ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → "Похвастался".

 

"Похвастался".

14 октября 2012 - Юрий Таманский

                                                                «ПОХВАСТАЛСЯ».

 

                                                                                                          В лесу шумит зеленый ельник,

                                                                                                          Вальдшнеп в молчании шуршит.

                                                                                                          Он вечный странник и отшельник,

                                                                                                          Уснувшую пору бодрит.

 

           Пронзительный звонок будильника выдернул Виктора Пескова из забытья глубокого сна. Он по многолетней привычке на ощупь нашёл и выключил кнопку. С большим усилием Виктор удерживал веки открытыми, чтобы не заснуть, но они против его воли смыкались, он снова их поднимал. Когда Песков понял, что справляться со сном больше не в силах, то собрался с духом и сел на край кровати. Просто полежать не получилось. Жена продолжала крепко спать, как ни в чем, ни бывало. Он умилённо посмотрел в её  сторону.

- Моя дорогая счастлива по-своему! – мысленно позавидовал ей Виктор, несколько, иронизируя.

Он взял с журнального столика ручные часы и развернул их так, чтобы на циферблат падал свет, от уличного фонаря пробивавшийся между штор. Стрелки показывали три двадцать. Песков сладко зевнул и встал с намерением приступить к сбору. Сегодня Виктор ехал охотиться на зайца. У предстоящего мероприятия было одно отличие от всех предыдущих, в этот день на настенном календаре висел последний не сорванный лист уходившего года. На нём красовалась празднично-торжественная надпись – «31 декабря». У оптимистов эта дата вызывает радость, в связи с предстоящим праздником, у пессимистов возникает грусть – по поводу того, что очередной год пролетел, как один день.

       Все друзья Виктора отказались ехать сегодня на охоту, они решили посвятить оставшееся время подготовке к торжеству и семейным заботам. Ему повезло в том, что имелся ещё один такой же одержимый охотник, который не прочь прогуляться с двустволкой на природе, даже в предпраздничный день. Это был сельский житель Степан, с которым он созвонился накануне и обговорил все детали предстоящей охоты.

       Виктор прошёл в умывальник, чтобы выполнить утренний ритуал. Умывался он перед каждой охотой только хозяйственным мылом, как его научил когда-то бывалый охотник Михалыч.

- Лес, а особенно звери, посторонних запахов не любят, - говаривал он поучающе. – Мы своё присутствие выдаём этими благоуханиями.

После этого Песков быстро собрал еду, приготовил и залил горячий чай в термос, добавив туда для аромата ещё и вишнёвого варенья. Он плотно позавтракал и облачился в камуфляжное обмундирование. Открыв кладовку, Виктор вытащил свой супервместительный рюкзак, в который помещался даже чехол с ружьём. Он не мешкая, привычными движениями собирал его, посматривая на часы. Время уже поджимало. Всё основное Песков сложил ещё накануне вечером, остались последние штрихи.  Закончив сборы, надев  куртку с шапкой и «берцы», он осторожно, на цыпочках, чтобы не разбудить жену и сына, открыл входную дверь и вышел на лестничную площадку. Медленно прокручивая ключ в замке, Песков мысленно уже находился далеко отсюда, на бескрайних просторах. Виктор  спустился по лестнице с четвёртого этажа и вышел на улицу. Свежий, морозный воздух мгновенно заполнил его лёгкие после первого же вдоха. Он начал дышать полной грудью. От изрядной порции кислорода у Пескова даже закружилась на несколько секунд голова. Небольшой морозец пощипывал уши и лицо. Виктор огляделся, вокруг не было ни одной живой души. В пятиэтажных домах, обступивших двор как колодец, свет горел всего в нескольких окнах. За ночь землю припорошило снежком, но толщина покрова была всего лишь сантиметра три. Он  посмотрел в небо, оно представляло собой какую-то густую серую массу с розовым оттенком. Виктор обратил внимание на фонарный столб, который стоял напротив подъезда, вершину его украшал забавный плафон похожий на женскую шляпку с белой макушкой. Мимо тусклой лампы, проплывая, медленно оседали на землю последние снежинки. Всё что выпало за ночь, по прогнозу к обеду должно было растаять. Этим и отличается крымская зима, глубокий снег здесь бывает редко и кратковременно.

      Песков, по-утреннему свежий и бодрый, быстрым шагом направился к остановке. В голове крутилась и не давала покоя только одна мысль, будет ли сегодня дежурный троллейбус. Если он не придёт, то случится катастрофа. До железнодорожного вокзала тогда нечем будет добраться. Он шагал уверенно, о неудаче думать не хотелось. Вскоре Песков подошёл к остановке, там уже в тревожном ожидании транспорта перетаптывалось несколько человек. Всем им, как и Виктору, сегодня надо попасть на первую электричку, чтобы рано утром оказаться в областном центре или каком-нибудь пригородном селе. Через три минуты из-за поворота показался желанный троллейбус, часы показывали 04.10. Виктор Сергеевич воодушевлённый заскочил в промёрзший салон, сел на холодное сиденье и нахохлился, как воробей. Он ехал и думал:

- Какая сила может заставить до крайности ленивого человека подняться в три часа ночи, да ещё в воскресенье, чтобы он преодолевая все неудобства и препоны, оказался за тридцать километров от города, в горно-лесистой местности?

Недолго думая, он и ответил на свой вопрос:

- Разве что страсть к охоте и любовь к природе.

Под страстью к охоте, Песков подразумевал целую гамму ощущений, которую охотник получает в течение дня, не смотря на всевозможные трудности.

- Это всё окупится, когда я с товарищем на обед расположусь под каким-нибудь дубом, грабом или сосной. Мы будем наслаждаться неспешностью и тишиной, любоваться красками зимнего леса, и вдыхать полной грудью свежий воздух. А если к обеду ещё и солнышко пригреет, то такую благодать никакими красками не отобразить. Художник может нарисовать фрагмент, а тут перед тобой целая панорама, - он вздохнул и посмотрел в окно, с той  стороны мелькали серые дома и унылые пустые улицы ночного города.

      Через час, после того как он сел в электропоезд, Песков вышел на нужной ему пригородной станции. Виктор стоял и ждал, когда закончится посадка на электричку, она  пойдёт дальше и можно будет перейти пути. Последний пассажир вошёл в вагон, закрылись двери и электропоезд, набирая скорость, перестукивая колесами и с пронзительным нарастающим звуком, пробежал мимо и скрылся за поворотом. Он пересёк рельсы и пошёл в сторону села «Дальнее». Наполовину наступил уже рассвет. Вдруг, из-под ближайшего куста, под ноги выскочил мордастый кот с непонятным окрасом. Создавалось такое впечатление, что об его шкуру неизвестный художник вытирал кисти. Он сначала пробежал мимо Пескова, а потом,   почему-то передумав, развернулся на середине дороги и повернул обратно. Кот дал стрекача и исчез в тех же кустах.

- Сегодня либо не повезёт на половину, либо повезёт на пятьдесят процентов, - пошутил Виктор в свой адрес.

Охотники вообще народ суеверный. У них кроме личных есть ещё и множество   общепризнанных предубеждений. Виктор Сергеевич вспомнил своего друга Александра, который никогда не берёт с собой варёные яйца. «Яйца возьмёшь, с ними обратно и придёшь», - любит он приговаривать. Также охотники никогда не бреются перед охотой и накануне, не берут с собой на обед мясо приготовленной дичи, так как ходит поверье, что она может отомстить – отвернётся удача. Ещё ни один не испытал на себе это, но запрета придерживаются. Жизнь часто опровергала поверье: «Если в первый выстрел получится «пудель», то вся охота будет неуспешна». Но больше всего Виктор Сергеевич не понимал и удивлялся поговорке: «Если какая-бы то ни была женщина, не примеченная охотником, неожиданно перейдёт ему поперёк дорогу, охота будет неудачная».  

