Без чудес

9 сентября 2013 - Галина Радина

Без чудес

Новогодняя история

 

Накануне Нового года директор крупного столичного предприятия Вадим Андреевич Калитин собрался навестить своих родителей в деревне. Давно обещал, мать уже стала обижаться, да и отец был недоволен долгим отсутствием сына. Решил объявиться сюрпризом, чем очень обрадовал родителей, которые с интересом обсмотрели новую иномарку, потом его самого в недешёвом прикиде. Мать не знала, куда усадить дорогого гостя и чем потчевать.

 

Давно так не было покойно на душе у Калитина. В промозглую погоду он сидел возле натопленной печки и наслаждался, слушая, как трещат дрова.  Целый день нежился в своё удовольствие, вспоминал времена, когда ещё был пацаном. Но сколько ни лежи, нужно  подсобить отцу по хозяйству. Нашёл в чулане старый полушубок, стал обуваться и обнаружил, что рыжий кот Кузька пометил его ботинки от известных производителей своим знаком качества с неповторимым стойким ароматом. Конечно, Кузька был тотчас наказан матерью и выдворен на улицу, а ботинки вымыты душистым мылом и поставлены на лавку для просушки. Для сына отец нашёл старые валенки, в самый раз, чтобы колоть дрова на улице.

 

Почти целый день мужики работали на холоде, а к вечеру решили истопить баньку. Милое дело после трудового дня! Когда банька была готова, пригласили соседей – Павла и Марину – попариться и заодно отметить приезд гостей. К ним как раз приехал брат Павла Дмитрий – музыкант, тоже из столицы. (Через неделю у него гастроли в Европе, а перед Новым годом решил навестить брата, давно не был в родных краях).

 

Банька удалась на славу! После такого действа и выпить не грех. Мать собрала нехитрое угощение: картошка с пылу с жару, приправленная лучком, квашеная капуста с клюквой, грибочки, печеный петух для редкого случая. Выпили стопку, другую домашнего первачка. Пошла беседа!

 

Разговоры о столице переплетались с обсуждением деревенского житья-бытья. Не заметили, как подкралась полночь. Расходиться не хотелось, но пора и честь знать. Вадим Андреевич предложил Дмитрию через день возвращаться в столицу вместе на его иномарке. Тот согласился, не раздумывая. На том и порешили. Хозяева вышли проводить гостей на крыльцо. Небо было пронзительно звёздным, наверное, к морозу. Но снега почти не было, поэтому зима казалась унылой.

 

На следующий день Вадим Андреевич проснулся от крика горластых петухов. Для него это было непривычным, но так будоражило и «обнимало» душу. Встал с лёгкостью. «Даже похмелья нет», - подумал он с удивлением. Ему очень захотелось быстрее выскочить на улицу, вдохнуть свежего воздуха!  Схватил с лавки ботинки и обомлел! Оказалось, что Кузька повторил попытку адаптировать новомодные ботинки свежей струёй. Рыжий благодетель! Вадим Андреевич натянул валенки и вышел на крыльцо.

 В покое природа – в покое человек… Наверное, это состояние самое необходимое.

 

Скрипнула дверь. Выглянула мать, спросила: «Что так рано? Полежал бы ещё». Потом пошла хлопотать по хозяйству, готовить незатейливый завтрак: яичницу, оладушки. Когда потянуло знакомым запахом из детства, Вадим Андреевич почувствовал, что проголодался. Он давно уже не ел с таким аппетитом. Всё наспех или в ресторанах: жена не баловала домашними обедами.

 

За столом отец предложил прогуляться к лесу пешком – был бы снег, пошли бы на лыжах. Погода стояла ясная, морозец небольшой. После прогулки по лесу сытный обед совсем разморил Калитина, и он заснул мертвецким сном, чего с ним давно уже не случалось в дневное время. Отдыхала душа, отдыхало тело. Когда ещё удастся вырваться к родителям?

 

Ближе к вечеру решил заправить машину бензином, но оказалось, что местная АЗС не работает – люди уже начали встречать Новый год – 30 декабря как-никак. Вот незадача! Хорошо хоть у отца стояла канистра с бензином. Пришлось заправить иномарку тем, что было.

