ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → 1961 г. Кто упрямее?

 

1961 г. Кто упрямее?

13 января 2012 - Владимир Юрков

1961 г. Кто упрямее?

Мой отец, хохол по национальности, как истинный представитель этой расы, был упрям и самодоволен, зато усидчив и рассудителен. В жизни так всегда ─ не бывает достоинств без недостатков. 

К тому же он был на пять лет моложе моей матери, а та, не щадя мужского (даже скажу ─ юношеского) самолюбия, постоянно напоминала ему об этом, показывая, что умнее, опытнее своего мужа и, что он должен ее слушаться. А у моего отца, естественная реакция была совершенно обратная ─ делать все не так, как учит его жена. Ясно, что такая семья долго просуществовать не сможет ─ они и развелись через семь лет совместной жизни.

Ну а это случилось, на третьем году их супружества, когда я только что родился и им пришлось вместе куда-то проехать на троллейбусе. Я написал эту фразу потому, что мои родители вместе практически никуда не ездили. Каждый их них ездил на свои работы, каждый в свое время и мать говорила, что вместе они ездили за всю жизнь буквально считанные разы. А так, по большей части, они ходили пешком, поскольку мой отец любил любое движение ─ ходьбу, лыжи, бег.

Отец, имея скверное зрение, подошел буквально к самому краю тротуара, чтобы посмотреть – движется ли троллейбус или нет. Мать, наоборот, с отличным зрением, прекрасно видела приближающийся троллейбус и сказала отцу, чтобы он отошел от края, а то, не дай бог, троллейбус его задавит. Отец встал в позу, заупрямился как бычок-трехлеток, пробормотал, что-то вроде: «Не трамвай! Объедет!» и, назло троллейбусу и жене, отвернул свою голову в сторону противоположную движению.

Троллейбус на подъезде к остановке, отца, конечно не сбил, но дуга, на которой крепится правое зеркало, крепко въехала ему по затылку, ободрав голову и ухо. Обливаясь кровью он отлетел метра на два. Стоящие на остановке зашумели, но мой отец стоически отмахнулся от назойливых помощников, приложил к кровоточащему уху носовой платок и пошел домой.

Да жизнь ему преподнесла небольшой урок, говоря: «Не зарывайся! В каждом деле необходим точный расчет». Ничего страшного с моим отцом не произошло ─ Юрковы всегда отличались крепкоголовостью, что спасет меня впоследствии, в школе, когда я впаяюсь головой в бетонный столб, а рана быстро затянулась. Но мать… вот она-то ела его после этого года два. Всякий раз, когда отец начинал настаивать на своем, ему припоминалось соревнование с троллейбусом в упрямстве и что из этого вышло.

Поэтому главой семьи он так и не стал, а числился так (как говорят бабы) «большим ребенком».

 

© Copyright: Владимир Юрков, 2012

Регистрационный номер №0014619

от 13 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0014619 выдан для произведения:

1961 г. Кто упрямее?

Мой отец, хохол по национальности, как истинный представитель этой расы, был упрям и самодоволен, зато усидчив и рассудителен. В жизни так всегда ─ не бывает достоинств без недостатков. 

К тому же он был на пять лет моложе моей матери, а та, не щадя мужского (даже скажу ─ юношеского) самолюбия, постоянно напоминала ему об этом, показывая, что умнее, опытнее своего мужа и, что он должен ее слушаться. А у моего отца, естественная реакция была совершенно обратная ─ делать все не так, как учит его жена. Ясно, что такая семья долго просуществовать не сможет ─ они и развелись через семь лет совместной жизни.

Ну а это случилось, на третьем году их супружества, когда я только что родился и им пришлось вместе куда-то проехать на троллейбусе. Я написал эту фразу потому, что мои родители вместе практически никуда не ездили. Каждый их них ездил на свои работы, каждый в свое время и мать говорила, что вместе они ездили за всю жизнь буквально считанные разы. А так, по большей части, они ходили пешком, поскольку мой отец любил любое движение ─ ходьбу, лыжи, бег.

Отец, имея скверное зрение, подошел буквально к самому краю тротуара, чтобы посмотреть – движется ли троллейбус или нет. Мать, наоборот, с отличным зрением, прекрасно видела приближающийся троллейбус и сказала отцу, чтобы он отошел от края, а то, не дай бог, троллейбус его задавит. Отец встал в позу, заупрямился как бычок-трехлеток, пробормотал, что-то вроде: «Не трамвай! Объедет!» и, назло троллейбусу и жене, отвернул свою голову в сторону противоположную движению.

Троллейбус на подъезде к остановке, отца, конечно не сбил, но дуга, на которой крепится правое зеркало, крепко въехала ему по затылку, ободрав голову и ухо. Обливаясь кровью он отлетел метра на два. Стоящие на остановке зашумели, но мой отец стоически отмахнулся от назойливых помощников, приложил к кровоточащему уху носовой платок и пошел домой.

Да жизнь ему преподнесла небольшой урок, говоря: «Не зарывайся! В каждом деле необходим точный расчет». Ничего страшного с моим отцом не произошло ─ Юрковы всегда отличались крепкоголовостью, что спасет меня впоследствии, в школе, когда я впаяюсь головой в бетонный столб, а рана быстро затянулась. Но мать… вот она-то ела его после этого года два. Всякий раз, когда отец начинал настаивать на своем, ему припоминалось соревнование с троллейбусом в упрямстве и что из этого вышло.

Поэтому главой семьи он так и не стал, а числился так (как говорят бабы) «большим ребенком».

Рейтинг: 0 225 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!