      Пройдя километр, Песков увидел, что у околицы села его уже ждёт местный тракторист Степан, со своим четвероногим другом Кузей. Собака его была с родословной и паспортом, но в деревне не особо-то заморачиваются при выборе клички для пса, даже такого породистого. Охотники поздоровались и поздравили друг друга с наступающим Новым годом. Кузя, улучшив момент, беспардонно ткнул Пескова в ладонь своим влажным носом, а потом подставил голову, чтобы его почесали, или погладили. От собаки жутко несло псиной вперемешку с благоуханием навоза, что сразу ощутил городской житель, сморщив нос. Приходилось мириться с дурными запахами, так как этот лохматый работяга сегодня за день выставит не одного зайца.                                                                          В это время из-за горизонта появилось солнце, утренняя бодрящая прохлада отступила и все зимние серые тона вдруг  растворились. Прекрасное светлое воскресное утро придало охотникам ощущение свежести, хорошего настроения и полноты свободы. Абрис гор, в голубой дымке, неровной линией очертил горизонт перед ними.   

       Степан родился здесь, и местность знал очень хорошо. Человеком он слыл простым и среди охотников имел большой авторитет. Общение с ним было лёгким и непринуждённым, что очень нравилось Виктору.

 Степан обрисовал предполагаемый сегодняшний маршрут, а в конце сказал:

- Ближе к обеду прошерстим Кривую балку.

Практичный местный житель с хозяйской жилкой, при случае, никогда не откажется от того, чтобы взять от природы что-нибудь посущественнее, чем заяц. Виктор как-то заметил, что деревенские ребята считают окрестности села своей вотчиной и ведут себя там, словно в личном огороде. Вот и в этот  раз Степан решил зайти в запретную зону и проверить лежбище косуль. Среди охотников это называется – «сходить на браконьерку».

- Если повезёт, то козла подстрелим, - высказался он авторитетно, - пока егеря готовятся под ёлочкой плясать. Так что грех не воспользоваться шансом.

       До обеда они прошли поля в предгорье, собака подняла четырёх русаков. Степан своего зайца взял сразу, правда в этом ему помог Кузя, добрав подранка. Виктору почему-то не везло, из трёх верных, он промазал всех. Предпоследний поднялся из ложбины и хорошо выставился, но Песков прозевал момент для выстрела. Ловкий заяц воспользовался этим замешательством и нырнул в мелкий кустарник, а потом и вышел из зоны досягаемости выстрела.                                                                                                                                                         - Не мой сегодня день, кажется, - огорчённо произнёс Песков, глядя на мелькнувший чёрный хвостик в терновнике, после неудачного выстрела по третьему зайцу.

- Ну что же, охота это не магазин, в который пришёл и взял то, что тебе надо, - по-своему успокоил его Степан. – Бывает.

Когда они подошли к сплошному лесу, то Степан дал команду на обед. Охотники расположились на краю полянки под раскидистым дубом. Пригрело солнышко, на душе стало радостно и светло, не взирая на неудачу в стрельбе. Зимний лес обладает загадочными особенностями. Запахи хвои, можжевельника, кипариса и других деревьев перемешавшись, составляют свой неповторимый ароматный лесной коктейль. Если углубиться в лес, то в противовес лесному букету ощущаешь запашок прелой листовой подстилки.

- Сегодня чудный день, почти осенний, - заметил, между прочим, Виктор, - даже пару вальдшнепов подняли. – В таких случаях обычно говорят: «Погода - Хочется жить!», – он глубоко вздохнул.

Словно в подтверждение его слов над их головами пролетела стайка вяхирей, зимующих в этих местах. Красавцы дикие голуби непрерывно махали мощными крыльями, полёт их был красивый и стремительный, вызывал только восхищение. Потянувшаяся было к ружью рука Пескова, остановилась, к сожалению, охота на них была уже закрыта.

- Желудей натрескались, сейчас рассядутся на деревьях где-нибудь в чаще и будут переваривать их, воркуя, - озвучил он свои наблюдения.

       Плотно подкрепившись, Степан стал строить дальнейшие планы.

- С этой стороны пройдём глинку, обогнём гору и выйдем на Кривую балку, - рассуждал он. – Я поставлю тебя на тропе, это выход из балки, а сам обойду с другой стороны.

- Что это за глинка? – спросил у него Песков.

- Место, где копытные слизывают глину, в которой есть необходимая им соль.

Степан на время задумался.

- В районе глинки живёт заяц-профессор, если мы его поднимем, то не стреляй. Шуметь раньше времени не станем. Я его с товарищами уже три года гоняю в этом месте, но он до чего хитрый, гад! Рекордсмен по живучести, - он посмотрел на Виктора глазами, ищущими у собеседника понимания и поддержки.

      Обед закончился, и Степан приступил к осуществлению своего плана. Он повёл Виктора лесной тропой, держа Кузю на поводке. Пройдя с километр, охотники остановились  и огляделись.

- Здесь встанешь, - прошептал он и указал рукой на место под деревом, напротив серых и колючих кустов терновника. – Вон видишь тропа?

Виктор посмотрел вперёд, до кустов было метров двадцать, и действительно их огибала вытоптанная зверем тропинка. Над головой плотно смыкались кроны деревьев, через которые пробивались редкие лучи солнца, освещавшие это место. Вокруг было много поваленных сухих деревьев и валежника. Виктор мысленно отметил для себя очевидный факт, что деревья, как и люди, стареют, болеют и умирают.

Он кивнул в ответ Степану, что, мол, понял.

- Мы с Кузей толкнём зверя с той стороны, - продолжал он шептать, - козёл должен пойти по этой тропинке. Патроны у тебя со средней картечью есть?

- Есть.

- Патрон с пулей есть? Кабан на тебя может выйти.

Виктор подумал, какой тут кабан, ведь Степан полдня настраивает на косулю.

- Есть, - отмахнулся он.

- Тогда зарядишь в левый ствол.

Он сделал жест рукой – я пошёл, и через мгновение вместе с Кузей растворился за частоколом деревьев, в загадочном притихшем лесу. Виктор встал на то место, куда было велено, и, стараясь не шуметь, ботинком расчистил небольшую площадку, чтобы в самый ответственный момент под ногой не хрустнула сухая веточка. Он начал решать задачу, какие патроны вставить в стволы.  

- Кабана наверняка не будет, а вот в козла, если я промажу первым выстрелом, вторым попасть пулей будет проблематично.

Он решительно вставил в оба ствола патроны со средней картечью на косулю.

       Виктор застыл на месте и только водил глазами из стороны в сторону. Прошло приблизительно полчаса, которые Песков добросовестно выстоял не шелохнувшись.

- Наверное, Степан уже обошёл балку, - подумал он, – скоро должна наступить развязка.

Виктор продолжал стоять, замерев, и от такого напряжения почувствовал усталость во всём теле. Тишь и благодать, которыми он восхищался поначалу, уже не радовали. Хотелось, чтобы всё поскорее разрешилось. Глаза его непрерывно сканировали горизонт. Когда Виктор, в очередной раз, посмотрел вдоль тропы, то ему показалось, что за мрачными кустами появилось какое-то тёмное пятно. Он продолжил наблюдать за этим местом, внутренняя тревога слегка усилилась, сердце начало биться учащённо. Прошло минуты две, неожиданно  зашевелилось пятно. Оно, обогнув кусты, вскоре приняло вполне узнаваемые очертания. Это был кабан, весом килограммов эдак двести. Он браво трусил по тропинке, приближаясь к Пескову. Уже стали видны его клыки, загнутые к верху и грозно торчавшие  в разные стороны из пасти. Страха у Пескова не было, он начал лихорадочно соображать.

- Чем сейчас по кабану стрелять? Средней картечью его не взять. Степан теперь меня точно сожрёт, вместо кабана.

Гнева товарища он боялся больше, чем вселявшего страх зверя. На расстоянии метров пятнадцати секач  вдруг почувствовал неладное, притормозил и подозрительно уставился на охотника. Видно ему показалось, что Песков не очень-то похож на дерево или высокий пень. Виктор отчётливо уже рассмотрел острые клыки и подозрительный взгляд маленьких глаз в свою сторону. Они недолго таращились друг на друга. Кабан поднял морду кверху, принюхался в направлении Пескова, а потом повернул рыло в другую сторону. Очевидно сделав сравнительный анализ воздуха с разных направлений, он понял, что его надули. Секач шустро развернулся на одном месте, несмотря на свою грузную комплекцию, и сделал прыжок в сторону кустов, после второго скачка он скрылся из вида. Виктор вскинул ружьё, но цель уже мелькала между деревьев.

- Наверное, надо выстрелить для вида, а Степану сказать, что промазал, - начал он искать способ, чтобы выкрутиться из неловкого положения, в которое попал по своей неопытности.

