ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → "Разбавленные гены".

"Разбавленные гены".

21 мая 2013 - Юрий Таманский

 

                                                         Разбавленные гены.

 

        Самый известный авантюрист совхоза «Большие сады», Колька Свист, привёл на верёвке собаку своему школьному дружбану, а по жизни собутыльнику Карпу Лужайкину. Она, не далее как вчера, прибилась к зернотоку, на котором Свист работал сторожем. Очень «чутьистый» к дармовщине Коля, сразу смекнул и решил срочно сплавить её лепшему другу за вознаграждение. Он накануне сводил приблудившуюся сучку к специалисту и всё у него подробно узнал, а сегодня притащил её к Лужайкину, чтобы начать торг.

- Карп, здравствуй! – засвидетельствовал своё почтение Колька.

- И тебе привет! – буркнул Лужайкин, продолжая, занимаясь своим делом во дворе.

- Вот привёл для тебя собаку, отдаю почти даром.

- На кой ляд она мне здалась? – возразил Карп, отложил в сторону молоток и подошёл к невысокому забору.

- Не горячись, ты ещё не знаешь, что это за собака.

- Да есть у меня пёс и не плохой, - он кивнул головой в сторону будки, - Диком кличут. Штаны кому хочешь, порвёт.

- Ты меня не понял. Это охотничья легавая немецкой породы, курцхаар. Знаешь, в какой сейчас большой цене такие щенки?

Лужайкин стоял и хлопал глазами.

- То-то же! За них доллары дают.

Услышав слово – «доллары» у Карпа заблестели глаза, а воображение на счёт купюр слегка зашкалило.

- Ну, ладно, что я миску похлёбки для неё не найду, - смягчился Лужайкин. – А где ты эту собаку взял? - поинтересовался он на всякий случай. – Может, увёл у кого.

- Да нет, вчера к току прибилась. По всей видимости, заблудилась в окрестных лесах и от охотников отстала.

- А если они вернуться?

- Что упало, то пропало, - развёл в стороны руки хитроватый Свист. – Я вижу, что ты не  понимаешь своей выгоды, - решил перехватить инициативу Коля, поняв, что товарищ начал колебаться. – Найдёшь охотника с кобельком такой же породы, повяжешь, а потом за эквивалент зелёных денег щенков будешь продавать припеваючи.  

Свист, наслушавшийся терминов у специалиста, запросто ими бравировал для придания весомости своим словам. Хотя,  оба друга ничего не понимали ни в собаках, ни в охоте.

- Договорились? С тебя бутылка водки, так сказать «жидкая валюта» вместо оплаты, - он мысленно потирал руки. – Как почти родному человеку уступаю.

- Ладно, беру. А может самогон?

- Нет-нет, собака ценная, давай водку и прямо сейчас.

- Заводи, только калитку открою.

- Нет, подай бутылку через забор, тогда заведу.

- Что значит бутылку, я её ещё не рассмотрел хорошо, - возмутился покупатель на законных основаниях.

- А что на неё смотреть, собака как собака, просто породистая.

Лужайкин сходил в дом и принёс припасённую бутылку из загашника.

- Держи «слёзы благодарности», - он протянул её Свисту через забор. – Ты у нас без вознаграждения и пальцем не пошевелишь, - буркнул Карп.  

Получив бутылку в свои руки, Коля завёл собаку во двор. Дик выскочил из будки и стал бросаться на не прошеных гостей, громко лая.

- Дик, в будку, - прикрикнул на него хозяин.

Карп не беря в руки поводок, обошёл вокруг Свиста и собаки.

- Мне кажется, она старовата, вон у неё седина блестит.

- Ты что, какая седина?! – возмутился Колька. – Я тебе по-дружбе породистую собаку привёл и отдаю за какую-то вшивую бутылку водки, а ты…

- Ладно, ладно, не кипятись. Пойдём по-маленькой выпьем, кличку собаке заодно придумаем.

После второй бутылки самогона решили назвать её Роза.

       Через неделю, в воскресенье, Лужайкин проснулся с больной головой. Накануне, был повод и они с кумом хорошо посидели за рюмкой «чая». Карп решил сходить в пивнушку поправить здоровье, а заодно продемонстрировать всей деревне своё ценное приобретение. Он привязал к ошейнику собаки поводок и с важным видом, не спеша, через всё село пошёл к ларьку. Там он встретил знакомых по работе, трактористов Василия и Степана. Они стояли у высокого столика, и пили пиво с вялеными бычками.

