ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → "Я так любил ее"

 

"Я так любил ее"

21 августа 2012 - Лелечка Григорьева
У меня есть несколько минут и расскажу вам про нее. Мы познакомились этой весной. Уже по - настоящему теплым, апрельским вечером. Я брел по аллее парка, смотрел себе под ноги, просто гулял. Она привлекла меня своим запахом. Особенный, не похожий на те, которые мне приходилось раньше ощущать. Запах не добычи, но человека... друга. Она не ответила отказом на предложение познакомиться. Тогда - то я и  влюбился в ее улыбку. В самые прекрасные губы в мире.
    Мы стали встречаться. Гуляли, ходили  в кино, парки, катались на теплоходе. Однажды она потащила меня в поход по местному заповеднику. Было весело, надо сказать. Она тогда устроила фотоохоту на тамошнюю фауну. Так прошли несколько недель. Вот я решил, что уже могу пригласить ее к себе домой. Она пришла и осталась. Не то, чтобы она ко мне переехала, но ее вещей становилось в моем доме все больше и больше и она все реже его покидала. Но, вернусь немного назад. В тот первый вечер, когда она оказалась у меня. Горели свечи. Мы, впервые, были в одной постели. Такая нежная и теплая, она слабо шевелилась подо мной. Почти двести сорок лет я не имел интимных отношений и не думал, что когда - то буду. Я целовал ее всю и искренне хотел никогда не останавливаться. Она ласкала меня в ответ, страсть искрила электричеством в воздухе. И вот она застонала в тот момент, когда я почувствовал своим мужским органом жар глубин ее тела. Потом я еще много раз, много ночей проникал в нее. Много раз ловил влюбленными пальцами ее за талию, когда она выгибала спину. Много поцелуев дарил самым сокровенным местам на ее теле. И каждый раз это было таким прекрасным, что, будь у меня душа, я продал бы ее, для того, чтобы не останавливаться. Из постели в тот вечер мы так и не выбрались. Уснули обнимая и поглаживая друг друга. Скажу, что она лишь однажды спросила, от чего моя кожа прохладная наощупь и я ответил, что это особенности работы сосудов. Больше она не спрашивала и как будто не замечала. Она же для меня была не просто теплой, но горячей. Я полагал, что это от того, что я по - особенному к ней отношусь.
    Мне вспоминается один эпизод. Вот она спит рядом со мной. Повернулась на живот. А я проснулся и больше не смог уснуть. Хотя удивительно, что вообще заснул, даже ненадолго. Осторожно, очень осторожно, прядь за прядью убираю ее длинные черные волосы с ее шеи. Смотрю. Это самые красивые изгибы, какие может придумать Природа. Моему обостренному зрению заметна пульсация артерии под кожей. Для меня место этой пульсации излучает полупрозрачное красноватое сияние. Я знаю, что не смогу удержать своего желания и укушу ее. Я наклоняюсь ближе, открываю рот. Мои губы в миллиметрах от желанного, горячего и ароматного, участка шеи. Моей любимой шеи. Клыки выдвинулись. Оставляя последние крохи самообладания на съедение инстинктам чудовища, я касаюсь клыками и губами ее кожи. И тут же замираю. Быстро отстраняюсь. Я в ужасе. Я чуть было не убил ее. Чуть было не выпил девушку, которую - сомнений в этом нет - люблю. Что будет, если однажды я не смогу совладать с собой? Как смогу жить дальше без нее? Как смогу жить, зная, что сам убил ее? Остаток ночи я провел в саду дома. Мысли, страх и желание мучили меня. Каждый хотел урвать кусок побольше.
