Алессандро

9 августа 2012 - Анжела Стальная
article68827.jpg

 

XVI век. Италия.
(Главный герой - образ собирательный).

         Душным августовским утром, в доме, недалеко от площади Синьории, которая располагается в самом центре Флоренции, случился небольшой переполох. Отец многочисленного шумного семейства Флавио ворвался в спальню к мальчикам и стремительно подошёл к постели среднего сына:
- Алессандро, вставай! - от откинул шёлковое покрывало, - сегодня особый для тебя день. Тебе, мальчик мой, уготована великая судьба!
         Отец был слишком возбуждён и торжественен, как никогда. Своё десятилетие Алессандро запомнит на всю оставшуюся жизнь.

         Флавио был католиком, вместе с тем почитателем высокой моды, приверженцем культурной жизни Флоренции. Каждое воскресенье вместе со старшими детьми посещал кафедральный собор Санта-Мария-дель-Фьоре. Примечательный красный купол величественно возвышался над городом. Находясь под сводами собора, Флавио наслаждался божественными голосами молодых сопранистов, ибо капелла звучала, как сонм ангелов. Он мечтал, что когда-нибудь в этот хор вольётся ангельский голос его сына. Выбор пал на Алессандро...

         Этот день настал! Мальчику исполнилось десять.

(Впечатлительным мужчинам следующий абзац рекомендуется пропустить)

         Позавтракав свежими ароматными булочками и запив разбавленным вином, Флавио крепко взял за руку своего сына и повёл на окраину города, к знакомому цирюльнику. Этот мастер бритья и причёсок за отдельное вознаграждение оказывал и иные услуги. У него можно было выдернуть зубы, а также кастрировать мальчика подручными средствами. Анестезией для Алессандро стал пол-стакана опиумного отвара. Чуть позже мальчику пережали сонные артерии, чтобы он впал во временный обморок. Его худенькое тельце отец отнёс на руках в соседнюю комнату, где был подготовлен чан с молоком, чтобы ткани отмокли и стали более податливыми. Вскрыв мошонку острой бритвой, цирюльник удалил яички. В то время при такой процедуре до 80 процентов пациентов умирали от болевого шока и кровотечения. Алессандро повезло, он выжил...

         Флавио мечтал услышать голос своего отпрыска на высоких хорах в папской Сикстинской капелле. Он хотел гордится своим сыном. Алессандро рос крепким мальчиком. Он продолжал посещать по воскресеньям местный Собор, только теперь занял место в стройных рядах среди таких же мальчиков-подростков. Его чистый, звонкий голос постепенно наливался силой, стремился ввысь и он твёрдо верил, что будет услышан на небе.

         В их родном городе слово "кастрат" не несло в себе никакого пренебрежительного оттенка, да и произносилось редко. В семье Алессандро стали называть "музыко". Когда же юноша подрос, ему стало тесно в общем хоре, его взгляд устремился в сторону  оперы. Амбициозные мечты переносили его на большую сцену просторного зала, с нарядной публикой у его ног. Он солирует в ярком хитоне, исполняя гениальные композиции Генделя, Скарлатти, Кавалли. Все они отдавали большую часть своих партитур под высокие голоса. Юноша поделился своими мечтами с отцом и получил благословение. Родной Собор гордился своими певцами и ревностно следил за тем, чтобы сопранисты не уходили в другие капеллы, а тем более в презренную оперу.

        Помог отец, поговорив с церковными регентами и забрав его из капеллы. Флавио видел выгоду и для себя, поскольку надеялся, что отпрыск, завоевав положение и известность, не забудет и о семье. Поможет занять братьям и сёстрам более высокое положение. Но произошло обратное. Как только Алессандро, пройдя годы тренировок и обучения, стал ведущим оперным солистом и заслужил звание "примо умо" ("первый мужчина"), он не спешил помогать престарелым родителям и остальным родичам.  Несмотря на осуществление своей мечты, на то, что он занимался любимым делом, Алессандро так и не смог простить содеянного над собой.

        Однажды, за кулисы после концерта, к знаменитому сопранисту подошёл согбенный старец, в котором певец с трудом узнал своего отца. Тот протянул дряхлую руку и попросил немного денег, в ответ Алессандро протянул старику пустую мошну, как бы говоря: "что ты мне, то и я тебе".

        Популярность Алессандро росла. Толпа встречала его за несколько миль до въезда в город, куда он приезжал на гастроли. Он получал в разы больше , чем фальцеты, баритоны и басы. Дамы из высшего света носили медальоны с его портретом одновременно на шее, запястьях и на пряжках туфель. Бросали на сцену драгоценности, букеты, записки с любовными посланиями в стихах.

        Великий сопранист являл удивительное "триединство", сочетая в себе одновременно мужчину, женщину и ребёнка. Голос был высоким и гибким, как у женщины, а силу и мощь имел, как у мужчины. Связки оставались неизменными с юношеских лет из-за того, что половое развитие прекратилось благодаря хирургическому вмешательству, но хрящевые ткани гортани своё развитие продолжили в течение долгих лет одновременно со взрослением.

