ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Агатовое колечко

 

Агатовое колечко

11 октября 2012 - Людмила Тимонова
article83541.jpg

 

 

     Вы замечали, что мистика,  или,  назовем это по-другому, - труднообъяснимое, не поддающееся логике событие, порой может застать нас врасплох в любом, причем, самом неожиданном месте? Что-то необыкновенное внезапно поразит своей необъяснимостью или невероятным совпадением каких-либо фактов…
      Одним словом – мистика…

      В этот вечер ничего не предсказывало никаких необычных или знаковых событий. Уж если что и предвещал он, так это празднование Дня Рождения Оксаны, для чего был заказан столик в ресторане и выписаны ее друзья из другого города, семейная пара предпринимателей Татьяны и Олега. Я на этом празднике оказалась случайно, по причине своей командировки в филиал, который возглавляла Оксана.
      Китайский ресторанчик в далеком старинном сибирском городе, как и полагалось ему в в июньской вечерней пятнице,  подмигивая глазами всех своих фонариков, шумел веселой  и совсем некитайской музыкой, а, кроме того, еще и огромной плазменной панелью, где шел очередной отборочный матч чемпионата  мира по футболу, мешая посетителям вести застольные разговоры. Тосты приходилось произносить,  напрягая связки и привлекая внимание всей компании дополнительными жестами или шутками по поводу глухих. Все располагало к тому, чтобы отдыхающая публика чаще крутила круг в центре своего большого основного стола, который был заполнен  разными по форме блюдами со  сладковато-маринадными яствами и, при этом,  больше не о чем думала, как о том, чтобы бокалы и порционные тарелки все время были наполнены.
      Гуляющие в этот вечер компании,  периодически  резво выбегали подвигаться на танцевальный круг возле миниатюрной эстрады, вмещающей динамики, двух оркестрантов и неплохо сохранившуюся певицу в супермодных в прошлом сезоне светлых джинсах с хорошо драными коленками. Порой,  на небольшой  танцплощадке, даже не хватало места для свободы телодвижений. 
      В этот день  ресторанчик был большей частью наполнен представителями женского пола разных возрастных категорий. Как потом выяснилось,   гуляли медработники на своем профессиональном празднике.  Кроме них,  было несколько явно семейных компаний и компания молодежи, которая пришла, как водится,  позже, так как ресторан был ночным.
      Пожалуй,  самым лучшим по размещению и удобству был наш столик, стоящий вместе с другим, но, пустующим в этот вечер,  на особом подиуме, позади эстрады, так, что просматривался весь зал и все происходящее в нем.

     В центре основного зала,  за перегораживающим его на две половины заборчиком,  были устроены несколько столиков  на двоих, где гораздо чаще менялись посетители. Вот как раз там то и сидела странного вида скучающая пара. Они не танцевали и особо не заказывали. Их столик был предельно пуст. 
     Спортивного вида симпатичный сорокалетний мужчина то и дело оборачивался на панель телевизора, которая была у него как раз за спиной. Лица женщины с  точки просмотра нашего стола разглядеть не получалось, но по узким плечам в красиво лежащей на них открытой кофточке, уложенной прическе, ножкам на высоких шпильках,  можно было догадаться, что она недурна собой, интеллигентна  и  хорошо ухожена. Она пришла сюда явно рассчитывая произвести впечатление на понравившегося ей мужчину, но,  видимо, разговор у них не клеился… 
     Пара привлекла внимание всех трех женщин нашего стола. Пока наши мужчины (муж Оксаны и муж Татьяны)  пошли на перекур,  мы от нечего делать, стали наблюдать за этой парой, причем,  не сговариваясь, сначала каждая самостоятельно. И когда одна из нас попыталась обратить внимание других на этот столик, то выяснилось, что и другие,  оказывается,  тоже были уже, что называется, в теме.  
Тогда мы начали совместное и более доскональное созерцание с анализом всего увиденного. Замечая разные детали, мы стали вместе фантазировать по поводу,  как предшествующих  данной встрече событий, так  и тому,  что может быть между этой парой далее, делая прогнозы. 
     Происходящее разворачивалось перед нами немым фильмом под аккомпанемент гремящей ресторанной попсы 
     Почему-то мы все сошлись на том, что они познакомились в Интернете и договорились о встрече… Но, увы, дама не оказалась столь интересной и не смогла очаровать своего друга в реале. Какая-то женская сущность,  диктующая каждой своей носительнице извечную  нотку превосходства над другими, позволяла сложившемуся за нашим столиком дамскому микроколлективу, допускать именно такие мысли об этой женщине. 
     И вдруг, глядя на изящные шпилечки, благородный цвет тонких чулок и, внезапно почувствовав на расстоянии какую-то деликатную осторожность, а возможно даже напряжение этой женщины и самодовольный, но отрешенный взгляд мужчины, я  остановила ход  подобных  мыслей.
     - Стоп! А, если, как раз, наоборот? - холодный пот догадки пробежал по моей спине, -  сама, ведь, сама я не раз наступала на эти грабли… 
    - Девочки! Вы знаете, мне кажется, что все не так…Он понял,  что ей не пара, что лапоть он... А сдаваться не хочет, вот и сидит всем видом своим показывает ей независимость и невлюбленность,  - взволнованно сказала  я Оксане и Татьяне. 
     - Вы хотите сказать, что он понты гнет?!- воскликнула в ответ Оксана.
     - Да, похоже на то.
     - Почему? Нет…нет… Смотрите, ему совсем не интересно, он же на нее редко смотрит, все по сторонам, - продолжала  защищать первые наши общие выводы Оксана.
     - Ну и что?! Ему, может быть,  не интересно, то,  что интересно ей.  Оно ему просто недоступно… Она сложна для него, - не сдавалась я, - а признать это он не хочет, вот и куражится.
      Мои соседки стали приглядываться к происходящему, пытаясь увидеть то,  что вдруг было замечено мной, а я продолжала свои мысли, добавляя к ним уже пережитые свои личные ощущения: 
      -  И так вот так всегда. Все они так… Знаете, вот даже совсем недавно, на прошлой неделе, я сама, переписывалась с одним из наших доблестных представителей сильной половины. Так все шло, вроде бы,  неплохо…пока он петушился, блистая оперением из умных фраз и познаний в зарубежном кинематографе, правда до момента обнаружения моих профессиональных знаний и главное – моих способностей.  Бедный, как жаль,  его потом стало! А я то,  девочки,  какая бессовестная!  Мне бы его лизнуть, подпеть ему…Он то мне какие дифирамбы пел про то, что я похожа на его любимую актрису … Представляете, меня таким  счастьем одарили, сравнили с кинозвездой! Я теперь должна была  с этим гордо носиться повсюду, дескать… Как там про Сухова? А… «Господин назвал меня любимой женой!». 
     - А Вы что? – не удержалась Оксана, понимая и чувствуя мое одиночество. 
     - А я – на тебе… щелчком его по носу! Ну, так… просто очень резкими фразами закидала, вскрыв все подводные течения его заумных и высокомерных мыслей.
     - Да?!  Ну, Вы его! – не удержалась Оксана, - и помедлив, добавила-  А, вообще, они это не любят! Их,  главное по головке во время гладить и не дай Бог против шерсти! 
     - Да, все они такие…как дети…- вдруг задумчиво произнесла Татьяна.
Я не долго медлила с ответом, так как он готов и выстрадан был уже давно:
      - Знаю, девочки, но прикидываться и хитрить не хочу.
      - А, наверное, без этого  невозможно…- очень осторожно вставила Татьяна.
      - Да, Татьяна, потому и одна. Да и не одна я такая…Много женщин, которые самостоятельны в своей жизни. Реализуют себя…но, увы, остаются при этом одинокими. И не мудрено. С такой,  сможет быть только уверенный в себе мужчина, без комплекса, что женщина непременно должна быть глупее мужчины. 
      - Это уж точно! – засмеялась Оксана.
      Но Татьяна попыталась защитить сильный пол, мотивируя тем, что не все мужчины хотят в жизненные подруги глупых женщин и есть достойные и среди них. Но что я ответила, поддержав ее оптимистичные мысли:
      - Конечно… Только где их найти? Вот и я… Я выберу сама, и уж поверьте, только достойного, кого уважать стану.
      Мой неожиданный поворот  по поводу несостоявшегося на наших глазах романа  и перенесение мной ситуации на себя, повергли в замешательство моих компаньонок.  Они обе были замужние, поэтому поиски и привлечение мужчины в свою жизнь, для  них были  неактуальны или просто подзабыты. Их мужья,  в этот момент, временно оставив нас одних  за столиком,  пускали дым на улице, подшучивая над курящими молодыми «профессиональными медсестренками».   
      Доводы, обозначенные мной, сначала показались им маловразумительными, но после,  вслушиваясь в то, что я им начала объяснять, они мало-помалу начали проникаться моими мыслями и дополнять теперь уже новый сценарий неудачного романа наблюдаемой пары все новыми и новыми деталями. 
     Спокойная и чаще молчавшая поначалу возникшего спора Татьяна, вдруг,  задумчиво произнесла, глядя в сторону объектов нашего наблюдения:
     - Просто они не пара.
     - Да, Татьяна, это уже неоспоримый факт, - поддержала ее я, - интересно только что он тянет резину здесь, если уже сказать нечего?
     - Да, он же матч не хочет пропустить! – вдруг воскликнула Оксана,- сейчас, смотрите, закончится и его ветром сдует!
     Мы все засмеялись. А, ведь,  и правда!  В ресторане его задерживала значимая в данном сезоне игра, пропускать которую  он не хотел и даже, наверное,  страдал по поводу того, что пришлось ее смотреть не в полном объеме удовольствий,  какие бы он мог позволить себе дома,  с пивком на диване.
      Вот и сейчас он ерзал на стуле,  то и дело,  поворачиваясь на спортивный шум,  доносящийся из плоскости большого телевизионного экрана.