Кабан тем временем было ринулся обратно, откуда пришёл, но потом вспомнил, что с той стороны ещё кого-то принесло на его голову. Он развернулся и помчался вдоль линии стрельбы, мелькая между деревьев. Песков в это время всё таки решил сымитировать своё усердие, в вопросе добычи кабана.

- На всякий случай пульну, а там видно будет, - мелькнуло в его голове.

Он попытался поймать цель, быстро проскакивавшую между деревьев и не зная для чего, выстрелил.

Заряд встретил на своём пути ствол толстого граба.

       Песков стоял, минуты две не шелохнувшись, с ошарашенным видом и полным сумбуром в голове. Выражение лица точно отражало происходящее в душе охотника. Из плотных кустов, недалеко от Виктора, осторожно высунул лохматую голову Кузя. Она у него была покрыта густой темно-коричневой шерстью. Даже над глубоко посаженными умными глазами свисали кудряшки. Розовый язычок у собаки вибрировал от частого дыхания, и по-охотничьи страстно горели глаза. Песков пристально посмотрел на Кузю, с мрачным выражением и вдруг натянутая улыбка появилась на его лице. Собака явила ему собой ассоциативный образ. Он представил картину, в которой мысленно приделал псу пятак к носу, а к голове небольшие рожки.

- Вылитый чёрт, - произнёс Песков.

Собака выскочила, с деловым видом осмотрелась по сторонам, подбежала к кустам, где стоял кабан, понюхала землю и пошла по ещё не остывшему следу. Скрылся Кузя, появился Степан.

- По кому стрелял? – спросил он возбуждённо, сверкая глазами.

- Кабан на меня вышел, представляешь! Метров пятнадцать от этого места стоял.

- Попал? – вскрикнул товарищ.

- Нет, кажется.

- Как не попал?! … – Степан смотрел удивлённо. – С пятнадцати метров?! ...

Песков отвел глаза в сторону, пожал плечами и не стал искать себе оправдания.

- Когда кабан выходил на тебя, как ты в это время ружьё держал? – начал он расспросы.

- Как держал, так и держал, стволы в землю. Боялся его спугнуть.

- Ну, ты и шляпа! Тебе что никто не объяснял?

- Что?

- Когда кабан начинает двигаться по тропе, в это время надо медленно поднимать на него стволы и готовиться к выстрелу. У секача хороший слух и обоняние, а зрение слабое. Он остановится, жди момента, чтобы выстрелить в шею или, в крайнем случае, в лопатку.

- Извини Стёпа, я до сегодняшнего дня зверя крупнее зайца не стрелял.

- Представляешь, сейчас бы запаслись мясом на Новый год! - он сплюнул от досады. – Пойдем, посмотрим.

Они вдвоём прошли на то место, где кабан стоял, потом прыгнул, и наконец, исчез из поля зрения. Опытный Степан сразу размотал все следы и восстановил картину. Потом он нашёл отверстия в стволе дерева.

- А ты чем стрелял? – поднял он брови и посмотрел на сконфуженного Пескова.

- Картечью.

- Такой картечью только гусей стрелять, - со злостью обронил Степан. – Пулю ты конечно не зарядил?

Он побродил ещё немного по месту, где разворачивалась сцена, потом махнул рукой.

- Ладно, всё уже случилось и ничего не вернёшь. Такое раз в жизни бывает, ты ещё не раз вспомнишь и пожалеешь. Пойдём зайца потопчем.

Вернулся Кузя, преданно посмотрел на хозяина, играя обрубком купированного хвоста.

       Они вышли из густого леса, и пошли по высоким холмам, поросшим с северной стороны лиственными деревьями, а с южной кустарником. Кузя вскоре поднял пару зайцев, которые вышли на Пескова, но ему сегодня не везло. Виктор продолжал нервничать и горячиться от своих промахов. Раздосадованный Степан шёл, молча, по гребню высоких бугров.

- Так тебе и надо, болван, - пробурчал он себе под нос с изрядной долей сарказма. – Такое раз в двадцать лет бывает, а ты…

     Вдруг недалеко от Пескова, возле колючего куста, который охотники в обиходе называют «мордодёр», дратхаар Кузя стал в стойку. Виктор приготовился стрелять. Собака медлила и почему-то не выгоняла дичь.

- Вперёд Кузя, вперёд! – скомандовал Виктор, но пёс даже не шелохнулся.

Он подошёл поближе и снова скомандовал. Собака не обратила на него никакого внимания.

- Степан, Кузя возле куста стоит, - крикнул он товарищу.

- Смотри внимательнее, сейчас кто-нибудь выскочит, или фазан вылетит, - предупредил Степан, усмехнувшись.

Он скомандовал своему четвероногому другу: «Кузя, дай!». Собака присела и полезла в кусты. Оттуда пулей выскочил большой русак. Хитрый заяц слышал переговоры охотников, зверёк оценил обстановку и на ходу выбрал для себя самый правильный путь. Он нёсся по склону горы вниз, прикрываясь кустарником, хотя по всем своим повадкам должен был бежать в горку. Виктор вскинул ружьё и вёл стволами мелькавшего зайца. Когда косой появился в промежутке между очередными кустами, он нажал на спусковой крючок, продолжая вести ружьё и переместив палец на второй курок. Прогремел выстрел, заяц сделал кувырок вперёд и замертво упал. Второй выстрел не понадобился. Это был тот самый случай, когда охоту венчал точный и красивый выстрел.

- Ну что попал? – крикнул сверху горы Степан.

Ему не было видно развернувшееся действо между серединой и подножием холма.

- Есть! – радостно оповестил товарища и весь молчаливый лес в округе, счастливый Песков.

Сердце его продолжало учащённо биться.

- Теперь не всё так плохо.

- Мы свою норму взяли. В конце этой горы выходи на поляну справа, домой пойдём, - предупредил Степан.

Виктор, памятуя о том, что зайца надо брать за задние ноги, чтобы он не ударил, если окажется раненым, поднял его над землёй и осмотрел «косого».

- «Матёрый» попался русак, большой и жирный! - сверкая глазами, произнёс он радостно. – К Новогоднему столу приготовлю его в сметане, - мечтательно подумал Песков, аппетитно сглотнув слюну.

Он держал крупного зайца за задние лапы и продолжал восхищаться. На удивление, от него сильно пахло прелой листвой, также как и в лесу. С горы спустился Кузя, он не торопливо подбежал и важно понюхал зайца, давая понять, что его заслуга здесь, прежде всего. Пёс слизнул капельку крови скатившуюся по голове зверька.

- Кто собаку кормит, тому она и служит. У него есть хозяин, - глядя на пса, ответил себе Виктор на вопрос.  

Буквально ещё две минуты назад, Кузя никак не хотел исполнять его команду, чему он тогда удивился.     

Песков спрятал зайца в рюкзак и посмотрел на часы, время приближалось к 15.00. Через полтора часа должна прийти его электричка. Он неспеша побрёл по склону дальше.

- Удивительно, но Степан, всегда придерживается железного правила, взял одного зайца и будь здоров. Ведёт себя по-хозяйски, - шёл и размышлял Виктор.

     Они встретились на полянке. Степан отошёл от гнева и дружелюбно поздравил Виктора с «полем».

- Учись теперь стрелять точно по кабану, - вскользь задел он не совсем приятную для товарища тему. – До электрички твоей ещё не скоро, а я пока зайца обдиру. Дома дел невпроворот, этим заниматься будет некогда, - предупредил товарища практичный сельский житель.

Он подвесил зверька за заднюю ногу на ближайшем дереве, достал охотничий нож и приступил к разделке. Кузя сидел рядом с горящими глазами и в нетерпении слизывал розовым языком слюну, обильно вытекающую из пасти. Он ждал своей награды. Степан не торопясь отрезал у зайца передние лапки, по первому суставу, и бросил собаке в порядке поощрения так называемый – пазанок. Кузя схватил одну лапку, и играючи раздробив её кости, почти проглотил. Потом он приступил ко второй. Разделавшись с ними, он старательно почесал левой лапой за ухом и продолжил терпеливо ждать следующую порцию премии, до которой было ещё не скоро.

     Виктор присел возле молодого дубка и облокотился на ствол, гудели от усталости ноги. В голову пришли отвлечённые мысли, но, конечно же, связанные с охотой.

