ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Алюминиевый ангел

 

Алюминиевый ангел

article64800.jpg

Артем умел добиваться своего. Горластый, хваткий, он лет за 20 поставил свой бизнес на довольно хороший уровень и теперь «собирал сливки», хотя, чтобы бизнес и дальше кормил его, крутиться все равно приходилось.

 

Энергичный, уверенный в себе он  добился многого: шикарной квартиры, навороченной машины, счета в банке. Из-за дел первая любовь пришла довольно поздно, но тут же подарила ему очаровательную дочурку.

 

Артем никогда не лез за словом в карман. Для него было, как выдохнуть, обматерить старушку, зазевавшуюся на дороге  или сделавшей ему замечание во дворе. Крепкого телосложения, он легко мог дать обидчику сдачи, поэтому в округе его  побаивались и уважали, хотя ненавидели тоже – за высокомерие и своенравность, которые никогда не ходят рука об руку со смирением.

 

Как-то раз,  заехав в супермаркет за покупками, он на выходе поднял с земли крестик. Из простого металла, вытертый, на оборванной веревочке, крестик не представлял из себя никакой ценности, но что-то заставило Артема кинуть находку в бардачок машины. 

 

Вера, надежда, любовь в его жизни отсутствовали напрочь. Впрочем, любовь земная – к жене и дочери была, даже довольно  крепкая. И вера в деньги. А вот в Бога Артем не верил и никогда не надеялся на его помощь, и не просил ее – всего добивался сам, пробивая лбом, казалось бы, непробиваемые стены.

 

Мимо храма он ехал уже в конце дня. С обочины дороги  наперерез его машине шагнула старушка. Артем, чтобы не сбить ее, резко дал по тормозам и, высунувшись в окно, крепко отматерил виновницу, а потом резко свернул в сторону, остановившись на маленькой аккуратной стоянке.

 

-Отнесу найденный крестик в церковь, - пришла в голову неожиданная мысль, - раз уж мимо проезжал.

 

В храме царил полумрак, пахло воском и ладаном, вечернее богослужение только что закончилось, и немногочисленный народ неторопливо  выходил на улицу.

 

Артем никогда не был в таких местах, поэтому все здесь для него было непривычно: огоньки лампад, свечей, суровые лики икон.

 

В сторонке священник выслушивал какую-то пожилую женщину, которая, что-то рассказывая,  то и дело вытирала слезы сложенным вчетверо платочком.

 

-Ну и рожа у этого попа – разбойничья, - взглянув на священника, подумал Артем.

 

Священник был действительно своеобразен. Высокий ростом, с  вьющимися черными, как воронье крыло волосами, такой  же густой иссиня черной бородой, крупным мясистым носом, полными губами, густыми бровями и щеками, покрытыми оспинами, он даже в облачении священника выглядел грозно.

 

Когда женщина закончила изливать попу свои проблемы,  перекрестилась, поцеловала его руку и ушла, к нему шагнул Артем.

 

-Вот, - протянул   он найденный крестик, - нашел. Что с ним делать, поп?

 

Глаза Артема и священника встретились. Глаза служителя церкви оказались добрыми, не было в них ни угрозы, ни надменности.

 

-Доброе дело сделал, что поднял с земли символ веры Христовой, - улыбнулся  священник, - негоже его топтать ногами. Раз нашел, то он твой.

 

-Мой? – опешил Артем. – А зачем? Мне без надобности, не верю я в эти всякие религиозные штучки.

 

-Вижу – ты не крещенный, - покачал головой настоятель церкви. – Поэтому  оставь крестик себе, с ним и придешь ко мне креститься, когда придет время.

 

-Я, креститься? – рассмеялся Артем. – А что это мне даст? Не нагоняй тумана, поп, забирай его себе.

 

Священник своей, в половину большей и крепкой,   мягко прикоснулся к ладони Артема и   сжал ее в кулак.

 

-Не пригодится – принесешь, заберу.

 

О встрече в храме Артем скоро забыл – дел было по горло. Пер в гору бизнес, подрастающая дочь радовала, жена создавала в доме уют, казалось, все в этой жизни схвачено, упаковано и подписано его личным именем.

 

Много ли времени, мало ли минуло после посещения  храма, Артем точно и не помнил. Крестик,   брошенный в отделение шкафчика с документами, завалился среди бумаг и был благополучно забыт.