      Наверное, этот находящийся под нашим наблюдением мужчина даже предположить не мог о том, что стал объектом столь пристального изучения и чьих-то не очень радостных дум о сильной половине человечества.
      А мы продолжали домысливать немые для нас сцены разворачивающегося на глазах спектакля.
     - Мне кажется,  он шел  на эту встречу, полагая,  что немного посидит с ней здесь за столиком и где-то уже через часок у нее или у него залезет к ней в трусики, проверяя влажные ли они – продолжая повествование, сказала я.
     - Да…пожалуй! Секс – единственное,  что могло интересовать такого! А,  смотрите, он и заказывать то ничего не стал! - подметив важную деталь, продолжила меня Оксана, - Жадный, наверное…
     - Или это она,  явно,  поскромничала – предположила я, понимая, что женщина тоже, увидев того,  кто пришел к ней на свидание, сразу поняла, что он «другой», не тот, который нужен  ей, который будет ее развлекать весь этот вечер, пытаясь произвести на нее впечатление и поэтому стала осторожничать.  
     В этот момент мне показалось, что я даже почувствовала ее раненные очередной неудачей мысли. 
     Вдруг в этот миг что-то произошло. Я и теперь так и не понимаю,  что же это было…
Я как будто в какие-то доли секунды приблизилась к ней так, как слилась, ее спина, нет даже не спина, все ее естество вдруг оказалось рядом, в одной точке со мной…Я почти явственно ощутила прикосновение бывшей в надрыве от отчаяния души…так, что просто пережила все, что происходит в ней… Нет, это не просто была очередная осечка, боль сфокусировалась именно на понятии «очередная»…И эта боль ощущалась мной…как собственная… Мне показалось, что она – это я…или я это она. Было ли это головокружение, опьянение или что-то еще другое, но я сама сидела сейчас рядом с нагловато-туповатым горе-кавалером, который, наверное, мечтал уже поскорее избавиться от слишком умной и поэтому непривлекательной для него женщины.

      Видно, у нас, у очень многих современных и одиноких женщин что-то не так…что-то не подходит, не встраивается в стереотипную структуру мозга нашего современного же, но оставшегося глубоко патриархальным мужчины, с его вечным доминантным «я».
     Скажите, ну какой мужчина потерпит пусть самое незначительное превосходство над ним?! И,  даже нет, не превосходство, а ровню? Пусть даже в самой ничтожной мелочи!
    Лучше фарфоровая дура с нарисованными в глазах долларами, пустая до звона, наверное, тех самых призрачных и вожделенных баксов, чем студентка университета, да не дай Бог еще и физмата! А если отличница с красным дипломом, да несколькими языками или позднее с диссертацией  - одно можно сказать: трудно ей будет. Самое лучшее,  что ей может посветить в семейном счастье – постоянное состояние в превентивной войне и борьба за лидерство со стороны ее мужа, причем неосознанное.
     А уж если женщина (не дай-то Бог!!!) еще и талантлива или способнее в чем-то его, хоть на чуть-чуточку…вот тут-то наш мужчина, не то, что опасается…нет, сигнал в рецепторах его мозга трубит ему прямо, как лампочка над ренгенкабинетом «Не входить! Опасно для жизни!».
     Причем,  парадокс, но  та самая «фарфоровая дура»,  как раз то,  и командует им и управляет, строит и даже насмехается, изменяя и крутя им, как хочет… Но все равно – она лучше, а главное  понятнее и надежнее!
     А генетика?! О ней  даже не задумываются, а потом тратят кровные, заработанные на дополнительных учителей для своих оболтусов, говоря: «А ведь как мечтал учить в Гарварде!»…
     Размышляя так, я попыталась опять поддержать общий непростой разговор, оборвавшийся в нашем небольшом женском коллективе, когда я вдруг так неожиданно отключилась…нет, наверное, в глазах других ушла на какой-то миг в себя, в свои мысли, ведь никто же не знал, что случилось со мной в этот необыкновенный миг.

     - И что же делать современной одиночке? – глядя на женщину из наблюдаемой нами пары, спросила я своих новых приятельниц. Хотела добавить «не дуре», но потом поняла, что это понятно, что говорится,  по умолчанию, и поэтому стала, сама же, и  отвечать на этот  вопрос:
    -  Есть, конечно,  выход, но не для всех подходит…Когда наш павлин распушил свой шикарный хвост  – хитри, притворяйся этой самой дурой, хвали, унижайся…Только возникает вопрос: на сколько же тебя хватит?! И хватит ли на всю жизнь? Неужели не захочется быть самой собой, уважаемой и понятой, рассуждающей на самые разные и интересные темы с ним, со своим любимым, а не с кем-то другим, подругой ли, коллегой по работе?  В этом то и вся проблема…
    - Да, ладно павлин, ведь даже если воробей распушит свой смешной хвостик, то воробьиха им должна восхищаться - как всегда многозначительно произнесла Татьяна.
     Я понимала, что она права, права исторически и даже генетически, но, наверное, вредность моя мешала мне с ней согласиться. И я не заметила, как стала своим посажено-лекторским голосом рассуждать вслух.
    - Однажды я летела в самолете с очень полной женщиной, которая сидела со мной рядом в кресле и,  мучаясь от давления,  непрерывно рассказывала про свою жизнь, про своих 3-х мужей, как она их воспитывала,  причем,  узнав, что я одна, поучала, как сделать мужичка «под себя» - что нужно делать, а что – никогда. Хотя об этих хитростях сейчас прочесть можно хоть где, в огромном количестве книжек с рекомендациями «как завоевать мужчину»,  и даже в Интернете, я вынужденно слушала все доводы своей соседки, думая, конечно, по другому.
     Отношения между женщиной и мужчиной в нашей стране с вечно меняющимися, но при этом,  не приносящими сколько-нибудь  серьезных изменений,  строями,  с ее насквозь обюрокраченным и патриархально-монархическим обществом  с закамуфлированной,  или же,  открытой дискриминацией женщин в карьере и заработке, но в семьях, наоборот,  чаще матриархатом, никто лучше,  пожалуй,  не определил как Фаина Раневская, которая сама ни разу не была окована узами брака или по ее словам была «замужем за театрами». Насколько же цинично-лаконичны, но точны ее формулировки,   говорящие, что союз двух глупцов – порождает мать героиню,  двух умных – лишь легкий флирт, союз глупой и умного порождает мать одиночку и лишь глупого и умной – порождает обычную семью… Да…увы, обычную нашу семью…
     Исключения есть. Но эти исключения – очень высокий уровень интеллигентности при наличии еще одного,  но более  распространенного у нас явления,  – значительного уровня интеллектуальности.  С первым,  после октябрьской революции туго, истребили.  Со вторым как-то полегче - наплодили из разночинской и мещанской среды, иногда даже из рабоче-крестьянской. Каждое последующее поколение все более приумножает эту самую интеллектуальность. В институты, университеты  брали и берут всех. Самое интересное, что подменились эти два понятия. «Вторые» стали называться «первыми»,  наверное, от того что с «первыми» с их благородством, великодушием, толерантностью  все как–то совсем плохо становится. Их почти  нет, - я передохнула, как бы набрав воздуха и сил, чтобы сказать самое главное из своих рассуждений в заключение:
     - И, наверное, еще  проблема в развитии воли, как психической функции или того самого стержня, который определяет самостоятельность, взрослость и  и ответственность человека. Почему-то доминируя в наших женщинах, она очень слаба у мужчин. Отсюда, кстати, наверное, много проблем и с пьянством и с нежеланием большинства наших мужчин вести самостоятельный бизнес, реализовывая себя как личность. Большая часть старается пристроиться где-нибудь при бюджете. Эта малая активность их покрывается с лихвой активностью женщин…Вот она то у нас «и коня на скаку остановит и в горящую избу войдет!». И семей с активной и командующей «мамкой» у нас гораздо больше, чем семей, где доминирует мужчина. А мужчинам так проще – ему главное скомандовали, что делать, как делать и он пошел исполнять. Замечательно, как в армии, командир сказал – исполняй! И не нужно думать, а главное - нести ответственность... А может от этого и все беды в нашей многострадальной и женоликовой...? Оттого, может быть,  и под царями она всегда и никак не может освободится, да и не желает, наверное...Удобнее ей быть под чьей-то властью...
    А уж семьи, где живет взаимопонимание и равновесие у нас на вес золота.
    А как не хочется командовать мужчинами… Хочется,  чтобы была его воля, его сила, но сила эта мягкая, не поглощающая и не попирающая женщину, дающая и ей расцветать, причем во всем, включая дела и даже творчество…
    Но, наверное, и волю в наших мужчинах постепенно отстреляли в страшном двадцатом веке, частично погибло в его войнах, ведь погибают больше самые смелые и самые решительные...

    Но,  как бы не было, наблюдаемый нами мужчина, вяло слушая собеседницу,  тоскливо разглядывал то зал, то всех танцующих, то столики с «профессионально гуляющими» медсестрами… Когда же в висящей на стене плазменной панели происходило что-то важное или переломное в матче, то  он поворачивался и надолго вообще забывал про свою соседку по столику. 
     А может…может и ему нужно было «скомандовать»?! А она не могла…не умела…
Как-то совсем грустно стало…
     И грустно может не от того, что так вел себя этот человек…а грустно вообще… 
Я, глядя на эту ситуацию, разбередила последнюю большую  рану своего сердца, и она заныла всеми рубцами на его клапанах и сосудах.  После непростого командировочного дня с колоссальной эмоционально-интеллектуальной нагрузкой  и «хорошо выпитого» шампанского стало совсем себя жалко…
      По привычке я начала крутить кольцо на среднем пальце левой руки. Я обычно так делала,  машинально,  не задумываясь,  когда внезапно охватывали волнение, тревога или приходили воспоминания, подступая к самому горлу, душа своей сокрушительной безнадежностью.