- Интересно, что зайца-русака охотники часто называют по-разному серьёзно и в шутку:  косой, ушкан, очень большого - заила, в степных районах – степан, и даже ослик.

Он наблюдал, как товарищ ловко снял шкуру с зайца, выпотрошил тушку и бросил Кузе голову и задние ноги. Уши зайца вместе с лапками, поочерёдно мелькнули в пасти собаки. Она не менее профессионально разделалась с ними, чем её хозяин.

- Ты в курсе, что на этот Новый год зайца готовить к столу нельзя? – задал неожиданный вопрос Степан.

- Нет.

- Следующий – год кролика.

- Значит «заяц в сметане» переносится на более поздний срок, - вздохнув, огорчённо произнёс Песков. – Полная непруха.

    Степан и Виктор перед самой станцией простились, ещё раз пожелав друг другу удачи, здоровья и счастья в наступающем Новом году. Песков на прощание дружески потрепал Кузю по голове. Собака до чего утомилась, что даже не прореагировала и покорно стояла как болванчик. Она уже мечтала о своей родной конуре, мягкой подстилке и миске жирного молока из-под коровы Машки.

     Пролетели Новогодние праздники, на дворе начал отсчёт очередной календарный год. Виктор Сергеевич надел светлую рубашку с галстуком, костюм и появился на работе, в родном СКТБ. (специальное конструкторско-технологическое бюро) Исполнять служебные обязанности инженера конструкторского отдела механиков в этот день, было крайне тяжело. Как говорится, всё валилось из рук. Чтобы войти в привычный ритм жизни нужно избавиться от застольных мыслей прошедших праздников. А для этого необходимо время. Песков в отделе с коллегами по работе обменялся мнениями по поводу Новогодних праздников, взял со стола документы,  которые должен был отнести в отдел стандартизации ещё до праздника и вышел из кабинета. Он постучал в дверь и вошёл в помещение. За своими рабочими столами сидели пять женщин, которые занимались с утра одним и тем же привычным делом. Женщины были разного возраста, но прихорашивались одинаково: подкрашивали ресницы, подводили помадой губы, поправляли причёски. Стоял устойчивый запах косметики и аромата духов.

- Я приветствую самый красивый и яркий отдел нашего бюро, избалованный вниманием целой армии воздыхателей, - произнёс он наигранно сразу с порога и огляделся по сторонам. - Здесь ничего не меняется, постоянно цветут самые красивые розы, - Песков как никто другой всегда умел «лизнуть» женский пол так, чтобы получить снисхождение и хорошее отношение к себе. – Дорогие, обаятельные коллеги, разрешите поздравить вас с этим замечательным праздником и пожелать любви, счастья и здоровья! А также всегда оставаться такими же отзывчивыми и добрыми.

Даже не вооружённым глазом было видно, что четыре из них, самые молодые, на глазах преобразились. На короткий миг не стала исключением и более возрастная, их начальница, - Марина Сергеевна Коржикова. Дама крупная, грудастая и слывущая строгой, без каких-либо эмоций женщиной.

- Виктор Сергеевич, Вы как всегда необыкновенно галантный кавалер, - имитируя стеснительность, отметила его старания первой женщина с восхитительными формами, самая красивая из них, Анна  Владиславовна Цветкова.

Её поддержала приятной наружности Антонина Петровна Дружинина, совсем недавно прошедшая экватор молодости, но не потерявшая ещё привлекательности.

- Спасибо за приятные комплименты, Виктор Сергеевич, - поблагодарила она с присущей её натуре любезностью.

Тут уж пришла в себя Коржикова и сухо произнесла:

- До слёз трогательно. Ему, наверное, сегодня что-то нужно от нашего отдела.

Она иронично усмехнулась.

- Как провели праздник, Виктор Сергеевич? – вступила в разговор ещё одна представительница женского коллектива, Зоя Михайловна Крутова.

Эту женщину отличала чарующая обаятельность и манера держаться.

- Праздник отметил как и все, по обычному для таких случаев сценарию: ёлка, застолье, шампанское, салат «Оливье». Вот только день 31-го декабря я провёл необычно, на охоте.

Такая новость вызвала неподдельный интерес. Половина из женщин выразила своё восхищение возгласом: «О-о-о!».

- Похвастайтесь своей добычей, - с блеском восторженных глаз выразила желание услышать что-то необычное Дружинина.

- Нам будет интересно узнать, кто она, блондинка или брюнетка, - кокетливо намекнула Цветкова. – В каком ресторане охотились?

- Девочки, с Вами невозможно говорить о серьёзных вещах, - улыбнулся Песков.

- Причём здесь мы, может Вы охочий до молоденьких женщин, - уколола его разбитная Анна Владиславовна. – Подобное влечение и не в такие дебри заведёт.

– Между прочим, я видел в лесу настоящего дикого кабана. Вепря!

- Это случайно был не мастер Веприн, с участка опытного производства? – усмехнулась Коржикова.

Она никогда не упускала повода «укусить» любого мужчину.

Песков на этот выпад никак не отреагировал.

- Ой, наверное, страшно было, - вступила в разговор хорошенькая стройная девушка.

В отделе её звали просто Лизочка, она недавно пришла после института.

- Как-то не очень, просто, наверное, не успел испугаться. Хотя зрелище не для слабонервных.

- Кабан большой был? – эта новость вызвала неподдельный интерес у Дружининой.

 - Килограммов двести. Аж жуть! – Песков передёрнул плечами. – Бр-р-р…

- Ого! – удивилась Цветкова.

- О ужас! – вторила ей Лизочка.

Женщины переглянулись.

- Виктор Сергеевич, расскажите поподробнее, - поинтересовалась Крутова.

- Такое, как и первая любовь, не забывается.

- А серьёзно.

- Стою я в буреломе не шевелюсь, смотрю, кабан бежит по тропинке. Зрение у него неважное, зато обоняние отменное. Увидел меня и остановился. Поднял рыло в мою сторону и нюхает воздух. Клыки сантиметров по десять и грозно вверх торчат. Волосы на ногах дыбом встают, - пытался он нагнать страху на женщин.

После его слов улыбнулась Дружинина. Песков был лысеющим мужчиной и не решился употребить общеизвестную фразу о шевелении волос на голове.   

- Потом секач повернул морду в другую сторону, - продолжал пугать отдел стандартизации в полном составе Виктор Сергеевич, - и снова нюхает, пятаком шевелит. Он видно сделал сравнительный анализ воздуха из разных мест и выявил человеческий дух. Кабан как прыгнул в сторону и исчез в густом лесу. Это надо было видеть! – закончил рассказ Песков, правдиво отобразив события.

- Да, интересно, - задумчиво произнесла Дружинина. – Вы рассказываете настолько убедительно, что мне тут же захотелось пойти на охоту.

- Надо же, какой умный зверь! – удивилась Крутова.

Её чуть раскосые миндалевидные глаза слегка округлились.

- Я бы там наверняка остолбенела, - озвучила свои ощущения Цветкова.

- Виктор Сергеевич, а Вы не это…? - с намёком спросила Коржикова и показала глазами ниже пояса. – Что так страшно было? – произнеся двусмысленную фразу, она смотрела на него хитрющими глазами.

- Нет не это…, - ответил он с лёгкой улыбкой на лице. – Могу Вас заверить, что брюки у меня были сухие и дурно не пахли, и не бежал я, опережая собственный визг. У страха конечно глаза велики, но в той ситуации даже испугаться не успел.

 Женщины рассмеялись, поняв, что имела ввиду начальница. 

- Я же говорил, что с Вами на серьёзные темы общаться бесполезно.

Он оставил им папку с документами и вышел. В дверях до ушей Пескова долетели слова Лизочки:

- Виктор Сергеевич, не обижайтесь, это была всего лишь шутка. Мы ведь по-доброму посмеялись.

Он шёл по коридору в отдел и ругал себя:

- Надо же было им про кабана рассказывать, теперь всю бюро будет ржать. Уж эта Коржикова постарается, чтобы я выглядел глупо и смешно. Провалиться хочется со стыда.

Последняя мысль вызвала у него горькую усмешку.

- Дикого кабана не испугался, а языка Коржиковой боюсь.

                                                                                                                  

                                                                                                                   Ю.Таманский

                                                                                                                   г. Севастополь    2012г.