- О, какие важные люди и при собаке! - произнёс в шутливом тоне Степан.

- Не какая-нибудь замухрышка, а породистая, - лицо Лужайкина расплылось в улыбке.

- А как кличут породистого пса? – спросил Василий.

- Роза, - нараспев ответил Карп.

Два товарища недоумённо переглянулись.

- Ну, загнул! – вырвалось у Степана.

- Первый раз слышу, чтобы у охотничьей собаки такая странная кличка была, - удивился Василий.

– А паспорт у неё есть? – продолжил расспросы Степан.

- У меня паспорт есть, даже с пропиской, а собаке зачем, - рассмеялся Карп.

- Всё понятно, - ухмыльнулся Василий, - ты в этом ничего не смыслишь.

Лужайкин привязал собаку к штакетнику в метрах пяти, сказал ей «сидеть» и направился к ларьку.

- Сейчас пива возьму, будем дальше языки чесать, - проходя мимо столика, предупредил он односельчан.

Карп вернулся с двумя кружками пива и присоединился к Василию и Степану. За его спиной, с грустными глазами сидела Роза.

- Так вот, говорят, что сейчас щенки-курцхаары в большой цене, - раздувая щеки, произнёс Лужайкин.

Он никак не мог выйти из образа собакозаводчика.

- А твой в этом, какой интерес, что-то я не понял, - спросил недоумённо Степан.

- Выгода, - прозвучал из уст Карпа меркантильный ответ.

- Понятно, личной корысти ради приобрёл. Ты же в этом ни бум-бум, не охотник и не   рыбак, - усомнился в его способностях Василий.

- Чего там понимать, организую ей вязку с кобелём такой же породы, а потом продавай себе щенков за хорошие барыши.

- А ты в курсе, что щенков нужно купировать? – проверил его ещё раз на знание темы Степан.

- Это как? – Карп смотрел на него вопросительно.

- Нужно пригласить специалиста, чтобы он им хвосты в определённом месте обрезал.

- Я и сам им топориком укорочу, - не стушевавшись, ответил Лужайкин.

Потом односельчане взяли ещё по пару кружек пива, перешли на другие темы, больше хозяйственные, и беседа продолжалась.

- Смотри, смотри, - вскрикнул вдруг Василий, его рука с кружкой остановилась на полпути ко рту.

Он с круглыми глазами, возмущённо тыкал пальцем в сторону забора.

Лужайкин оглянулся и ахнул. Розу у забора беспардонно «вязал» местный пёс Полкан. Карп поставил кружку на стол и рванул к счастливой паре.

- Когда гром грянет, креститься уже поздно, - медленно произнёс Степан.

- Что ж ты делаешь, гад! – закричал Карп и стал искать камень поувесистей.

Не найдя ничего подходящего, он начал махать руками на Полкана и кричать:

- Пошёл вон, пошёл…

Пёс по меркам дворняги был очень большой и не из робкого десятка. Он зарычал на Лужайкина, продолжая делать своё дело. Помахав бестолку ещё руками, Карп выругался от безысходности.

- Что б тебя, зараза…

Он отошёл к столику весь в расстройстве. Василий и Степан начали по очереди издеваться.

- Теперь у тебя будут щенки новой породы – «двор-курцхаары». Немцы от зависти лопнут, - улыбаясь, съехидничал Степан.

-Ты сильно не переживай, щенки вырастут, и станут сразу и охотниками и сторожами, - продолжил отпускать шутки Василий.

- Что делать? – допив пиво, с безысходностью в голосе попросил совета любитель быстрых доходов.

- Когда сучка ощенится, ты одного оставь, а остальных утопи, - посоветовал Василий. – Грош цена таким щенкам, у тебя их никто не купит. Знаешь, как полукровок называют?

-Нет.

- Ублюдок.

- Мне этого ещё не хватало, - произнёс с каким-то фатализмом в голосе Карп. - А зачем одного оставлять?

- Он у мамки молоко сцеживать будет, тогда она не заболеет, - пояснил Степан. – На следующий год полноценную вязку организуешь, уже без Полкана.

