ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → "Золотая рыбка".

 

"Золотая рыбка".

21 апреля 2013 - Юрий Таманский

                                                         «Золотая рыбка».

 

        Ранним утром противно зазвенел звонок. Артём проснулся и резко сел на край кровати. Он машинально нажал на кнопку продолжавшего трезвонить будильника и несколько секунд приходил в себя, потирая глаза. Молодая жена Наташа лежала на боку, лицом к стене.

- Лапуля, сам позавтракаешь? – поинтересовалась она заботливо, сонным голосом.

- Хорошо, спи, - ответил он тихо, погладил её по плечу и резко встал.

Батиков Артём Иванович, научный сотрудник Дальневосточного отделения уже Российской академии наук, сегодня отправлялся в краткосрочную командировку. Он получил задание от руководства своего отдела, привезти для изучения редкую рыбу, которую, накануне, выловили для них в Японском море рыбаки подведомственной научной станции.

    Артём быстро умылся, собрался и выпил горячего чая. Он надел очки, взял сумку,  приготовленную вчера вечером, и, перемещаясь на цыпочках, направился к выходу.

- Зайчик, ты не забыл, что мы послезавтра едем в деревню на свадьбу? Моя двоюродная сестра замуж выходит, - предупредила его Наташа, повернув голову не меняя позы.

Артём остановился на полпути.

- Помню, - буркнул он в ответ задумчиво.  

После этого за мужем захлопнулась дверь, а сладкий сон Наташи продолжился. Через десять минут Батиков уже сидел в троллейбусе и ехал в сторону автовокзала.

     Старенький междугородний автобус «Икарус» отправился по расписанию и, обогнув Амурский залив, весело «побежал» по шоссе, периодически заезжая в различные населённые пункты. К обеду, он прибыл в конечную точку своего маршрута,  посёлок городского типа Посьет. Артём вышел из салона с чувством облегчения, закончилась дорожная тряска в душном транспорте. Глазами он уже нашёл машину, которая должна его встречать. Возле замызганного УАЗика стоял парень, очевидно водитель. Артём неспеша подошёл к нему и поздоровался. Молодые люди были приблизительно одного возраста.

- Лёша, - произнёс водитель и протянул руку.

- Артём, - в свою очередь представился подошедший парень.

- До станции далеко? – спросил Батиков.

- Минут сорок. А ты что, в первый раз? – поинтересовался Алексей.

- Да. Много слышал об этом месте, но ещё ни разу тут не был.

Водитель оказался парнем то ли неразговорчивым от природы, то ли на него давил комплекс того, что пред ним сам человек науки. Алексей замкнулся в себе и молча крутил баранку. Артём тоже не очень-то любил болтать попусту. Он погрузился в мысли и прорабатывал последнюю научную тему. Так они и ехали молча. Только почему-то думы о тонких материях слишком быстро улетучились, гонимые прозой жизни. Артёму вспомнился случай, который произошёл на прошлой неделе. К ним в отдел на минуту заглянула Клавдия Семёновна Пестова, нештатный профсоюзный лидер по жизни, а по должности - инженер первой категории. Женщина неиссякаемой термоядерной энергии, с волевым выражением лица.

- Исаак Абрамович, - обратилась она к начальнику отдела, - составьте список тех, кто хочет заказать картошку. Да не тяните, а то прозеваете. Подшефный колхоз ждать не будет.

Она также быстро исчезла, как и появилась. Только эхо – «по телефону сообщите», её уверенного голоса, ещё некоторое время звучало в ушах учёных.

Батикову, как самому молодому, сделать это и поручили. Он составил список и позвонил Пестовой.

- Ты мне подай общее число килограммов, - подправив его, она бросила трубку.

Артём позвонил повторно и сообщил Клавдии Семёновне точные сведения - сколько всё же вожделенной картошки нужно народу, чтобы им быть в этой жизни абсолютно счастливыми.   

- Ого! – воскликнула профсоюзница. – Ну, вы и жрёте! Самый маленький отдел, а заказали больше всех.

Артём отвлечённо смотрел в окно, а вспомнив выразительные тона её голоса, улыбнулся.

     Из-за поворота показалось побережье, на котором примостился рыбацкий стан из десятка строений и всевозможных сараев. У причала, на волнах прибоя покачивалось несколько баркасов и небольшой рыболовецкий сейнер. Когда машина въехала в ворота, то Алексей кивнул в сторону беседки, которая стояла посередине двора. Артём обратил внимание, что в ней находились три человека.

- Вон видишь, мужики сидят, среди них старший - дядя Гриша, - сразу ввёл пассажира в курс дела водитель.

- Когда ты меня заберёшь? – в свою очередь поинтересовался Артём.

- Завтра в восемь утра будет автобус обратно, в семь я сюда подъеду. Сегодня во Владивосток оказии больше нет, - просветил его Лёша. – Здесь есть, где переночевать. Удачи.

- Спасибо, - поблагодарил его Артём.

Он взял свою сумку с заднего сиденья и стал ждать, когда машина проедет мимо, чтобы пройти к беседке.

- Здравствуйте! – поздоровался парень, остановившись у порога.

За столом, в брезентовых штормовках, сидело трое пожилых мужчин. В народе о таких персонажах с уважением говорят – просоленный рыбак. Посеревшие небритые лица, без каких-либо эмоций, дубильная кожа и затуманенный взгляд. Перед ними на столе стояла трёхлитровая банка на две трети заполненная прозрачной жидкостью, три пустых стакана, пачка папирос «Беломорканал», спички и металлический ковшик с непонятно чем. Все трое с наслаждением курили.

- Здравствуй, здравствуй! – ответил один из них, пыхнув папироской. – Остальные просто кивнули.

Клубы дыма сначала наполовину скрыли его серьёзное лицо в бело-сером тумане, а потом снова появились очертания мускулистого лица с седой головой.

- Меня зовут Артём. Вам, наверное, сообщили о моём приезде?

- Звонили, - вяло ответил тот, который поздоровался за всех. – Присаживайся.

Артём сел напротив мужчины, как он догадался, старшего.

– Дядя Гриша, - представился тот. – Это Александр Силыч, - он повернул голову вправо, - Михаил Кузьмич, - его голова проделала такой же путь влево.

- Чтобы не запутаться, зови просто дядя Миша и дядя Саша, - внёс предложение Александр Силыч.

Он взял свой гранёный стакан и поставил перед парнем. Дядя Саша плеснул туда жидкости из трёхлитровой банки.

- За встречу! – провозгласил нехитрый тост дядя Гриша.

- Я вообще-то не пью, - удивлённо произнёс парень и поправил очки.

- Мы тут тоже «жидкий хлеб» употребляем только по праздникам, - с серьёзным лицом промолвил Александр Силыч. – Рыбу твою целый месяц не могли поймать, чем не праздник.

- Да я вообще не пью! – продолжал отбиваться Артём.

- Так уж и не пьёшь?! – передразнил его Михаил Кузьмич, сделав надменную гримасу.

- Только иногда, рюмочку в хорошей компании за бутылочкой доброго «Хереса» или крымского «Марочного портвейна».

- Всё как у нас, - усмехнулся Александр Силыч, - пару стаканчиков доброго спиртика за трёхлитровой баночкой в проверенной компании, - передразнил он умного очкарика.

- Так дело не пойдёт, ты нас не уважаешь, - с непроницаемым лицом высказал свою позицию дядя Гриша.

– Не получишь рыбу, за которой приехал, - поддержал его Александр Силыч. – Что начальству скажешь?

В голове у Артёма промелькнул тот миг, когда выбирали, кого послать в эту командировку.

- А я-то глупый так и не понял тогда, почему все категорически отказались ехать в местный рай. Решил развеяться, наивный!

- Давай, «яйцеголовый», пей, - убедительно произнёс старший.

