ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → 20. Прощай, Сахалин

20. Прощай, Сахалин

5 февраля 2014 - Екатерина Несынова
article186066.jpg
       
     1 сентября  Катя пришла в 3 «В» класс и узнала, что у них новая учительница. Звали её Евдокия Петровна. Это была женщина средних лет, небольшого роста, полная и смешливая. Уроки у неё проходили  весело и интересно. На переменах она всегда сидела в коридоре, около класса, беседуя с детьми.

    
      В октябре в медсанчасти провели диспансеризацию семей военнослужащих. Катя отпросилась у учительницы. Пришли с мамой в медсанчасть и после осмотра  всех отправили на рентген лёгких. Осмотр показал, что с лёгкими всё в порядке, но есть небольшое отклонение в скелете.
 -С левой стороны одно ребро лишнее. Ничего страшного нет, но следите за осанкой ребёнка - сказал врач. На следующий день Евдокия Петровна спросила у Кати:
- Что тебе сказали врачи? Всё в порядке?
- Да, всё в порядке, только у меня с левой стороны одно лишнее…- Катя запнулась, забыв слово «ребро».
- Так что же у тебя лишнее?

- Лопатка.  Учительница смеялась так, что вокруг все дети развеселились. Смеялась и Катя.    
 
     Наступил Новый 1952 год. Василия с Аней пригласили в гости. Аня,  купила себе  нарядное  бежевое платье, сделала причёску и маникюр. Накормив и уложив детей спать, нарядилась, одела свою любимую беличью  шубу, которую купила в 1950 году, белые фетровые валенки, золотые часики. Часы подарил ей Вася на двадцати пятилетие, в январе 1949 года.
     
      Пришли в гости, разделись. Аня обула новые бежевые туфли на высоком каблуке из натуральной тонкой кожи с выделкой.
 - О, Василий, Анюта твоя с каждым годом всё краше становится! – наперебой стали хвалить друзья.
       
     Василий положил на стол большой кусок сала и поставил большую  овальную фарфоровую кастрюлю с холодцом, который накануне приготовила Анна. Мужчины были в восторге.
- Вот это закусочка к водочке! Молодец, Аннушка! Спасибо! Теперь можно праздновать.
     Новый год прошёл весело, непринуждённо:пели песни, танцевали, говорили о будущем. 
    
     Утром, придя домой, Василий положил подарки от друзей  рядом со своими, которые приготовил для детей.
     Проснувшись и увидев кучу подарков, дети завизжали от восторга, тем самым разбудив родителей. Стали отмечать десятилетие Кати, поздравлять её, а Лида кричала:
- А меня проздаравлять!  А меня проздаравлять!
- Тебя будем поздравлять потом, пятнадцатого января.
- Не хочу потом, хочу сейчас!
          
      Во время зимних каникул в школе был Новогодний праздник. На ёлку Катя пошла с Лидой. Вдоволь напрыгавшись вокруг ёлки, и, получив подарки от Деда Мороза, они пошли домой. На улице стоял сильный мороз.  Катя была в новых красных шерстяных варежках с белым рисунком, которые ей очень нравились. Но и в них руки мёрзли. Подходили к мосту, под которым протекала бурная река. Катя всегда боялась, когда шла через этот мост. Под мостом всегда собирались хулиганы. Она стала торопить Лиду, чтобы пробежать этот мост, но Лида заупрямилась и стала громко плакать. Из  под моста выскочили мальчишки. Они хотели отобрать сумку с подарками, но Катя предусмотрительно намотала ручку сумки на руку. Мимо проходивший, прохожий закричал на них. Мальчишки убежали, сорвав варежку со свободной руки. Праздничное настроение  было испорчено.


     В мае, как всегда, Аня посадила огород. В конце мая зашёл разговор о том, что, возможно, Василия переведут служить на Материк. Куда?  Пока не известно. 
     Василий был очень  скрытный, молчаливый,  интеллигентный и очень доверчивый человек.
     В июне он привёл переночевать своего товарища по службе, который стал постоянно жить и спать на летней Катиной кровати. Его звали Борис.  Он приехал из Ленинграда с женой и сыном.
      
     Кате не нравился этот человек, она  постоянно избегала его, и не хотела с ним разговаривать. Аня с Василием считали, что это она вредничает из-за летней кровати, которую он занял.
     Вскоре перебрались временно жить  жена Бориса с ребёнком, так как в гостинице было очень дорого.
    
     Целыми днями его жена ничего не делала, только пила, ела, спала, гуляла, а Аня готовила и кормила всех. Эта чужая семья заняла комнату, а Вася с Аней и Лидой стали спать на кухне. Катя снова спала на своей летней кровати в коридоре, за шторкой. Аня иногда высказывала Василию, что она устала кормить всех, а они, хоть бы кусочек хлеба за месяц  купили.  Василий просил потерпеть, пока решается вопрос о его назначении.
    