 

Наступило утро 31 декабря. Вадим Андреевич стал собираться в дорогу, нужно было поспеть домой праздновать Новый год – гостей ожидалось много. Так хотелось жене, а он не привык с ней спорить.

 

По случаю отъезда сына мать расстаралась с размахом: зарубила петушка, напекла пирогов, положила в бидончик мочёных яблок и квашеной капусты, ко всему этому отец добавил бутылку самогона. Чтобы не огорчать родителей, пришлось всё это погрузить в машину. Подошёл Дмитрий, тоже с сумкой, нагруженной деревенскими гостинцами. И его поклажу водрузили на заднее сиденье.

 

Вопреки прогнозам, небо нахлобучилось тучами, срывался хлопьями снег. Стали прощаться. Пообещав родителям, что он постарается через год приехать с женой и детьми, Калитин сел в машину, и они с Дмитрием тронулись в путь.

 

Что в России неизменно – это дороги. Иногда, чтобы добраться до более или менее пригодной трассы, нужно проехать часа полтора-два по просёлочной: с глубокой колеёй и ухабами.

 

Калитин стойко вёл свою иномарку минут сорок. Снег уже не срывался, а валил не переставая, как будто хотел наверстать упущенное. Машину на повороте занесло, она как-то необычно заурчала и заглохла. Видимых причин не было: дорогу ещё не настолько засыпало снегом, чтобы застрять в сугробе. У Калитина мелькнула догадка, что бензин из канистры пришёлся не по вкусу его иномарке. Попробовал завести несколько раз – тщетно! Дмитрий пытался позвонить брату, но связи в этих местах не предусматривалось. Посоветовавшись, решили подождать немного. Может, кто-нибудь будет ехать – подберёт, подбросит хотя бы до станции.

 

Унылое настроение усугублял запах квашеной капусты и опрыснутых Кузькой ботинок (отмыть до конца матери так и не удалось).

Время шло, заметал снег прошлогодние следы…

 - Но неужели сегодня никто не проедет по этой дороге, - отрешённо сказал Дмитрий.

 - Похоже на то, - ответил Калитин.

Они уже порядком продрогли в остывшей машине, и сидеть дальше не было смысла. Нужно что-то предпринимать. Вышли из машины, осмотрелись. Или померещилось, или на самом деле, но вдалеке что-то маячило на дороге. Стали ждать. Видение медленно приближалось. Вскоре показалась лошадь, запряжённая в повозку. Повезло! Когда повозка подъехала, выяснилось, что путники ехали до станции: Петрович подвозил свою внучку Ксению на электричку – она хотела встретить Новый год у подруги в городе. Петрович предложил свою помощь. Не раздумывая, Вадим Андреевич и Дмитрий согласились. Выбирать им не приходилось.

 

Погрузили вещи и снова двинулись в путь. Конечно, не на машине, но лучше медленно ехать, чем стоять.

 

Метель разгулялась не на шутку. Петрович одолжил ветхий тулупчик столичным гостям, чтобы они укрыли ноги – не ровен час простудятся.

 

Он лихо управлял лошадью, та бежала рысцой по дороге, не хватало только колокольчика. Седоки уже начали дремать, как неожиданно раздался треск, и повозка завалилась на один бок. Отлетело колесо, видимо, не было рассчитано на то, чтобы везти столько людей, да ещё с поклажей.

 

Чертыхаясь, Петрович выпряг лошадь, пристроил сверху вещи. Пришлось продолжать путь пешком. Усиливался ветер, идти становилось труднее.

 

«Чего попёрся перед Новым годом, можно было и после съездить к родителям», - подумал  Калитин.

«Только бы не свалиться с воспалением лёгких, а то плакала Европа», - мысленно вторил ему Дмитрий.

«Опоздаю на электричку, придётся Новый год встречать со стариками. А так хочется вновь встретиться с Максимом», - огорчалась про себя Ксения.

Петрович все мысли громко озвучивал: «Завихренило! Хозяин собаку не выпустит! Дома сидеть надо! Свалилась напасть, когда теперь дома буду!»

Возмущения Петровича были не беспочвенны: у него меньше всего было интереса, чтобы куда-то тащиться в такую завируху. Дома у него осталась жена, которая ждала к праздничному столу.