- А вот у дяди Саши нет стакана, а мне пить нет надобности, - попытался вывернуться Артём.

- Он нас догонит, - огорчил его Михаил Кузьмич.

Парень взял в руку стакан и посмотрел в него, сморщившись.

- Что это?

- Спирт, - внёс ясность дядя Гриша. – Как говорится, «чем богаты».

- А закуска есть? – поинтересовался Артём, глядя на пустой стол.

- Есть, академик.

- Не вижу. А какая?

- Холодец и курятина, - успокоил его Михаил Кузьмич.

- Если хочешь, есть слабительный чай «Ласточка», можно запить, - шутя, добавил дядя Саша, и первый раз улыбнулся, - но не советую.

Артём взволнованный подобной навязчивостью, даже не уточнил, разбавленный спирт или нет.

После звона стукнувших стаканов, с мыслями: «Наказание просто какое-то», он глотнул спирта. Перехватило дыхание, из глаз полились слёзы. Парень стал хватать ртом воздух, словно только что выловленная рыба навага. Кто-то поднёс ему ковшик с водой. Артём, погасив пожар, посмотрел на безразличные лица мужиков.

- А где курятина? - спросил он с надеждой в голосе, так как уже догадался, что холодец это вода из-под крана.

Дядя Саша куривший папиросу, оторвал зубами край бумажной гильзы и без комплексов протянул ему бычок.

- Спасибо, я не курю, - отказался Артём от «щедрого» подарка.

Чистого спирта он глотнул немного, но для неспортивного телосложения такого градуса хватило с лихвой, чтобы парня на время развезло. В голове зашумело, его потянуло на откровения.

- Чем ты там в своём институте занимаешься? – спросил дядя Гриша.

- Чем занимаюсь, это неинтересно, интересно, о чём я мечтаю.

- Ну-ну, - заинтересованно промычал Александр Савич.

- А мечтаю я о том, чтобы когда-нибудь изобрести способ получения золота из морской воды. Заметьте, в промышленных масштабах, - он мечтательно посмотрел в голубую даль моря.

- Это как? – на лице дяди Саши застыло удивление.

- Великая тайна, до которой «руки» науки пока не дотянулись, а я попробую, - уверенно произнёс парень.

- А чего не платину? – попытался поддеть умника дядя Миша.

Сарказм его был более чем понятен.

- Для этого ему надо налить вторую, - со своей шуткой вступил в разговор Александр Савич.

Артём понял их иронию и усмехнулся.

- Пить я больше не буду, тем более эту гадость, - категорично заявил парень.

       Из дверей здания вышла располневшая женщина среднего возраста, в белом переднике и косынке. Это была местная повариха Анна Сергеевна. Она несла перед собой кастрюлю. Подойдя к мужчинам, поставила её на край стола.

- Всё пьёте? Что б она вам поперёк горла стала! – с укором и упрёком высказалась женщина в адрес рыбаков. – Ешьте уху, - приказным тоном добавила она.

Повариха скосилась на Артёма.

- Здравствуйте, - произнёс он робко и смотрел на женщину осоловелыми глазами.  

Выражение лица её резко изменилось, она уже в свою очередь смотрела на Артёма широко открытыми глазами.

- Батюшки мои! Парня напоили! – она обвела мужчин осуждающим взглядом. – Ах вы, черти! – вспылила повариха.

- Сергеевна, ну что ты волну гонишь? Никто его не принуждал, - пытался оправдаться Михаил Кузьмич.

- Пойдём, сынок, я тебя накормлю. Подальше держись от этих алкашей, - сказала она заботливо, по-матерински.

- Сергеевна, - обратился к ней дядя Гриша. – А ты знаешь, чем отличается пьяница от алкоголика?

- И знать не хочу!

Артёма заинтересовала данная постановка вопроса, так как он всегда думал, что это одно и то же.

- Чем же? – с блаженным видом спросил он, так как понял, что Анна Сергеевна интереса не проявила и дядя Гриша раскрывать тайну не собирался.

- Пьяница хочет, пьёт, не хочет не пьёт. А алкоголик в обоих случаях пьёт, - авторитетно пояснил рыбак.

- У вас я разницы не вижу, - огрызнулась повариха, взяла Артёма и они ушли в дом.

     Утром следующего дня, Батиков заправил специальный пенал сухим льдом, положил туда экзотическую рыбу в трёх экземплярах и сидя в беседке, стал ожидать машину. Анна Сергеевна напоила его чаем и накормила сырниками перед дорогой. Рыбаки ещё до рассвета вышли в море на сейнере. Артём сидел и любовался утренним морем. На берег, шурша, накатывались небольшие волны прибоя, шевеля выброшенную из глубин в недавний шторм морскую капусту и водоросли. Пролетая мимо, кричали чайки и крачки. Высоко в небе парил буревестник. Из-за зелёных сопок поднималось солнце, отблески его лучей заиграли на воде. Смотря в бескрайнее синее море и слушая шёпот волн, ему сильно захотелось домой, в уют, под крылышко своей любимой Наташи.

       На территорию станции въехал УАЗ, прервав мечтания Артёма. Машину встретил громкий лай местной дворняги Валета, которую непонятно зачем посадили на цепь. Этот добрый пёс никогда никого даже не напугал, не то чтобы укусил. Несколько раз гавкнув, он дружелюбно вилял хвостом. Собака и ленивый кот Мурзик являлись атрибутикой постоялого двора рыбацкого стана.

       Ближе к вечеру Батиков появился дома, Наташа с работы ещё не пришла. Артём завернул привезённую рыбу в пергаментную бумагу и положил в морозильную камеру холодильника.

                                                                 

                                                              *    *    *

       Свадьба была в самом разгаре. Из-за середины стола встал толстый мужчина и громко, басовитым голосом закричал: «Горько!». От всех гостей его отличали особые внешние данные. На крупном, малинового цвета лице мужчины, выделялся своими размерами нос – картошка, большие на выкате глаза и огромный живот, перевесившийся через ремень. Все называли его дядя Вася. Косвенные признаки подсказывали, что дяде очень хотелось выпить. Он не дождавшись остальных, пока прокричат «горько» и не посчитают сладкие поцелуи молодых, чокнулся рюмкой со своей женой и резво опрокинул содержимое в рот. Супруга его, такая же дородная дама, водку выпила степенно, не спеша. Напротив этой пары сидел тощий молодой парень в очках, скучал и застенчиво ковырял в тарелке салат из папоротника-орляка. Дядя Вася крякнул от удовольствия, наколол своей вилкой из общего блюда яйцо фаршированное печёнкой с жареным луком и целиком положил в рот. Его мясистые щёки, испещрённые сеточкой капилляров, усиленно заходили вниз - вверх, вниз – вверх…  

Перестав жевать, он спросил у робкого парня.

- Ты чего студент так плохо ешь и совсем не пьёшь? Посмотри на себя в зеркало – кожа да кости.

Артём глянул на него из-под очков, как-то затравленно.

- Я уже наелся, - буркнул он в своё оправдание.

Его молодая жена Наташа прервав тёплую беседу с соседкой справа, вступилась за мужа.

- Во-первых, Василий Терентьевич, он уже как два года окончил университет и работает научным сотрудником в Дальневосточном отделении Российской академии наук, - не без гордости поставила она в известность своего родственника. – А во-вторых, он у меня абсолютный трезвенник и ест в меру. Правда, моя лапочка?! – Наташа с умилённым видом погладила мужа по затылку.

Он в ответ с преданной нежностью смотрел ей в глаза.

- Да ты что, а так и не скажешь! – дядя скривил губы. – Ну да, вы же городские, все миниатюрные, куда нам до вас деревенским.  

Дядя Вася говорил и ел, не надолго прерываясь.

- У нас дочка Катька как-то вес сбрасывала, полгода морила себя голодом, - он посмотрел на свою пышнотелую жену, словно ища у неё подтверждения. – На балерину хотела быть похожа.