      А кольцо было особенным.
      Внешне оно было самым обыкновенным, выточенным из цельного камня, вернее минерала, из красно-коричневого агата. Необычность его была в другом - это был талисман. 
История его появления у меня тоже удивительная. 
      Купила его пять лет назад в Крыму, у Красной пещеры. Там,  у входа, вернее,  неровного отверстия в стене скалы, как это сейчас везде водится у облюбованных туристами  мест, были организованы продажи различных сувениров. Как сейчас,  помню огромные голубые глаза  длинноволосого молодого мужчины, у которого на столике были представлены разные поделки из камней, вернее минералов. Кроме различных фигурок он предлагал кольца и, глядя близко-близко в глаза, говорил, что кольца эти волшебные. Он как будто вкрадывался в душу и, увидев там хроническое одиночество, предлагал избавиться от этого состояния с помощью заговора, который был сделан на каждое кольцо. Мы с подругой сначала отошли, но потом услышали, что рассказывала другим туристам пожилая торговка по соседству с ним и вернулись. 
      Оказывается он быть спелеологом и с детства знал эту и другие крымские пещеры. Он водил группы туристов по Красной, находил новые, неизвестные ее пути и лазы. Но однажды с ним произошла трагедия.  В очередной своей экспедиции по подземным лабиринтам он упал и долго пролежал один. Хорошо, что его потом нашли, он выжил, но вот ноги его теперь уже никогда ему не могли позволить ему новых подземных походов.  
      Ставшим прикованным к инвалидному креслу молодой и сильный физически человек сумел пережить случившееся и найти возможность и желание жить дальше. Он освоил ремесло работы с камнем,  и оно стало кормить его.  Красивое и удивительно одухотворенное его лицо привлекало  к нему туристок, которые покупали  кольца, броши и сувениры из минералов. Уж не знаю,  правда ли это,  или уже из выдумок, но якобы камни он нашел еще раньше, когда исследовал свою пещеру. Думаю, что не проблема их было найти у других, кто добывал. 
       Мы вернулись к загадочному мастеру.
       Не знаю,  что было в заговоре на кольцо, и как он его делал, но мне было сказано, что если его носить,  не снимая, то кольцо поможет найти мне мою любовь и моего человека, так как у каждого он свой, этот самый человек и он,  обязательно,  есть. Просто все почему-то спешат…  И находят чужих.
      Довод был убедительным,  и я купила кольцо.  Может я его купила еще оттого, что очень трудно было смотреть в глаза этого красивого и еще довольно молодого человека.  Сама себе,  оправдываясь, я говорила, что нужно иметь какой-то амулет или талисман. Раз у меня его раньше не было, то можно завести сейчас, так как проблема нахождения  «своего человека» была для меня весьма актуальной. 
      Сам по себе агат, как я потом прочла в магических свойствах этого минерала,  помогал всему живому. Римляне посвятили его своей богине садоводства  и во время посадки растений  даже закапывали в землю маленькие шарики  из агата. Считалось, что если его носить постоянно, он может притянуть к своему владельцу большое богатство. Еще говорили, что агат помогает сохранить верность возлюбленных друг другу, поэтому,  когда им предстояла разлука – они обменивались агатовыми кольцами.  
      Цвет каждого оттенка агата тоже что- то обозначал.  Агат красноватого цвета, из которого было сделано мое кольцо,  был якобы камнем счастливой любви и семьи. 
Вот таким было необычное мое кольцо, которое я,  не снимая,  носила три года.
Самое интересное, что надела его не сразу. Сначала потеряла. Не то что потеряла, а просто положила после поездки так, что долго не могла найти. А потом и забыла про него вовсе…дела, заботы… К тому же,  на личную жизнь, а тем более на ее поиски, времени совсем не было. 
      Но дочь настойчиво мне напоминала, что нужно что-то решать, что годы идут, а мне кого-то нужно найти себе на старость. Однажды, не выдержав моих обещаний,  она сама опубликовала мою анкету на сайте знакомств и каждый день звонила, напоминала, чтобы я добавила туда свое фото. Примерно через неделю я сдалась….  
      Вот тут-то и нашлось мое кольцо!
      Мистика…Неужели оно всегда лежало рядом со мной? Все два года? До сих пор никак не пойму!  На столе, рядом с ноутбуком стояла большая хрустальная ваза на хрустальном подносе.  На этот поднос я,  по мере необходимости,  иногда определяла разные мелкие вещицы, чтобы их не потерять. Зачем-то мне понадобилось сдвинуть эту вазу, и вот тут-то за ней и… почти открыто….на блестящем дне подставки… преспокойно лежало мое колечко. 
Но ведь я протирала периодически эту вазу!!! И потом,  в ней пусть очень редко, но иногда появлялись цветы! Может быть,  конечно,  кольцо нашел кто-то другой из нашей семьи и положил тоже в столь удобное,  для нахождения разных мелочей в квартире, место.   А раньше его куда-нибудь мог закатить, играя, кот. Ведь любой ремонт или перестановка мебели в квартире обнаруживали столько утерянных и даже уже забытых мелких вещиц!  Но все это не столь важно…
      Кольцо нашлось не просто, оно нашлось в тот миг, когда я захотела пуститься на поиски…
      И в этот же день я познакомилась. 
      Познакомилась  на два года…на два года любви, которая в один осенний день так же внезапно,  как началась, так и закончилась,  оставив после себя невыносимые муки и страдания. Уж больно сильна была привязанность. Прошло уже девять месяцев,  а чувства и мысли по этому поводу продолжали тревожить, не давая начать другие отношения и создавая постоянную почву для самокопания и поиска ответа на один единственный вопрос: «Почему?» … 
      Оставаясь в одиночестве и в спокойствии на какое-то время, я всегда была подвержена их приходу и зачем-то, не задумываясь,  вращала кольцо на пальце. Однажды,  как–то случайно,  заметила это за собой.
      Вот и сейчас, в волнении крутя, агатовый ободок и, пережив несостоявшиеся надежды другой женщины, я невольно опять думала о своем и не заметила как наблюдаемая нами пара исчезла.
       Но посмотрев на экран плазменной панели, поняла, что Оксана в своем предположении  была права.

