появляется опасное место, которое не так давно сгорело, но этого не видно, и тебя проглатывает с головой это губчатое вещество. Ты понимаешь, что умер, ты ни черта не видишь. Конечно, со мной такого никогда не происходило, иначе бы мы с вами сейчас не говорили. Страшно. Так вот лежу я и ничего не различаю. Сначала меня что-то закружило, словно в водовороте по кругу, по какому-то чёрному кружку, затем я бросился в первый угол, но попал уже во второй, бросился к третьему, а там четвёртый. Стал биться в чёрные стены, падать на чёрный пол, ползать по чёрному потолку, как муха, но вдруг оттуда упал и всё… остался лишь крест. Я лежал, а потом как закричу умоляющим голосом: «Казимир, Казимирушка, милый мой, выпусти меня из своего плена», а он мне отвечает голосом Шаляпина: «Сейчас мой друг, открою тебе дверь, просто разверну свой «Чёрный квадрат», а то эти олухи повесили его вверх ногами – бездари!». В этот самый миг меня стали толкать санитары, и я очнулся, с меня стекал ручьями холодный пот. Затем тело моё привязали к кроватке, вкололи что-то и я улетел по чёрному кругу в чёрную комнату с дверью, ведущей к чёрному кресту.

Вскоре притащили мне, по моей просьбе «Звёздную ночь». Я даже заплакал от счастья и ещё раз убедился в том, что Винсент гений. Картина была повешена в правом углу от моей кровати ближе к полу, чтобы можно было поваляться на жёстком паркете, любуясь красотой. Через час после появления полотна в моей палате для меня принесли ЛСД-25, и моё сознание отключилось. Я стал проникать в эту «Звёздную ночь», любуясь на звёзды. Когда мне удалось преодолеть границу и оказаться в ночном городе, для меня принесли конверт, на котором значилась надпись твой Гог. С трудом, его открыв, увидел перед собой мочку уха. «Какой чудный сюрприз!» – воскликнул я голосом Аллы, схватил рукой подарок и засунул в рот, пожевал немного, проглотил и ушёл назад к себе в палату.

Два дня спустя у меня появились восемь картин Сальвадора. Обожаю его – тигрёнок мой усатый! Его полотна, как я и просил, приклеили к полу, а меня на всю ночь привязали к потолку. Я наслаждался. Мои глаза скользили по паркету, впивались в каждый элемент. Мозг потихоньку отключился, и рассудок последовал его примеру. Мне стало видеться, чёрт знает что. Сначала я попал в кабинет главного врача, в котором этот псих стоял и нагло мастурбировал, закатив глаза. А за его спиной на столе лежала обнажённая девушка на фоне пейзажа, только что сошедшая с первой картины. Далее я прошёл в соседнюю комнату, в которой нам ставили клизмы, и увидел на кушетке «Содомское самоудовлетворение невинной девы». Вскоре прибежал доктор-онанист, за ним на цыпочках прискакала Гала с двумя рёбрышками ягнёнка, балансирующими на её плече, к этой сумасбродной парочке приползла какая-то обнажённая. Врач занялся групповым сексом с девушками, а я стоял и нервно мастурбировал, смотря на них. Через пять минут сперма полилась ручьём из моего полового члена, быстро заполнила помещение. Мы начали захлёбываться в ней, но тут открылась дверь, и нас вынесло волной в коридор. Там мы увидели этюд «Мёд слаще крови». Вся наша компания побежала, тряся своими членами, в холл больницы, в котором сидел средний бюрократ с распухшей головой, приступающий к обязанностям дояра черепной арфы, вырвавшийся с холста 1933 года. Затем доктор скальпелем распорол живот «Обнажённой» и появился образ «Кровоточивые розы». Через час группового секса в парадной комнате больницы, я поднялся к себе в палату, в которой увидел свою жену перед зеркалом. Она сидела обнажённая и смотрела на собственное тело, ставшее лесенкой, тремя позвонками колонны, небом и архитектурой. Мы с ней обнялись и поцеловались, после чего она сказала: «Марш к себе в тело, мерзкий, озабоченный хулиган!» и ушла сквозь окно. После этих слов я сразу очнулся и попросил санитаров опустить меня на пол.       