Супруга его подхватила тему.

- Весной, когда всё вокруг расцвело, доченька как-то и говорит нам: «Удивительно, почему так вкусно жимолость пахнет?».

После этого дядя  Вася утвердительно покачал головой.

- Молоток, парень, образование это хорошо! Тем более, тебе надо усиленно подкармливать своё серое вещество. Вон посмотри невеста, кровь с молоком. В нашу породу! – лицо его растянулось вширь в довольной улыбке. – Да и мужик у неё косая сажень в плечах.

Артём бросил беглый взгляд в сторону молодожёнов. Невеста действительно была толстовата для своего возраста, тут дядя Вася попал в десятку.

- Если бы ты повкалывал, с моё, смену на тракторе, то со своей худобой точно ноги протянул.

В следующий момент он разорвал лапу жареной утки надвое, над столами распространился её аппетитный запах. Дядя Вася ел птицу громко и смачно. Вдоль сидевших в ряд гостей, двигалась моложавая женщина с большой миской и раздавала всем желающим котлеты. Стол, как и на любой деревенской свадьбе, ломился от еды и бутылок. Чтобы поставить блюдо с котлетами не хватило места.

- А ну Марковна, дай-ка мне пяток, - Василий Терентьевич подставил ей свою тарелку.

Три котлеты по очереди быстро скрылись в его чреве.

- Наташка, одолжи мне своего орла потанцевать, а то наших мужиков от водки не оторвать, - над ней склонилась и обняла за плечи землячка, улыбчивая доярка Валя.

- Он действительно уже орёл, папоротника-орляка натрескался до икоты, - вставил свои «три копейки» дядя Вася.

- Тебе, Валюша, я своего мужа доверяю.

- А ты чего сегодня с самого утра такая счастливая, словно это твоя свадьба? – поинтересовалась Валентина. - Глазки блестят, вся прямо светишься!

Наташа прошептала ей на ухо.

- Тут секрета никакого нет. Ты что не знаешь, что день начинается с ночи.

Они обе громко рассмеялись.

Молодая женщина и Артём вышли на середину зала и готовы были танцевать под медленную мелодию. Валентина положила руки ему на плечи, у парня подогнулись ноги. Артёму показалось, что сверху давят две арматурины.  

- Ого! – не смог скрыть своего удивления Батиков. – Тяжёлые у Вас руки!

- А Вы что думали, молодой человек, крестьянский труд нелёгкий. За день накрутишься в коровнике, а потом дома ещё одну смену на кухне отстоишь, чего же они не будут свинцом налиты.  

Артём понимающе поддакивал партнёрше и кивал головой. Они закружились в ритме танца. Звучала душевная песня, в слова которой хотелось вслушиваться.

После танца Батиков вернулся на своё место.

- Скушай, Зайчик, бутербродик с чавычей, - Наташа заботливо положила на его полупустую тарелку кусочек батона с красной рыбой.

У дяди Васи, кроме того что он слыл хорошим тружеником было ещё одно положительное качество - знал меру.

- Ну, всё молодёжь, вы тут гуляйте, а нам с мамой хватит, - он посмотрел на свою преданную жену, что было для неё сигналом. – Мы пошли домой.

Василий Терентьевич напоследок обратился к Артёму.

- А тебе, наша умница, я так скажу: «Теперь век живи – век учись тому, как следует жить». Это в университетах не преподают, сынок, - на дядином лице появилось довольство собой.

Простой, бесхитростный человек и не подозревал, что продвигает в массы идею древнеримского философа-стоика. Ему об этом не преминул подсказать Артём.

- Очень интересно! Вы сейчас вот так запросто процитировали слова философа - Луция Аннея Сенеки (младшего), - парень улыбнулся.

- После трёх стаканов нашего злого самогона, твой Сеняка и не так бы заговорил, - парировал дядя Вася с насупившимся видом.     

Супруги тяжело поднялись со своего места, поздравили ещё раз молодожёнов и убыли на отдых. Последние сказанные от дяди Васи слова брачующимся, звучали назидательно: «Чтоб, как говорится, вам совет да любовь!».

       В это время на празднестве появились две опоздавшие пары, которые приехали из Владивостока. Это были молодые люди: Марина и Сергей, Костя и Маша. Их как раз вчетвером и разместили на тех двух местах, где сидели до этого «худенькие» дядя Вася со своей женой – «ягодкой опять». Девушка из свадебной команды, которая встречала и рассаживала их, очевидно была знакома с новенькими.

- Ребята, накладывайте закуску, наполняйте бокалы. С вас тост в честь молодых.

Сергей спросил у Константина: «Что будем пить?».

- Давай с коньяка начнём.

Он степенно взял бутылку с тремя звёздочками и разлил по рюмкам. Их дамы сделали предпочтение в пользу домашнего вина.

- Ты далеко-то коньяк не отставляй, скоро повторим, - предупредил его Костя, - мы же опоздавшие.

Маша произнесла тост и вновь прибывшие гости причастились. Выпив спиртное, ребята сильно сморщились, в нос ударил запах не совсем качественного самогона. У Сергея образовался ком в горле, который пару раз то шёл на выход, то возвращался обратно вовнутрь.

- Коньяк - крашенный самогон мы сегодня пить не будем, убери его подальше, - придя в себя, с перекошенным лицом произнёс парень, - меня от него чуть не вывернуло наизнанку.

Подошёл следующий тост и друзья налили водки. Сергей осторожничая, поднёс рюмку к носу и понюхал содержимое.

- Слушай, это такая же водка, как и коньяк! Что будем делать? – прошептал он товарищу, и натянутая улыбка появилась на лице.

- Свадьба сугубо аграрная, - улыбнулся Костя, - придётся как все.

- Если будем как все, то до встречи под столом.

Парни рассмеялись.

- Извините, а Вы не подскажете, здесь есть настоящая водка? – спросил Костя у соседа,  сидевшего слева, который когда моргал, уже через раз открывал глаза. 

Он отождествлял собой реальный персонаж любой свадьбы. По обрывкам фраз можно было догадаться, что водку из магазина пили последний раз, когда провозгласили первый тост.

- Вот мы блин, попали! – усмехнулся Сергей. – Мариша, а как вино на вкус? – спросил он у своей подруги.

- Да ничего, - слегка удивлённо ответила она.

- Мы тоже будем его пить.

После следующего тоста, сосед слева минуту находился в прострации, потом им окончательно было утеряно понимание смысла  произносимых вокруг слов, и наступила полная «отключка». Родня подхватила мужика под руки и увела почивать.

Наташа, наблюдая эту картину со стороны, обратилась к своей соседке Наде:

- Колотухин как всегда первый сломался.

- Сейчас «посыпятся» один за другим. Ты слышала, как Пирожкова тётя Паша учудила на прошлой свадьбе у Кочергина?

- Нет, - недоумённо ответила Наташа, - расскажи.

Удивление исходило из того, как она могла пропустить деревенские новости. Это у женщин негласно считается из ряда вон выходящим событием.

- Вот таких упившихся Колотухиных, к тому времени их было уже человек пять, сложили у хозяев в дальней комнате на полу в ряд. Тётя Паша пробралась туда незаметно и зашила им клапана спереди на брюках. А ночью, мужики стали вскакивать и бежать в туалет. Обмочились почти все. Смеху было!    

      В это время за столом появился баянист, мужчина средних лет. Он играл почти на всех деревенских свадьбах в местном околотке. Обрадованный народ обращался к нему по-свойски – Коля. Гармонист браво растянул меха и его пальцы ловко побежали по клавишам. Кто-то стал нахваливать музыканта:

- Баянист у нас от Бога!