      Вернулись оживленные мужчины. Мы опять выпили за Оксану. Тосты теперь уже были не парадными, а более острыми с анекдотной основой. 
      Плотный, белокурокудрявый и озорной здоровяк Борис за словом не то, что в карман не лез, а,  наверное, за щекой, на всякий случай,  всегда имел целый боекомплект их, причем с постоянным прицелом, акцентируя его на цифре «29»…Что уж она ему далась?!  Но за целый день мы «очень много чего сделали»:  купили, заказали, позвонили, застряли в пробке и так далее  (список этот можно продолжать и продолжать…) … целых двадцать девять раз…  
      По профессии адвокат, а по призванию артист, он создавал в компании ту удивительную атмосферу задорного подтрунивания, которая задает тон дружелюбия и легкой открытости, вызывая доверие и притяжение.
      Он был под стать своей жене,  красивой блондинке Оксане, директору книжного магазина. Бог соединил их так удачно не только профессионально, но и психологически. Они были молодой  и активной парой сорокалетних людей,  поженившихся со студенческой семьи, причем имели уже троих детей: студентку, среднего школьника, а главное - трехлетнюю лапотуньку  Катюню, которую оба обожали до немыслимости, даже, наверное, соревнуясь в этой любви. Отношения их между собой выстраивались на том же самом дружелюбии и подтрунивании, которое присутствовало и в нашем коллективе. Видимо это был стиль жизни. 
Если про какую-то пару можно было сказать «их семейный очаг», то про них – разве, что «их семейный вулкан», настолько много рождалось в каждом  из  них кипучей энергии!      Светлое будущее так уверенно рисовалось Оксаной во всем, что касалось работы, учебы детей, поездок и даже переезда в другой город, что любой человек свободно уверовал в реальность этих перспектив. Надо сказать, что и я находилась под гипнозом Оксаниного оптимизма, которого мне самой, порой,  не хватало. 
      Энергия Бориса распространялась на активность не столь в планах на будущее, сколько в конкретные дела сегодняшнего дня, где кроме работы,  присутствовало много так называемого, активного отдыха - спорта, бани, компаний, нужных встреч. Он жил сегодня и сейчас и не хотел упускать ни одной минуты этой прекрасной в его сознании жизни. В свою очередь, его динамо-машина подстегивала Оксану, постоянно возвращаться от стратегии к практике - к разрешению всех бытовых и мелких проблем и всего того, что дарит нам каждый конкретный день. Надо сказать, что она очень на многое закрывала глаза и что-то,  даже пропускала мимо ушей,  и это создавало то самое согласие во взаимоотношениях, определяемое, сказанной ей мне потихоньку  за бокалом шампанского фразой: «Знаете, я так сильно люблю своего мужа… И чем дальше, тем сильнее…». 
       Вторая пара – Татьяна и Олег были постарше. Дети их были уже самостоятельны и, похоже, сами они были не в первом браке. Общий бизнес объединял их и в рабочее и в нерабочее время. И дела у них, видно, шли очень хорошо, так как прошедший Новый год с дикими даже для Сибири морозами, они встречали в своем недавно купленном доме в Таиланде.  
       Мы с Татьяной были одно возраста. Ее духовная устремленность к Востоку почувствовалась в первый час общения,  еще по дороге, когда мы ехали вместе. Умиротворение и понимание происходящего через определенные законы существования  и даже вселенной, как рождения и перераспределения энергии были прочно осмыслены ей,  и жизнь приведена в соответствие с ними.  Невысокая и не располневшая с большими карими глазами, она была немногим постарше своего мужа, который был внимательным и,  как мне показалось, достаточно осторожным и немногословным, но говорящим по существу, и к месту,  и хорошо поддерживающим шутливый общий фон застольной беседы.  По ее словам, именно Олег был основным в их не только семейном, но и духовном союзе, обеспечивая его содержательную часть. На мой взгляд – он создавал в их отношениях тот особенный микроклимат, который обеспечивает гармонию во взаимоотношениях. Внешне он  - среднего роста, и что называется жилистый.  Какое-то неуловимое сходство с женой, бросалось при определенных ракурсах разворота лица. 
       Удивительно, но этот факт присутствовал у обеих пар – муж и жена в них были друг на друга похожи внешне. Сходство супругов давно стало банальным наблюдением, но именно оно имело здесь место.  Да и сами две семейные пары гармонично ладили между собой. Причем это наблюдалось и у отдельно взятых женщин и у мужчин. Для меня это особенно почувствовалось, когда они сплотились в своей заботе обо мне, как,  по их определению, - « о прекрасном, но неустроенном кусочке жизни». 
       Заметив грустную нотку на моем лице, Олег предложил Борису развеселить заскучавших без них «девушек». Разведка быстро донесла им причину перемены настроения и ряды оптимистов в возникшем споре  значительно пополнились солидной подкрепляющей, а я вдруг почувствовала себя со своими жизненными выводами сначала одной против всех, а затем,  это состояние  внезапно сменилось ощущением какой-то общей и сплоченной поддержки и заботы. 
      Сидящий большее время молча, Олег вдруг обозначил свое наблюдение:
     - Вы знаете, мужчины часто боятся красивых или особенных женщин. Обращали внимание, что приглашают танцевать тех, что кажутся попроще, менее красивых? 
    - А, поскольку,  так думают и делают большинство мужчин, то в итоге красивая и особенная сидит в компании одна, а соответственно та, что «попроще» -  имеет много мужчин? Так? А, при этом,  в душе,  мужчины хотят непременно красивую или особенную! Что Вы на это скажете? – продолжила его мысль я, при этом улыбаясь.
Мое заключение с всеобщим  смехом принесло замешательство в мужские ряды, но вместе с этим оно и обнаружило мое слабое место, на которое потом, в дальнейшем,  обрушился шквал всеобщей заботы. 
      Борис вспомнил сразу же несколько анекдотов по теме, а в частности свой «двадцать девятый» анекдот про Обезьяну, которая сидя на берегу Нила «курила бамбук»…
Я тут же  предложила ему пополнить его пронумерованный, как сонеты у Шекспира, список анекдотов про Обезьяну как раз в тему, про то, как та стирала банановую корочку, привлекая внимание разных проплывающих по Нилу. Когда подплывший к ней Крокодил спросил ее, что она делает, та ответила: «Банановую корочку стираю». Тогда Крокодил, не унимаясь,  задал свой главный вопрос: «Обезьяна, обезьяна, а ты замужем?». « Выйдешь тут замуж, когда кругом одни Крокодилы плавают…», - не переставая стирать свою корочку,  ответила Обезьяна…
      Анекдот был старый, но, видимо, забытый и общий смех, наверное, пересилил децибелы ресторанного оркестра. Я замечала всегда, что при эмоционально повышенном состоянии грани перехода от грустно-поэтического состояния к состоянию аффектно повышенной веселости практически стираются.
     - Так уж и «крокодилы»? - не сдавался Борис.
     -  Нет, почему…еще и бегемоты бывают, - демонстративно разглядывая отдыхающую толпу, помогла мне Татьяна, еще больше усилив волну нашего смеха, сокрушающую стены ресторана.
     - Да, с диетой у них посложнее будет! – вытирая слезу, продолжала Оксана.
Я, чувствуя такую поддержку в женских рядах, сощурив глаза и  лукаво улыбаясь, и как бы успокаивая исходящее от всей четверки дружное сочувствие, проговорила:
     - Да, ладно, не переживайте! Найду я себе своего дедушку! - и, сделав секундную паузу, теперь уже смеясь, выпалила – В шахматы играть…
     - Чего, чего? – выдавил из себя, словно обалдевший от сказанного,  и закашлявший Борис.
     - В шахматы играть, - уже для не расслышавших, заливаясь, повторила я.
На лице Олега прорисовалось еще большее удивление, чем, поперхнувшаяся  оторопь, Бориса. Он еще раз окинул взглядом, ладно сидящее на моей,  приведенной в порядок перед летом фигуре,  короткое платье стального цвета  без рукавов и пышные светлые волосы, сказал:
     - А может, наоборот, юношу, на корте побегать с ракеткой?
     Перевернув сказанную шутку и, почему-то,  услышав в ней покушение не на мой, а на свой возрастной ценз, мужчины пошли в легкое наступление.
     Их поддержала Татьяна, которая тоже недоуменно посмотрела на меня в момент моей шутки.
     Анекдоты мужчин посыпались разные, били четко, прицельно! Сказывалась видно армейская закалка молодости. 
     Здесь уже женщины перешли на мою сторону. Мы парировали и я почувствовала даже какую-то солидарность. Общее веселье продолжалось.


     Но после того, как я, отлучившись ненадолго, пришла  к столику, то поняла,  что семейные пары и их семейный дуэт опять нашли взаимопонимание и равновесие. И тут я услышала, что же их примерило. 
     Оказывается, что семейно-дружеский коллектив уже вынес кардинальное решение. 
    - Мы решили ехать бить морду, тому,  кто Вас обидел, - с серьезным, как только он это умеет делать, видом провозгласил Борис,  -  пока Вас  не было я уже двадцать девять раз, было, позвонил в аэропорт, да не знаю в какой город лететь!
     Я даже не могла представить картинку того, как это могло бы выглядеть и, поэтому, смех, как та самая,  вторая,  и обратная грань любой трудной ситуации, вырвался из меня,  как глубокий вздох, возвращая из плена воспоминаний и иллюзий. 
     Сказанное развеселило с задатком, как бы наперед, так, что дальнейшая грусть, приходящая моментами как навязчивая мысль, все время разбивалась об эту, тот час же вспоминаемую,  такую забавную и веселую фразу.
     Далее мы, наверное,  дошли до той кондиции, когда все выдвинулись дружно на «танцплощадку» ресторана. 
     Борис и Татьяна,  которые когда–то учились бальным танцам, образовали пару профессионалов «под латино»…а мы все оставшиеся – на подтанцовке. Все танцевали в движении, не переминаясь на одном месте, как обычно делает большинство танцующих на различных вечеринках,  так что нам нужно было много место для своих маневров и постепенно мы  просто оттеснили оттуда всех остальных. Вскоре мы обратили внимание, что почти все посетители ресторана смотрели на нас. Татьяна и Борис, конечно же, были великолепны, мы же тоже очень старались не подкачать…
     Танцевали мы не под все попсовые «блюзы» ресторанной эстрады,   музыкальные композиции избирались нами и, поэтому,  наш вкусный и обильный стол не был забыт и заброшен, все чередовалось в меру – застолье, поздравления Оксаны, танцы…
     Я немного расслабилась, и напряжение, пришедшее с грустными думами, потихоньку спало. Начала опять думать, что все уже пережито, что основные страдания позади и что-то новое обязательно войдет или даже ворвется  в мою жизнь, как поток весеннего воздуха в открытую форточку… Но тут…
 
     Это случилось, когда мы очередной раз опять вышли танцевать. 
     Мы веселились,  мои руки и ноги, повинуясь ритму, делали то, что диктовала подкорка, которая когда-то наработала определенный порядок телодвижений.
     Но, вдруг, я почувствовала внезапную легкость на среднем пальце левой руки, там, где долгое время постоянно присутствовало агатовое кольцо, которое я не снимала, да и снять его без мыла было невозможно.  
    Увидев пустой палец, я испугалась. «Как оно могло слететь?! - была первая мысль, - оно же  н е с н и м а е м о е!». И глаза стали быстро сканировать пол, ведь где-то же оно должно было быть! 
     Рядом со мной никто не танцевал, мы были одним своим столиком, поэтому, место нам хватало и все было хорошо видно. Но то, что я увидела,  не входило ни в какие рамки моих догадок. 
     Нигде ничего не гремело, 
                            ни свистало, 
                                    ни блистало…
                                          но мое кольцо распалось на кусочки…


     В полном ужасе, я остановилась как вкопанная. Подобрав один самый большой осколок агата, я пошла к столику. Тупо уставившись на то, что несколько минут назад было моим кольцом, я присела на краешек стула и, взяв другой рукой телефон, долго не могла найти в нем номер подруги, находящейся, конечно же, в моем далеком городе. 
     Меня трясло. 
     Гудки…гудки…
     Вскоре мое отсутствие на танцплощадке было замечено. Видимо,  на лице у меня было что-то такое, отчего мои новые друзья, вернувшись за стол, стали пытаться осторожно, окольными путями, выяснить,  что же опять случилось со мной.  Я сбивчиво, в двух словах, рассказала о случившемся. 
     Успокоительные фразы посыпались градом…но это было лишь успокоительное, как корвалол или валерьянка….
     Вдруг раздался звонок. Перезванивала моя подруга из родного города,  увидев мои пропущенные звонки.
     Я с  первой же секунды выпалила ей: 
     - Кольцо…мое кольцо! Помнишь у пещеры?!- и,  передохнув, договорила, - Оно внезапно разорвалось на кусочки!
     Именно она была со мной в Крыму, когда куплено было это знаковое кольцо и только она знала о моем столь  сильном и разбившемся чувстве…
    - Все…Все! Спокойно…Все уже произошло, - уверенным голосом психолога и подруги произнесла она, - тебе как было сказано? Наденешь его и найдешь свою любовь. Так? 
    - Да.
    - Так вот, ты ее нашла! Свою любовь. Понимаешь – свою! И кольцо не выдержало…
    - Его нелюбви?
    - Но… ты же все сама понимаешь…Спокойно. Теперь тебе наденут кольцо …