        Вследствие гормонального нарушения Алессандро стал очень высокого роста, что приводило к анекдотическим ситуациям в случае исполнения им в опере женской партии. Он оказывался на голову выше своих сценических возлюбленных. Также, со временем, он потерял свою внешнюю привлекательность. Губы, зад, плечи, грудь и шея стали круглыми и пышными, как у женщины. И при этом разговаривал тонким, почти детским голоском.

        Столько жертв ради славы! Культ музыки, развитый в те времена в Италии, позволял прославится обладателю чистого высокого сопрано. И всё же на пике своего успеха Алессандро удалось разбить немало женских сердец. Кастрация не явилась для него приговором. Да, он был бесплодным, но не всегда бессильным. Дамы с удовольствием имели с ним дело, ведь эти постельные забавы оставались без последствий.

        Порой он любил использовать свой сценический образ, чтобы избежать мести мужей-рогоносцев. К одной из своих возлюбленных он ходил в платье, в котором пел на сцене. Несчастный супруг не догадывался что происходит в комнате его жены, полагая, что к ней приходит поболтать очередная подружка. Алессандро даже готов был жениться на одной из своих возлюбленных, но католическая церковь выступала категорически против. Он пошёл на хитрость и написал Папе Иннокентию XI нижайшую просьбу разрешить вступить в брак, мотивируя тем, что кастрация в своё время  была проведена "не полностью"  и он может быть полноценным супругом, что было заведомой ложью. Но Папа не разрешил ему жениться, зато посоветовал "кастрироваться получше".

        Век великого сопрано подходил к концу. Женские голоса прочно укрепились на оперной сцене. Свои последние годы Алессандро провёл в папской капелле в Архиепископском дворце и его сольные партии по-прежнему звучали чисто, возносясь под самый купол дворца и отзывались эхом, наполняя собой всё огромное пространство. Быть может это ангельское пение было услышано на небесах...

P.S. В наши дни, в век тяжёлых ритмов и примитивных текстов хочется порой окунуться в чистое звучание старинных итальянских произведений. Преемниками кастратов стали контратеноры. Первым русским контратенором считается Евгений  Аргышев - талантливый и разносторонне одарённый  человек. Начинал баритоном и скрипачом, писал прекрасные стихи и картины, был участником знаменитого ансамбля "Мадригал". Контратеноры выступают только на классической сцене.

P.P.S. Часть информации из интернета, также из статьи  Наталии Лалабековой "Зачем люди "улучшали" мужскую породу?" и из ранее прочитанного.

         

 

 

© Copyright: Анжела Стальная, 2012

Регистрационный номер №0068827

от 9 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0068827 выдан для произведения:

 

XVI век. Италия.
(Главный герой - образ собирательный).

         Душным августовским утром, в доме, недалеко от площади Синьории, которая располагается в самом центре Флоренции, случился небольшой переполох. Отец многочисленного шумного семейства Флавио ворвался в спальню к мальчикам и стремительно подошёл к постели среднего сына:
- Алессандро, вставай! - от откинул шёлковое покрывало, - сегодня особый для тебя день. Тебе, мальчик мой, уготована великая судьба!
         Отец был слишком возбуждён и торжественен, как никогда. Своё десятилетие Алессандро запомнит на всю оставшуюся жизнь.

         Флавио был католиком, вместе с тем почитателем высокой моды, приверженцем культурной жизни Флоренции. Каждое воскресенье вместе со старшими детьми посещал кафедральный собор Санта-Мария-дель-Фьоре. Примечательный красный купол величественно возвышался над городом. Находясь под сводами собора, Флавио наслаждался божественными голосами молодых сопранистов, ибо капелла звучала, как сонм ангелов. Он мечтал, что когда-нибудь в этот хор вольётся ангельский голос его сына. Выбор пал на Алессандро...

         Этот день настал! Мальчику исполнилось десять.

(Впечатлительным мужчинам следующий абзац рекомендуется пропустить)

         Позавтракав свежими ароматными булочками и запив разбавленным вином, Флавио крепко взял за руку своего сына и повёл на окраину города, к знакомому цирюльнику. Этот мастер бритья и причёсок за отдельное вознаграждение оказывал и иные услуги. У него можно было выдернуть зубы, а также кастрировать мальчика подручными средствами. Анестезией для Алессандро стал пол-стакана опиумного отвара. Чуть позже мальчику пережали сонные артерии, чтобы он впал во временный обморок. Его худенькое тельце отец отнёс на руках в соседнюю комнату, где был подготовлен чан с молоком, чтобы ткани отмокли и стали более податливыми. Вскрыв мошонку острой бритвой, цирюльник удалил яички. В то время при такой процедуре до 80 процентов пациентов умирали от болевого шока и кровотечения. Алессандро повезло, он выжил...

         Флавио мечтал услышать голос своего отпрыска на высоких хорах в папской Сикстинской капелле. Он хотел гордится своим сыном. Алессандро рос крепким мальчиком. Он продолжал посещать по воскресеньям местный Собор, только теперь занял место в стройных рядах среди таких же мальчиков-подростков. Его чистый, звонкий голос постепенно наливался силой, стремился ввысь и он твёрдо верил, что будет услышан на небе.