 

Примерно через год   было решено взять машину еще дороже, еще круче – деньги на это были. Не доверяя перегонщикам, Артем сам поехал в Приморье, чтобы забрать специально приготовленный для него внедорожник.

 

Лена – жена, всегда переживала, когда ее муж куда-то уезжал. Переживала и тихонечко молилась за него по-своему – по-женски, ночью, когда засыпала дочь. В этот раз, собирая мужа в путь, она среди бумаг нашла крестик и, так, на всякий случай, обрезав порванную веревочку, вложила его в карман  рубашки мужа, и застегнула на пуговичку.

 

-Зачем? – увидев это, рассмеялся тот.- Бога ведь нет!

 

Лето в этот год выдалось   грозовое. Дожди шли редко, но обязательно с молниями и короткими сильными ливнями. На обратном пути, на участке дороги с недавно положенным асфальтом, Артем и попал именно в такую грозу. Машину повело в сторону – на встречную и он, чтобы не врезаться в мчащуюся навстречу легковушку, крутанул руль в сторону кювета. Потом пришло беспамятство.

 

На  лицо падали редкие капли уходящего к горизонту дождя. В стороне что-то жарко потрескивало, словно горел костер. Артем     повернул голову вбок – ярким пламенем горела его новая машина. Дорожная насыпь оказалась довольно высокой и автомобиль, соскочивший с нее на высокой скорости, кувыркался по земле до тех  пор, пока его не остановило одинокое дерево. Собственно, горела уже не машина – жирно чадил кусок исковерканного металла. 

 

-Э,   да ты в рубашке родился, - констатировал работник «скорой помощи», приехавший на место аварии.  – Машина   всмятку, а на тебе ни  одной серьезной царапины.

 

От госпитализации Артём отказался. Как только его довезли до города, он попросил остановить возле своего дома.

 

Жена все поняла с первого взгляда и, охнув, осела на пол.

 

-Да брось ты, - подхватил ее Артем, - все ведь обошлось. Машину жаль только – таких денег стоила!

 

-Машину? – Всхлипнула Лена. – Скажи спасибо, что сам жив остался! Куда бы я без тебя с ребенком!

 

-Действительно, чудесное спасение, - позже, лежа в кровати, размышлял Артем. – Машина в хлам, а у меня пара ушибов и только. Почему бы? – И вспомнил про крестик.

 

Тихо, чтобы не разбудить жену, он встал и достал из рубашки, брошенной в корзину для стирки, крестик. Полная луна светила в большое окно. Маленький символ веры из недорогого металла казался невесомым.

 

Утром Артем зашел в знакомый храм.

 

-Поп, окрести меня! – попросил он священника.

 

-Куда ж такая спешка? - обернулся к нему священник, только закончивший читать молитву перед иконой Богородицы и узнавший Артема. – Всему свое время. У нас крестятся по выходным дням, вот и приходи как все.

 

В выходной, в порядке очереди Артем прошел таинство крещения. Быть крестным попросил священника – не имелось в его окружении людей верующих. Чудно ему все  казалось, непонятно, но осознание, что от смерти спас его именно Создатель, засело прочно в душе, как гвоздь в стволе дуба. А дома отметил это событие – жена стол накрыла.

 

С большим удовольствием повесил бы он на шею золотой крест на золотой цепи, а пришлось вешать скромненький, на веревочке, купленной тут же в храме.

 

-А ты не смотри, что он алюминиевый, - улыбнулся священник, увидев смущение Артема, когда заново освященный крестик лег ему на грудь, - он же нательный, то есть не для бахвальства или показухи. Он тебе сейчас вместе с ангелом дан. Чем проще металл, тем крепче вера,  а к золоту ангел не полагается.

 

Для того, чтобы изменилась жизнь, иногда хватает одного маленького поворота колеса Судьбы. Для того, чтобы измениться самому, бывает, достаточно понять, что ты выжил чудом.

 

Артем не стал глубоко религиозным человеком, не стал он и другим: все так же готов обматерить всякого, кто в противовес скажет ему слово,   снова «прошибает лбом» самые крепкие стены, и крутую навороченную машину он все же купил себе. Но это все внешне. Хочется надеяться, этот человек внутренне понял, что не все в этой жизни зависит именно от него.

© Copyright: Светослав Ильиных, 2012

Регистрационный номер №0064800

от 23 июля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0064800 выдан для произведения:

Артем умел добиваться своего. Горластый, хваткий, он лет за 20 поставил свой бизнес на довольно хороший уровень и теперь «собирал сливки», хотя, чтобы бизнес и дальше кормил его, крутиться все равно приходилось.