июнь -август 2010
Тимонова
 

© Copyright: Людмила Тимонова, 2012

Регистрационный номер №0083541

от 11 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0083541 выдан для произведения:

 

 

     Вы замечали, что мистика,  или,  назовем это по-другому, - труднообъяснимое, не поддающееся логике событие, порой может застать нас врасплох в любом, причем, самом неожиданном месте? Что-то необыкновенное внезапно поразит своей необъяснимостью или невероятным совпадением каких-либо фактов…
      Одним словом – мистика…

      В этот вечер ничего не предсказывало никаких необычных или знаковых событий. Уж если что и предвещал он, так это празднование Дня Рождения Оксаны, для чего был заказан столик в ресторане и выписаны ее друзья из другого города, семейная пара предпринимателей Татьяны и Олега. Я на этом празднике оказалась случайно, по причине своей командировки в филиал, который возглавляла Оксана.
      Китайский ресторанчик в далеком старинном сибирском городе, как и полагалось ему в в июньской вечерней пятнице,  подмигивая глазами всех своих фонариков, шумел веселой  и совсем некитайской музыкой, а, кроме того, еще и огромной плазменной панелью, где шел очередной отборочный матч чемпионата  мира по футболу, мешая посетителям вести застольные разговоры. Тосты приходилось произносить,  напрягая связки и привлекая внимание всей компании дополнительными жестами или шутками по поводу глухих. Все располагало к тому, чтобы отдыхающая публика чаще крутила круг в центре своего большого основного стола, который был заполнен  разными по форме блюдами со  сладковато-маринадными яствами и, при этом,  больше не о чем думала, как о том, чтобы бокалы и порционные тарелки все время были наполнены.
      Гуляющие в этот вечер компании,  периодически  резво выбегали подвигаться на танцевальный круг возле миниатюрной эстрады, вмещающей динамики, двух оркестрантов и неплохо сохранившуюся певицу в супермодных в прошлом сезоне светлых джинсах с хорошо драными коленками. Порой,  на небольшой  танцплощадке, даже не хватало места для свободы телодвижений. 
      В этот день  ресторанчик был большей частью наполнен представителями женского пола разных возрастных категорий. Как потом выяснилось,   гуляли медработники на своем профессиональном празднике.  Кроме них,  было несколько явно семейных компаний и компания молодежи, которая пришла, как водится,  позже, так как ресторан был ночным.
      Пожалуй,  самым лучшим по размещению и удобству был наш столик, стоящий вместе с другим, но, пустующим в этот вечер,  на особом подиуме, позади эстрады, так, что просматривался весь зал и все происходящее в нем.

     В центре основного зала,  за перегораживающим его на две половины заборчиком,  были устроены несколько столиков  на двоих, где гораздо чаще менялись посетители. Вот как раз там то и сидела странного вида скучающая пара. Они не танцевали и особо не заказывали. Их столик был предельно пуст. 
     Спортивного вида симпатичный сорокалетний мужчина то и дело оборачивался на панель телевизора, которая была у него как раз за спиной. Лица женщины с  точки просмотра нашего стола разглядеть не получалось, но по узким плечам в красиво лежащей на них открытой кофточке, уложенной прическе, ножкам на высоких шпильках,  можно было догадаться, что она недурна собой, интеллигентна  и  хорошо ухожена. Она пришла сюда явно рассчитывая произвести впечатление на понравившегося ей мужчину, но,  видимо, разговор у них не клеился… 
     Пара привлекла внимание всех трех женщин нашего стола. Пока наши мужчины (муж Оксаны и муж Татьяны)  пошли на перекур,  мы от нечего делать, стали наблюдать за этой парой, причем,  не сговариваясь, сначала каждая самостоятельно. И когда одна из нас попыталась обратить внимание других на этот столик, то выяснилось, что и другие,  оказывается,  тоже были уже, что называется, в теме.  
Тогда мы начали совместное и более доскональное созерцание с анализом всего увиденного. Замечая разные детали, мы стали вместе фантазировать по поводу,  как предшествующих  данной встрече событий, так  и тому,  что может быть между этой парой далее, делая прогнозы. 
     Происходящее разворачивалось перед нами немым фильмом под аккомпанемент гремящей ресторанной попсы 
     Почему-то мы все сошлись на том, что они познакомились в Интернете и договорились о встрече… Но, увы, дама не оказалась столь интересной и не смогла очаровать своего друга в реале. Какая-то женская сущность,  диктующая каждой своей носительнице извечную  нотку превосходства над другими, позволяла сложившемуся за нашим столиком дамскому микроколлективу, допускать именно такие мысли об этой женщине. 
     И вдруг, глядя на изящные шпилечки, благородный цвет тонких чулок и, внезапно почувствовав на расстоянии какую-то деликатную осторожность, а возможно даже напряжение этой женщины и самодовольный, но отрешенный взгляд мужчины, я  остановила ход  подобных  мыслей.
     - Стоп! А, если, как раз, наоборот? - холодный пот догадки пробежал по моей спине, -  сама, ведь, сама я не раз наступала на эти грабли… 
    - Девочки! Вы знаете, мне кажется, что все не так…Он понял,  что ей не пара, что лапоть он... А сдаваться не хочет, вот и сидит всем видом своим показывает ей независимость и невлюбленность,  - взволнованно сказала  я Оксане и Татьяне. 
     - Вы хотите сказать, что он понты гнет?!- воскликнула в ответ Оксана.
     - Да, похоже на то.
     - Почему? Нет…нет… Смотрите, ему совсем не интересно, он же на нее редко смотрит, все по сторонам, - продолжала  защищать первые наши общие выводы Оксана.
     - Ну и что?! Ему, может быть,  не интересно, то,  что интересно ей.  Оно ему просто недоступно… Она сложна для него, - не сдавалась я, - а признать это он не хочет, вот и куражится.
      Мои соседки стали приглядываться к происходящему, пытаясь увидеть то,  что вдруг было замечено мной, а я продолжала свои мысли, добавляя к ним уже пережитые свои личные ощущения: 
      -  И так вот так всегда. Все они так… Знаете, вот даже совсем недавно, на прошлой неделе, я сама, переписывалась с одним из наших доблестных представителей сильной половины. Так все шло, вроде бы,  неплохо…пока он петушился, блистая оперением из умных фраз и познаний в зарубежном кинематографе, правда до момента обнаружения моих профессиональных знаний и главное – моих способностей.  Бедный, как жаль,  его потом стало! А я то,  девочки,  какая бессовестная!  Мне бы его лизнуть, подпеть ему…Он то мне какие дифирамбы пел про то, что я похожа на его любимую актрису … Представляете, меня таким  счастьем одарили, сравнили с кинозвездой! Я теперь должна была  с этим гордо носиться повсюду, дескать… Как там про Сухова? А… «Господин назвал меня любимой женой!». 
     - А Вы что? – не удержалась Оксана, понимая и чувствуя мое одиночество. 
     - А я – на тебе… щелчком его по носу! Ну, так… просто очень резкими фразами закидала, вскрыв все подводные течения его заумных и высокомерных мыслей.
     - Да?!  Ну, Вы его! – не удержалась Оксана, - и помедлив, добавила-  А, вообще, они это не любят! Их,  главное по головке во время гладить и не дай Бог против шерсти! 
     - Да, все они такие…как дети…- вдруг задумчиво произнесла Татьяна.
Я не долго медлила с ответом, так как он готов и выстрадан был уже давно:
      - Знаю, девочки, но прикидываться и хитрить не хочу.
      - А, наверное, без этого  невозможно…- очень осторожно вставила Татьяна.
      - Да, Татьяна, потому и одна. Да и не одна я такая…Много женщин, которые самостоятельны в своей жизни. Реализуют себя…но, увы, остаются при этом одинокими. И не мудрено. С такой,  сможет быть только уверенный в себе мужчина, без комплекса, что женщина непременно должна быть глупее мужчины. 
      - Это уж точно! – засмеялась Оксана.
      Но Татьяна попыталась защитить сильный пол, мотивируя тем, что не все мужчины хотят в жизненные подруги глупых женщин и есть достойные и среди них. Но что я ответила, поддержав ее оптимистичные мысли:
      - Конечно… Только где их найти? Вот и я… Я выберу сама, и уж поверьте, только достойного, кого уважать стану.
      Мой неожиданный поворот  по поводу несостоявшегося на наших глазах романа  и перенесение мной ситуации на себя, повергли в замешательство моих компаньонок.  Они обе были замужние, поэтому поиски и привлечение мужчины в свою жизнь, для  них были  неактуальны или просто подзабыты. Их мужья,  в этот момент, временно оставив нас одних  за столиком,  пускали дым на улице, подшучивая над курящими молодыми «профессиональными медсестренками».   
      Доводы, обозначенные мной, сначала показались им маловразумительными, но после,  вслушиваясь в то, что я им начала объяснять, они мало-помалу начали проникаться моими мыслями и дополнять теперь уже новый сценарий неудачного романа наблюдаемой пары все новыми и новыми деталями. 
     Спокойная и чаще молчавшая поначалу возникшего спора Татьяна, вдруг,  задумчиво произнесла, глядя в сторону объектов нашего наблюдения:
     - Просто они не пара.
     - Да, Татьяна, это уже неоспоримый факт, - поддержала ее я, - интересно только что он тянет резину здесь, если уже сказать нечего?
     - Да, он же матч не хочет пропустить! – вдруг воскликнула Оксана,- сейчас, смотрите, закончится и его ветром сдует!
     Мы все засмеялись. А, ведь,  и правда!  В ресторане его задерживала значимая в данном сезоне игра, пропускать которую  он не хотел и даже, наверное,  страдал по поводу того, что пришлось ее смотреть не в полном объеме удовольствий,  какие бы он мог позволить себе дома,  с пивком на диване.
      Вот и сейчас он ерзал на стуле,  то и дело,  поворачиваясь на спортивный шум,  доносящийся из плоскости большого телевизионного экрана.