- А потом, что я с этим щенком делать буду? - продолжал причитать в отчаянии Карп.

- Ты в курсе, что после вязки породистых собак, владельцу кобеля положен один щенок. Это вроде как плата за услугу, - высказал мысль Василий.

- Ты мне предлагаешь пробежаться по деревне и выяснить родословную Полкана, чтобы потом кому-нибудь всучить его сына.

- Я не это имел в виду. Отдашь щенка дяде Коле с водокачки. Пират больше всего времени у него торчит, - подал идею тракторист.

- Спасибо, утешил. У дяди Коли своих разнокалиберных штук пять.

- Всё будет «путём», кто-нибудь да возьмет, - успокаивал его Василий.  

Полкан совершив своё пакостное дело, побежал дальше, а Карп Лужайкин с понурой головой вёл Розу домой.

В дальнейшем, он сделал всё, как посоветовали товарищи. У Розы на свет появилось пять щенят. Карп оставил одного из них и назвал Пиратом. У щенка получился нелепый, и смешной контраст: он имел полностью окрас матери – кофейный, с белыми пятнами, а голова была вылитая фотография Полкана. Роза, вскормив щенка, вскоре попала под машину, а Пирата, Карп, при случае, подарил охотнику-односельчанину Андрею Дубову.  Тот взял его, надеясь, что у собаки от матери должны остаться гены её породы. Так оно и оказалось, но и отцовство Полкана проявится позже.

        Когда Пират подрос, то у него действительно проявились охотничьи качества – хорошее чутьё и вязкость в преследовании дичи. Но бес, как водится, скрывался в мелочах. Дубов как-то вышел на охоту с собакой и подстрелил с ней первого зайца. Он не успел и глазом моргнуть, как возле косого оказался пёс. Каково же было его удивление, Пират принялся рвать добычу, а добравшись до тушки, отрывал куски мяса и глотал. Андрей был мягким по характеру человеком и собаку строго наказать не смог. В дальнейшем он смирился с этим пороком нечистокровного пса, бежал за ним и кричал: «Пират нельзя, Пират прочь… ». Если хозяин не успевал, то собака могла и половину зайца слопать. Вот так и мучился охотник. Через год он переезжал на новое место жительства в другой район. Андрей отдал собаку товарищу по охоте Фёдору Гришину. Этот мужик был из числа сельчан, у которых в хозяйстве ничего не было лишним. У него даже петух, если плохо кукарекал, то быстро попадал в кастрюлю, не говоря уже о коте или собаке. Кто не отрабатывал свой хлеб, то долго у него не задерживался. Когда на первой охоте Пират помял подстреленного зайца, то Фёдор применил к нему радикальные деревенские методы воспитания – путём «втыка». Он пару раз отходил Пирата палкой по рёбрам и тот стал «шёлковым». Теперь, догнав и додавив подранка, пёс стоял рядом и охранял его. Он всегда старался отворачиваться от добычи, чтобы не появлялся соблазн.

      Года через два Андрей был проездом в этих местах и зашёл в гости к Фёдору. У ворот его встретил громкий лай Пирата, старательно охранявшего хозяйский двор. На голос собаки появился Гришин. Они поздоровались, оба были рады встрече. Поговорили немного о жизни, после этого Фёдор стал интересоваться Пиратом. Он когда отдавал собаку, то предупредил Фёдора о её пороках. Теперь было интересно узнать, что изменилось за прошедшее время.

- Пёс у меня после первой же охоты воспитанным стал, - улыбаясь, ответил Гришин. – Я ему быстро подправил гены и хромосомы, которые при зачатии разбавили. Теперь по любой дичи работает хорошо, даже переплюнул некоторых породистых собак, а ест то, что ему дома дают.

       За верную службу хозяину, у Пирата сложилась долгая и счастливая, по собачьим меркам, жизнь. Фёдор потом часто будет по-доброму его вспоминать и хвалить. Он останется в памяти, как один из лучших среди последующих поколений его верных друзей.

 

                 

 

                                                                                                                     Ю. Таманский  

                                                                                                                   г. Севастополь     2013г.  

 

 

© Copyright: Юрий Таманский, 2013

Регистрационный номер №0137679

от 21 мая 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0137679 выдан для произведения:

 

                                                         Разбавленные гены.