 

Одним словом, нерадостная перспектива вырисовывалась у всех. Холод заставлял забыть о предвкушениях и выворачивал наизнанку оставшееся тепло, надежды развеивались вместе с тщетными попытками дозвониться хоть кому-нибудь по сотовому телефону.

«Как на необитаемом острове!» - в сердцах произнёс Дмитрий, забрасывая свой мобильник в карман.

 

Сгущались сумерки. Дорогу замело. Брели уже наугад полями. Видимости никакой! Казалось, что этому не будет конца. Ноги уже промокли у всех, кроме Петровича: он предусмотрительно надел валенки с калошами.

 

Усталость переходила в отчаянье. Хотелось упасть и заснуть. Только лошадке всё было нипочём. Да Петрович подбадривал: « Расслабляться нельзя: можно замёрзнуть». Никто уже не думал о предстоящем празднике, мысль эта как-то сама собой улетучилась.

 

Небо вот-вот должно было заполниться непроглядной тьмой, а снежинки всё кружились и кружились в затянувшемся танце.

 

В награду за стойкость неожиданно возникли очертания какого-то жилища. Наперегонки устремились к видению. Подошли ближе. Оказалось, что это заброшенная овчарня. Давно так не радовался Калитин. Он первым оказался у входа, рывком открыл дверь – та заворчала ржавым скрипом. ПахнУло непривычно навозом. Вадим Андреевич зашёл внутрь, щёлкнул зажигалкой (курить бросил, а подарок друзей оставил). «Вот и пригодилась», - подумал он. Дёргались тени из стороны в сторону. Слабый огонёк выхватывал метры угрюмого строения. Калитин осветил угол и обомлел: на него с широко открытыми глазами смотрели… Дед Мороз и Снегурочка. Но почему на их лицах такая глубокая безутешность? Подошли остальные и застыли от удивления.

 - Николаич, неужто ты? – выдохнул Петрович, переводя дух от неожиданности.

 - Петрович, ты-то что тут забыл? Мы вот из райцентра с Анной Романовной едем поздравлять ребятишек в детский дом. Застряли на дороге, жигули пришлось бросить на полпути. Что делать – ума не приложу! В мешках – подарки детям, теперь уж не поспеем.

 

Петрович рассказал свою историю.

 - Выходит, друзья по несчастью, - вздохнула Анна Романовна.

Вадим Андреевич и Дмитрий пытались взобраться на крышу овчарни в надежде дозвониться, но связи так и не было.

 

Петрович завёл лошадь под навес, привязал, занёс поклажу попутчиков – нужно было как-то обустраиваться. Стрелки часов подбирались к девяти, оставалось три часа…

«Вернулся домой к Новому году! Сколько раз говорил себе «не загадывай», - с досадой сплюнул Петрович.

 

В углу овчарни стоял небольшой стол, обитый цветной клеёнкой,  и две лавки – всё, что осталось от прежних обитателей. В другом углу – рваные байковые одеяла и огромный ворох затхлого сена, видимо, его не успели доесть овцы. На полу Петрович нашёл остатки свечи – всё пригодится…

 

«Ну, что? Будем готовиться к встрече Нового года», - уныло произнёс Дед Мороз, выставляя пакет с мандаринами и конфетами, чем окончательно «пригвоздил» надежду на чудо. Нехотя все стали распаковывать свои сумки и извлекать оказавшиеся кстати гостинцы. Ксения накинула на стол красивую скатерть и поставила бокалы! (везла подруге в подарок), а Снегурочка – бутылку шампанского. Появились на столе пироги, мочёные яблоки, вяленый карп и даже трёхлитровая банка с вишнёвым компотом, а в качестве украшения новогоднего стола – жареный петух.

 

«Этот Новый год я запомню на всю жизнь!» - подумал Дмитрий, которого в столице ждала шумная компания друзей.

 

Поскольку других вариантов не было, решили проводить уходящий год самогоном. «Не зря отец снарядил бутылочку», - усмехнулся мысленно Калитин. Никто не гнушался: все так промёрзли и хотели есть, что не заставили себя ждать.