      Наверное, этот находящийся под нашим наблюдением мужчина даже предположить не мог о том, что стал объектом столь пристального изучения и чьих-то не очень радостных дум о сильной половине человечества.
      А мы продолжали домысливать немые для нас сцены разворачивающегося на глазах спектакля.
     - Мне кажется,  он шел  на эту встречу, полагая,  что немного посидит с ней здесь за столиком и где-то уже через часок у нее или у него залезет к ней в трусики, проверяя влажные ли они – продолжая повествование, сказала я.
     - Да…пожалуй! Секс – единственное,  что могло интересовать такого! А,  смотрите, он и заказывать то ничего не стал! - подметив важную деталь, продолжила меня Оксана, - Жадный, наверное…
     - Или это она,  явно,  поскромничала – предположила я, понимая, что женщина тоже, увидев того,  кто пришел к ней на свидание, сразу поняла, что он «другой», не тот, который нужен  ей, который будет ее развлекать весь этот вечер, пытаясь произвести на нее впечатление и поэтому стала осторожничать.  
     В этот момент мне показалось, что я даже почувствовала ее раненные очередной неудачей мысли. 
     Вдруг в этот миг что-то произошло. Я и теперь так и не понимаю,  что же это было…
Я как будто в какие-то доли секунды приблизилась к ней так, как слилась, ее спина, нет даже не спина, все ее естество вдруг оказалось рядом, в одной точке со мной…Я почти явственно ощутила прикосновение бывшей в надрыве от отчаяния души…так, что просто пережила все, что происходит в ней… Нет, это не просто была очередная осечка, боль сфокусировалась именно на понятии «очередная»…И эта боль ощущалась мной…как собственная… Мне показалось, что она – это я…или я это она. Было ли это головокружение, опьянение или что-то еще другое, но я сама сидела сейчас рядом с нагловато-туповатым горе-кавалером, который, наверное, мечтал уже поскорее избавиться от слишком умной и поэтому непривлекательной для него женщины.

      Видно, у нас, у очень многих современных и одиноких женщин что-то не так…что-то не подходит, не встраивается в стереотипную структуру мозга нашего современного же, но оставшегося глубоко патриархальным мужчины, с его вечным доминантным «я».
     Скажите, ну какой мужчина потерпит пусть самое незначительное превосходство над ним?! И,  даже нет, не превосходство, а ровню? Пусть даже в самой ничтожной мелочи!
    Лучше фарфоровая дура с нарисованными в глазах долларами, пустая до звона, наверное, тех самых призрачных и вожделенных баксов, чем студентка университета, да не дай Бог еще и физмата! А если отличница с красным дипломом, да несколькими языками или позднее с диссертацией  - одно можно сказать: трудно ей будет. Самое лучшее,  что ей может посветить в семейном счастье – постоянное состояние в превентивной войне и борьба за лидерство со стороны ее мужа, причем неосознанное.
     А уж если женщина (не дай-то Бог!!!) еще и талантлива или способнее в чем-то его, хоть на чуть-чуточку…вот тут-то наш мужчина, не то, что опасается…нет, сигнал в рецепторах его мозга трубит ему прямо, как лампочка над ренгенкабинетом «Не входить! Опасно для жизни!».
     Причем,  парадокс, но  та самая «фарфоровая дура»,  как раз то,  и командует им и управляет, строит и даже насмехается, изменяя и крутя им, как хочет… Но все равно – она лучше, а главное  понятнее и надежнее!
     А генетика?! О ней  даже не задумываются, а потом тратят кровные, заработанные на дополнительных учителей для своих оболтусов, говоря: «А ведь как мечтал учить в Гарварде!»…
     Размышляя так, я попыталась опять поддержать общий непростой разговор, оборвавшийся в нашем небольшом женском коллективе, когда я вдруг так неожиданно отключилась…нет, наверное, в глазах других ушла на какой-то миг в себя, в свои мысли, ведь никто же не знал, что случилось со мной в этот необыкновенный миг.

     - И что же делать современной одиночке? – глядя на женщину из наблюдаемой нами пары, спросила я своих новых приятельниц. Хотела добавить «не дуре», но потом поняла, что это понятно, что говорится,  по умолчанию, и поэтому стала, сама же, и  отвечать на этот  вопрос:
    -  Есть, конечно,  выход, но не для всех подходит…Когда наш павлин распушил свой шикарный хвост  – хитри, притворяйся этой самой дурой, хвали, унижайся…Только возникает вопрос: на сколько же тебя хватит?! И хватит ли на всю жизнь? Неужели не захочется быть самой собой, уважаемой и понятой, рассуждающей на самые разные и интересные темы с ним, со своим любимым, а не с кем-то другим, подругой ли, коллегой по работе?  В этом то и вся проблема…
    - Да, ладно павлин, ведь даже если воробей распушит свой смешной хвостик, то воробьиха им должна восхищаться - как всегда многозначительно произнесла Татьяна.
     Я понимала, что она права, права исторически и даже генетически, но, наверное, вредность моя мешала мне с ней согласиться. И я не заметила, как стала своим посажено-лекторским голосом рассуждать вслух.
    - Однажды я летела в самолете с очень полной женщиной, которая сидела со мной рядом в кресле и,  мучаясь от давления,  непрерывно рассказывала про свою жизнь, про своих 3-х мужей, как она их воспитывала,  причем,  узнав, что я одна, поучала, как сделать мужичка «под себя» - что нужно делать, а что – никогда. Хотя об этих хитростях сейчас прочесть можно хоть где, в огромном количестве книжек с рекомендациями «как завоевать мужчину»,  и даже в Интернете, я вынужденно слушала все доводы своей соседки, думая, конечно, по другому.
     Отношения между женщиной и мужчиной в нашей стране с вечно меняющимися, но при этом,  не приносящими сколько-нибудь  серьезных изменений,  строями,  с ее насквозь обюрокраченным и патриархально-монархическим обществом  с закамуфлированной,  или же,  открытой дискриминацией женщин в карьере и заработке, но в семьях, наоборот,  чаще матриархатом, никто лучше,  пожалуй,  не определил как Фаина Раневская, которая сама ни разу не была окована узами брака или по ее словам была «замужем за театрами». Насколько же цинично-лаконичны, но точны ее формулировки,   говорящие, что союз двух глупцов – порождает мать героиню,  двух умных – лишь легкий флирт, союз глупой и умного порождает мать одиночку и лишь глупого и умной – порождает обычную семью… Да…увы, обычную нашу семью…
     Исключения есть. Но эти исключения – очень высокий уровень интеллигентности при наличии еще одного,  но более  распространенного у нас явления,  – значительного уровня интеллектуальности.  С первым,  после октябрьской революции туго, истребили.  Со вторым как-то полегче - наплодили из разночинской и мещанской среды, иногда даже из рабоче-крестьянской. Каждое последующее поколение все более приумножает эту самую интеллектуальность. В институты, университеты  брали и берут всех. Самое интересное, что подменились эти два понятия. «Вторые» стали называться «первыми»,  наверное, от того что с «первыми» с их благородством, великодушием, толерантностью  все как–то совсем плохо становится. Их почти  нет, - я передохнула, как бы набрав воздуха и сил, чтобы сказать самое главное из своих рассуждений в заключение:
     - И, наверное, еще  проблема в развитии воли, как психической функции или того самого стержня, который определяет самостоятельность, взрослость и  и ответственность человека. Почему-то доминируя в наших женщинах, она очень слаба у мужчин. Отсюда, кстати, наверное, много проблем и с пьянством и с нежеланием большинства наших мужчин вести самостоятельный бизнес, реализовывая себя как личность. Большая часть старается пристроиться где-нибудь при бюджете. Эта малая активность их покрывается с лихвой активностью женщин…Вот она то у нас «и коня на скаку остановит и в горящую избу войдет!». И семей с активной и командующей «мамкой» у нас гораздо больше, чем семей, где доминирует мужчина. А мужчинам так проще – ему главное скомандовали, что делать, как делать и он пошел исполнять. Замечательно, как в армии, командир сказал – исполняй! И не нужно думать, а главное - нести ответственность... А может от этого и все беды в нашей многострадальной и женоликовой...? Оттого, может быть,  и под царями она всегда и никак не может освободится, да и не желает, наверное...Удобнее ей быть под чьей-то властью...
    А уж семьи, где живет взаимопонимание и равновесие у нас на вес золота.
    А как не хочется командовать мужчинами… Хочется,  чтобы была его воля, его сила, но сила эта мягкая, не поглощающая и не попирающая женщину, дающая и ей расцветать, причем во всем, включая дела и даже творчество…
    Но, наверное, и волю в наших мужчинах постепенно отстреляли в страшном двадцатом веке, частично погибло в его войнах, ведь погибают больше самые смелые и самые решительные...

    Но,  как бы не было, наблюдаемый нами мужчина, вяло слушая собеседницу,  тоскливо разглядывал то зал, то всех танцующих, то столики с «профессионально гуляющими» медсестрами… Когда же в висящей на стене плазменной панели происходило что-то важное или переломное в матче, то  он поворачивался и надолго вообще забывал про свою соседку по столику. 
     А может…может и ему нужно было «скомандовать»?! А она не могла…не умела…
Как-то совсем грустно стало…
     И грустно может не от того, что так вел себя этот человек…а грустно вообще… 
Я, глядя на эту ситуацию, разбередила последнюю большую  рану своего сердца, и она заныла всеми рубцами на его клапанах и сосудах.  После непростого командировочного дня с колоссальной эмоционально-интеллектуальной нагрузкой  и «хорошо выпитого» шампанского стало совсем себя жалко…
      По привычке я начала крутить кольцо на среднем пальце левой руки. Я обычно так делала,  машинально,  не задумываясь,  когда внезапно охватывали волнение, тревога или приходили воспоминания, подступая к самому горлу, душа своей сокрушительной безнадежностью.