 

        Самый известный авантюрист совхоза «Большие сады», Колька Свист, привёл на верёвке собаку своему школьному дружбану, а по жизни собутыльнику Карпу Лужайкину. Она, не далее как вчера, прибилась к зернотоку, на котором Свист работал сторожем. Очень «чутьистый» к дармовщине Коля, сразу смекнул и решил срочно сплавить её лепшему другу за вознаграждение. Он накануне сводил приблудившуюся сучку к специалисту и всё у него подробно узнал, а сегодня притащил её к Лужайкину, чтобы начать торг.

- Карп, здравствуй! – засвидетельствовал своё почтение Колька.

- И тебе привет! – буркнул Лужайкин, продолжая, занимаясь своим делом во дворе.

- Вот привёл для тебя собаку, отдаю почти даром.

- На кой ляд она мне здалась? – возразил Карп, отложил в сторону молоток и подошёл к невысокому забору.

- Не горячись, ты ещё не знаешь, что это за собака.

- Да есть у меня пёс и не плохой, - он кивнул головой в сторону будки, - Диком кличут. Штаны кому хочешь, порвёт.

- Ты меня не понял. Это охотничья легавая немецкой породы, курцхаар. Знаешь, в какой сейчас большой цене такие щенки?

Лужайкин стоял и хлопал глазами.

- То-то же! За них доллары дают.

Услышав слово – «доллары» у Карпа заблестели глаза, а воображение на счёт купюр слегка зашкалило.

- Ну, ладно, что я миску похлёбки для неё не найду, - смягчился Лужайкин. – А где ты эту собаку взял? - поинтересовался он на всякий случай. – Может, увёл у кого.

- Да нет, вчера к току прибилась. По всей видимости, заблудилась в окрестных лесах и от охотников отстала.

- А если они вернуться?

- Что упало, то пропало, - развёл в стороны руки хитроватый Свист. – Я вижу, что ты не  понимаешь своей выгоды, - решил перехватить инициативу Коля, поняв, что товарищ начал колебаться. – Найдёшь охотника с кобельком такой же породы, повяжешь, а потом за эквивалент зелёных денег щенков будешь продавать припеваючи.  

Свист, наслушавшийся терминов у специалиста, запросто ими бравировал для придания весомости своим словам. Хотя,  оба друга ничего не понимали ни в собаках, ни в охоте.

- Договорились? С тебя бутылка водки, так сказать «жидкая валюта» вместо оплаты, - он мысленно потирал руки. – Как почти родному человеку уступаю.

- Ладно, беру. А может самогон?

- Нет-нет, собака ценная, давай водку и прямо сейчас.

- Заводи, только калитку открою.

- Нет, подай бутылку через забор, тогда заведу.

- Что значит бутылку, я её ещё не рассмотрел хорошо, - возмутился покупатель на законных основаниях.

- А что на неё смотреть, собака как собака, просто породистая.

Лужайкин сходил в дом и принёс припасённую бутылку из загашника.

- Держи «слёзы благодарности», - он протянул её Свисту через забор. – Ты у нас без вознаграждения и пальцем не пошевелишь, - буркнул Карп.  

Получив бутылку в свои руки, Коля завёл собаку во двор. Дик выскочил из будки и стал бросаться на не прошеных гостей, громко лая.

- Дик, в будку, - прикрикнул на него хозяин.

Карп не беря в руки поводок, обошёл вокруг Свиста и собаки.

- Мне кажется, она старовата, вон у неё седина блестит.

- Ты что, какая седина?! – возмутился Колька. – Я тебе по-дружбе породистую собаку привёл и отдаю за какую-то вшивую бутылку водки, а ты…

- Ладно, ладно, не кипятись. Пойдём по-маленькой выпьем, кличку собаке заодно придумаем.

После второй бутылки самогона решили назвать её Роза.

       Через неделю, в воскресенье, Лужайкин проснулся с больной головой. Накануне, был повод и они с кумом хорошо посидели за рюмкой «чая». Карп решил сходить в пивнушку поправить здоровье, а заодно продемонстрировать всей деревне своё ценное приобретение. Он привязал к ошейнику собаки поводок и с важным видом, не спеша, через всё село пошёл к ларьку. Там он встретил знакомых по работе, трактористов Василия и Степана. Они стояли у высокого столика, и пили пиво с вялеными бычками.