         В их родном городе слово "кастрат" не несло в себе никакого пренебрежительного оттенка, да и произносилось редко. В семье Алессандро стали называть "музыко". Когда же юноша подрос, ему стало тесно в общем хоре, его взгляд устремился в сторону  оперы. Амбициозные мечты переносили его на большую сцену просторного зала, с нарядной публикой у его ног. Он солирует в ярком хитоне, исполняя гениальные композиции Генделя, Скарлатти, Кавалли. Все они отдавали большую часть своих партитур под высокие голоса. Юноша поделился своими мечтами с отцом и получил благословение. Родной Собор гордился своими певцами и ревностно следил за тем, чтобы сопранисты не уходили в другие капеллы, а тем более в презренную оперу.

        Помог отец, поговорив с церковными регентами и забрав его из капеллы. Флавио видел выгоду и для себя, поскольку надеялся, что отпрыск, завоевав положение и известность, не забудет и о семье. Поможет занять братьям и сёстрам более высокое положение. Но произошло обратное. Как только Алессандро, пройдя годы тренировок и обучения, стал ведущим оперным солистом и заслужил звание "примо умо" ("первый мужчина"), он не спешил помогать престарелым родителям и остальным родичам.  Несмотря на осуществление своей мечты, на то, что он занимался любимым делом, Алессандро так и не смог простить содеянного над собой.

        Однажды, за кулисы после концерта, к знаменитому сопранисту подошёл согбенный старец, в котором певец с трудом узнал своего отца. Тот протянул дряхлую руку и попросил немного денег, в ответ Алессандро протянул старику пустую мошну, как бы говоря: "что ты мне, то и я тебе".

        Популярность Алессандро росла. Толпа встречала его за несколько миль до въезда в город, куда он приезжал на гастроли. Он получал в разы больше , чем фальцеты, баритоны и басы. Дамы из высшего света носили медальоны с его портретом одновременно на шее, запястьях и на пряжках туфель. Бросали на сцену драгоценности, букеты, записки с любовными посланиями в стихах.

        Великий сопранист являл удивительное "триединство", сочетая в себе одновременно мужчину, женщину и ребёнка. Голос был высоким и гибким, как у женщины, а силу и мощь имел, как у мужчины. Связки оставались неизменными с юношеских лет из-за того, что половое развитие прекратилось благодаря хирургическому вмешательству, но хрящевые ткани гортани своё развитие продолжили в течение долгих лет одновременно со взрослением.

        Вследствие гормонального нарушения Алессандро стал очень высокого роста, что приводило к анекдотическим ситуациям в случае исполнения им в опере женской партии. Он оказывался на голову выше своих сценических возлюбленных. Также, со временем, он потерял свою внешнюю привлекательность. Губы, зад, плечи, грудь и шея стали круглыми и пышными, как у женщины. И при этом разговаривал тонким, почти детским голоском.

        Столько жертв ради славы! Культ музыки, развитый в те времена в Италии, позволял прославится обладателю чистого высокого сопрано. И всё же на пике своего успеха Алессандро удалось разбить немало женских сердец. Кастрация не явилась для него приговором. Да, он был бесплодным, но не всегда бессильным. Дамы с удовольствием имели с ним дело, ведь эти постельные забавы оставались без последствий.

        Порой он любил использовать свой сценический образ, чтобы избежать мести мужей-рогоносцев. К одной из своих возлюбленных он ходил в платье, в котором пел на сцене. Несчастный супруг не догадывался что происходит в комнате его жены, полагая, что к ней приходит поболтать очередная подружка. Алессандро даже готов был жениться на одной из своих возлюбленных, но католическая церковь выступала категорически против. Он пошёл на хитрость и написал Папе Иннокентию XI нижайшую просьбу разрешить вступить в брак, мотивируя тем, что кастрация в своё время  была проведена "не полностью"  и он может быть полноценным супругом, что было заведомой ложью. Но Папа не разрешил ему жениться, зато посоветовал "кастрироваться получше".

        Век великого сопрано подходил к концу. Женские голоса прочно укрепились на оперной сцене. Свои последние годы Алессандро провёл в папской капелле в Архиепископском дворце и его сольные партии по-прежнему звучали чисто, возносясь под самый купол дворца и отзывались эхом, наполняя собой всё огромное пространство. Быть может это ангельское пение было услышано на небесах...

P.S. В наши дни, в век тяжёлых ритмов и примитивных текстов хочется порой окунуться в чистое звучание старинных итальянских произведений. Преемниками кастратов стали контратеноры. Первым русским контратенором считается Евгений  Аргышев - талантливый и разносторонне одарённый  человек. Начинал баритоном и скрипачом, писал прекрасные стихи и картины, был участником знаменитого ансамбля "Мадригал". Контратеноры выступают только на классической сцене.

P.P.S. Часть информации из интернета, также из статьи  Наталии Лалабековой "Зачем люди "улучшали" мужскую породу?" и из ранее прочитанного.

         

 

 

Рейтинг: +1 525 просмотров
Комментарии (1)
Бен-Иойлик # 8 октября 2012 в 13:26 0
best