 

Энергичный, уверенный в себе он  добился многого: шикарной квартиры, навороченной машины, счета в банке. Из-за дел первая любовь пришла довольно поздно, но тут же подарила ему очаровательную дочурку.

 

Артем никогда не лез за словом в карман. Для него было, как выдохнуть, обматерить старушку, зазевавшуюся на дороге  или сделавшей ему замечание во дворе. Крепкого телосложения, он легко мог дать обидчику сдачи, поэтому в округе его  побаивались и уважали, хотя ненавидели тоже – за высокомерие и своенравность, которые никогда не ходят рука об руку со смирением.

 

Как-то раз,  заехав в супермаркет за покупками, он на выходе поднял с земли крестик. Из простого металла, вытертый, на оборванной веревочке, крестик не представлял из себя никакой ценности, но что-то заставило Артема кинуть находку в бардачок машины. 

 

Вера, надежда, любовь в его жизни отсутствовали напрочь. Впрочем, любовь земная – к жене и дочери была, даже довольно  крепкая. И вера в деньги. А вот в Бога Артем не верил и никогда не надеялся на его помощь, и не просил ее – всего добивался сам, пробивая лбом, казалось бы, непробиваемые стены.

 

Мимо храма он ехал уже в конце дня. С обочины дороги  наперерез его машине шагнула старушка. Артем, чтобы не сбить ее, резко дал по тормозам и, высунувшись в окно, крепко отматерил виновницу, а потом резко свернул в сторону, остановившись на маленькой аккуратной стоянке.

 

-Отнесу найденный крестик в церковь, - пришла в голову неожиданная мысль, - раз уж мимо проезжал.

 

В храме царил полумрак, пахло воском и ладаном, вечернее богослужение только что закончилось, и немногочисленный народ неторопливо  выходил на улицу.

 

Артем никогда не был в таких местах, поэтому все здесь для него было непривычно: огоньки лампад, свечей, суровые лики икон.

 

В сторонке священник выслушивал какую-то пожилую женщину, которая, что-то рассказывая,  то и дело вытирала слезы сложенным вчетверо платочком.

 

-Ну и рожа у этого попа – разбойничья, - взглянув на священника, подумал Артем.

 

Священник был действительно своеобразен. Высокий ростом, с  вьющимися черными, как воронье крыло волосами, такой  же густой иссиня черной бородой, крупным мясистым носом, полными губами, густыми бровями и щеками, покрытыми оспинами, он даже в облачении священника выглядел грозно.

 

Когда женщина закончила изливать попу свои проблемы,  перекрестилась, поцеловала его руку и ушла, к нему шагнул Артем.

 

-Вот, - протянул   он найденный крестик, - нашел. Что с ним делать, поп?

 

Глаза Артема и священника встретились. Глаза служителя церкви оказались добрыми, не было в них ни угрозы, ни надменности.

 

-Доброе дело сделал, что поднял с земли символ веры Христовой, - улыбнулся  священник, - негоже его топтать ногами. Раз нашел, то он твой.

 

-Мой? – опешил Артем. – А зачем? Мне без надобности, не верю я в эти всякие религиозные штучки.

 

-Вижу – ты не крещенный, - покачал головой настоятель церкви. – Поэтому  оставь крестик себе, с ним и придешь ко мне креститься, когда придет время.

 

-Я, креститься? – рассмеялся Артем. – А что это мне даст? Не нагоняй тумана, поп, забирай его себе.

 

Священник своей, в половину большей и крепкой,   мягко прикоснулся к ладони Артема и   сжал ее в кулак.

 

-Не пригодится – принесешь, заберу.

 

О встрече в храме Артем скоро забыл – дел было по горло. Пер в гору бизнес, подрастающая дочь радовала, жена создавала в доме уют, казалось, все в этой жизни схвачено, упаковано и подписано его личным именем.

 

Много ли времени, мало ли минуло после посещения  храма, Артем точно и не помнил. Крестик,   брошенный в отделение шкафчика с документами, завалился среди бумаг и был благополучно забыт.

 

Примерно через год   было решено взять машину еще дороже, еще круче – деньги на это были. Не доверяя перегонщикам, Артем сам поехал в Приморье, чтобы забрать специально приготовленный для него внедорожник.