     В один из вечеров мы вместе смотрели телевизор. Какой - то девчачий фильм - соплепускательная романтика. Мы сидели в соседних креслах. Я пил холодный виски. Она красное сухое вино. Мы обсуждали главную героиню и, исполняющую ее роль, актрису. "Я - вампир!" - вставил я, будто между прочим. Она посмотрела на меня. Помолчала, слегка улыбнулась и ответила "Я знаю. То есть, я догадывалась. Уже давно. Это не страшно." Последняя фраза не была вопросом, но была утверждением. Я хотел продолжить эту тему, спросить, почему она ТАК реагирует. Но, она подняла кисть одной руки вверх и приложила пальцы к губам. "Тссс... А блондинкой ей все же лучше." - речь шла все о той же актрисе. Больше мы не говорили о вампиризме и том, что я вампир.   
    Мы прожили вместе три месяца. Мы делали все то, что делают обычные пары. Совместная жизнь во всех ее смыслах и проявлениях. Она готовила на ужин свежее мясо. Для меня обжаривала его на сковороде по полминуты с каждой стороны, для красоты. Сама ела слабой прожарки, иногда с кровью. Хотела поддержать меня? Показать, что ее не беспокоит мое сыроедение? Мы пили много виски и вина. Я не хмелел, она почти не хмелела. И мы откровенно кайфовали от того, что рядом друг с другом. Если любого из нас спросили бы как нам живется, мы, без сомнений, ответили бы, что счастливы.       Сегодня я все же поднял необсуждаемую тему. Говорил, о том, как люблю ее, как хочу прожить с ней всю жизнь и о том, что ее человеческой жизни мне будет мало. Говорил о желании, о том, как чешутся клыки, как тяжелее с каждым днем подавлять инстинкт чудовища. Я всегда был гребаным эгоистом. Я хотел ее всю, вместе с ее душой, сейчас и навсегда. Я был эгоистом и я был слабовольным. "Ты хотела бы прожить со мной век?" - спросил я ее. "Да, я хочу." - ответила моя возлюбленная и я расценил это как согласие. Согласие на то, чтобы обратиться, ради меня. Ведь я эгоист. А еще я слабовольный и испугался, что через миг она передумает. "Сейчас!" - сказал я себе. В тот же момент бросился на нее. Она не смогла среагировать, не ждала от меня опасности. Я, словно безжалостный монстр, впился в ее шею, прокусил кожу и стал делать большие глотки горячей крови. Настолько горячей, что она обжигала мой рот, мое горло. Раскаленной лавой спускалась вниз по пищеводу. Я отстранился, меня оттолкнула обжигающая боль. И запах был... будто бы окрой псины. Что это? Такого никогда не было. Я хватался руками за горло, грудь, живот. Мне казалось, что само пламя ада проникло внутрь меня. Я был уверен, что мои внутренности плавятся. Но, так не должно было быть. Ее кровь прожигала меня, как прожигала бы плоть человека концентрированная серная кислота. "Что это, любимая?" - преодолевая боль спросил я ее. "Ты умираешь. Моя кровь - яд для тебя. Она сожжет тебя изнутри и ты погибнешь. Мне жаль, что тебе так больно." - ответила та, которую я так любил. Спросить "почему" я уже не смог, но мои глаза спросили за меня. Она плакала, слезы буквально ручьями текли по ее лицу. Я лежал на полу, хватаясь руками за грудь, в тщетной попытке потушить горящий в ней пожар. Моя голова лежала на ее коленях и она гладила меня по волосам. "Потому, что я волк. Я оборотень." Мой рот открылся, но кроме хрипа ничего не выдал, а глаза не верили и продолжали спрашивать. "Я волчица, мой вампир. И тебе никогда нельзя было позволить себе укусить меня. Я прожила бы с тобой целый век. Оборотни долго живут..." Она что - то еще говорила, что - то ласковое и успокаивающее, продолжала нежно гладить меня по голове, но я уже не слышал и не различал ее слов. Я еще мог видеть ее лицо. Самое прекрасное, самое любимое и любящее лицо. Лицо той, которую так любил.   
    А теперь я не вижу и не слышу ничего, не чувствую. Меня хватило еще ненадолго, чтобы выпустить из своего сознания немного мыслей, этот рассказ. Он будет летать нематериальным энергетическим сгустком в пространстве, пока не сможет внедриться в мысли кого - то другого. И тогда этот кто -то сможет рассказать мою историю вам.
 