     

© Copyright: Юрий Таманский, 2012

Регистрационный номер №0084501

от 14 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0084501 выдан для произведения:

                                                                «ПОХВАСТАЛСЯ».

 

                                                                                                          В лесу шумит зеленый ельник,

                                                                                                          Вальдшнеп в молчании шуршит.

                                                                                                          Он вечный странник и отшельник,

                                                                                                          Уснувшую пору бодрит.

 

           Пронзительный звонок будильника выдернул Виктора Пескова из забытья глубокого сна. Он по многолетней привычке на ощупь нашёл и выключил кнопку. С большим усилием Виктор удерживал веки открытыми, чтобы не заснуть, но они против его воли смыкались, он снова их поднимал. Когда Песков понял, что справляться со сном больше не в силах, то собрался с духом и сел на край кровати. Просто полежать не получилось. Жена продолжала крепко спать, как ни в чем, ни бывало. Он умилённо посмотрел в её  сторону.

- Моя дорогая счастлива по-своему! – мысленно позавидовал ей Виктор, несколько, иронизируя.

Он взял с журнального столика ручные часы и развернул их так, чтобы на циферблат падал свет, от уличного фонаря пробивавшийся между штор. Стрелки показывали три двадцать. Песков сладко зевнул и встал с намерением приступить к сбору. Сегодня Виктор ехал охотиться на зайца. У предстоящего мероприятия было одно отличие от всех предыдущих, в этот день на настенном календаре висел последний не сорванный лист уходившего года. На нём красовалась празднично-торжественная надпись – «31 декабря». У оптимистов эта дата вызывает радость, в связи с предстоящим праздником, у пессимистов возникает грусть – по поводу того, что очередной год пролетел, как один день.

       Все друзья Виктора отказались ехать сегодня на охоту, они решили посвятить оставшееся время подготовке к торжеству и семейным заботам. Ему повезло в том, что имелся ещё один такой же одержимый охотник, который не прочь прогуляться с двустволкой на природе, даже в предпраздничный день. Это был сельский житель Степан, с которым он созвонился накануне и обговорил все детали предстоящей охоты.

       Виктор прошёл в умывальник, чтобы выполнить утренний ритуал. Умывался он перед каждой охотой только хозяйственным мылом, как его научил когда-то бывалый охотник Михалыч.

- Лес, а особенно звери, посторонних запахов не любят, - говаривал он поучающе. – Мы своё присутствие выдаём этими благоуханиями.

После этого Песков быстро собрал еду, приготовил и залил горячий чай в термос, добавив туда для аромата ещё и вишнёвого варенья. Он плотно позавтракал и облачился в камуфляжное обмундирование. Открыв кладовку, Виктор вытащил свой супервместительный рюкзак, в который помещался даже чехол с ружьём. Он не мешкая, привычными движениями собирал его, посматривая на часы. Время уже поджимало. Всё основное Песков сложил ещё накануне вечером, остались последние штрихи.  Закончив сборы, надев  куртку с шапкой и «берцы», он осторожно, на цыпочках, чтобы не разбудить жену и сына, открыл входную дверь и вышел на лестничную площадку. Медленно прокручивая ключ в замке, Песков мысленно уже находился далеко отсюда, на бескрайних просторах. Виктор  спустился по лестнице с четвёртого этажа и вышел на улицу. Свежий, морозный воздух мгновенно заполнил его лёгкие после первого же вдоха. Он начал дышать полной грудью. От изрядной порции кислорода у Пескова даже закружилась на несколько секунд голова. Небольшой морозец пощипывал уши и лицо. Виктор огляделся, вокруг не было ни одной живой души. В пятиэтажных домах, обступивших двор как колодец, свет горел всего в нескольких окнах. За ночь землю припорошило снежком, но толщина покрова была всего лишь сантиметра три. Он  посмотрел в небо, оно представляло собой какую-то густую серую массу с розовым оттенком. Виктор обратил внимание на фонарный столб, который стоял напротив подъезда, вершину его украшал забавный плафон похожий на женскую шляпку с белой макушкой. Мимо тусклой лампы, проплывая, медленно оседали на землю последние снежинки. Всё что выпало за ночь, по прогнозу к обеду должно было растаять. Этим и отличается крымская зима, глубокий снег здесь бывает редко и кратковременно.

      Песков, по-утреннему свежий и бодрый, быстрым шагом направился к остановке. В голове крутилась и не давала покоя только одна мысль, будет ли сегодня дежурный троллейбус. Если он не придёт, то случится катастрофа. До железнодорожного вокзала тогда нечем будет добраться. Он шагал уверенно, о неудаче думать не хотелось. Вскоре Песков подошёл к остановке, там уже в тревожном ожидании транспорта перетаптывалось несколько человек. Всем им, как и Виктору, сегодня надо попасть на первую электричку, чтобы рано утром оказаться в областном центре или каком-нибудь пригородном селе. Через три минуты из-за поворота показался желанный троллейбус, часы показывали 04.10. Виктор Сергеевич воодушевлённый заскочил в промёрзший салон, сел на холодное сиденье и нахохлился, как воробей. Он ехал и думал:

- Какая сила может заставить до крайности ленивого человека подняться в три часа ночи, да ещё в воскресенье, чтобы он преодолевая все неудобства и препоны, оказался за тридцать километров от города, в горно-лесистой местности?

Недолго думая, он и ответил на свой вопрос:

- Разве что страсть к охоте и любовь к природе.

Под страстью к охоте, Песков подразумевал целую гамму ощущений, которую охотник получает в течение дня, не смотря на всевозможные трудности.

- Это всё окупится, когда я с товарищем на обед расположусь под каким-нибудь дубом, грабом или сосной. Мы будем наслаждаться неспешностью и тишиной, любоваться красками зимнего леса, и вдыхать полной грудью свежий воздух. А если к обеду ещё и солнышко пригреет, то такую благодать никакими красками не отобразить. Художник может нарисовать фрагмент, а тут перед тобой целая панорама, - он вздохнул и посмотрел в окно, с той  стороны мелькали серые дома и унылые пустые улицы ночного города.

      Через час, после того как он сел в электропоезд, Песков вышел на нужной ему пригородной станции. Виктор стоял и ждал, когда закончится посадка на электричку, она  пойдёт дальше и можно будет перейти пути. Последний пассажир вошёл в вагон, закрылись двери и электропоезд, набирая скорость, перестукивая колесами и с пронзительным нарастающим звуком, пробежал мимо и скрылся за поворотом. Он пересёк рельсы и пошёл в сторону села «Дальнее». Наполовину наступил уже рассвет. Вдруг, из-под ближайшего куста, под ноги выскочил мордастый кот с непонятным окрасом. Создавалось такое впечатление, что об его шкуру неизвестный художник вытирал кисти. Он сначала пробежал мимо Пескова, а потом,   почему-то передумав, развернулся на середине дороги и повернул обратно. Кот дал стрекача и исчез в тех же кустах.

- Сегодня либо не повезёт на половину, либо повезёт на пятьдесят процентов, - пошутил Виктор в свой адрес.

Охотники вообще народ суеверный. У них кроме личных есть ещё и множество   общепризнанных предубеждений. Виктор Сергеевич вспомнил своего друга Александра, который никогда не берёт с собой варёные яйца. «Яйца возьмёшь, с ними обратно и придёшь», - любит он приговаривать. Также охотники никогда не бреются перед охотой и накануне, не берут с собой на обед мясо приготовленной дичи, так как ходит поверье, что она может отомстить – отвернётся удача. Ещё ни один не испытал на себе это, но запрета придерживаются. Жизнь часто опровергала поверье: «Если в первый выстрел получится «пудель», то вся охота будет неуспешна». Но больше всего Виктор Сергеевич не понимал и удивлялся поговорке: «Если какая-бы то ни была женщина, не примеченная охотником, неожиданно перейдёт ему поперёк дорогу, охота будет неудачная».  