 

Лена – жена, всегда переживала, когда ее муж куда-то уезжал. Переживала и тихонечко молилась за него по-своему – по-женски, ночью, когда засыпала дочь. В этот раз, собирая мужа в путь, она среди бумаг нашла крестик и, так, на всякий случай, обрезав порванную веревочку, вложила его в карман  рубашки мужа, и застегнула на пуговичку.

 

-Зачем? – увидев это, рассмеялся тот.- Бога ведь нет!

 

Лето в этот год выдалось   грозовое. Дожди шли редко, но обязательно с молниями и короткими сильными ливнями. На обратном пути, на участке дороги с недавно положенным асфальтом, Артем и попал именно в такую грозу. Машину повело в сторону – на встречную и он, чтобы не врезаться в мчащуюся навстречу легковушку, крутанул руль в сторону кювета. Потом пришло беспамятство.

 

На  лицо падали редкие капли уходящего к горизонту дождя. В стороне что-то жарко потрескивало, словно горел костер. Артем     повернул голову вбок – ярким пламенем горела его новая машина. Дорожная насыпь оказалась довольно высокой и автомобиль, соскочивший с нее на высокой скорости, кувыркался по земле до тех  пор, пока его не остановило одинокое дерево. Собственно, горела уже не машина – жирно чадил кусок исковерканного металла. 

 

-Э,   да ты в рубашке родился, - констатировал работник «скорой помощи», приехавший на место аварии.  – Машина   всмятку, а на тебе ни  одной серьезной царапины.

 

От госпитализации Артём отказался. Как только его довезли до города, он попросил остановить возле своего дома.

 

Жена все поняла с первого взгляда и, охнув, осела на пол.

 

-Да брось ты, - подхватил ее Артем, - все ведь обошлось. Машину жаль только – таких денег стоила!

 

-Машину? – Всхлипнула Лена. – Скажи спасибо, что сам жив остался! Куда бы я без тебя с ребенком!

 

-Действительно, чудесное спасение, - позже, лежа в кровати, размышлял Артем. – Машина в хлам, а у меня пара ушибов и только. Почему бы? – И вспомнил про крестик.

 

Тихо, чтобы не разбудить жену, он встал и достал из рубашки, брошенной в корзину для стирки, крестик. Полная луна светила в большое окно. Маленький символ веры из недорогого металла казался невесомым.

 

Утром Артем зашел в знакомый храм.

 

-Поп, окрести меня! – попросил он священника.

 

-Куда ж такая спешка? - обернулся к нему священник, только закончивший читать молитву перед иконой Богородицы и узнавший Артема. – Всему свое время. У нас крестятся по выходным дням, вот и приходи как все.

 

В выходной, в порядке очереди Артем прошел таинство крещения. Быть крестным попросил священника – не имелось в его окружении людей верующих. Чудно ему все  казалось, непонятно, но осознание, что от смерти спас его именно Создатель, засело прочно в душе, как гвоздь в стволе дуба. А дома отметил это событие – жена стол накрыла.

 

С большим удовольствием повесил бы он на шею золотой крест на золотой цепи, а пришлось вешать скромненький, на веревочке, купленной тут же в храме.

 

-А ты не смотри, что он алюминиевый, - улыбнулся священник, увидев смущение Артема, когда заново освященный крестик лег ему на грудь, - он же нательный, то есть не для бахвальства или показухи. Он тебе сейчас вместе с ангелом дан. Чем проще металл, тем крепче вера,  а к золоту ангел не полагается.

 

Для того, чтобы изменилась жизнь, иногда хватает одного маленького поворота колеса Судьбы. Для того, чтобы измениться самому, бывает, достаточно понять, что ты выжил чудом.

 

Артем не стал глубоко религиозным человеком, не стал он и другим: все так же готов обматерить всякого, кто в противовес скажет ему слово,   снова «прошибает лбом» самые крепкие стены, и крутую навороченную машину он все же купил себе. Но это все внешне. Хочется надеяться, этот человек внутренне понял, что не все в этой жизни зависит именно от него.

Рейтинг: +2 181 просмотр
Комментарии (1)
Валентина Попова # 24 февраля 2013 в 07:44 0
Классно написано! Все мы под Богом ходим и крещённые и нехристи.Вот не случайно Артёму под ноги попался этот алюминевый крестик, как знак, что мы все ведОмы свыше и за нами наблюдают, оберегают и наставляют, а главное ждут пробуждения изнутри. Я поняла, что любой изменившийся изнутри, изменит и окружение своё, изменит Мир в целом.