 - Не думал, что Старый год окажется таким непредсказуемым, но хоть не на улице! – произнёс утешительный тост Дед Мороз.

 - Пусть уже побыстрее кончается, - продолжил Петрович.

Все дружно его поддержали. Общее несчастье объединило малознакомых людей,  и они чувствовали себя легко, разогретые после мороза немалыми градусами.

 

Овчарня уже не казалась такой мрачной и неприветливой. Через некоторое время слышались шутки и смех. Анна Романовна и Петрович протяжно выводили: «В лунном сиянии снег серебрится…»

 

Близилась полночь. Украдкой стали проглядывать звёзды, метелица укротила своё рвение. А Новый год спешил сменить Старый.

Калитин открыл шампанское, наполнил бокалы. Курантов не было. Все ждали, когда секундная стрелка на стареньких часах Петровича доберётся до двенадцати.

 - С Новым годом! – воскликнул Петрович, и овчарня огласилась звоном бокалов.

 - С Новым счастьем!

Все поздравляли друг друга, как закадычные друзья, которые давно не виделись и наконец-то встретились.

Шампанское добавило веселья, и уже все подпевали Анне Романовне: «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались».

 

А заложник полуночных небес открыто улыбался в окружении сияющих подружек.

Праздник праздником, но усталость брала своё. Нужно было устраиваться на ночлег. Ворох сена, как нельзя, был кстати.

«Незабываемая ночь», - мелькнула мысль у Дмитрия. Продолжения этой мысли не последовало – он уже спал. Ему снился Дед Мороз со скрипкой, Ксения в образе Снегурочки и серый в яблоках конь. Звучала чудная мелодия, которую он никогда в своей жизни не слышал…

 

Калитин проснулся от какого-то странного писка и знакомого «бодрящего» запаха. С трудом открыл глаза, до его сознания медленно доходило, где он… Сбоку почему-то лежал его ботинок, и с него быстро юркнула в сено мышь, очевидно, ей не понравился Кузькин запах. И откуда взялась? Воспоминания прошедшего дня мгновенно отрезвили Вадима Андреевича. Все его друзья по несчастью спали крепким сном, зарывшись в сено. А снаружи, на удивление, слышались какие-то голоса.

«Как, однако, оживлённо бывает ночами в этой овчарне», - подумалось Калитину. Он подошёл к двери, открыл, и в неё ввалились двое: мужчина и женщина.

 - Вы тоже что ль заблудились? – спросил Калитин.

 - Нет, мы ищем внучку и деда, - ответили ему.

 - Стало быть, это Петрович нашёлся. Ну, слава Богу! – воспрянул духом Вадим Андреевич.

Вновь прибывшие рассказали, что, не дождавшись Петровича, запрягли пару лошадей и отправились на поиски. Только к утру нашли овчарню. Калитин разбудил всех. Собрались быстро. Петрович впряг свою лошадёнку к новой паре.

Да, не было и нет ничего надёжней Русской Тройки для зимних дорог!

 

Медленно удалялась повозка от заброшенной овчарни, которая стала временным прибежищем для людей, оказавшихся бессильными перед стихией в новогоднюю ночь.

 

Через несколько часов Калитин вернулся в родительский дом, на изумление матери и отца. Мурлыкая, подошёл Кузька. Похоже, он тоже был рад возвращению «блудного сына»…

 

Прошёл год. 31 декабря. Дмитрий встречал Ксению на столичном вокзале, чтобы вместе провести новогодние праздники, уже как бы по традиции.

Калитин летел встречать Новый год во Францию, где его ждала жена с детьми. Самолёт уже заходил на посадку, а мысли Вадима Андреевича с какой-то необъяснимой грустью возвращались на год назад, в заброшенную овчарню, и ему даже показалось, что от его ботинок потянуло запахом Кузькиных проделок…

 

Почему-то человеку всегда чего-то не хватает…

 

 

 

 

© Copyright: Галина Радина, 2013

Регистрационный номер №0157695

от 9 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0157695 выдан для произведения:

Без чудес

Новогодняя история

 

Накануне Нового года директор крупного столичного предприятия Вадим Андреевич Калитин собрался навестить своих родителей в деревне. Давно обещал, мать уже стала обижаться, да и отец был недоволен долгим отсутствием сына. Решил объявиться сюрпризом, чем очень обрадовал родителей, которые с интересом обсмотрели новую иномарку, потом его самого в недешёвом прикиде. Мать не знала, куда усадить дорогого гостя и чем потчевать.