      Пройдя километр, Песков увидел, что у околицы села его уже ждёт местный тракторист Степан, со своим четвероногим другом Кузей. Собака его была с родословной и паспортом, но в деревне не особо-то заморачиваются при выборе клички для пса, даже такого породистого. Охотники поздоровались и поздравили друг друга с наступающим Новым годом. Кузя, улучшив момент, беспардонно ткнул Пескова в ладонь своим влажным носом, а потом подставил голову, чтобы его почесали, или погладили. От собаки жутко несло псиной вперемешку с благоуханием навоза, что сразу ощутил городской житель, сморщив нос. Приходилось мириться с дурными запахами, так как этот лохматый работяга сегодня за день выставит не одного зайца.                                                                          В это время из-за горизонта появилось солнце, утренняя бодрящая прохлада отступила и все зимние серые тона вдруг  растворились. Прекрасное светлое воскресное утро придало охотникам ощущение свежести, хорошего настроения и полноты свободы. Абрис гор, в голубой дымке, неровной линией очертил горизонт перед ними.   

       Степан родился здесь, и местность знал очень хорошо. Человеком он слыл простым и среди охотников имел большой авторитет. Общение с ним было лёгким и непринуждённым, что очень нравилось Виктору.

 Степан обрисовал предполагаемый сегодняшний маршрут, а в конце сказал:

- Ближе к обеду прошерстим Кривую балку.

Практичный местный житель с хозяйской жилкой, при случае, никогда не откажется от того, чтобы взять от природы что-нибудь посущественнее, чем заяц. Виктор как-то заметил, что деревенские ребята считают окрестности села своей вотчиной и ведут себя там, словно в личном огороде. Вот и в этот  раз Степан решил зайти в запретную зону и проверить лежбище косуль. Среди охотников это называется – «сходить на браконьерку».

- Если повезёт, то козла подстрелим, - высказался он авторитетно, - пока егеря готовятся под ёлочкой плясать. Так что грех не воспользоваться шансом.

       До обеда они прошли поля в предгорье, собака подняла четырёх русаков. Степан своего зайца взял сразу, правда в этом ему помог Кузя, добрав подранка. Виктору почему-то не везло, из трёх верных, он промазал всех. Предпоследний поднялся из ложбины и хорошо выставился, но Песков прозевал момент для выстрела. Ловкий заяц воспользовался этим замешательством и нырнул в мелкий кустарник, а потом и вышел из зоны досягаемости выстрела.                                                                                                                                                         - Не мой сегодня день, кажется, - огорчённо произнёс Песков, глядя на мелькнувший чёрный хвостик в терновнике, после неудачного выстрела по третьему зайцу.

- Ну что же, охота это не магазин, в который пришёл и взял то, что тебе надо, - по-своему успокоил его Степан. – Бывает.

Когда они подошли к сплошному лесу, то Степан дал команду на обед. Охотники расположились на краю полянки под раскидистым дубом. Пригрело солнышко, на душе стало радостно и светло, не взирая на неудачу в стрельбе. Зимний лес обладает загадочными особенностями. Запахи хвои, можжевельника, кипариса и других деревьев перемешавшись, составляют свой неповторимый ароматный лесной коктейль. Если углубиться в лес, то в противовес лесному букету ощущаешь запашок прелой листовой подстилки.

- Сегодня чудный день, почти осенний, - заметил, между прочим, Виктор, - даже пару вальдшнепов подняли. – В таких случаях обычно говорят: «Погода - Хочется жить!», – он глубоко вздохнул.

Словно в подтверждение его слов над их головами пролетела стайка вяхирей, зимующих в этих местах. Красавцы дикие голуби непрерывно махали мощными крыльями, полёт их был красивый и стремительный, вызывал только восхищение. Потянувшаяся было к ружью рука Пескова, остановилась, к сожалению, охота на них была уже закрыта.

- Желудей натрескались, сейчас рассядутся на деревьях где-нибудь в чаще и будут переваривать их, воркуя, - озвучил он свои наблюдения.

       Плотно подкрепившись, Степан стал строить дальнейшие планы.

- С этой стороны пройдём глинку, обогнём гору и выйдем на Кривую балку, - рассуждал он. – Я поставлю тебя на тропе, это выход из балки, а сам обойду с другой стороны.

- Что это за глинка? – спросил у него Песков.

- Место, где копытные слизывают глину, в которой есть необходимая им соль.

Степан на время задумался.

- В районе глинки живёт заяц-профессор, если мы его поднимем, то не стреляй. Шуметь раньше времени не станем. Я его с товарищами уже три года гоняю в этом месте, но он до чего хитрый, гад! Рекордсмен по живучести, - он посмотрел на Виктора глазами, ищущими у собеседника понимания и поддержки.

      Обед закончился, и Степан приступил к осуществлению своего плана. Он повёл Виктора лесной тропой, держа Кузю на поводке. Пройдя с километр, охотники остановились  и огляделись.

- Здесь встанешь, - прошептал он и указал рукой на место под деревом, напротив серых и колючих кустов терновника. – Вон видишь тропа?

Виктор посмотрел вперёд, до кустов было метров двадцать, и действительно их огибала вытоптанная зверем тропинка. Над головой плотно смыкались кроны деревьев, через которые пробивались редкие лучи солнца, освещавшие это место. Вокруг было много поваленных сухих деревьев и валежника. Виктор мысленно отметил для себя очевидный факт, что деревья, как и люди, стареют, болеют и умирают.

Он кивнул в ответ Степану, что, мол, понял.

- Мы с Кузей толкнём зверя с той стороны, - продолжал он шептать, - козёл должен пойти по этой тропинке. Патроны у тебя со средней картечью есть?

- Есть.

- Патрон с пулей есть? Кабан на тебя может выйти.

Виктор подумал, какой тут кабан, ведь Степан полдня настраивает на косулю.

- Есть, - отмахнулся он.

- Тогда зарядишь в левый ствол.

Он сделал жест рукой – я пошёл, и через мгновение вместе с Кузей растворился за частоколом деревьев, в загадочном притихшем лесу. Виктор встал на то место, куда было велено, и, стараясь не шуметь, ботинком расчистил небольшую площадку, чтобы в самый ответственный момент под ногой не хрустнула сухая веточка. Он начал решать задачу, какие патроны вставить в стволы.  

- Кабана наверняка не будет, а вот в козла, если я промажу первым выстрелом, вторым попасть пулей будет проблематично.

Он решительно вставил в оба ствола патроны со средней картечью на косулю.

       Виктор застыл на месте и только водил глазами из стороны в сторону. Прошло приблизительно полчаса, которые Песков добросовестно выстоял не шелохнувшись.

- Наверное, Степан уже обошёл балку, - подумал он, – скоро должна наступить развязка.

Виктор продолжал стоять, замерев, и от такого напряжения почувствовал усталость во всём теле. Тишь и благодать, которыми он восхищался поначалу, уже не радовали. Хотелось, чтобы всё поскорее разрешилось. Глаза его непрерывно сканировали горизонт. Когда Виктор, в очередной раз, посмотрел вдоль тропы, то ему показалось, что за мрачными кустами появилось какое-то тёмное пятно. Он продолжил наблюдать за этим местом, внутренняя тревога слегка усилилась, сердце начало биться учащённо. Прошло минуты две, неожиданно  зашевелилось пятно. Оно, обогнув кусты, вскоре приняло вполне узнаваемые очертания. Это был кабан, весом килограммов эдак двести. Он браво трусил по тропинке, приближаясь к Пескову. Уже стали видны его клыки, загнутые к верху и грозно торчавшие  в разные стороны из пасти. Страха у Пескова не было, он начал лихорадочно соображать.

- Чем сейчас по кабану стрелять? Средней картечью его не взять. Степан теперь меня точно сожрёт, вместо кабана.

Гнева товарища он боялся больше, чем вселявшего страх зверя. На расстоянии метров пятнадцати секач  вдруг почувствовал неладное, притормозил и подозрительно уставился на охотника. Видно ему показалось, что Песков не очень-то похож на дерево или высокий пень. Виктор отчётливо уже рассмотрел острые клыки и подозрительный взгляд маленьких глаз в свою сторону. Они недолго таращились друг на друга. Кабан поднял морду кверху, принюхался в направлении Пескова, а потом повернул рыло в другую сторону. Очевидно сделав сравнительный анализ воздуха с разных направлений, он понял, что его надули. Секач шустро развернулся на одном месте, несмотря на свою грузную комплекцию, и сделал прыжок в сторону кустов, после второго скачка он скрылся из вида. Виктор вскинул ружьё, но цель уже мелькала между деревьев.

- Наверное, надо выстрелить для вида, а Степану сказать, что промазал, - начал он искать способ, чтобы выкрутиться из неловкого положения, в которое попал по своей неопытности.