      А кольцо было особенным.
      Внешне оно было самым обыкновенным, выточенным из цельного камня, вернее минерала, из красно-коричневого агата. Необычность его была в другом - это был талисман. 
История его появления у меня тоже удивительная. 
      Купила его пять лет назад в Крыму, у Красной пещеры. Там,  у входа, вернее,  неровного отверстия в стене скалы, как это сейчас везде водится у облюбованных туристами  мест, были организованы продажи различных сувениров. Как сейчас,  помню огромные голубые глаза  длинноволосого молодого мужчины, у которого на столике были представлены разные поделки из камней, вернее минералов. Кроме различных фигурок он предлагал кольца и, глядя близко-близко в глаза, говорил, что кольца эти волшебные. Он как будто вкрадывался в душу и, увидев там хроническое одиночество, предлагал избавиться от этого состояния с помощью заговора, который был сделан на каждое кольцо. Мы с подругой сначала отошли, но потом услышали, что рассказывала другим туристам пожилая торговка по соседству с ним и вернулись. 
      Оказывается он быть спелеологом и с детства знал эту и другие крымские пещеры. Он водил группы туристов по Красной, находил новые, неизвестные ее пути и лазы. Но однажды с ним произошла трагедия.  В очередной своей экспедиции по подземным лабиринтам он упал и долго пролежал один. Хорошо, что его потом нашли, он выжил, но вот ноги его теперь уже никогда ему не могли позволить ему новых подземных походов.  
      Ставшим прикованным к инвалидному креслу молодой и сильный физически человек сумел пережить случившееся и найти возможность и желание жить дальше. Он освоил ремесло работы с камнем,  и оно стало кормить его.  Красивое и удивительно одухотворенное его лицо привлекало  к нему туристок, которые покупали  кольца, броши и сувениры из минералов. Уж не знаю,  правда ли это,  или уже из выдумок, но якобы камни он нашел еще раньше, когда исследовал свою пещеру. Думаю, что не проблема их было найти у других, кто добывал. 
       Мы вернулись к загадочному мастеру.
       Не знаю,  что было в заговоре на кольцо, и как он его делал, но мне было сказано, что если его носить,  не снимая, то кольцо поможет найти мне мою любовь и моего человека, так как у каждого он свой, этот самый человек и он,  обязательно,  есть. Просто все почему-то спешат…  И находят чужих.
      Довод был убедительным,  и я купила кольцо.  Может я его купила еще оттого, что очень трудно было смотреть в глаза этого красивого и еще довольно молодого человека.  Сама себе,  оправдываясь, я говорила, что нужно иметь какой-то амулет или талисман. Раз у меня его раньше не было, то можно завести сейчас, так как проблема нахождения  «своего человека» была для меня весьма актуальной. 
      Сам по себе агат, как я потом прочла в магических свойствах этого минерала,  помогал всему живому. Римляне посвятили его своей богине садоводства  и во время посадки растений  даже закапывали в землю маленькие шарики  из агата. Считалось, что если его носить постоянно, он может притянуть к своему владельцу большое богатство. Еще говорили, что агат помогает сохранить верность возлюбленных друг другу, поэтому,  когда им предстояла разлука – они обменивались агатовыми кольцами.  
      Цвет каждого оттенка агата тоже что- то обозначал.  Агат красноватого цвета, из которого было сделано мое кольцо,  был якобы камнем счастливой любви и семьи. 
Вот таким было необычное мое кольцо, которое я,  не снимая,  носила три года.
Самое интересное, что надела его не сразу. Сначала потеряла. Не то что потеряла, а просто положила после поездки так, что долго не могла найти. А потом и забыла про него вовсе…дела, заботы… К тому же,  на личную жизнь, а тем более на ее поиски, времени совсем не было. 
      Но дочь настойчиво мне напоминала, что нужно что-то решать, что годы идут, а мне кого-то нужно найти себе на старость. Однажды, не выдержав моих обещаний,  она сама опубликовала мою анкету на сайте знакомств и каждый день звонила, напоминала, чтобы я добавила туда свое фото. Примерно через неделю я сдалась….  
      Вот тут-то и нашлось мое кольцо!
      Мистика…Неужели оно всегда лежало рядом со мной? Все два года? До сих пор никак не пойму!  На столе, рядом с ноутбуком стояла большая хрустальная ваза на хрустальном подносе.  На этот поднос я,  по мере необходимости,  иногда определяла разные мелкие вещицы, чтобы их не потерять. Зачем-то мне понадобилось сдвинуть эту вазу, и вот тут-то за ней и… почти открыто….на блестящем дне подставки… преспокойно лежало мое колечко. 
Но ведь я протирала периодически эту вазу!!! И потом,  в ней пусть очень редко, но иногда появлялись цветы! Может быть,  конечно,  кольцо нашел кто-то другой из нашей семьи и положил тоже в столь удобное,  для нахождения разных мелочей в квартире, место.   А раньше его куда-нибудь мог закатить, играя, кот. Ведь любой ремонт или перестановка мебели в квартире обнаруживали столько утерянных и даже уже забытых мелких вещиц!  Но все это не столь важно…
      Кольцо нашлось не просто, оно нашлось в тот миг, когда я захотела пуститься на поиски…
      И в этот же день я познакомилась. 
      Познакомилась  на два года…на два года любви, которая в один осенний день так же внезапно,  как началась, так и закончилась,  оставив после себя невыносимые муки и страдания. Уж больно сильна была привязанность. Прошло уже девять месяцев,  а чувства и мысли по этому поводу продолжали тревожить, не давая начать другие отношения и создавая постоянную почву для самокопания и поиска ответа на один единственный вопрос: «Почему?» … 
      Оставаясь в одиночестве и в спокойствии на какое-то время, я всегда была подвержена их приходу и зачем-то, не задумываясь,  вращала кольцо на пальце. Однажды,  как–то случайно,  заметила это за собой.
      Вот и сейчас, в волнении крутя, агатовый ободок и, пережив несостоявшиеся надежды другой женщины, я невольно опять думала о своем и не заметила как наблюдаемая нами пара исчезла.
       Но посмотрев на экран плазменной панели, поняла, что Оксана в своем предположении  была права.