 

Давно так не было покойно на душе у Калитина. В промозглую погоду он сидел возле натопленной печки и наслаждался, слушая, как трещат дрова.  Целый день нежился в своё удовольствие, вспоминал времена, когда ещё был пацаном. Но сколько ни лежи, нужно  подсобить отцу по хозяйству. Нашёл в чулане старый полушубок, стал обуваться и обнаружил, что рыжий кот Кузька пометил его ботинки от известных производителей своим знаком качества с неповторимым стойким ароматом. Конечно, Кузька был тотчас наказан матерью и выдворен на улицу, а ботинки вымыты душистым мылом и поставлены на лавку для просушки. Для сына отец нашёл старые валенки, в самый раз, чтобы колоть дрова на улице.

 

Почти целый день мужики работали на холоде, а к вечеру решили истопить баньку. Милое дело после трудового дня! Когда банька была готова, пригласили соседей – Павла и Марину – попариться и заодно отметить приезд гостей. К ним как раз приехал брат Павла Дмитрий – музыкант, тоже из столицы. (Через неделю у него гастроли в Европе, а перед Новым годом решил навестить брата, давно не был в родных краях).

 

Банька удалась на славу! После такого действа и выпить не грех. Мать собрала нехитрое угощение: картошка с пылу с жару, приправленная лучком, квашеная капуста с клюквой, грибочки, печеный петух для редкого случая. Выпили стопку, другую домашнего первачка. Пошла беседа!

 

Разговоры о столице переплетались с обсуждением деревенского житья-бытья. Не заметили, как подкралась полночь. Расходиться не хотелось, но пора и честь знать. Вадим Андреевич предложил Дмитрию через день возвращаться в столицу вместе на его иномарке. Тот согласился, не раздумывая. На том и порешили. Хозяева вышли проводить гостей на крыльцо. Небо было пронзительно звёздным, наверное, к морозу. Но снега почти не было, поэтому зима казалась унылой.

 

На следующий день Вадим Андреевич проснулся от крика горластых петухов. Для него это было непривычным, но так будоражило и «обнимало» душу. Встал с лёгкостью. «Даже похмелья нет», - подумал он с удивлением. Ему очень захотелось быстрее выскочить на улицу, вдохнуть свежего воздуха!  Схватил с лавки ботинки и обомлел! Оказалось, что Кузька повторил попытку адаптировать новомодные ботинки свежей струёй. Рыжий благодетель! Вадим Андреевич натянул валенки и вышел на крыльцо.

 В покое природа – в покое человек… Наверное, это состояние самое необходимое.

 

Скрипнула дверь. Выглянула мать, спросила: «Что так рано? Полежал бы ещё». Потом пошла хлопотать по хозяйству, готовить незатейливый завтрак: яичницу, оладушки. Когда потянуло знакомым запахом из детства, Вадим Андреевич почувствовал, что проголодался. Он давно уже не ел с таким аппетитом. Всё наспех или в ресторанах: жена не баловала домашними обедами.

 

За столом отец предложил прогуляться к лесу пешком – был бы снег, пошли бы на лыжах. Погода стояла ясная, морозец небольшой. После прогулки по лесу сытный обед совсем разморил Калитина, и он заснул мертвецким сном, чего с ним давно уже не случалось в дневное время. Отдыхала душа, отдыхало тело. Когда ещё удастся вырваться к родителям?

 

Ближе к вечеру решил заправить машину бензином, но оказалось, что местная АЗС не работает – люди уже начали встречать Новый год – 30 декабря как-никак. Вот незадача! Хорошо хоть у отца стояла канистра с бензином. Пришлось заправить иномарку тем, что было.

 

Наступило утро 31 декабря. Вадим Андреевич стал собираться в дорогу, нужно было поспеть домой праздновать Новый год – гостей ожидалось много. Так хотелось жене, а он не привык с ней спорить.