     Борис  хвастался, что у него, под Ленинградом, в Парголово, собственный дом, в котором осталась жить его мать.
- Ваша семья всегда будет желанными людьми в моём доме, в Парголово. Мой дом – ваш дом.
     
     Ане не хотелось уезжать из Южно-Сахалинска, она здесь привыкла. Летом природа замечательная, столько сил было вложено в огород, а соседи были все, как родные. У неё было много друзей, на которых можно было опереться в трудную минуту.  А что их ждёт на Материке?
     Её пугала даже мысль об этом.
     В конце июня Василий получил назначение в Ленинград.
     
      Аня сварила большую кастрюлю борща из свежей капусты, срезанную на огороде, большую кастрюлю компота и ждала Василия на обед.  Его всё не было. Покормила борщом детей. Вдруг подъехала к дому грузовая машина. Из кузова машины выскочил Василий и закричал:
- Аня, срочно собирайся, уезжаем! Я получил назначение в Ленинград!
Аня растерялась.
- А как же обед? Я борща наварила, тебя ждала. Почему ты меня не предупредил вчера? И вещи собрать надо и продать мебель, посуду.
- Аня, времени нет! Быстро собирайся! Только что я  получил документы и билеты на пароход.
- Какие вещи, какая посуда? Борис обещал деньги за всё выслать.  Поторопись!
    
     Аня быстренько собрала в чемодан вещи, необходимые в дороге. В углу комнаты висела её любимая беличья шуба, класть её было некуда. Контейнер был битком набит самыми необходимыми вещами.
     
      Катя тоже стала собирать свои самые любимые книжки в портфель, школьные фотографии,  грамоты и песенник, подаренный ей на день рождения.  На окне увидела мамины золотые часы, взяла их, стала примерять, но услышав окрик матери, с испугу положила обратно. Схватила школьную форму и отнесла маме.  Выскочив во двор, налила себе компот, попила, напоила им Лиду, которая стояла рядом. Катя побежала в дом, схватила свою любимую куклу, которая моргала глазами и говорила слово «мама» и отдала Лиде, сказав:
- Лидочка, никому куклу не отдавай, даже маме с папой! Поняла? Держи крепко, крепко!
   Лида кивнула и вцепилась в куклу так, как будто её отбирают.
   Не успела Катя отойти, как мама сказала Лиде:
- Оставь куклу, её класть некуда!
    Лида заплакала и прижала куклу к себе.
- Ладно, не реви, только держи в ручках и не потеряй! Так кукла поехала с сёстрами на вокзал.
       
     Солдаты погрузили вещи на грузовик. Собрались все соседи. Стали прощаться. Аня пообещала всем писать и попросила Скворцовых и Зайцевых продать вещи. Они обещали.
       
      Василий с Анной оставили детей  с чемоданами на морском вокзале города Корсакое, а сами ушли оформлять багаж и купить в дорогу еду. Катя осмотрелась по сторонам, и, увидев свою одноклассницу Наташу, помахала ей рукой. Наташа сидела с родителями и, увидев Катю, подбежала. Обе удивились встрече. Наташа рассказала, что они едут на новое место службы отца во Владивосток. Папа  у неё военврач, а мама работала врачом в поликлинике. На прощание Наташа дала Кате два журнала, в которых печатается роман «Война и мир».

 - Я уже их прочитала. Будешь читать  журналы, и вспоминать меня,  нашу дружбу и школу.

      Пришли Василий с Аней, и Катя навсегда попрощалась со своей подругой.      
 
      Василий с Анной, с детьми и тремя чемоданами отправились на пароход, покидая навсегда остров Сахалин.
 
***



 
 
 
 
 
 
        
 

© Copyright: Екатерина Несынова, 2014

Регистрационный номер №0186066

от 5 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0186066 выдан для произведения:

     Наступил Новый 1952 год. Василия с Аней пригласили в гости. Аня,  купила себе  нарядное  бежевое платье, сделала причёску и маникюр. Накормив и уложив детей спать, нарядилась, одела свою любимую  тигровую шубу с песцовым воротником, которую купила в 1950 году, белые фетровые валенки, золотые часики. Часы подарил ей Вася на двадцати пятилетие, в январе       1949 года. Пришли в гости, разделись, переобулись. Аня обула новые бежевые туфли на высоком каблуке из натуральной тонкой кожи с выделкой.

 - О, Василий, Анюта твоя с каждым годом всё краше становится. – наперебой стали хвалить друзья.

      Василий поставил на стол большую  овальную фарфоровую кастрюлю с холодцом, который накануне сварила Анна и сало. Мужчины были в восторге.

- Вот это закусочка к водочке! Молодец, Аннушка! Спасибо. Теперь можно праздновать.

     Новый год прошёл весело, непринуждённо. Пели песни, танцевали, говорили о будущем. 

     Утром, придя домой, Василий положил подарки от друзей  под ёлку, к своим.