Кабан тем временем было ринулся обратно, откуда пришёл, но потом вспомнил, что с той стороны ещё кого-то принесло на его голову. Он развернулся и помчался вдоль линии стрельбы, мелькая между деревьев. Песков в это время всё таки решил сымитировать своё усердие, в вопросе добычи кабана.

- На всякий случай пульну, а там видно будет, - мелькнуло в его голове.

Он попытался поймать цель, быстро проскакивавшую между деревьев и не зная для чего, выстрелил.

Заряд встретил на своём пути ствол толстого граба.

       Песков стоял, минуты две не шелохнувшись, с ошарашенным видом и полным сумбуром в голове. Выражение лица точно отражало происходящее в душе охотника. Из плотных кустов, недалеко от Виктора, осторожно высунул лохматую голову Кузя. Она у него была покрыта густой темно-коричневой шерстью. Даже над глубоко посаженными умными глазами свисали кудряшки. Розовый язычок у собаки вибрировал от частого дыхания, и по-охотничьи страстно горели глаза. Песков пристально посмотрел на Кузю, с мрачным выражением и вдруг натянутая улыбка появилась на его лице. Собака явила ему собой ассоциативный образ. Он представил картину, в которой мысленно приделал псу пятак к носу, а к голове небольшие рожки.

- Вылитый чёрт, - произнёс Песков.

Собака выскочила, с деловым видом осмотрелась по сторонам, подбежала к кустам, где стоял кабан, понюхала землю и пошла по ещё не остывшему следу. Скрылся Кузя, появился Степан.

- По кому стрелял? – спросил он возбуждённо, сверкая глазами.

- Кабан на меня вышел, представляешь! Метров пятнадцать от этого места стоял.

- Попал? – вскрикнул товарищ.

- Нет, кажется.

- Как не попал?! … – Степан смотрел удивлённо. – С пятнадцати метров?! ...

Песков отвел глаза в сторону, пожал плечами и не стал искать себе оправдания.

- Когда кабан выходил на тебя, как ты в это время ружьё держал? – начал он расспросы.

- Как держал, так и держал, стволы в землю. Боялся его спугнуть.

- Ну, ты и шляпа! Тебе что никто не объяснял?

- Что?

- Когда кабан начинает двигаться по тропе, в это время надо медленно поднимать на него стволы и готовиться к выстрелу. У секача хороший слух и обоняние, а зрение слабое. Он остановится, жди момента, чтобы выстрелить в шею или, в крайнем случае, в лопатку.

- Извини Стёпа, я до сегодняшнего дня зверя крупнее зайца не стрелял.

- Представляешь, сейчас бы запаслись мясом на Новый год! - он сплюнул от досады. – Пойдем, посмотрим.

Они вдвоём прошли на то место, где кабан стоял, потом прыгнул, и наконец, исчез из поля зрения. Опытный Степан сразу размотал все следы и восстановил картину. Потом он нашёл отверстия в стволе дерева.

- А ты чем стрелял? – поднял он брови и посмотрел на сконфуженного Пескова.

- Картечью.

- Такой картечью только гусей стрелять, - со злостью обронил Степан. – Пулю ты конечно не зарядил?

Он побродил ещё немного по месту, где разворачивалась сцена, потом махнул рукой.

- Ладно, всё уже случилось и ничего не вернёшь. Такое раз в жизни бывает, ты ещё не раз вспомнишь и пожалеешь. Пойдём зайца потопчем.

Вернулся Кузя, преданно посмотрел на хозяина, играя обрубком купированного хвоста.

       Они вышли из густого леса, и пошли по высоким холмам, поросшим с северной стороны лиственными деревьями, а с южной кустарником. Кузя вскоре поднял пару зайцев, которые вышли на Пескова, но ему сегодня не везло. Виктор продолжал нервничать и горячиться от своих промахов. Раздосадованный Степан шёл, молча, по гребню высоких бугров.

- Так тебе и надо, болван, - пробурчал он себе под нос с изрядной долей сарказма. – Такое раз в двадцать лет бывает, а ты…

     Вдруг недалеко от Пескова, возле колючего куста, который охотники в обиходе называют «мордодёр», дратхаар Кузя стал в стойку. Виктор приготовился стрелять. Собака медлила и почему-то не выгоняла дичь.

- Вперёд Кузя, вперёд! – скомандовал Виктор, но пёс даже не шелохнулся.

Он подошёл поближе и снова скомандовал. Собака не обратила на него никакого внимания.

- Степан, Кузя возле куста стоит, - крикнул он товарищу.

- Смотри внимательнее, сейчас кто-нибудь выскочит, или фазан вылетит, - предупредил Степан, усмехнувшись.

Он скомандовал своему четвероногому другу: «Кузя, дай!». Собака присела и полезла в кусты. Оттуда пулей выскочил большой русак. Хитрый заяц слышал переговоры охотников, зверёк оценил обстановку и на ходу выбрал для себя самый правильный путь. Он нёсся по склону горы вниз, прикрываясь кустарником, хотя по всем своим повадкам должен был бежать в горку. Виктор вскинул ружьё и вёл стволами мелькавшего зайца. Когда косой появился в промежутке между очередными кустами, он нажал на спусковой крючок, продолжая вести ружьё и переместив палец на второй курок. Прогремел выстрел, заяц сделал кувырок вперёд и замертво упал. Второй выстрел не понадобился. Это был тот самый случай, когда охоту венчал точный и красивый выстрел.

- Ну что попал? – крикнул сверху горы Степан.

Ему не было видно развернувшееся действо между серединой и подножием холма.

- Есть! – радостно оповестил товарища и весь молчаливый лес в округе, счастливый Песков.

Сердце его продолжало учащённо биться.

- Теперь не всё так плохо.

- Мы свою норму взяли. В конце этой горы выходи на поляну справа, домой пойдём, - предупредил Степан.

Виктор, памятуя о том, что зайца надо брать за задние ноги, чтобы он не ударил, если окажется раненым, поднял его над землёй и осмотрел «косого».

- «Матёрый» попался русак, большой и жирный! - сверкая глазами, произнёс он радостно. – К Новогоднему столу приготовлю его в сметане, - мечтательно подумал Песков, аппетитно сглотнув слюну.

Он держал крупного зайца за задние лапы и продолжал восхищаться. На удивление, от него сильно пахло прелой листвой, также как и в лесу. С горы спустился Кузя, он не торопливо подбежал и важно понюхал зайца, давая понять, что его заслуга здесь, прежде всего. Пёс слизнул капельку крови скатившуюся по голове зверька.

- Кто собаку кормит, тому она и служит. У него есть хозяин, - глядя на пса, ответил себе Виктор на вопрос.  

Буквально ещё две минуты назад, Кузя никак не хотел исполнять его команду, чему он тогда удивился.     

Песков спрятал зайца в рюкзак и посмотрел на часы, время приближалось к 15.00. Через полтора часа должна прийти его электричка. Он неспеша побрёл по склону дальше.

- Удивительно, но Степан, всегда придерживается железного правила, взял одного зайца и будь здоров. Ведёт себя по-хозяйски, - шёл и размышлял Виктор.

     Они встретились на полянке. Степан отошёл от гнева и дружелюбно поздравил Виктора с «полем».

- Учись теперь стрелять точно по кабану, - вскользь задел он не совсем приятную для товарища тему. – До электрички твоей ещё не скоро, а я пока зайца обдиру. Дома дел невпроворот, этим заниматься будет некогда, - предупредил товарища практичный сельский житель.

Он подвесил зверька за заднюю ногу на ближайшем дереве, достал охотничий нож и приступил к разделке. Кузя сидел рядом с горящими глазами и в нетерпении слизывал розовым языком слюну, обильно вытекающую из пасти. Он ждал своей награды. Степан не торопясь отрезал у зайца передние лапки, по первому суставу, и бросил собаке в порядке поощрения так называемый – пазанок. Кузя схватил одну лапку, и играючи раздробив её кости, почти проглотил. Потом он приступил ко второй. Разделавшись с ними, он старательно почесал левой лапой за ухом и продолжил терпеливо ждать следующую порцию премии, до которой было ещё не скоро.

     Виктор присел возле молодого дубка и облокотился на ствол, гудели от усталости ноги. В голову пришли отвлечённые мысли, но, конечно же, связанные с охотой.