      Вернулись оживленные мужчины. Мы опять выпили за Оксану. Тосты теперь уже были не парадными, а более острыми с анекдотной основой. 
      Плотный, белокурокудрявый и озорной здоровяк Борис за словом не то, что в карман не лез, а,  наверное, за щекой, на всякий случай,  всегда имел целый боекомплект их, причем с постоянным прицелом, акцентируя его на цифре «29»…Что уж она ему далась?!  Но за целый день мы «очень много чего сделали»:  купили, заказали, позвонили, застряли в пробке и так далее  (список этот можно продолжать и продолжать…) … целых двадцать девять раз…  
      По профессии адвокат, а по призванию артист, он создавал в компании ту удивительную атмосферу задорного подтрунивания, которая задает тон дружелюбия и легкой открытости, вызывая доверие и притяжение.
      Он был под стать своей жене,  красивой блондинке Оксане, директору книжного магазина. Бог соединил их так удачно не только профессионально, но и психологически. Они были молодой  и активной парой сорокалетних людей,  поженившихся со студенческой семьи, причем имели уже троих детей: студентку, среднего школьника, а главное - трехлетнюю лапотуньку  Катюню, которую оба обожали до немыслимости, даже, наверное, соревнуясь в этой любви. Отношения их между собой выстраивались на том же самом дружелюбии и подтрунивании, которое присутствовало и в нашем коллективе. Видимо это был стиль жизни. 
Если про какую-то пару можно было сказать «их семейный очаг», то про них – разве, что «их семейный вулкан», настолько много рождалось в каждом  из  них кипучей энергии!      Светлое будущее так уверенно рисовалось Оксаной во всем, что касалось работы, учебы детей, поездок и даже переезда в другой город, что любой человек свободно уверовал в реальность этих перспектив. Надо сказать, что и я находилась под гипнозом Оксаниного оптимизма, которого мне самой, порой,  не хватало. 
      Энергия Бориса распространялась на активность не столь в планах на будущее, сколько в конкретные дела сегодняшнего дня, где кроме работы,  присутствовало много так называемого, активного отдыха - спорта, бани, компаний, нужных встреч. Он жил сегодня и сейчас и не хотел упускать ни одной минуты этой прекрасной в его сознании жизни. В свою очередь, его динамо-машина подстегивала Оксану, постоянно возвращаться от стратегии к практике - к разрешению всех бытовых и мелких проблем и всего того, что дарит нам каждый конкретный день. Надо сказать, что она очень на многое закрывала глаза и что-то,  даже пропускала мимо ушей,  и это создавало то самое согласие во взаимоотношениях, определяемое, сказанной ей мне потихоньку  за бокалом шампанского фразой: «Знаете, я так сильно люблю своего мужа… И чем дальше, тем сильнее…». 
       Вторая пара – Татьяна и Олег были постарше. Дети их были уже самостоятельны и, похоже, сами они были не в первом браке. Общий бизнес объединял их и в рабочее и в нерабочее время. И дела у них, видно, шли очень хорошо, так как прошедший Новый год с дикими даже для Сибири морозами, они встречали в своем недавно купленном доме в Таиланде.  
       Мы с Татьяной были одно возраста. Ее духовная устремленность к Востоку почувствовалась в первый час общения,  еще по дороге, когда мы ехали вместе. Умиротворение и понимание происходящего через определенные законы существования  и даже вселенной, как рождения и перераспределения энергии были прочно осмыслены ей,  и жизнь приведена в соответствие с ними.  Невысокая и не располневшая с большими карими глазами, она была немногим постарше своего мужа, который был внимательным и,  как мне показалось, достаточно осторожным и немногословным, но говорящим по существу, и к месту,  и хорошо поддерживающим шутливый общий фон застольной беседы.  По ее словам, именно Олег был основным в их не только семейном, но и духовном союзе, обеспечивая его содержательную часть. На мой взгляд – он создавал в их отношениях тот особенный микроклимат, который обеспечивает гармонию во взаимоотношениях. Внешне он  - среднего роста, и что называется жилистый.  Какое-то неуловимое сходство с женой, бросалось при определенных ракурсах разворота лица. 
       Удивительно, но этот факт присутствовал у обеих пар – муж и жена в них были друг на друга похожи внешне. Сходство супругов давно стало банальным наблюдением, но именно оно имело здесь место.  Да и сами две семейные пары гармонично ладили между собой. Причем это наблюдалось и у отдельно взятых женщин и у мужчин. Для меня это особенно почувствовалось, когда они сплотились в своей заботе обо мне, как,  по их определению, - « о прекрасном, но неустроенном кусочке жизни». 
       Заметив грустную нотку на моем лице, Олег предложил Борису развеселить заскучавших без них «девушек». Разведка быстро донесла им причину перемены настроения и ряды оптимистов в возникшем споре  значительно пополнились солидной подкрепляющей, а я вдруг почувствовала себя со своими жизненными выводами сначала одной против всех, а затем,  это состояние  внезапно сменилось ощущением какой-то общей и сплоченной поддержки и заботы. 
      Сидящий большее время молча, Олег вдруг обозначил свое наблюдение:
     - Вы знаете, мужчины часто боятся красивых или особенных женщин. Обращали внимание, что приглашают танцевать тех, что кажутся попроще, менее красивых? 
    - А, поскольку,  так думают и делают большинство мужчин, то в итоге красивая и особенная сидит в компании одна, а соответственно та, что «попроще» -  имеет много мужчин? Так? А, при этом,  в душе,  мужчины хотят непременно красивую или особенную! Что Вы на это скажете? – продолжила его мысль я, при этом улыбаясь.
Мое заключение с всеобщим  смехом принесло замешательство в мужские ряды, но вместе с этим оно и обнаружило мое слабое место, на которое потом, в дальнейшем,  обрушился шквал всеобщей заботы. 
      Борис вспомнил сразу же несколько анекдотов по теме, а в частности свой «двадцать девятый» анекдот про Обезьяну, которая сидя на берегу Нила «курила бамбук»…
Я тут же  предложила ему пополнить его пронумерованный, как сонеты у Шекспира, список анекдотов про Обезьяну как раз в тему, про то, как та стирала банановую корочку, привлекая внимание разных проплывающих по Нилу. Когда подплывший к ней Крокодил спросил ее, что она делает, та ответила: «Банановую корочку стираю». Тогда Крокодил, не унимаясь,  задал свой главный вопрос: «Обезьяна, обезьяна, а ты замужем?». « Выйдешь тут замуж, когда кругом одни Крокодилы плавают…», - не переставая стирать свою корочку,  ответила Обезьяна…
      Анекдот был старый, но, видимо, забытый и общий смех, наверное, пересилил децибелы ресторанного оркестра. Я замечала всегда, что при эмоционально повышенном состоянии грани перехода от грустно-поэтического состояния к состоянию аффектно повышенной веселости практически стираются.
     - Так уж и «крокодилы»? - не сдавался Борис.
     -  Нет, почему…еще и бегемоты бывают, - демонстративно разглядывая отдыхающую толпу, помогла мне Татьяна, еще больше усилив волну нашего смеха, сокрушающую стены ресторана.
     - Да, с диетой у них посложнее будет! – вытирая слезу, продолжала Оксана.
Я, чувствуя такую поддержку в женских рядах, сощурив глаза и  лукаво улыбаясь, и как бы успокаивая исходящее от всей четверки дружное сочувствие, проговорила:
     - Да, ладно, не переживайте! Найду я себе своего дедушку! - и, сделав секундную паузу, теперь уже смеясь, выпалила – В шахматы играть…
     - Чего, чего? – выдавил из себя, словно обалдевший от сказанного,  и закашлявший Борис.
     - В шахматы играть, - уже для не расслышавших, заливаясь, повторила я.
На лице Олега прорисовалось еще большее удивление, чем, поперхнувшаяся  оторопь, Бориса. Он еще раз окинул взглядом, ладно сидящее на моей,  приведенной в порядок перед летом фигуре,  короткое платье стального цвета  без рукавов и пышные светлые волосы, сказал:
     - А может, наоборот, юношу, на корте побегать с ракеткой?
     Перевернув сказанную шутку и, почему-то,  услышав в ней покушение не на мой, а на свой возрастной ценз, мужчины пошли в легкое наступление.
     Их поддержала Татьяна, которая тоже недоуменно посмотрела на меня в момент моей шутки.
     Анекдоты мужчин посыпались разные, били четко, прицельно! Сказывалась видно армейская закалка молодости. 
     Здесь уже женщины перешли на мою сторону. Мы парировали и я почувствовала даже какую-то солидарность. Общее веселье продолжалось.


     Но после того, как я, отлучившись ненадолго, пришла  к столику, то поняла,  что семейные пары и их семейный дуэт опять нашли взаимопонимание и равновесие. И тут я услышала, что же их примерило. 
     Оказывается, что семейно-дружеский коллектив уже вынес кардинальное решение. 
    - Мы решили ехать бить морду, тому,  кто Вас обидел, - с серьезным, как только он это умеет делать, видом провозгласил Борис,  -  пока Вас  не было я уже двадцать девять раз, было, позвонил в аэропорт, да не знаю в какой город лететь!
     Я даже не могла представить картинку того, как это могло бы выглядеть и, поэтому, смех, как та самая,  вторая,  и обратная грань любой трудной ситуации, вырвался из меня,  как глубокий вздох, возвращая из плена воспоминаний и иллюзий. 
     Сказанное развеселило с задатком, как бы наперед, так, что дальнейшая грусть, приходящая моментами как навязчивая мысль, все время разбивалась об эту, тот час же вспоминаемую,  такую забавную и веселую фразу.
     Далее мы, наверное,  дошли до той кондиции, когда все выдвинулись дружно на «танцплощадку» ресторана. 
     Борис и Татьяна,  которые когда–то учились бальным танцам, образовали пару профессионалов «под латино»…а мы все оставшиеся – на подтанцовке. Все танцевали в движении, не переминаясь на одном месте, как обычно делает большинство танцующих на различных вечеринках,  так что нам нужно было много место для своих маневров и постепенно мы  просто оттеснили оттуда всех остальных. Вскоре мы обратили внимание, что почти все посетители ресторана смотрели на нас. Татьяна и Борис, конечно же, были великолепны, мы же тоже очень старались не подкачать…
     Танцевали мы не под все попсовые «блюзы» ресторанной эстрады,   музыкальные композиции избирались нами и, поэтому,  наш вкусный и обильный стол не был забыт и заброшен, все чередовалось в меру – застолье, поздравления Оксаны, танцы…
     Я немного расслабилась, и напряжение, пришедшее с грустными думами, потихоньку спало. Начала опять думать, что все уже пережито, что основные страдания позади и что-то новое обязательно войдет или даже ворвется  в мою жизнь, как поток весеннего воздуха в открытую форточку… Но тут…
 
     Это случилось, когда мы очередной раз опять вышли танцевать. 
     Мы веселились,  мои руки и ноги, повинуясь ритму, делали то, что диктовала подкорка, которая когда-то наработала определенный порядок телодвижений.
     Но, вдруг, я почувствовала внезапную легкость на среднем пальце левой руки, там, где долгое время постоянно присутствовало агатовое кольцо, которое я не снимала, да и снять его без мыла было невозможно.  
    Увидев пустой палец, я испугалась. «Как оно могло слететь?! - была первая мысль, - оно же  н е с н и м а е м о е!». И глаза стали быстро сканировать пол, ведь где-то же оно должно было быть! 
     Рядом со мной никто не танцевал, мы были одним своим столиком, поэтому, место нам хватало и все было хорошо видно. Но то, что я увидела,  не входило ни в какие рамки моих догадок. 
     Нигде ничего не гремело, 
                            ни свистало, 
                                    ни блистало…
                                          но мое кольцо распалось на кусочки…


     В полном ужасе, я остановилась как вкопанная. Подобрав один самый большой осколок агата, я пошла к столику. Тупо уставившись на то, что несколько минут назад было моим кольцом, я присела на краешек стула и, взяв другой рукой телефон, долго не могла найти в нем номер подруги, находящейся, конечно же, в моем далеком городе. 
     Меня трясло. 
     Гудки…гудки…
     Вскоре мое отсутствие на танцплощадке было замечено. Видимо,  на лице у меня было что-то такое, отчего мои новые друзья, вернувшись за стол, стали пытаться осторожно, окольными путями, выяснить,  что же опять случилось со мной.  Я сбивчиво, в двух словах, рассказала о случившемся. 
     Успокоительные фразы посыпались градом…но это было лишь успокоительное, как корвалол или валерьянка….
     Вдруг раздался звонок. Перезванивала моя подруга из родного города,  увидев мои пропущенные звонки.
     Я с  первой же секунды выпалила ей: 
     - Кольцо…мое кольцо! Помнишь у пещеры?!- и,  передохнув, договорила, - Оно внезапно разорвалось на кусочки!
     Именно она была со мной в Крыму, когда куплено было это знаковое кольцо и только она знала о моем столь  сильном и разбившемся чувстве…
    - Все…Все! Спокойно…Все уже произошло, - уверенным голосом психолога и подруги произнесла она, - тебе как было сказано? Наденешь его и найдешь свою любовь. Так? 
    - Да.
    - Так вот, ты ее нашла! Свою любовь. Понимаешь – свою! И кольцо не выдержало…
    - Его нелюбви?
    - Но… ты же все сама понимаешь…Спокойно. Теперь тебе наденут кольцо …



июнь -август 2010
Тимонова
 
Рейтинг: 0 183 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!