«О, Пабло! Мне так давно не хватало твоих картин!» - шептал я, смотря на его шедевр. Несказанно красивое полотно мне положили под подушку, чтобы герои сюжета, изображённого на холсте, с помощью своих лесенок поднимались сквозь подушку ко мне в ухо, из которого можно попасть в мой мозг, для окончательного его разрушения. Теперь каждую ночь девочка спрыгивает со своего шара, берёт за руку мужчину и поднимается с ним в меня. Они благополучно минуют ушную раковину, среднее ухо, спустя некоторое время попадают в передний мозг, иногда забегают в мой мозжечок. Там у них обычно возникает бурный секс, от которого меня всего трясёт, и я сваливаюсь с кровати. Потом они проходят средний мозг, чтобы посетить гипоталамус, в котором девочка с мужчиной едят, прыгают, царапают стены, от чего у меня страшно чешется голова. Кстати, они, иногда, каким-то образом попадают в мои вены и купаются в артериальной крови. Мне это видно по ползающим под кожей шарикам. Наигравшись в детские и взрослые игры, любовники возвращаются к себе, оставляя меня в покое.      

Через месяц вся моя палата была заполнена картинами. Я просто летал среди них, путешествовал по разным местам, бродил в забытьи. Всё-таки здорово, что судьба завела меня в психиатрическую лечебницу, иначе, где бы я увидел такие чудеса. Теперь по ночам я не знаю, куда мне бежать, потому что с одной стороны стоят три богатыря, которые через некоторое время занимаются непристойными вещами, а с другой – девочка с персиками, желающая сделать мне минет. Хочу идти назад, а там врач-онанист, звонит по мобильнику Джоконде. Бежать вперёд? А там ещё хуже – на набережной кричит какой-то больной мужик, в стороне от него «Демон сидящий», под деревом – целующиеся влюблённые с обмотанными в тряпки головами. Что мне делать? Я разбегаюсь и взлетаю в небо, в котором не чище, чем на земле. На одном облаке «Две Фриды», на другом Джексон Поллок пишет картину «Номер 5 ,1948», на следующем - мужчина и женщина перед кучей экскрементов. Летишь дальше и наблюдаешь: купание красного коня, после которого девушка с жемчужно серёжкой целуется с великим архитектором. И так на каждом облаке. После всего увиденного закрываешь глаза и кричишь: «ААА-ААА-ААА!». На эти звуки врываются в палату санитары, делают укол, после которого ты падаешь под землю и попадаешь в турецкие бани, из которых можно выйти, сделать минет врачу-онанисту и очнуться в своей галерее. И так каждый день.   

Через неделю раздался взрыв. Здание взлетело на воздух. Клубился дым. Виной всему специально сделанный кабинет для облучения пациентов. Эта комната напоминала мини-АЭС. Аппаратура была неисправна. Эксперимент не удался. Вся правда вскрылась, показав изнаночную сторону. Газеты и журналы пестрили статьями, в которых искрился такой текст: 

«… В этой клинике не лечили парализованные души, в этом месте их убивали, совершая наркотическую эвтаназию. ЛСД-25, героин, кокаин, морфин и многое другое здесь успешно применялось. «Белые люди» - псевдо врачи овладевали людьми, насильно затаскивая их к себе, клали на «скрипучки» - кровати, кололи им наркотики, а те подписывали все документы на продажу квартир. Санитары выполняли все прихоти пациентов: хочет мужчина картины – будут ему картины, пусть не подлинники, но тоже хорошие вещи, распечатанные из интернета на струйном принтере на листе формата А4. В общем, людям повезло, этот взрыв их спас, потому что неизвестно, сколько бы ещё жизней было погублено…»    

 

 

Рейтинг: +2 256 просмотров
Комментарии (2)
Алексей Ежов # 22 ноября 2012 в 18:03 0
Мои литературный хаос, литературный бред, литературное безумие, литературное хулиганство...
Алексей Ежов # 23 ноября 2012 в 13:37 0
Конечно же нет, это не бред! Просто в такой форме я попытался поговорить о проблемах 21 века!