 

По случаю отъезда сына мать расстаралась с размахом: зарубила петушка, напекла пирогов, положила в бидончик мочёных яблок и квашеной капусты, ко всему этому отец добавил бутылку самогона. Чтобы не огорчать родителей, пришлось всё это погрузить в машину. Подошёл Дмитрий, тоже с сумкой, нагруженной деревенскими гостинцами. И его поклажу водрузили на заднее сиденье.

 

Вопреки прогнозам, небо нахлобучилось тучами, срывался хлопьями снег. Стали прощаться. Пообещав родителям, что он постарается через год приехать с женой и детьми, Калитин сел в машину, и они с Дмитрием тронулись в путь.

 

Что в России неизменно – это дороги. Иногда, чтобы добраться до более или менее пригодной трассы, нужно проехать часа полтора-два по просёлочной: с глубокой колеёй и ухабами.

 

Калитин стойко вёл свою иномарку минут сорок. Снег уже не срывался, а валил не переставая, как будто хотел наверстать упущенное. Машину на повороте занесло, она как-то необычно заурчала и заглохла. Видимых причин не было: дорогу ещё не настолько засыпало снегом, чтобы застрять в сугробе. У Калитина мелькнула догадка, что бензин из канистры пришёлся не по вкусу его иномарке. Попробовал завести несколько раз – тщетно! Дмитрий пытался позвонить брату, но связи в этих местах не предусматривалось. Посоветовавшись, решили подождать немного. Может, кто-нибудь будет ехать – подберёт, подбросит хотя бы до станции.

 

Унылое настроение усугублял запах квашеной капусты и опрыснутых Кузькой ботинок (отмыть до конца матери так и не удалось).

Время шло, заметал снег прошлогодние следы…

 - Но неужели сегодня никто не проедет по этой дороге, - отрешённо сказал Дмитрий.

 - Похоже на то, - ответил Калитин.

Они уже порядком продрогли в остывшей машине, и сидеть дальше не было смысла. Нужно что-то предпринимать. Вышли из машины, осмотрелись. Или померещилось, или на самом деле, но вдалеке что-то маячило на дороге. Стали ждать. Видение медленно приближалось. Вскоре показалась лошадь, запряжённая в повозку. Повезло! Когда повозка подъехала, выяснилось, что путники ехали до станции: Петрович подвозил свою внучку Ксению на электричку – она хотела встретить Новый год у подруги в городе. Петрович предложил свою помощь. Не раздумывая, Вадим Андреевич и Дмитрий согласились. Выбирать им не приходилось.

 

Погрузили вещи и снова двинулись в путь. Конечно, не на машине, но лучше медленно ехать, чем стоять.

 

Метель разгулялась не на шутку. Петрович одолжил ветхий тулупчик столичным гостям, чтобы они укрыли ноги – не ровен час простудятся.

 

Он лихо управлял лошадью, та бежала рысцой по дороге, не хватало только колокольчика. Седоки уже начали дремать, как неожиданно раздался треск, и повозка завалилась на один бок. Отлетело колесо, видимо, не было рассчитано на то, чтобы везти столько людей, да ещё с поклажей.

 

Чертыхаясь, Петрович выпряг лошадь, пристроил сверху вещи. Пришлось продолжать путь пешком. Усиливался ветер, идти становилось труднее.

 

«Чего попёрся перед Новым годом, можно было и после съездить к родителям», - подумал  Калитин.

«Только бы не свалиться с воспалением лёгких, а то плакала Европа», - мысленно вторил ему Дмитрий.

«Опоздаю на электричку, придётся Новый год встречать со стариками. А так хочется вновь встретиться с Максимом», - огорчалась про себя Ксения.

Петрович все мысли громко озвучивал: «Завихренило! Хозяин собаку не выпустит! Дома сидеть надо! Свалилась напасть, когда теперь дома буду!»

Возмущения Петровича были не беспочвенны: у него меньше всего было интереса, чтобы куда-то тащиться в такую завируху. Дома у него осталась жена, которая ждала к праздничному столу.

 

Одним словом, нерадостная перспектива вырисовывалась у всех. Холод заставлял забыть о предвкушениях и выворачивал наизнанку оставшееся тепло, надежды развеивались вместе с тщетными попытками дозвониться хоть кому-нибудь по сотовому телефону.

