ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → 2004 г. Как я стал аксакалом

 

2004 г. Как я стал аксакалом

27 ноября 2012 - Владимир Юрков

2004 г. Как я стал аксакалом

Электрические бритвы работают долго, но когда-то и они ломаются, как и все на свете. Вот и электробритва, привезенная моими челноками еще в 1993 году из Чехословакии, в 2000 году приказала долго жить, явно не желая, со своей старинной конструкцией входить в новое тысячелетие.

Дело житейское – сходил купил другую, благо это был не 1993 голодный год, когда в магазинах ничего не было и только благодаря таким, как мы, организаторам, в страну хоть что-то проникало из-за рубежа.

К старой бритве я настолько привык, что чистил ее неглядя. Помахал щеточкой – и дело с концом. Но к новой бритве я стал присматриваться, как это обычно делаешь с новыми вещами. Недаром русский народ говорит, что старый друг лучше новых двух, ведь недоверие ко всему новому – одна из характерных черт русского менталитета.

И вот, внимательно прочищая бритву, я заметил, что среди состриженной щетины, имеются какие-то серые вкрапления, тоже достаточно тонкие и маленькие. Решив, что это частички пластмассового облоя, я успокоился, благо, что внутренние детали были из серой пластмассы.

Месяц спустя я вспомнил об этом и каково же было мое удивление, когда я увидел все теже серые частички. Стало ясно, что это не облой, который за такое время должен был весь обсыпаться, а просто-напросто, брендованный «Панасоник» рассыпается на глазах. Выругавшись в сердцах, я плюнул и продолжил брится.

«Рассыплется – куплю новую» – решил я, на чем и успокоился.

Прошел год, а может полтора. Бритва надежно работала и я уже за ходом времени подзабыл о серой пластмассе. Как вдруг, в очередной раз прочищая бритву, обратил внимание на то, что серыми частичками прибавилось. Ну вот – все-таки рассыпается Только медленно. И фиг с ним! Филлипс куплю. Больше года проработала – и то хорошо.

Поэтому, когда еще через один год, я увидел, что серой пластмассы стало очень много, горевать не стал. Филлипс куплю! – пролетело в моей голове и я тут же забыл о этих неурядицах и перестал обращать внимание на серые частички..

Прошел еще год-полтора, прежде чем я обомлел, поняв, что вычищаю из бритвы только пластмассу, Причем эти частички стали совсем-совсем светлые – почти белые. Разваливается, сука, на ходу! – подумалось мне. Ну и черт с ней! В очередной раз успокоился тем, что бритва, несмотря на это, работает достаточно хорошо и бесшумно.

На следующий день, в очередной раз прочищая бритву, до меня стало доходить – если все то, что я вычищаю – пластик, то где же моя щетина? Боже мой! Не бритва виновата, а я сам! Проверить было очень просто – достаточно было не побриться денек, как все станет ясно. К вечеру я вымотался настолько, что даже в зеркало не глянул на себя. Зато на следующее утро…

На следующее утро я понял, что теперь – аксакал[1] – белая лента щетины тянулась, то что говорится – от уха до уха. Седая борода, седые усы… «Хоттабыч» – почему то подумалось мне – «вот и жизнь прошла. А кажется совсем недавно покупал первую свою бритвочку и ведь находил, что брить! Как это было легко в те годы – волос был черным! А сейчас…» – я повертел головой перед зеркалом – «все такое белое, что и не заметишь, что небрит. Возраст – возраст. Время – неумолимое время, как быстро мальчик превратился в старика. Тридцать лет прошло – и я уже аксакал… Скоро и помирать пора…»



[1] Аксака́л (от тюрк. ак — белый и сакал — борода) — глава рода, старейшина, почтенный человек у тюркских народов в Средней Азии и на Кавказе

 

© Copyright: Владимир Юрков, 2012

Регистрационный номер №0096945

от 27 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0096945 выдан для произведения:

2004 г. Как я стал аксакалом

Электрические бритвы работают долго, но когда-то и они ломаются, как и все на свете. Вот и электробритва, привезенная моими челноками еще в 1993 году из Чехословакии, в 2000 году приказала долго жить, явно не желая, со своей старинной конструкцией входить в новое тысячелетие.

Дело житейское – сходил купил другую, благо это был не 1993 голодный год, когда в магазинах ничего не было и только благодаря таким, как мы, организаторам, в страну хоть что-то проникало из-за рубежа.

К старой бритве я настолько привык, что чистил ее неглядя. Помахал щеточкой – и дело с концом. Но к новой бритве я стал присматриваться, как это обычно делаешь с новыми вещами. Недаром русский народ говорит, что старый друг лучше новых двух, ведь недоверие ко всему новому – одна из характерных черт русского менталитета.

И вот, внимательно прочищая бритву, я заметил, что среди состриженной щетины, имеются какие-то серые вкрапления, тоже достаточно тонкие и маленькие. Решив, что это частички пластмассового облоя, я успокоился, благо, что внутренние детали были из серой пластмассы.

Месяц спустя я вспомнил об этом и каково же было мое удивление, когда я увидел все теже серые частички. Стало ясно, что это не облой, который за такое время должен был весь обсыпаться, а просто-напросто, брендованный «Панасоник» рассыпается на глазах. Выругавшись в сердцах, я плюнул и продолжил брится.

«Рассыплется – куплю новую» – решил я, на чем и успокоился.

Прошел год, а может полтора. Бритва надежно работала и я уже за ходом времени подзабыл о серой пластмассе. Как вдруг, в очередной раз прочищая бритву, обратил внимание на то, что серыми частичками прибавилось. Ну вот – все-таки рассыпается Только медленно. И фиг с ним! Филлипс куплю. Больше года проработала – и то хорошо.

Поэтому, когда еще через один год, я увидел, что серой пластмассы стало очень много, горевать не стал. Филлипс куплю! – пролетело в моей голове и я тут же забыл о этих неурядицах и перестал обращать внимание на серые частички..

Прошел еще год-полтора, прежде чем я обомлел, поняв, что вычищаю из бритвы только пластмассу, Причем эти частички стали совсем-совсем светлые – почти белые. Разваливается, сука, на ходу! – подумалось мне. Ну и черт с ней! В очередной раз успокоился тем, что бритва, несмотря на это, работает достаточно хорошо и бесшумно.

На следующий день, в очередной раз прочищая бритву, до меня стало доходить – если все то, что я вычищаю – пластик, то где же моя щетина? Боже мой! Не бритва виновата, а я сам! Проверить было очень просто – достаточно было не побриться денек, как все станет ясно. К вечеру я вымотался настолько, что даже в зеркало не глянул на себя. Зато на следующее утро…

На следующее утро я понял, что теперь – аксакал[1] – белая лента щетины тянулась, то что говорится – от уха до уха. Седая борода, седые усы… «Хоттабыч» – почему то подумалось мне – «вот и жизнь прошла. А кажется совсем недавно покупал первую свою бритвочку и ведь находил, что брить! Как это было легко в те годы – волос был черным! А сейчас…» – я повертел головой перед зеркалом – «все такое белое, что и не заметишь, что небрит. Возраст – возраст. Время – неумолимое время, как быстро мальчик превратился в старика. Тридцать лет прошло – и я уже аксакал… Скоро и помирать пора…»



[1] Аксака́л (от тюрк. ак — белый и сакал — борода) — глава рода, старейшина, почтенный человек у тюркских народов в Средней Азии и на Кавказе

 

Рейтинг: 0 216 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!