- Интересно, что зайца-русака охотники часто называют по-разному серьёзно и в шутку:  косой, ушкан, очень большого - заила, в степных районах – степан, и даже ослик.

Он наблюдал, как товарищ ловко снял шкуру с зайца, выпотрошил тушку и бросил Кузе голову и задние ноги. Уши зайца вместе с лапками, поочерёдно мелькнули в пасти собаки. Она не менее профессионально разделалась с ними, чем её хозяин.

- Ты в курсе, что на этот Новый год зайца готовить к столу нельзя? – задал неожиданный вопрос Степан.

- Нет.

- Следующий – год кролика.

- Значит «заяц в сметане» переносится на более поздний срок, - вздохнув, огорчённо произнёс Песков. – Полная непруха.

    Степан и Виктор перед самой станцией простились, ещё раз пожелав друг другу удачи, здоровья и счастья в наступающем Новом году. Песков на прощание дружески потрепал Кузю по голове. Собака до чего утомилась, что даже не прореагировала и покорно стояла как болванчик. Она уже мечтала о своей родной конуре, мягкой подстилке и миске жирного молока из-под коровы Машки.

     Пролетели Новогодние праздники, на дворе начал отсчёт очередной календарный год. Виктор Сергеевич надел светлую рубашку с галстуком, костюм и появился на работе, в родном СКТБ. (специальное конструкторско-технологическое бюро) Исполнять служебные обязанности инженера конструкторского отдела механиков в этот день, было крайне тяжело. Как говорится, всё валилось из рук. Чтобы войти в привычный ритм жизни нужно избавиться от застольных мыслей прошедших праздников. А для этого необходимо время. Песков в отделе с коллегами по работе обменялся мнениями по поводу Новогодних праздников, взял со стола документы,  которые должен был отнести в отдел стандартизации ещё до праздника и вышел из кабинета. Он постучал в дверь и вошёл в помещение. За своими рабочими столами сидели пять женщин, которые занимались с утра одним и тем же привычным делом. Женщины были разного возраста, но прихорашивались одинаково: подкрашивали ресницы, подводили помадой губы, поправляли причёски. Стоял устойчивый запах косметики и аромата духов.

- Я приветствую самый красивый и яркий отдел нашего бюро, избалованный вниманием целой армии воздыхателей, - произнёс он наигранно сразу с порога и огляделся по сторонам. - Здесь ничего не меняется, постоянно цветут самые красивые розы, - Песков как никто другой всегда умел «лизнуть» женский пол так, чтобы получить снисхождение и хорошее отношение к себе. – Дорогие, обаятельные коллеги, разрешите поздравить вас с этим замечательным праздником и пожелать любви, счастья и здоровья! А также всегда оставаться такими же отзывчивыми и добрыми.

Даже не вооружённым глазом было видно, что четыре из них, самые молодые, на глазах преобразились. На короткий миг не стала исключением и более возрастная, их начальница, - Марина Сергеевна Коржикова. Дама крупная, грудастая и слывущая строгой, без каких-либо эмоций женщиной.

- Виктор Сергеевич, Вы как всегда необыкновенно галантный кавалер, - имитируя стеснительность, отметила его старания первой женщина с восхитительными формами, самая красивая из них, Анна  Владиславовна Цветкова.

Её поддержала приятной наружности Антонина Петровна Дружинина, совсем недавно прошедшая экватор молодости, но не потерявшая ещё привлекательности.

- Спасибо за приятные комплименты, Виктор Сергеевич, - поблагодарила она с присущей её натуре любезностью.

Тут уж пришла в себя Коржикова и сухо произнесла:

- До слёз трогательно. Ему, наверное, сегодня что-то нужно от нашего отдела.

Она иронично усмехнулась.

- Как провели праздник, Виктор Сергеевич? – вступила в разговор ещё одна представительница женского коллектива, Зоя Михайловна Крутова.

Эту женщину отличала чарующая обаятельность и манера держаться.

- Праздник отметил как и все, по обычному для таких случаев сценарию: ёлка, застолье, шампанское, салат «Оливье». Вот только день 31-го декабря я провёл необычно, на охоте.

Такая новость вызвала неподдельный интерес. Половина из женщин выразила своё восхищение возгласом: «О-о-о!».

- Похвастайтесь своей добычей, - с блеском восторженных глаз выразила желание услышать что-то необычное Дружинина.

- Нам будет интересно узнать, кто она, блондинка или брюнетка, - кокетливо намекнула Цветкова. – В каком ресторане охотились?

- Девочки, с Вами невозможно говорить о серьёзных вещах, - улыбнулся Песков.

- Причём здесь мы, может Вы охочий до молоденьких женщин, - уколола его разбитная Анна Владиславовна. – Подобное влечение и не в такие дебри заведёт.

– Между прочим, я видел в лесу настоящего дикого кабана. Вепря!

- Это случайно был не мастер Веприн, с участка опытного производства? – усмехнулась Коржикова.

Она никогда не упускала повода «укусить» любого мужчину.

Песков на этот выпад никак не отреагировал.

- Ой, наверное, страшно было, - вступила в разговор хорошенькая стройная девушка.

В отделе её звали просто Лизочка, она недавно пришла после института.

- Как-то не очень, просто, наверное, не успел испугаться. Хотя зрелище не для слабонервных.

- Кабан большой был? – эта новость вызвала неподдельный интерес у Дружининой.

 - Килограммов двести. Аж жуть! – Песков передёрнул плечами. – Бр-р-р…

- Ого! – удивилась Цветкова.

- О ужас! – вторила ей Лизочка.

Женщины переглянулись.

- Виктор Сергеевич, расскажите поподробнее, - поинтересовалась Крутова.

- Такое, как и первая любовь, не забывается.

- А серьёзно.

- Стою я в буреломе не шевелюсь, смотрю, кабан бежит по тропинке. Зрение у него неважное, зато обоняние отменное. Увидел меня и остановился. Поднял рыло в мою сторону и нюхает воздух. Клыки сантиметров по десять и грозно вверх торчат. Волосы на ногах дыбом встают, - пытался он нагнать страху на женщин.

После его слов улыбнулась Дружинина. Песков был лысеющим мужчиной и не решился употребить общеизвестную фразу о шевелении волос на голове.   

- Потом секач повернул морду в другую сторону, - продолжал пугать отдел стандартизации в полном составе Виктор Сергеевич, - и снова нюхает, пятаком шевелит. Он видно сделал сравнительный анализ воздуха из разных мест и выявил человеческий дух. Кабан как прыгнул в сторону и исчез в густом лесу. Это надо было видеть! – закончил рассказ Песков, правдиво отобразив события.

- Да, интересно, - задумчиво произнесла Дружинина. – Вы рассказываете настолько убедительно, что мне тут же захотелось пойти на охоту.

- Надо же, какой умный зверь! – удивилась Крутова.

Её чуть раскосые миндалевидные глаза слегка округлились.

- Я бы там наверняка остолбенела, - озвучила свои ощущения Цветкова.

- Виктор Сергеевич, а Вы не это…? - с намёком спросила Коржикова и показала глазами ниже пояса. – Что так страшно было? – произнеся двусмысленную фразу, она смотрела на него хитрющими глазами.

- Нет не это…, - ответил он с лёгкой улыбкой на лице. – Могу Вас заверить, что брюки у меня были сухие и дурно не пахли, и не бежал я, опережая собственный визг. У страха конечно глаза велики, но в той ситуации даже испугаться не успел.

 Женщины рассмеялись, поняв, что имела ввиду начальница. 

- Я же говорил, что с Вами на серьёзные темы общаться бесполезно.

Он оставил им папку с документами и вышел. В дверях до ушей Пескова долетели слова Лизочки:

- Виктор Сергеевич, не обижайтесь, это была всего лишь шутка. Мы ведь по-доброму посмеялись.

Он шёл по коридору в отдел и ругал себя:

- Надо же было им про кабана рассказывать, теперь всю бюро будет ржать. Уж эта Коржикова постарается, чтобы я выглядел глупо и смешно. Провалиться хочется со стыда.

Последняя мысль вызвала у него горькую усмешку.

- Дикого кабана не испугался, а языка Коржиковой боюсь.

                                                                                                                  

                                                                                                                   Ю.Таманский

                                                                                                                   г. Севастополь    2012г.

     

Рейтинг: 0 574 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!