«Как на необитаемом острове!» - в сердцах произнёс Дмитрий, забрасывая свой мобильник в карман.

 

Сгущались сумерки. Дорогу замело. Брели уже наугад полями. Видимости никакой! Казалось, что этому не будет конца. Ноги уже промокли у всех, кроме Петровича: он предусмотрительно надел валенки с калошами.

 

Усталость переходила в отчаянье. Хотелось упасть и заснуть. Только лошадке всё было нипочём. Да Петрович подбадривал: « Расслабляться нельзя: можно замёрзнуть». Никто уже не думал о предстоящем празднике, мысль эта как-то сама собой улетучилась.

 

Небо вот-вот должно было заполниться непроглядной тьмой, а снежинки всё кружились и кружились в затянувшемся танце.

 

В награду за стойкость неожиданно возникли очертания какого-то жилища. Наперегонки устремились к видению. Подошли ближе. Оказалось, что это заброшенная овчарня. Давно так не радовался Калитин. Он первым оказался у входа, рывком открыл дверь – та заворчала ржавым скрипом. ПахнУло непривычно навозом. Вадим Андреевич зашёл внутрь, щёлкнул зажигалкой (курить бросил, а подарок друзей оставил). «Вот и пригодилась», - подумал он. Дёргались тени из стороны в сторону. Слабый огонёк выхватывал метры угрюмого строения. Калитин осветил угол и обомлел: на него с широко открытыми глазами смотрели… Дед Мороз и Снегурочка. Но почему на их лицах такая глубокая безутешность? Подошли остальные и застыли от удивления.

 - Николаич, неужто ты? – выдохнул Петрович, переводя дух от неожиданности.

 - Петрович, ты-то что тут забыл? Мы вот из райцентра с Анной Романовной едем поздравлять ребятишек в детский дом. Застряли на дороге, жигули пришлось бросить на полпути. Что делать – ума не приложу! В мешках – подарки детям, теперь уж не поспеем.

 

Петрович рассказал свою историю.

 - Выходит, друзья по несчастью, - вздохнула Анна Романовна.

Вадим Андреевич и Дмитрий пытались взобраться на крышу овчарни в надежде дозвониться, но связи так и не было.

 

Петрович завёл лошадь под навес, привязал, занёс поклажу попутчиков – нужно было как-то обустраиваться. Стрелки часов подбирались к девяти, оставалось три часа…

«Вернулся домой к Новому году! Сколько раз говорил себе «не загадывай», - с досадой сплюнул Петрович.

 

В углу овчарни стоял небольшой стол, обитый цветной клеёнкой,  и две лавки – всё, что осталось от прежних обитателей. В другом углу – рваные байковые одеяла и огромный ворох затхлого сена, видимо, его не успели доесть овцы. На полу Петрович нашёл остатки свечи – всё пригодится…

 

«Ну, что? Будем готовиться к встрече Нового года», - уныло произнёс Дед Мороз, выставляя пакет с мандаринами и конфетами, чем окончательно «пригвоздил» надежду на чудо. Нехотя все стали распаковывать свои сумки и извлекать оказавшиеся кстати гостинцы. Ксения накинула на стол красивую скатерть и поставила бокалы! (везла подруге в подарок), а Снегурочка – бутылку шампанского. Появились на столе пироги, мочёные яблоки, вяленый карп и даже трёхлитровая банка с вишнёвым компотом, а в качестве украшения новогоднего стола – жареный петух.

 

«Этот Новый год я запомню на всю жизнь!» - подумал Дмитрий, которого в столице ждала шумная компания друзей.

 

Поскольку других вариантов не было, решили проводить уходящий год самогоном. «Не зря отец снарядил бутылочку», - усмехнулся мысленно Калитин. Никто не гнушался: все так промёрзли и хотели есть, что не заставили себя ждать.

 - Не думал, что Старый год окажется таким непредсказуемым, но хоть не на улице! – произнёс утешительный тост Дед Мороз.

 - Пусть уже побыстрее кончается, - продолжил Петрович.