- О, какие важные люди и при собаке! - произнёс в шутливом тоне Степан.

- Не какая-нибудь замухрышка, а породистая, - лицо Лужайкина расплылось в улыбке.

- А как кличут породистого пса? – спросил Василий.

- Роза, - нараспев ответил Карп.

Два товарища недоумённо переглянулись.

- Ну, загнул! – вырвалось у Степана.

- Первый раз слышу, чтобы у охотничьей собаки такая странная кличка была, - удивился Василий.

– А паспорт у неё есть? – продолжил расспросы Степан.

- У меня паспорт есть, даже с пропиской, а собаке зачем, - рассмеялся Карп.

- Всё понятно, - ухмыльнулся Василий, - ты в этом ничего не смыслишь.

Лужайкин привязал собаку к штакетнику в метрах пяти, сказал ей «сидеть» и направился к ларьку.

- Сейчас пива возьму, будем дальше языки чесать, - проходя мимо столика, предупредил он односельчан.

Карп вернулся с двумя кружками пива и присоединился к Василию и Степану. За его спиной, с грустными глазами сидела Роза.

- Так вот, говорят, что сейчас щенки-курцхаары в большой цене, - раздувая щеки, произнёс Лужайкин.

Он никак не мог выйти из образа собакозаводчика.

- А твой в этом, какой интерес, что-то я не понял, - спросил недоумённо Степан.

- Выгода, - прозвучал из уст Карпа меркантильный ответ.

- Понятно, личной корысти ради приобрёл. Ты же в этом ни бум-бум, не охотник и не   рыбак, - усомнился в его способностях Василий.

- Чего там понимать, организую ей вязку с кобелём такой же породы, а потом продавай себе щенков за хорошие барыши.

- А ты в курсе, что щенков нужно купировать? – проверил его ещё раз на знание темы Степан.

- Это как? – Карп смотрел на него вопросительно.

- Нужно пригласить специалиста, чтобы он им хвосты в определённом месте обрезал.

- Я и сам им топориком укорочу, - не стушевавшись, ответил Лужайкин.

Потом односельчане взяли ещё по пару кружек пива, перешли на другие темы, больше хозяйственные, и беседа продолжалась.

- Смотри, смотри, - вскрикнул вдруг Василий, его рука с кружкой остановилась на полпути ко рту.

Он с круглыми глазами, возмущённо тыкал пальцем в сторону забора.

Лужайкин оглянулся и ахнул. Розу у забора беспардонно «вязал» местный пёс Полкан. Карп поставил кружку на стол и рванул к счастливой паре.

- Когда гром грянет, креститься уже поздно, - медленно произнёс Степан.

- Что ж ты делаешь, гад! – закричал Карп и стал искать камень поувесистей.

Не найдя ничего подходящего, он начал махать руками на Полкана и кричать:

- Пошёл вон, пошёл…

Пёс по меркам дворняги был очень большой и не из робкого десятка. Он зарычал на Лужайкина, продолжая делать своё дело. Помахав бестолку ещё руками, Карп выругался от безысходности.

- Что б тебя, зараза…

Он отошёл к столику весь в расстройстве. Василий и Степан начали по очереди издеваться.

- Теперь у тебя будут щенки новой породы – «двор-курцхаары». Немцы от зависти лопнут, - улыбаясь, съехидничал Степан.

-Ты сильно не переживай, щенки вырастут, и станут сразу и охотниками и сторожами, - продолжил отпускать шутки Василий.

- Что делать? – допив пиво, с безысходностью в голосе попросил совета любитель быстрых доходов.

- Когда сучка ощенится, ты одного оставь, а остальных утопи, - посоветовал Василий. – Грош цена таким щенкам, у тебя их никто не купит. Знаешь, как полукровок называют?

-Нет.

- Ублюдок.

- Мне этого ещё не хватало, - произнёс с каким-то фатализмом в голосе Карп. - А зачем одного оставлять?

- Он у мамки молоко сцеживать будет, тогда она не заболеет, - пояснил Степан. – На следующий год полноценную вязку организуешь, уже без Полкана.

- А потом, что я с этим щенком делать буду? - продолжал причитать в отчаянии Карп.