Его действительно отличал отменный слух, чувство ритма и лицо цвета «битого кирпича». Это был явно результат частых подношений за хорошую игру. Коля, подпевая застолью, на секунду улыбнулся, там, где должны были находиться передние зубы, зияла пустота. Лишился он их, попав под раздачу, на одной из свадеб, где произошла грандиозная драка. Как показывает жизнь, на сельских бракосочетаниях без этого мероприятия никак нельзя. Тогда и свадьба не свадьба, вспомнить нечего. Истоки мордобоя всегда кроются в появлении у мужиков повышенной  подозрительности, после энного стакана, когда уровень моря опускается ниже колена. Претензии возникают спонтанно и перечень их обширен: сомнительное высказывание, игривое общение с его девушкой или женой, старые обиды, или некорректные намёки и т.д. Если говорить проще – повод всегда найдётся, лишь бы было, почём бить.

       Баянист азартно наяривал танго, вдруг его остановил крик из-за стола:

- Коля, сыграй нашу застольную: «Вот кто-то с горочки спустился».

Музыкант тут же исполнил желание, и вся свадьба, после виртуозного вступления, затянула заунывную песню – правду жизни.           

 

                                                                 *      *      *

       Артём с Наташей жили на съёмной квартире в спальном районе, обычной «хрущёвки – двушки». В воскресенье, во второй половине дня в гости к ним, как снег на голову,  заявились новые друзья.  Это были те две пары со свадьбы: Марина и Сергей, Костя и Маша. Молодым людям захотелось продолжить вчерашний праздник. Купив в магазине спиртное и вспомнив, что их накануне приглашала в гости Наташа, они неожиданно возникли на пороге их квартиры. Артёма, как назло, в этот момент не было дома. Он уехал к родителям, но к вечеру обещал вернуться.

      Наташа открыла дверь. Перед ней стояла и улыбалась весёлая компашка.

- Привет! – поздоровался Костя, держа в руке бутылку шампанского и цветы. – Мы случайно не ошиблись адресом? Нас сюда приглашали?

- Проходите ребята, проходите, - пригласила она, искренне радуясь гостям, так как была общительным человеком.

Ей нравились молодёжные компании, атмосфера таких встреч, в отличие от Артёма, который вечно был весь в науке.       

- А где твой умный муж? - спросил её Сергей.

- Скоро будет, к родителям уехал.

- Он у тебя всё равно не пьющий мужчина, мы ему кажется, не очень-то интересны, - подметил Сергей.

Наташа пропустила реплику мимо ушей.

- Сейчас ребята, на стол что-нибудь сообразим, хоть и холодильник пустой, - это было произнесено с оптимизмом, без лишнего нытья. – Разносолов нет, но картошки нажарим вдоволь. Этого добра хватает!

- Ничего страшного, нам привычно с закуской по минимуму отмечать, - поддержала общую атмосферу веселья Марина, - главное общение. Посидим тихо, скромно, без особого официоза.

Оказавшись на кухне, у молодых людей распределение ролей произошло само собой. Девушки приступили  к чистке картошки и приготовлению салатов, а парни им помогали. Наташа выставила хрустальные салатницы. Костя открыл консервным ключом паштет из печёнки и нарезал хлеб, чтобы приготовить бутерброды. Сергей предложил шампанское и водку охладить, поместив их в холодильник. Никто из присутствующих не возразил, так как от слабого горла не страдали. Он открыл дверцу холодильника, там действительно было почти пусто. Парень ради интереса заглянул в морозильную камеру. В углу одиноко лежал какой-то свёрток.

- Подозреваю, что вы тут вкуснятину прячете! – усмехнулся Сергей, обратившись к Наташе.

- Быть такого не может, - ничего не понимая, ответила она, прекратила резать лук и подошла к холодильнику. – Может Артём что купил, - лицо её продолжало быть удивлённым.

Она вынула свёрток и развернула его. На всех присутствующих смотрели неприятные, с оскаленной пастью и выпученными глазами морды хищных рыб.

- Вот это подарок! Сейчас мы их зажарим, - воскликнул Константин, потирая руки.

- Давай, - согласилась Наташа, - на безрыбье и это пойдёт.

Приготовив пищу, накрыли стол и веселье началось. Очень быстро гостьи захотели пить. Маша и Марина попросили хозяйку заварить чайку. Наташа полезла в закрома и достала цейлонский чай. Вдобавок, на стол она выставила лучший свой чайный сервиз. Гости это оценили, они пили напиток, прихлёбывая, и пели дифирамбы вкусу чая.

- А как вам мой сервиз? Свекровь подарила, - с гордостью произнесла хозяйка, не дождавшись похвалы.

- Наташка, твой фарфор прелесть! Разве из глины так напьёшься, - своеобразно похвалила её Маша и в подтверждение полученному блаженству закатила глаза.      

      Когда застолье находилось в полном разгаре, вернулся Артём. На всю квартиру гремела музыка, смех и веселье. Он поздоровался с гостями, с которыми ещё вчера сидел за одним столом на свадьбе. От спиртного Артём вежливо отказался, только попросил у Наташи чашку чая. Она исполнила его желание и принесла его любимый с жасмином.

- Кушай, Зая, что видишь перед собой на столе, - ласково предложила она мужу.

- Я не хочу, у родителей поел.

Только сейчас Артём обратил внимание на тарелку с жареной рыбой. Сердце учащённо заколотилось в дурном предчувствии.

- А это что за рыба? – ещё на что-то надеясь, медленно произнёс он.

- Какая-то невкусная дрянь, - с весёлым выражением лица, дёргаясь в такт музыке, произнёс убийственные для Артёма слова Сергей.

- Это же моя рыба, - с потускневшими глазами, медленно произнёс молодой учёный Батиков.

- Чего же ты домой такую невкусную рыбу носишь? – пристыдил его Костя.

Гости дружно рассмеялись.

Артём, ещё не веря в случившееся, вскочил с места и побежал на кухню к холодильнику. Он резко открыл дверцу и посмотрел в морозилку. Там было пусто. За ним следом прибежали Наташа и гости, они все стояли со знаком вопроса в глазах. Одни гадали - что случилось, другие - не ядовитая ли она.

- Я же рыбу привёз из командировки для опытов, - взвыл парень чуть не плача.

- Ну, извини! Мы же не знали, что ты опыты дома ставишь, - тихо вымолвила Маша.

        В отделе Батиков соврал, что рыбу потерял. Ему не поверили и сказали, что такое оправдание выглядит как «детский лепет на лужайке». Артёма лишили квартальной премии и долго ещё склоняли за то, что затормозил план-график разработок и внедрений. Всем сотрудникам пришлось скинуться из собственных кошельков, чтобы повторно отправить на станцию, за малоизученными рыбами, следующую жертву дяди Гриши. Через неделю он вернулся с больной головой, мутными глазами и нужным экземпляром для опытов. План – график  личной жизни молодой семьи Батиковых, тоже был скорректирован. Мечтали купить Наташе зимние сапоги, пришлось отложить до лучших времён.

        Прошёл год, и отделу для исследований понадобилась следующая рыбья особь. Батикова, естественно, туда никто посылать не собирался, но начальник не преминул ехидно проехаться по коллеге. Когда Исаак Абрамович собрал всех сотрудников и объявил о командировке, в лаборатории воцарилась тишина.

- Артём Иванович, а ты не хочешь прокатиться ещё за одной «золотой рыбкой»? – произнёс он с хитрым прищуром глаз.

В учёном сообществе шутку поняли и одобрили, среди коллег прокатился смешок, посыпались едкие подколы товарищей.

Коллега по учёному цеху, профессор Денисов, похлопал Артёма по плечу и назидательно произнёс:

- Не отчаивайся, мой юный друг! Без трудностей и неожиданностей жизнь была бы скучна.

Натянутая улыбка появилась на лице Артёма.  

                                                                                                                   

                                                                                                                   Ю. Таманский

                                                                                                                   г. Севастополь     2013г.  

