ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → 2006 г. В Сапогах

2006 г. В Сапогах

20 сентября 2017 - Владимир Юрков
2006 г. В сапогах

Дикость это не только сопротивление достижениям цивилизации или их неприятие, это еще и их невосприятие, не перевод на подсознательный уровень - не превращение в привычку, в образ и стиль жизни. Поэтому воспитать из дикаря цивилизованного человека также невозможно, как невозможно из уличного щенка вырастить породистую собаку. Этот процесс требует времени. Должно смениться несколько поколений, пока цивилизованность не запишется в генетической памяти.

Если дикарю дать образование, то это будет, всего лишь, образованный дикарь. если ему дать воспитание - воспитанный дикарь, в своей душе оставшийся все тем же дикарем, каким и был, готовым по первому кличу «Я-ху», сбросив с себя личину цивилизованности, вернуться в свое родное, дикое, состояние.

Показательный примерчик.

Отмечу, что дело происходит поздней осенью, когда на улице моросит мелкий холодный дождик, кругом лужи, раскисшие, ставшие клейкой массой, опавшие листья, грязь и полумрак. Но иногда, ни с того, ни с сего, вдруг выглянет радостное, почти весеннее, яркое солнышко и заиграет, заискрится в лужах. И, от этого, на душе становится так светло и так радостно, что любые неприятности кажутся совершенным пустяком. Вот именно в такой день все это и произошло.

К этому времени, мы встречались уже, примерно, в общей сложности, квартал. Хотя наши встречи и не были так часты, но шесть-семь раз, особенно для молодой женщины, срок достаточный, чтобы пресытиться. А, как известно, пресыщение ведет к отвращению и, чтобы этого не случилось, люди идут на всяко-разные уловки и хитрости, что, собственно говоря, и явилось причиной написания Кама-сутры. Хотя многое из написанного там - чистая фантастика, неприемлемая для обычного человека. В сексе, как в любой естественной надобности, мало разнообразия. Его можно смело уподобить питанию, где блюда разнообразны, а способ их употребления - неизменен. Поэтому людям так свойственно менять партнеров, ведь заниматься любовью с одним и тем же человеком, тоже самое, что день ото дня есть одно и тоже кушание.

Вот и моя подруга, на последних встречах, стала как-то скучать в постели и отдаваться уже не с тем напором, и не той страстью, как ранее. Я не вмешивался, считая, что женщина сама найдет выход из создавшегося положения. Это правило всей моей жизни - никогда не вмешиваться в дела женщин, логика которых для меня до сих пор остается загадкой. А раз я чего-то не понимаю, то, вмешавшись, наломаю дров и сделаю только хуже. Пусть решает сама. Тем более, что это для меня она - малышка, а по сути - очень взрослая женщина - почти двадцать пять лет. Может быть, ей надо бросить меня и найти нового любовника, либо потребовать от меня каких-то изменений, вроде как - отрасти себе бороду, или придумать, что-нибудь новое для себя.

Она выбрала третье. И придумала! Такое!

Как только она вошла в двери, почувствовалось, что она одержима какой-то идеей, которую она решила до поры до времени не раскрывать. В ней отчетливо светился тайный огонек, некоторое лукавство, заметное на ее бесхитростном лице.

После небольшого вступления, которое обычно затягивается у любовников, то на полчаса, а то и на час, она глянула на меня так, как будто бы обожгла огнем. Стало видно, что в ней воспылало былое чувство, немного угасшее в наши последние встречи.

- Знаешь - нараспев произнесла она - я в интернете видела картинку, где они делают это в сапогах.

- Да я тоже видел подобное - поддакнул я, довольно бесстрастно, сделав вид, что меня это не касается, хотя отлично понимал, куда она клонит.

- Так может быть нам тоже попробовать?

- Можно - согласился я и только хотел продолжить, что надо бы купить для нее лаковые сапожки в интим-салоне, как вдруг заметил, что в ванной противно журчит вода. Видимо моя подруга, умываясь, не до конца довела джойстик.

Я встал и поплелся в ванную, хотя мне этого ужасно не хотелось. Я думаю всем ясно, что нежится в кровати рядом с молодой мягкой и теплой дамой намного приятнее, чем выключать воду, но мне не хотелось, чтобы там скапливалась влага. Поскольку затем автоматически включится вентилятор - как-никак, а будет шуметь, да и роса на стенах совершенно не нужна. Тем более у нас перерыв - можно на минутку отвлечься.

