ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → 2013 г. Не дай мне Бог сойти с ума – 2!

 

2013 г. Не дай мне Бог сойти с ума – 2!

7 марта 2013 - Владимир Юрков

 

2013 г. Не дай мне Бог сойти с ума – 2!

Я уже не раз повторял слова Доктора Хауса о том, что пациент всегда лжет. Пациенты старшего возраста не только лгут, а еще и «чудят». Многие старики обижаются на то, что их отправляют в больницы, запирают в старческих приютах, нанимают им сиделку, или следят за ними зорче, чем за малыми детьми.

Как мне казалось, моя теща вошла в свое девятое десятилетие, в относительно здравом уме. Но я зря обольщался. Как сказал мой любимый поэт Семен Кирсанов «ветшает и железо», ну, а человек не железный, поэтому ветшает весьма быстро. Порою даже быстрее, чем нам кажется.

Моя теща – экономна, даже, если признаться честно – жадна. Причем жадна до всего, не только денег. Она экономит все: и свое, и чужое. Мне кажется, что она иной раз редко дышит, жадничая на воздухе. Для нее в мире нет ничего дешевого. Все, за что приходится платить – дорого. Она экономит не потому, что ей не хватает, а потому что привыкла. Она же деревенская! Причем из голодного Смоленского края, где вовек всего не хватало. Поэтому все ее предки до седьмого колена экономили. Колхозно-окуппационное детство, советская молодость прошли в голоде и дефиците, щедрости не прибавив. А, когда всего стало вдоволь и появилась возможность не скопидомничать, а жить на широкую ногу, то привычка жадничать, въевшаяся в сознание победила.

Поскольку у нее болен желчный пузырь она обязана принимать таблетки Панзинорма, перед едой. Что может быть проще? Однако… Стала плакаться теща, что врач дурак – не то выписал. Ей становится только хуже и хуже. Спрашиваю… и выясняю, что она принимает не целиковую таблетку, а только половинку, увеличив, таким образом, количество таблеток вдвое! Спрашиваю – «Почему?». Отвечает: «После каждой еды – по таблетке – сколько же таблеток я должна выпить! Это вредно!» Ясно – «вредно», читай «жадно»!

Понимая, что этого, с позволения сказать, человека уже поздно отучать от скаредности, делаю упор на то, что таблетки покрыты спецоболочкой, предотвращающей их растворение в желудке. Поэтому ей и становится хуже – оболочка ведь нарушена! Лекарство работает не по схеме!

Ее ответ был настолько лаконичен и неожидан, что я сразу понял – стариков надо и кормить с ложечки. Так, как поступают с ними в приютах. Разъяснения, увещевания – все попусту!

И так – она улыбается улыбкой доброй морской свинки и говорит: «А Я ОБОЛОЧКУ И НЕ НАРУШАЮ! Я АККУРАТНО КЕРАМИЧЕСКИМ НОЖИКОМ НА ДВЕ ЧАСТИ РАЗРЕЗАЮ»

Увидев, видимо, остолбенение в моих глазах, близкое к обмороку, она тут же взяла нож и, действительно, очень аккуратно разрезала таблетку напополам. После чего взяла половинку в руку и, сунув мне ее под нос, сказала «Ну, ведь, ничуть не осыпалась?»

«Не осыпалась» – согласился я и подумал – ну как объяснить слепому, что такое солнце?  

© Copyright: Владимир Юрков, 2013

Регистрационный номер №0121994

от 7 марта 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0121994 выдан для произведения:

 

2013 г. Не дай мне Бог сойти с ума – 2!

Я уже не раз повторял слова Доктора Хауса о том, что пациент всегда лжет. Пациенты старшего возраста не только лгут, а еще и «чудят». Многие старики обижаются на то, что их отправляют в больницы, запирают в старческих приютах, нанимают им сиделку, или следят за ними зорче, чем за малыми детьми.

Как мне казалось, моя теща вошла в свое девятое десятилетие, в относительно здравом уме. Но я зря обольщался. Как сказал мой любимый поэт Семен Кирсанов «ветшает и железо», ну, а человек не железный, поэтому ветшает весьма быстро. Порою даже быстрее, чем нам кажется.

Моя теща – экономна, даже, если признаться честно – жадна. Причем жадна до всего, не только денег. Она экономит все: и свое, и чужое. Мне кажется, что она иной раз редко дышит, жадничая на воздухе. Для нее в мире нет ничего дешевого. Все, за что приходится платить – дорого. Она экономит не потому, что ей не хватает, а потому что привыкла. Она же деревенская! Причем из голодного Смоленского края, где вовек всего не хватало. Поэтому все ее предки до седьмого колена экономили. Колхозно-окуппационное детство, советская молодость прошли в голоде и дефиците, щедрости не прибавив. А, когда всего стало вдоволь и появилась возможность не скопидомничать, а жить на широкую ногу, то привычка жадничать, въевшаяся в сознание победила.

Поскольку у нее болен желчный пузырь она обязана принимать таблетки Панзинорма, перед едой. Что может быть проще? Однако… Стала плакаться теща, что врач дурак – не то выписал. Ей становится только хуже и хуже. Спрашиваю… и выясняю, что она принимает не целиковую таблетку, а только половинку, увеличив, таким образом, количество таблеток вдвое! Спрашиваю – «Почему?». Отвечает: «После каждой еды – по таблетке – сколько же таблеток я должна выпить! Это вредно!» Ясно – «вредно», читай «жадно»!

Понимая, что этого, с позволения сказать, человека уже поздно отучать от скаредности, делаю упор на то, что таблетки покрыты спецоболочкой, предотвращающей их растворение в желудке. Поэтому ей и становится хуже – оболочка ведь нарушена! Лекарство работает не по схеме!

Ее ответ был настолько лаконичен и неожидан, что я сразу понял – стариков надо и кормить с ложечки. Так, как поступают с ними в приютах. Разъяснения, увещевания – все попусту!

И так – она улыбается улыбкой доброй морской свинки и говорит: «А Я ОБОЛОЧКУ И НЕ НАРУШАЮ! Я АККУРАТНО КЕРАМИЧЕСКИМ НОЖИКОМ НА ДВЕ ЧАСТИ РАЗРЕЗАЮ»

Увидев, видимо, остолбенение в моих глазах, близкое к обмороку, она тут же взяла нож и, действительно, очень аккуратно разрезала таблетку напополам. После чего взяла половинку в руку и, сунув мне ее под нос, сказала «Ну, ведь, ничуть не осыпалась?»

«Не осыпалась» – согласился я и подумал – ну как объяснить слепому, что такое солнце?  

Рейтинг: 0 211 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!