 

      

 

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Юрий Таманский, 2013

Регистрационный номер №0132348

от 21 апреля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0132348 выдан для произведения:

                                                         «Золотая рыбка».

 

        Ранним утром противно зазвенел звонок. Артём проснулся и резко сел на край кровати. Он машинально нажал на кнопку продолжавшего трезвонить будильника и несколько секунд приходил в себя, потирая глаза. Молодая жена Наташа лежала на боку, лицом к стене.

- Лапуля, сам позавтракаешь? – поинтересовалась она заботливо, сонным голосом.

- Хорошо, спи, - ответил он тихо, погладил её по плечу и резко встал.

Батиков Артём Иванович, научный сотрудник Дальневосточного отделения уже Российской академии наук, сегодня отправлялся в краткосрочную командировку. Он получил задание от руководства своего отдела, привезти для изучения редкую рыбу, которую, накануне, выловили для них в Японском море рыбаки подведомственной научной станции.

    Артём быстро умылся, собрался и выпил горячего чая. Он надел очки, взял сумку,  приготовленную вчера вечером, и, перемещаясь на цыпочках, направился к выходу.

- Зайчик, ты не забыл, что мы послезавтра едем в деревню на свадьбу? Моя двоюродная сестра замуж выходит, - предупредила его Наташа, повернув голову не меняя позы.

Артём остановился на полпути.

- Помню, - буркнул он в ответ задумчиво.  

После этого за мужем захлопнулась дверь, а сладкий сон Наташи продолжился. Через десять минут Батиков уже сидел в троллейбусе и ехал в сторону автовокзала.

     Старенький междугородний автобус «Икарус» отправился по расписанию и, обогнув Амурский залив, весело «побежал» по шоссе, периодически заезжая в различные населённые пункты. К обеду, он прибыл в конечную точку своего маршрута,  посёлок городского типа Посьет. Артём вышел из салона с чувством облегчения, закончилась дорожная тряска в душном транспорте. Глазами он уже нашёл машину, которая должна его встречать. Возле замызганного УАЗика стоял парень, очевидно водитель. Артём неспеша подошёл к нему и поздоровался. Молодые люди были приблизительно одного возраста.

- Лёша, - произнёс водитель и протянул руку.

- Артём, - в свою очередь представился подошедший парень.

- До станции далеко? – спросил Батиков.

- Минут сорок. А ты что, в первый раз? – поинтересовался Алексей.

- Да. Много слышал об этом месте, но ещё ни разу тут не был.

Водитель оказался парнем то ли неразговорчивым от природы, то ли на него давил комплекс того, что пред ним сам человек науки. Алексей замкнулся в себе и молча крутил баранку. Артём тоже не очень-то любил болтать попусту. Он погрузился в мысли и прорабатывал последнюю научную тему. Так они и ехали молча. Только почему-то думы о тонких материях слишком быстро улетучились, гонимые прозой жизни. Артёму вспомнился случай, который произошёл на прошлой неделе. К ним в отдел на минуту заглянула Клавдия Семёновна Пестова, нештатный профсоюзный лидер по жизни, а по должности - инженер первой категории. Женщина неиссякаемой термоядерной энергии, с волевым выражением лица.

- Исаак Абрамович, - обратилась она к начальнику отдела, - составьте список тех, кто хочет заказать картошку. Да не тяните, а то прозеваете. Подшефный колхоз ждать не будет.

Она также быстро исчезла, как и появилась. Только эхо – «по телефону сообщите», её уверенного голоса, ещё некоторое время звучало в ушах учёных.

Батикову, как самому молодому, сделать это и поручили. Он составил список и позвонил Пестовой.

- Ты мне подай общее число килограммов, - подправив его, она бросила трубку.

Артём позвонил повторно и сообщил Клавдии Семёновне точные сведения - сколько всё же вожделенной картошки нужно народу, чтобы им быть в этой жизни абсолютно счастливыми.   

- Ого! – воскликнула профсоюзница. – Ну, вы и жрёте! Самый маленький отдел, а заказали больше всех.

Артём отвлечённо смотрел в окно, а вспомнив выразительные тона её голоса, улыбнулся.

     Из-за поворота показалось побережье, на котором примостился рыбацкий стан из десятка строений и всевозможных сараев. У причала, на волнах прибоя покачивалось несколько баркасов и небольшой рыболовецкий сейнер. Когда машина въехала в ворота, то Алексей кивнул в сторону беседки, которая стояла посередине двора. Артём обратил внимание, что в ней находились три человека.

- Вон видишь, мужики сидят, среди них старший - дядя Гриша, - сразу ввёл пассажира в курс дела водитель.

- Когда ты меня заберёшь? – в свою очередь поинтересовался Артём.

- Завтра в восемь утра будет автобус обратно, в семь я сюда подъеду. Сегодня во Владивосток оказии больше нет, - просветил его Лёша. – Здесь есть, где переночевать. Удачи.

- Спасибо, - поблагодарил его Артём.

Он взял свою сумку с заднего сиденья и стал ждать, когда машина проедет мимо, чтобы пройти к беседке.

- Здравствуйте! – поздоровался парень, остановившись у порога.

За столом, в брезентовых штормовках, сидело трое пожилых мужчин. В народе о таких персонажах с уважением говорят – просоленный рыбак. Посеревшие небритые лица, без каких-либо эмоций, дубильная кожа и затуманенный взгляд. Перед ними на столе стояла трёхлитровая банка на две трети заполненная прозрачной жидкостью, три пустых стакана, пачка папирос «Беломорканал», спички и металлический ковшик с непонятно чем. Все трое с наслаждением курили.

- Здравствуй, здравствуй! – ответил один из них, пыхнув папироской. – Остальные просто кивнули.

Клубы дыма сначала наполовину скрыли его серьёзное лицо в бело-сером тумане, а потом снова появились очертания мускулистого лица с седой головой.

- Меня зовут Артём. Вам, наверное, сообщили о моём приезде?

- Звонили, - вяло ответил тот, который поздоровался за всех. – Присаживайся.

Артём сел напротив мужчины, как он догадался, старшего.

– Дядя Гриша, - представился тот. – Это Александр Силыч, - он повернул голову вправо, - Михаил Кузьмич, - его голова проделала такой же путь влево.

- Чтобы не запутаться, зови просто дядя Миша и дядя Саша, - внёс предложение Александр Силыч.

Он взял свой гранёный стакан и поставил перед парнем. Дядя Саша плеснул туда жидкости из трёхлитровой банки.

- За встречу! – провозгласил нехитрый тост дядя Гриша.

- Я вообще-то не пью, - удивлённо произнёс парень и поправил очки.

- Мы тут тоже «жидкий хлеб» употребляем только по праздникам, - с серьёзным лицом промолвил Александр Силыч. – Рыбу твою целый месяц не могли поймать, чем не праздник.

- Да я вообще не пью! – продолжал отбиваться Артём.

- Так уж и не пьёшь?! – передразнил его Михаил Кузьмич, сделав надменную гримасу.

- Только иногда, рюмочку в хорошей компании за бутылочкой доброго «Хереса» или крымского «Марочного портвейна».

- Всё как у нас, - усмехнулся Александр Силыч, - пару стаканчиков доброго спиртика за трёхлитровой баночкой в проверенной компании, - передразнил он умного очкарика.

- Так дело не пойдёт, ты нас не уважаешь, - с непроницаемым лицом высказал свою позицию дядя Гриша.

– Не получишь рыбу, за которой приехал, - поддержал его Александр Силыч. – Что начальству скажешь?

В голове у Артёма промелькнул тот миг, когда выбирали, кого послать в эту командировку.

- А я-то глупый так и не понял тогда, почему все категорически отказались ехать в местный рай. Решил развеяться, наивный!

- Давай, «яйцеголовый», пей, - убедительно произнёс старший.