Будучи в ванной, я услышал торопливые шаги моей подруги. Она явно пробежала по квартире туда-сюда, пытаясь сделать это незаметно. Но дама она достаточно крупная и высокая, поэтому, несмотря на мягкий пол, ее шаги не услышать невозможно.

Вернувшись в комнату, я узрел ее в грациозно-вызывающей позе на кровати, в тех же самых сапогах, в которых она пришла с улицы. Я остолбенел. Глаза ее светились, а губы кривились в хитрой улыбке. Было видно, что она очень рада произведенному на меня впечатлению.

Я настолько был поражен увиденным, что молчал, медленно двигаясь вдоль кровати, и разглядывал лежащую, неуклонно приближаясь к тому месту, где на весьма дорогих простынях помещались ее грязные сапоги. Я намеривался посмотреть - хватило ли у этого «человека», с почти уже полученным высшим медицинским образованием, ума хотя бы протереть подошвы. Но она расценила мое передвижение по-своему, по-женски.

Поэтому, стоило мне только оказаться между ее подошвами, она, со словами, «давай, мой милый, рискнем в сапогах», раскинула руки и томно изогнула плечи. При слове «рискнем», я чуть было не засмеялся, подумав, что во всем этом есть значительная доля риска. И слава богу, что «не», а то бы испортил довольно милой женщине праздник. Она же, видя мое замешательство, опять же, расценив его по-своему, по-женски, задрала кверху ноги, так, что стали хорошо видны, запачканные осенней непогодой, подошвы с налипшими по краям кусочками грязи и завопила от радости и вожделения. Я пригнулся, чтобы посмотреть насколько же грязны ее сапоги, а она, единым махом, закинула пыльные голенища мне на плечи, да с такой силой, что вокруг моей головы затанцевало облачко пыли, хорошо видимое в лучах света, пробивающихся сквозь неплотно закрытые шторы, обхватила ими мою шею и, уже намного нежнее, произнесла: «Давай, бери меня, милый!»

Как говорится - взялся - бери!

 

© Copyright: Владимир Юрков, 2017

Регистрационный номер №0396802

от 20 сентября 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0396802 выдан для произведения: 2006 г. В сапогах

Дикость это не только сопротивление достижениям цивилизации или их неприятие, это еще и их невосприятие, не перевод на подсознательный уровень - не превращение в привычку, в образ и стиль жизни. Поэтому воспитать из дикаря цивилизованного человека также невозможно, как невозможно из уличного щенка вырастить породистую собаку. Этот процесс требует времени. Должно смениться несколько поколений, пока цивилизованность не запишется в генетической памяти.

Если дикарю дать образование, то это будет, всего лишь, образованный дикарь. если ему дать воспитание - воспитанный дикарь, в своей душе оставшийся все тем же дикарем, каким и был, готовым по первому кличу «Я-ху», сбросив с себя личину цивилизованности, вернуться в свое родное, дикое, состояние.

Показательный примерчик.

Отмечу, что дело происходит поздней осенью, когда на улице моросит мелкий холодный дождик, кругом лужи, раскисшие, ставшие клейкой массой, опавшие листья, грязь и полумрак. Но иногда, ни с того, ни с сего, вдруг выглянет радостное, почти весеннее, яркое солнышко и заиграет, заискрится в лужах. И, от этого, на душе становится так светло и так радостно, что любые неприятности кажутся совершенным пустяком. Вот именно в такой день все это и произошло.

К этому времени, мы встречались уже, примерно, в общей сложности, квартал. Хотя наши встречи и не были так часты, но шесть-семь раз, особенно для молодой женщины, срок достаточный, чтобы пресытиться. А, как известно, пресыщение ведет к отвращению и, чтобы этого не случилось, люди идут на всяко-разные уловки и хитрости, что, собственно говоря, и явилось причиной написания Кама-сутры. Хотя многое из написанного там - чистая фантастика, неприемлемая для обычного человека. В сексе, как в любой естественной надобности, мало разнообразия. Его можно смело уподобить питанию, где блюда разнообразны, а способ их употребления - неизменен. Поэтому людям так свойственно менять партнеров, ведь заниматься любовью с одним и тем же человеком, тоже самое, что день ото дня есть одно и тоже кушание.