- Ты в курсе, что после вязки породистых собак, владельцу кобеля положен один щенок. Это вроде как плата за услугу, - высказал мысль Василий.

- Ты мне предлагаешь пробежаться по деревне и выяснить родословную Полкана, чтобы потом кому-нибудь всучить его сына.

- Я не это имел в виду. Отдашь щенка дяде Коле с водокачки. Пират больше всего времени у него торчит, - подал идею тракторист.

- Спасибо, утешил. У дяди Коли своих разнокалиберных штук пять.

- Всё будет «путём», кто-нибудь да возьмет, - успокаивал его Василий.  

Полкан совершив своё пакостное дело, побежал дальше, а Карп Лужайкин с понурой головой вёл Розу домой.

В дальнейшем, он сделал всё, как посоветовали товарищи. У Розы на свет появилось пять щенят. Карп оставил одного из них и назвал Пиратом. У щенка получился нелепый, и смешной контраст: он имел полностью окрас матери – кофейный, с белыми пятнами, а голова была вылитая фотография Полкана. Роза, вскормив щенка, вскоре попала под машину, а Пирата, Карп, при случае, подарил охотнику-односельчанину Андрею Дубову.  Тот взял его, надеясь, что у собаки от матери должны остаться гены её породы. Так оно и оказалось, но и отцовство Полкана проявится позже.

        Когда Пират подрос, то у него действительно проявились охотничьи качества – хорошее чутьё и вязкость в преследовании дичи. Но бес, как водится, скрывался в мелочах. Дубов как-то вышел на охоту с собакой и подстрелил с ней первого зайца. Он не успел и глазом моргнуть, как возле косого оказался пёс. Каково же было его удивление, Пират принялся рвать добычу, а добравшись до тушки, отрывал куски мяса и глотал. Андрей был мягким по характеру человеком и собаку строго наказать не смог. В дальнейшем он смирился с этим пороком нечистокровного пса, бежал за ним и кричал: «Пират нельзя, Пират прочь… ». Если хозяин не успевал, то собака могла и половину зайца слопать. Вот так и мучился охотник. Через год он переезжал на новое место жительства в другой район. Андрей отдал собаку товарищу по охоте Фёдору Гришину. Этот мужик был из числа сельчан, у которых в хозяйстве ничего не было лишним. У него даже петух, если плохо кукарекал, то быстро попадал в кастрюлю, не говоря уже о коте или собаке. Кто не отрабатывал свой хлеб, то долго у него не задерживался. Когда на первой охоте Пират помял подстреленного зайца, то Фёдор применил к нему радикальные деревенские методы воспитания – путём «втыка». Он пару раз отходил Пирата палкой по рёбрам и тот стал «шёлковым». Теперь, догнав и додавив подранка, пёс стоял рядом и охранял его. Он всегда старался отворачиваться от добычи, чтобы не появлялся соблазн.

      Года через два Андрей был проездом в этих местах и зашёл в гости к Фёдору. У ворот его встретил громкий лай Пирата, старательно охранявшего хозяйский двор. На голос собаки появился Гришин. Они поздоровались, оба были рады встрече. Поговорили немного о жизни, после этого Фёдор стал интересоваться Пиратом. Он когда отдавал собаку, то предупредил Фёдора о её пороках. Теперь было интересно узнать, что изменилось за прошедшее время.

- Пёс у меня после первой же охоты воспитанным стал, - улыбаясь, ответил Гришин. – Я ему быстро подправил гены и хромосомы, которые при зачатии разбавили. Теперь по любой дичи работает хорошо, даже переплюнул некоторых породистых собак, а ест то, что ему дома дают.

       За верную службу хозяину, у Пирата сложилась долгая и счастливая, по собачьим меркам, жизнь. Фёдор потом часто будет по-доброму его вспоминать и хвалить. Он останется в памяти, как один из лучших среди последующих поколений его верных друзей.

 

                 

 

                                                                                                                     Ю. Таманский  

                                                                                                                   г. Севастополь     2013г.  

 

 

Рейтинг: 0 194 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
91
80
75
71
70
64
61
58
57
56
55
54
54
52
52
51
49
49
48
48
47
47
45
45
44
40
40
Лесное озеро 4 августа 2017 (Тая Кузмина)
40
35
30