- А вот у дяди Саши нет стакана, а мне пить нет надобности, - попытался вывернуться Артём.

- Он нас догонит, - огорчил его Михаил Кузьмич.

Парень взял в руку стакан и посмотрел в него, сморщившись.

- Что это?

- Спирт, - внёс ясность дядя Гриша. – Как говорится, «чем богаты».

- А закуска есть? – поинтересовался Артём, глядя на пустой стол.

- Есть, академик.

- Не вижу. А какая?

- Холодец и курятина, - успокоил его Михаил Кузьмич.

- Если хочешь, есть слабительный чай «Ласточка», можно запить, - шутя, добавил дядя Саша, и первый раз улыбнулся, - но не советую.

Артём взволнованный подобной навязчивостью, даже не уточнил, разбавленный спирт или нет.

После звона стукнувших стаканов, с мыслями: «Наказание просто какое-то», он глотнул спирта. Перехватило дыхание, из глаз полились слёзы. Парень стал хватать ртом воздух, словно только что выловленная рыба навага. Кто-то поднёс ему ковшик с водой. Артём, погасив пожар, посмотрел на безразличные лица мужиков.

- А где курятина? - спросил он с надеждой в голосе, так как уже догадался, что холодец это вода из-под крана.

Дядя Саша куривший папиросу, оторвал зубами край бумажной гильзы и без комплексов протянул ему бычок.

- Спасибо, я не курю, - отказался Артём от «щедрого» подарка.

Чистого спирта он глотнул немного, но для неспортивного телосложения такого градуса хватило с лихвой, чтобы парня на время развезло. В голове зашумело, его потянуло на откровения.

- Чем ты там в своём институте занимаешься? – спросил дядя Гриша.

- Чем занимаюсь, это неинтересно, интересно, о чём я мечтаю.

- Ну-ну, - заинтересованно промычал Александр Савич.

- А мечтаю я о том, чтобы когда-нибудь изобрести способ получения золота из морской воды. Заметьте, в промышленных масштабах, - он мечтательно посмотрел в голубую даль моря.

- Это как? – на лице дяди Саши застыло удивление.

- Великая тайна, до которой «руки» науки пока не дотянулись, а я попробую, - уверенно произнёс парень.

- А чего не платину? – попытался поддеть умника дядя Миша.

Сарказм его был более чем понятен.

- Для этого ему надо налить вторую, - со своей шуткой вступил в разговор Александр Савич.

Артём понял их иронию и усмехнулся.

- Пить я больше не буду, тем более эту гадость, - категорично заявил парень.

       Из дверей здания вышла располневшая женщина среднего возраста, в белом переднике и косынке. Это была местная повариха Анна Сергеевна. Она несла перед собой кастрюлю. Подойдя к мужчинам, поставила её на край стола.

- Всё пьёте? Что б она вам поперёк горла стала! – с укором и упрёком высказалась женщина в адрес рыбаков. – Ешьте уху, - приказным тоном добавила она.

Повариха скосилась на Артёма.

- Здравствуйте, - произнёс он робко и смотрел на женщину осоловелыми глазами.  

Выражение лица её резко изменилось, она уже в свою очередь смотрела на Артёма широко открытыми глазами.

- Батюшки мои! Парня напоили! – она обвела мужчин осуждающим взглядом. – Ах вы, черти! – вспылила повариха.

- Сергеевна, ну что ты волну гонишь? Никто его не принуждал, - пытался оправдаться Михаил Кузьмич.

- Пойдём, сынок, я тебя накормлю. Подальше держись от этих алкашей, - сказала она заботливо, по-матерински.

- Сергеевна, - обратился к ней дядя Гриша. – А ты знаешь, чем отличается пьяница от алкоголика?

- И знать не хочу!

Артёма заинтересовала данная постановка вопроса, так как он всегда думал, что это одно и то же.

- Чем же? – с блаженным видом спросил он, так как понял, что Анна Сергеевна интереса не проявила и дядя Гриша раскрывать тайну не собирался.

- Пьяница хочет, пьёт, не хочет не пьёт. А алкоголик в обоих случаях пьёт, - авторитетно пояснил рыбак.

- У вас я разницы не вижу, - огрызнулась повариха, взяла Артёма и они ушли в дом.

     Утром следующего дня, Батиков заправил специальный пенал сухим льдом, положил туда экзотическую рыбу в трёх экземплярах и сидя в беседке, стал ожидать машину. Анна Сергеевна напоила его чаем и накормила сырниками перед дорогой. Рыбаки ещё до рассвета вышли в море на сейнере. Артём сидел и любовался утренним морем. На берег, шурша, накатывались небольшие волны прибоя, шевеля выброшенную из глубин в недавний шторм морскую капусту и водоросли. Пролетая мимо, кричали чайки и крачки. Высоко в небе парил буревестник. Из-за зелёных сопок поднималось солнце, отблески его лучей заиграли на воде. Смотря в бескрайнее синее море и слушая шёпот волн, ему сильно захотелось домой, в уют, под крылышко своей любимой Наташи.

       На территорию станции въехал УАЗ, прервав мечтания Артёма. Машину встретил громкий лай местной дворняги Валета, которую непонятно зачем посадили на цепь. Этот добрый пёс никогда никого даже не напугал, не то чтобы укусил. Несколько раз гавкнув, он дружелюбно вилял хвостом. Собака и ленивый кот Мурзик являлись атрибутикой постоялого двора рыбацкого стана.

       Ближе к вечеру Батиков появился дома, Наташа с работы ещё не пришла. Артём завернул привезённую рыбу в пергаментную бумагу и положил в морозильную камеру холодильника.

                                                                 

                                                              *    *    *

       Свадьба была в самом разгаре. Из-за середины стола встал толстый мужчина и громко, басовитым голосом закричал: «Горько!». От всех гостей его отличали особые внешние данные. На крупном, малинового цвета лице мужчины, выделялся своими размерами нос – картошка, большие на выкате глаза и огромный живот, перевесившийся через ремень. Все называли его дядя Вася. Косвенные признаки подсказывали, что дяде очень хотелось выпить. Он не дождавшись остальных, пока прокричат «горько» и не посчитают сладкие поцелуи молодых, чокнулся рюмкой со своей женой и резво опрокинул содержимое в рот. Супруга его, такая же дородная дама, водку выпила степенно, не спеша. Напротив этой пары сидел тощий молодой парень в очках, скучал и застенчиво ковырял в тарелке салат из папоротника-орляка. Дядя Вася крякнул от удовольствия, наколол своей вилкой из общего блюда яйцо фаршированное печёнкой с жареным луком и целиком положил в рот. Его мясистые щёки, испещрённые сеточкой капилляров, усиленно заходили вниз - вверх, вниз – вверх…  

Перестав жевать, он спросил у робкого парня.

- Ты чего студент так плохо ешь и совсем не пьёшь? Посмотри на себя в зеркало – кожа да кости.

Артём глянул на него из-под очков, как-то затравленно.

- Я уже наелся, - буркнул он в своё оправдание.

Его молодая жена Наташа прервав тёплую беседу с соседкой справа, вступилась за мужа.

- Во-первых, Василий Терентьевич, он уже как два года окончил университет и работает научным сотрудником в Дальневосточном отделении Российской академии наук, - не без гордости поставила она в известность своего родственника. – А во-вторых, он у меня абсолютный трезвенник и ест в меру. Правда, моя лапочка?! – Наташа с умилённым видом погладила мужа по затылку.

Он в ответ с преданной нежностью смотрел ей в глаза.

- Да ты что, а так и не скажешь! – дядя скривил губы. – Ну да, вы же городские, все миниатюрные, куда нам до вас деревенским.  

Дядя Вася говорил и ел, не надолго прерываясь.

- У нас дочка Катька как-то вес сбрасывала, полгода морила себя голодом, - он посмотрел на свою пышнотелую жену, словно ища у неё подтверждения. – На балерину хотела быть похожа.