     Проснувшись и увидев кучу подарков, дети завизжали от восторга, тем самым разбудив родителей. Стали отмечать десятилетие Кати, поздравлять её, а Лида кричала:

- А меня проздаравлять!  А меня проздаравлять!

- Тебя будем поздравлять потом, пятнадцатого января.

- Не хочу потом, хочу сейчас!

     В мае, как всегда, Аня посадила огород. В конце июня зашёл разговор о том, что, возможно Василия переведут служить на материк. Куда?  Пока неизвестно. 

     Василий был очень  скрытный, молчаливый,  интеллигентный человек. В июне он привёл переночевать своего товарища по службе, который стал постоянно жить и спать на летней Катиной кровати. Его звали Борис.  Он приехал из Ленинграда с женой и сыном.

      Кате не нравился этот человек, она  постоянно избегала его, и не хотела с ним разговаривать. Аня с Василием считали, что это она вредничает из-за летней кровати, которую он занял. Вскоре перебрались к ним временно жить его жена с ребёнком, так как в гостинице жить очень дорого.

     Целыми днями его жена ничего не делала, только пила, ела, спала, гуляла, а Аня готовила и кормила всех. Они заняли комнату, а Вася с Аней и Лидой стали спать на кухне. Катя снова спала на своей летней кровати в коридоре за шторкой. Аня иногда высказывала Василию, что она устала кормить всех, а они хоть бы кусочек хлеба за месяц  купили.  Василий просил потерпеть, пока решается вопрос о его назначении.

     Борис  хвастался, что у него под Ленинградом, в Парголово, собственный дом, в котором осталась жить его мать.

- Ваша семья всегда будет желанными людьми в моём доме в Парголово. Мой дом – ваш дом.

      Ане не хотелось уезжать из Южно-Сахалинска, она здесь привыкла. Летом природа замечательная, столько сил было вложено в огород и соседи были все, как родные. У неё было много друзей, на которых можно было опереться в трудную минуту.  А что их ждёт на материке? Её пугала даже мысль об этом.

     В конце июля Василий получил назначение в Ленинград.

     Аня сварила большую кастрюлю борща из свежей капусты, срезанную на огороде, большую кастрюлю компота и ждала Василия на обед.  Его всё не было. Покормила борщом детей и вдруг подъехала к дому грузовая машина. Из кузова машины выскочил Василий и закричал:

- Аня, срочно собирайся, уезжаем! Я получил назначение в Ленинград!

Аня растерялась.

- А как же обед? Я борща наварила, тебя ждала. Почему ты меня не предупредил вчера? И вещи собрать надо и продать мебель, посуду.

- Аня, времени нет. Быстро собирайся.  Только что я  получил документы и билеты на пароход.

- Какие вещи, какая посуда? Борис обещал деньги за всё выслать.  Поторопись!

    

      Аня быстренько собрала в чемодан вещи, необходимые в дороге. В углу комнаты висела её любимая шуба из тигровых шкур, класть её было некуда. Контейнер был битком набит самыми необходимыми вещами.

     Катя тоже стала собирать свои самые любимые книжки в портфель, школьные фотографии,  грамоты и песенник, подаренный ей на день рождения.  На окне увидела мамины золотые часы, взяла их, стала примерять, но услышав окрик матери, с испугу положила обратно. Схватила школьную форму и отнесла маме.  Выскочив во двор, налила себе компот, попила, напоила им Лиду, которая стояла рядом. Катя побежала в дом, схватила свою любимую куклу, которая моргала глазами и говорила слово «мама» и отдала Лиде, сказав:

- Лидочка, никому куклу не отдавай, даже маме с папой! Поняла? Держи крепко, крепко.

       Лида кивнула и вцепилась в куклу так, как будто её отбирают.

       Не успела Катя отойти, как мама сказала Лиде:

- Оставь куклу, её класть некуда.

       Лида заплакала и прижала куклу к себе.

- Ладно, не реви, только держи в ручках и не потеряй. Так кукла поехала с сёстрами на вокзал.

      Солдаты погрузили вещи на грузовик. Собрались все соседи. Стали прощаться. Аня пообещала всем писать и попросила Скворцовых и Зайцевых продать вещи. Они обещали.

     На вокзале контейнер сдали в багаж и с тремя чемоданами отправились на пароход.

 

***

 

 

 

 

 

 

        

 

Рейтинг: +2 240 просмотров
Комментарии (3)
Лидия Копасова # 5 февраля 2014 в 14:52 +1
"Я помню, как по океану плыли…
И с палубы смотрели на китов…
Я помню, что на мне мурашки были:
Нигде не видно было берегов."

Лидия Копасова # 6 февраля 2014 в 10:53 +1
Лидия Копасова # 22 февраля 2014 в 15:26 +1
Популярная проза за месяц
145
126
123
102
98
97
97
94
93
91
91
90
90
89
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
85
82
81
80
80
79
77
77
75
74
74
74
73
70
70
46