Все дружно его поддержали. Общее несчастье объединило малознакомых людей,  и они чувствовали себя легко, разогретые после мороза немалыми градусами.

 

Овчарня уже не казалась такой мрачной и неприветливой. Через некоторое время слышались шутки и смех. Анна Романовна и Петрович протяжно выводили: «В лунном сиянии снег серебрится…»

 

Близилась полночь. Украдкой стали проглядывать звёзды, метелица укротила своё рвение. А Новый год спешил сменить Старый.

Калитин открыл шампанское, наполнил бокалы. Курантов не было. Все ждали, когда секундная стрелка на стареньких часах Петровича доберётся до двенадцати.

 - С Новым годом! – воскликнул Петрович, и овчарня огласилась звоном бокалов.

 - С Новым счастьем!

Все поздравляли друг друга, как закадычные друзья, которые давно не виделись и наконец-то встретились.

Шампанское добавило веселья, и уже все подпевали Анне Романовне: «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались».

 

А заложник полуночных небес открыто улыбался в окружении сияющих подружек.

Праздник праздником, но усталость брала своё. Нужно было устраиваться на ночлег. Ворох сена, как нельзя, был кстати.

«Незабываемая ночь», - мелькнула мысль у Дмитрия. Продолжения этой мысли не последовало – он уже спал. Ему снился Дед Мороз со скрипкой, Ксения в образе Снегурочки и серый в яблоках конь. Звучала чудная мелодия, которую он никогда в своей жизни не слышал…

 

Калитин проснулся от какого-то странного писка и знакомого «бодрящего» запаха. С трудом открыл глаза, до его сознания медленно доходило, где он… Сбоку почему-то лежал его ботинок, и с него быстро юркнула в сено мышь, очевидно, ей не понравился Кузькин запах. И откуда взялась? Воспоминания прошедшего дня мгновенно отрезвили Вадима Андреевича. Все его друзья по несчастью спали крепким сном, зарывшись в сено. А снаружи, на удивление, слышались какие-то голоса.

«Как, однако, оживлённо бывает ночами в этой овчарне», - подумалось Калитину. Он подошёл к двери, открыл, и в неё ввалились двое: мужчина и женщина.

 - Вы тоже что ль заблудились? – спросил Калитин.

 - Нет, мы ищем внучку и деда, - ответили ему.

 - Стало быть, это Петрович нашёлся. Ну, слава Богу! – воспрянул духом Вадим Андреевич.

Вновь прибывшие рассказали, что, не дождавшись Петровича, запрягли пару лошадей и отправились на поиски. Только к утру нашли овчарню. Калитин разбудил всех. Собрались быстро. Петрович впряг свою лошадёнку к новой паре.

Да, не было и нет ничего надёжней Русской Тройки для зимних дорог!

 

Медленно удалялась повозка от заброшенной овчарни, которая стала временным прибежищем для людей, оказавшихся бессильными перед стихией в новогоднюю ночь.

 

Через несколько часов Калитин вернулся в родительский дом, на изумление матери и отца. Мурлыкая, подошёл Кузька. Похоже, он тоже был рад возвращению «блудного сына»…

 

Прошёл год. 31 декабря. Дмитрий встречал Ксению на столичном вокзале, чтобы вместе провести новогодние праздники, уже как бы по традиции.

Калитин летел встречать Новый год во Францию, где его ждала жена с детьми. Самолёт уже заходил на посадку, а мысли Вадима Андреевича с какой-то необъяснимой грустью возвращались на год назад, в заброшенную овчарню, и ему даже показалось, что от его ботинок потянуло запахом Кузькиных проделок…

 

Почему-то человеку всегда чего-то не хватает…

 

 

 

 

Рейтинг: +2 185 просмотров
Комментарии (2)
Верещака Мария # 15 декабря 2013 в 19:36 0
Галина, в Вашем рассказе есть жизненная правда, очень реалистично и образно представлены картины встречи и проводов дорогих гостей в сельской местности, я это знаю не понаслышке. Ну, а кот - живее всех живых! Желаю Вам успехов в творчестве и удачи!
Галина Радина # 15 декабря 2013 в 19:40 0
В этом рассказе придуманного мало. Кот и сейчас живее всех живых. Спасибо. Доброго вечера.