Вот и моя подруга, на последних встречах, стала как-то скучать в постели и отдаваться уже не с тем напором, и не той страстью, как ранее. Я не вмешивался, считая, что женщина сама найдет выход из создавшегося положения. Это правило всей моей жизни - никогда не вмешиваться в дела женщин, логика которых для меня до сих пор остается загадкой. А раз я чего-то не понимаю, то, вмешавшись, наломаю дров и сделаю только хуже. Пусть решает сама. Тем более, что это для меня она - малышка, а по сути - очень взрослая женщина - почти двадцать пять лет. Может быть, ей надо бросить меня и найти нового любовника, либо потребовать от меня каких-то изменений, вроде как - отрасти себе бороду, или придумать, что-нибудь новое для себя.

Она выбрала третье. И придумала! Такое!

Как только она вошла в двери, почувствовалось, что она одержима какой-то идеей, которую она решила до поры до времени не раскрывать. В ней отчетливо светился тайный огонек, некоторое лукавство, заметное на ее бесхитростном лице.

После небольшого вступления, которое обычно затягивается у любовников, то на полчаса, а то и на час, она глянула на меня так, как будто бы обожгла огнем. Стало видно, что в ней воспылало былое чувство, немного угасшее в наши последние встречи.

- Знаешь - нараспев произнесла она - я в интернете видела картинку, где они делают это в сапогах.

- Да я тоже видел подобное - поддакнул я, довольно бесстрастно, сделав вид, что меня это не касается, хотя отлично понимал, куда она клонит.

- Так может быть нам тоже попробовать?

- Можно - согласился я и только хотел продолжить, что надо бы купить для нее лаковые сапожки в интим-салоне, как вдруг заметил, что в ванной противно журчит вода. Видимо моя подруга, умываясь, не до конца довела джойстик.

Я встал и поплелся в ванную, хотя мне этого ужасно не хотелось. Я думаю всем ясно, что нежится в кровати рядом с молодой мягкой и теплой дамой намного приятнее, чем выключать воду, но мне не хотелось, чтобы там скапливалась влага. Поскольку затем автоматически включится вентилятор - как-никак, а будет шуметь, да и роса на стенах совершенно не нужна. Тем более у нас перерыв - можно на минутку отвлечься.

Будучи в ванной, я услышал торопливые шаги моей подруги. Она явно пробежала по квартире туда-сюда, пытаясь сделать это незаметно. Но дама она достаточно крупная и высокая, поэтому, несмотря на мягкий пол, ее шаги не услышать невозможно.

Вернувшись в комнату, я узрел ее в грациозно-вызывающей позе на кровати, в тех же самых сапогах, в которых она пришла с улицы. Я остолбенел. Глаза ее светились, а губы кривились в хитрой улыбке. Было видно, что она очень рада произведенному на меня впечатлению.

Я настолько был поражен увиденным, что молчал, медленно двигаясь вдоль кровати, и разглядывал лежащую, неуклонно приближаясь к тому месту, где на весьма дорогих простынях помещались ее грязные сапоги. Я намеривался посмотреть - хватило ли у этого «человека», с почти уже полученным высшим медицинским образованием, ума хотя бы протереть подошвы. Но она расценила мое передвижение по-своему, по-женски.

Поэтому, стоило мне только оказаться между ее подошвами, она, со словами, «давай, мой милый, рискнем в сапогах», раскинула руки и томно изогнула плечи. При слове «рискнем», я чуть было не засмеялся, подумав, что во всем этом есть значительная доля риска. И слава богу, что «не», а то бы испортил довольно милой женщине праздник. Она же, видя мое замешательство, опять же, расценив его по-своему, по-женски, задрала кверху ноги, так, что стали хорошо видны, запачканные осенней непогодой, подошвы с налипшими по краям кусочками грязи и завопила от радости и вожделения. Я пригнулся, чтобы посмотреть насколько же грязны ее сапоги, а она, единым махом, закинула пыльные голенища мне на плечи, да с такой силой, что вокруг моей головы затанцевало облачко пыли, хорошо видимое в лучах света, пробивающихся сквозь неплотно закрытые шторы, обхватила ими мою шею и, уже намного нежнее, произнесла: «Давай, бери меня, милый!»

Как говорится - взялся - бери!

 
Рейтинг: 0 73 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Популярная проза за месяц
175
142
127
118
117
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
116
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
106
101
101
101
100
100
97
95
93
93
92
91
89
85
84
84
82
82
81
77
73
61
52
50