Супруга его подхватила тему.

- Весной, когда всё вокруг расцвело, доченька как-то и говорит нам: «Удивительно, почему так вкусно жимолость пахнет?».

После этого дядя  Вася утвердительно покачал головой.

- Молоток, парень, образование это хорошо! Тем более, тебе надо усиленно подкармливать своё серое вещество. Вон посмотри невеста, кровь с молоком. В нашу породу! – лицо его растянулось вширь в довольной улыбке. – Да и мужик у неё косая сажень в плечах.

Артём бросил беглый взгляд в сторону молодожёнов. Невеста действительно была толстовата для своего возраста, тут дядя Вася попал в десятку.

- Если бы ты повкалывал, с моё, смену на тракторе, то со своей худобой точно ноги протянул.

В следующий момент он разорвал лапу жареной утки надвое, над столами распространился её аппетитный запах. Дядя Вася ел птицу громко и смачно. Вдоль сидевших в ряд гостей, двигалась моложавая женщина с большой миской и раздавала всем желающим котлеты. Стол, как и на любой деревенской свадьбе, ломился от еды и бутылок. Чтобы поставить блюдо с котлетами не хватило места.

- А ну Марковна, дай-ка мне пяток, - Василий Терентьевич подставил ей свою тарелку.

Три котлеты по очереди быстро скрылись в его чреве.

- Наташка, одолжи мне своего орла потанцевать, а то наших мужиков от водки не оторвать, - над ней склонилась и обняла за плечи землячка, улыбчивая доярка Валя.

- Он действительно уже орёл, папоротника-орляка натрескался до икоты, - вставил свои «три копейки» дядя Вася.

- Тебе, Валюша, я своего мужа доверяю.

- А ты чего сегодня с самого утра такая счастливая, словно это твоя свадьба? – поинтересовалась Валентина. - Глазки блестят, вся прямо светишься!

Наташа прошептала ей на ухо.

- Тут секрета никакого нет. Ты что не знаешь, что день начинается с ночи.

Они обе громко рассмеялись.

Молодая женщина и Артём вышли на середину зала и готовы были танцевать под медленную мелодию. Валентина положила руки ему на плечи, у парня подогнулись ноги. Артёму показалось, что сверху давят две арматурины.  

- Ого! – не смог скрыть своего удивления Батиков. – Тяжёлые у Вас руки!

- А Вы что думали, молодой человек, крестьянский труд нелёгкий. За день накрутишься в коровнике, а потом дома ещё одну смену на кухне отстоишь, чего же они не будут свинцом налиты.  

Артём понимающе поддакивал партнёрше и кивал головой. Они закружились в ритме танца. Звучала душевная песня, в слова которой хотелось вслушиваться.

После танца Батиков вернулся на своё место.

- Скушай, Зайчик, бутербродик с чавычей, - Наташа заботливо положила на его полупустую тарелку кусочек батона с красной рыбой.

У дяди Васи, кроме того что он слыл хорошим тружеником было ещё одно положительное качество - знал меру.

- Ну, всё молодёжь, вы тут гуляйте, а нам с мамой хватит, - он посмотрел на свою преданную жену, что было для неё сигналом. – Мы пошли домой.

Василий Терентьевич напоследок обратился к Артёму.

- А тебе, наша умница, я так скажу: «Теперь век живи – век учись тому, как следует жить». Это в университетах не преподают, сынок, - на дядином лице появилось довольство собой.

Простой, бесхитростный человек и не подозревал, что продвигает в массы идею древнеримского философа-стоика. Ему об этом не преминул подсказать Артём.

- Очень интересно! Вы сейчас вот так запросто процитировали слова философа - Луция Аннея Сенеки (младшего), - парень улыбнулся.

- После трёх стаканов нашего злого самогона, твой Сеняка и не так бы заговорил, - парировал дядя Вася с насупившимся видом.     

Супруги тяжело поднялись со своего места, поздравили ещё раз молодожёнов и убыли на отдых. Последние сказанные от дяди Васи слова брачующимся, звучали назидательно: «Чтоб, как говорится, вам совет да любовь!».

       В это время на празднестве появились две опоздавшие пары, которые приехали из Владивостока. Это были молодые люди: Марина и Сергей, Костя и Маша. Их как раз вчетвером и разместили на тех двух местах, где сидели до этого «худенькие» дядя Вася со своей женой – «ягодкой опять». Девушка из свадебной команды, которая встречала и рассаживала их, очевидно была знакома с новенькими.

- Ребята, накладывайте закуску, наполняйте бокалы. С вас тост в честь молодых.

Сергей спросил у Константина: «Что будем пить?».

- Давай с коньяка начнём.

Он степенно взял бутылку с тремя звёздочками и разлил по рюмкам. Их дамы сделали предпочтение в пользу домашнего вина.

- Ты далеко-то коньяк не отставляй, скоро повторим, - предупредил его Костя, - мы же опоздавшие.

Маша произнесла тост и вновь прибывшие гости причастились. Выпив спиртное, ребята сильно сморщились, в нос ударил запах не совсем качественного самогона. У Сергея образовался ком в горле, который пару раз то шёл на выход, то возвращался обратно вовнутрь.

- Коньяк - крашенный самогон мы сегодня пить не будем, убери его подальше, - придя в себя, с перекошенным лицом произнёс парень, - меня от него чуть не вывернуло наизнанку.

Подошёл следующий тост и друзья налили водки. Сергей осторожничая, поднёс рюмку к носу и понюхал содержимое.

- Слушай, это такая же водка, как и коньяк! Что будем делать? – прошептал он товарищу, и натянутая улыбка появилась на лице.

- Свадьба сугубо аграрная, - улыбнулся Костя, - придётся как все.

- Если будем как все, то до встречи под столом.

Парни рассмеялись.

- Извините, а Вы не подскажете, здесь есть настоящая водка? – спросил Костя у соседа,  сидевшего слева, который когда моргал, уже через раз открывал глаза. 

Он отождествлял собой реальный персонаж любой свадьбы. По обрывкам фраз можно было догадаться, что водку из магазина пили последний раз, когда провозгласили первый тост.

- Вот мы блин, попали! – усмехнулся Сергей. – Мариша, а как вино на вкус? – спросил он у своей подруги.

- Да ничего, - слегка удивлённо ответила она.

- Мы тоже будем его пить.

После следующего тоста, сосед слева минуту находился в прострации, потом им окончательно было утеряно понимание смысла  произносимых вокруг слов, и наступила полная «отключка». Родня подхватила мужика под руки и увела почивать.

Наташа, наблюдая эту картину со стороны, обратилась к своей соседке Наде:

- Колотухин как всегда первый сломался.

- Сейчас «посыпятся» один за другим. Ты слышала, как Пирожкова тётя Паша учудила на прошлой свадьбе у Кочергина?

- Нет, - недоумённо ответила Наташа, - расскажи.

Удивление исходило из того, как она могла пропустить деревенские новости. Это у женщин негласно считается из ряда вон выходящим событием.

- Вот таких упившихся Колотухиных, к тому времени их было уже человек пять, сложили у хозяев в дальней комнате на полу в ряд. Тётя Паша пробралась туда незаметно и зашила им клапана спереди на брюках. А ночью, мужики стали вскакивать и бежать в туалет. Обмочились почти все. Смеху было!    

      В это время за столом появился баянист, мужчина средних лет. Он играл почти на всех деревенских свадьбах в местном околотке. Обрадованный народ обращался к нему по-свойски – Коля. Гармонист браво растянул меха и его пальцы ловко побежали по клавишам. Кто-то стал нахваливать музыканта:

- Баянист у нас от Бога!

Его действительно отличал отменный слух, чувство ритма и лицо цвета «битого кирпича». Это был явно результат частых подношений за хорошую игру. Коля, подпевая застолью, на секунду улыбнулся, там, где должны были находиться передние зубы, зияла пустота. Лишился он их, попав под раздачу, на одной из свадеб, где произошла грандиозная драка. Как показывает жизнь, на сельских бракосочетаниях без этого мероприятия никак нельзя. Тогда и свадьба не свадьба, вспомнить нечего. Истоки мордобоя всегда кроются в появлении у мужиков повышенной  подозрительности, после энного стакана, когда уровень моря опускается ниже колена. Претензии возникают спонтанно и перечень их обширен: сомнительное высказывание, игривое общение с его девушкой или женой, старые обиды, или некорректные намёки и т.д. Если говорить проще – повод всегда найдётся, лишь бы было, почём бить.

       Баянист азартно наяривал танго, вдруг его остановил крик из-за стола:

- Коля, сыграй нашу застольную: «Вот кто-то с горочки спустился».

Музыкант тут же исполнил желание, и вся свадьба, после виртуозного вступления, затянула заунывную песню – правду жизни.           

 

                                                                 *      *      *

       Артём с Наташей жили на съёмной квартире в спальном районе, обычной «хрущёвки – двушки». В воскресенье, во второй половине дня в гости к ним, как снег на голову,  заявились новые друзья.  Это были те две пары со свадьбы: Марина и Сергей, Костя и Маша. Молодым людям захотелось продолжить вчерашний праздник. Купив в магазине спиртное и вспомнив, что их накануне приглашала в гости Наташа, они неожиданно возникли на пороге их квартиры. Артёма, как назло, в этот момент не было дома. Он уехал к родителям, но к вечеру обещал вернуться.

      Наташа открыла дверь. Перед ней стояла и улыбалась весёлая компашка.

- Привет! – поздоровался Костя, держа в руке бутылку шампанского и цветы. – Мы случайно не ошиблись адресом? Нас сюда приглашали?

- Проходите ребята, проходите, - пригласила она, искренне радуясь гостям, так как была общительным человеком.

Ей нравились молодёжные компании, атмосфера таких встреч, в отличие от Артёма, который вечно был весь в науке.       

- А где твой умный муж? - спросил её Сергей.

- Скоро будет, к родителям уехал.

- Он у тебя всё равно не пьющий мужчина, мы ему кажется, не очень-то интересны, - подметил Сергей.

Наташа пропустила реплику мимо ушей.

- Сейчас ребята, на стол что-нибудь сообразим, хоть и холодильник пустой, - это было произнесено с оптимизмом, без лишнего нытья. – Разносолов нет, но картошки нажарим вдоволь. Этого добра хватает!

- Ничего страшного, нам привычно с закуской по минимуму отмечать, - поддержала общую атмосферу веселья Марина, - главное общение. Посидим тихо, скромно, без особого официоза.

Оказавшись на кухне, у молодых людей распределение ролей произошло само собой. Девушки приступили  к чистке картошки и приготовлению салатов, а парни им помогали. Наташа выставила хрустальные салатницы. Костя открыл консервным ключом паштет из печёнки и нарезал хлеб, чтобы приготовить бутерброды. Сергей предложил шампанское и водку охладить, поместив их в холодильник. Никто из присутствующих не возразил, так как от слабого горла не страдали. Он открыл дверцу холодильника, там действительно было почти пусто. Парень ради интереса заглянул в морозильную камеру. В углу одиноко лежал какой-то свёрток.

- Подозреваю, что вы тут вкуснятину прячете! – усмехнулся Сергей, обратившись к Наташе.

- Быть такого не может, - ничего не понимая, ответила она, прекратила резать лук и подошла к холодильнику. – Может Артём что купил, - лицо её продолжало быть удивлённым.

Она вынула свёрток и развернула его. На всех присутствующих смотрели неприятные, с оскаленной пастью и выпученными глазами морды хищных рыб.

- Вот это подарок! Сейчас мы их зажарим, - воскликнул Константин, потирая руки.

- Давай, - согласилась Наташа, - на безрыбье и это пойдёт.

Приготовив пищу, накрыли стол и веселье началось. Очень быстро гостьи захотели пить. Маша и Марина попросили хозяйку заварить чайку. Наташа полезла в закрома и достала цейлонский чай. Вдобавок, на стол она выставила лучший свой чайный сервиз. Гости это оценили, они пили напиток, прихлёбывая, и пели дифирамбы вкусу чая.

- А как вам мой сервиз? Свекровь подарила, - с гордостью произнесла хозяйка, не дождавшись похвалы.

- Наташка, твой фарфор прелесть! Разве из глины так напьёшься, - своеобразно похвалила её Маша и в подтверждение полученному блаженству закатила глаза.      

      Когда застолье находилось в полном разгаре, вернулся Артём. На всю квартиру гремела музыка, смех и веселье. Он поздоровался с гостями, с которыми ещё вчера сидел за одним столом на свадьбе. От спиртного Артём вежливо отказался, только попросил у Наташи чашку чая. Она исполнила его желание и принесла его любимый с жасмином.

- Кушай, Зая, что видишь перед собой на столе, - ласково предложила она мужу.

- Я не хочу, у родителей поел.

Только сейчас Артём обратил внимание на тарелку с жареной рыбой. Сердце учащённо заколотилось в дурном предчувствии.

- А это что за рыба? – ещё на что-то надеясь, медленно произнёс он.

- Какая-то невкусная дрянь, - с весёлым выражением лица, дёргаясь в такт музыке, произнёс убийственные для Артёма слова Сергей.

- Это же моя рыба, - с потускневшими глазами, медленно произнёс молодой учёный Батиков.

- Чего же ты домой такую невкусную рыбу носишь? – пристыдил его Костя.

Гости дружно рассмеялись.

Артём, ещё не веря в случившееся, вскочил с места и побежал на кухню к холодильнику. Он резко открыл дверцу и посмотрел в морозилку. Там было пусто. За ним следом прибежали Наташа и гости, они все стояли со знаком вопроса в глазах. Одни гадали - что случилось, другие - не ядовитая ли она.

- Я же рыбу привёз из командировки для опытов, - взвыл парень чуть не плача.

- Ну, извини! Мы же не знали, что ты опыты дома ставишь, - тихо вымолвила Маша.

        В отделе Батиков соврал, что рыбу потерял. Ему не поверили и сказали, что такое оправдание выглядит как «детский лепет на лужайке». Артёма лишили квартальной премии и долго ещё склоняли за то, что затормозил план-график разработок и внедрений. Всем сотрудникам пришлось скинуться из собственных кошельков, чтобы повторно отправить на станцию, за малоизученными рыбами, следующую жертву дяди Гриши. Через неделю он вернулся с больной головой, мутными глазами и нужным экземпляром для опытов. План – график  личной жизни молодой семьи Батиковых, тоже был скорректирован. Мечтали купить Наташе зимние сапоги, пришлось отложить до лучших времён.

        Прошёл год, и отделу для исследований понадобилась следующая рыбья особь. Батикова, естественно, туда никто посылать не собирался, но начальник не преминул ехидно проехаться по коллеге. Когда Исаак Абрамович собрал всех сотрудников и объявил о командировке, в лаборатории воцарилась тишина.

- Артём Иванович, а ты не хочешь прокатиться ещё за одной «золотой рыбкой»? – произнёс он с хитрым прищуром глаз.

В учёном сообществе шутку поняли и одобрили, среди коллег прокатился смешок, посыпались едкие подколы товарищей.

Коллега по учёному цеху, профессор Денисов, похлопал Артёма по плечу и назидательно произнёс:

- Не отчаивайся, мой юный друг! Без трудностей и неожиданностей жизнь была бы скучна.

Натянутая улыбка появилась на лице Артёма.  

                                                                                                                   

                                                                                                                   Ю. Таманский

                                                                                                                   г. Севастополь     2013г.  

 

      

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: 0 208 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!