 

© Copyright: Лелечка Григорьева, 2012

Регистрационный номер №0071319

от 21 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0071319 выдан для произведения:
У меня есть несколько минут и расскажу вам про нее. Мы познакомились этой весной. Уже по - настоящему теплым, апрельским вечером. Я брел по аллее парка, смотрел себе под ноги, просто гулял. Она привлекла меня своим запахом. Особенный, не похожий на те, которые мне приходилось раньше ощущать. Запах не добычи, но человека... друга. Она не ответила отказом на предложение познакомиться. Тогда - то я и  влюбился в ее улыбку. В самые прекрасные губы в мире.
    Мы стали встречаться. Гуляли, ходили  в кино, парки, катались на теплоходе. Однажды она потащила меня в поход по местному заповеднику. Было весело, надо сказать. Она тогда устроила фотоохоту на тамошнюю фауну. Так прошли несколько недель. Вот я решил, что уже могу пригласить ее к себе домой. Она пришла и осталась. Не то, чтобы она ко мне переехала, но ее вещей становилось в моем доме все больше и больше и она все реже его покидала. Но, вернусь немного назад. В тот первый вечер, когда она оказалась у меня. Горели свечи. Мы, впервые, были в одной постели. Такая нежная и теплая, она слабо шевелилась подо мной. Почти двести сорок лет я не имел интимных отношений и не думал, что когда - то буду. Я целовал ее всю и искренне хотел никогда не останавливаться. Она ласкала меня в ответ, страсть искрила электричеством в воздухе. И вот она застонала в тот момент, когда я почувствовал своим мужским органом жар глубин ее тела. Потом я еще много раз, много ночей проникал в нее. Много раз ловил влюбленными пальцами ее за талию, когда она выгибала спину. Много поцелуев дарил самым сокровенным местам на ее теле. И каждый раз это было таким прекрасным, что, будь у меня душа, я продал бы ее, для того, чтобы не останавливаться. Из постели в тот вечер мы так и не выбрались. Уснули обнимая и поглаживая друг друга. Скажу, что она лишь однажды спросила, от чего моя кожа прохладная наощупь и я ответил, что это особенности работы сосудов. Больше она не спрашивала и как будто не замечала. Она же для меня была не просто теплой, но горячей. Я полагал, что это от того, что я по - особенному к ней отношусь.
    Мне вспоминается один эпизод. Вот она спит рядом со мной. Повернулась на живот. А я проснулся и больше не смог уснуть. Хотя удивительно, что вообще заснул, даже ненадолго. Осторожно, очень осторожно, прядь за прядью убираю ее длинные черные волосы с ее шеи. Смотрю. Это самые красивые изгибы, какие может придумать Природа. Моему обостренному зрению заметна пульсация артерии под кожей. Для меня место этой пульсации излучает полупрозрачное красноватое сияние. Я знаю, что не смогу удержать своего желания и укушу ее. Я наклоняюсь ближе, открываю рот. Мои губы в миллиметрах от желанного, горячего и ароматного, участка шеи. Моей любимой шеи. Клыки выдвинулись. Оставляя последние крохи самообладания на съедение инстинктам чудовища, я касаюсь клыками и губами ее кожи. И тут же замираю. Быстро отстраняюсь. Я в ужасе. Я чуть было не убил ее. Чуть было не выпил девушку, которую - сомнений в этом нет - люблю. Что будет, если однажды я не смогу совладать с собой? Как смогу жить дальше без нее? Как смогу жить, зная, что сам убил ее? Остаток ночи я провел в саду дома. Мысли, страх и желание мучили меня. Каждый хотел урвать кусок побольше.
     В один из вечеров мы вместе смотрели телевизор. Какой - то девчачий фильм - соплепускательная романтика. Мы сидели в соседних креслах. Я пил холодный виски. Она красное сухое вино. Мы обсуждали главную героиню и, исполняющую ее роль, актрису. "Я - вампир!" - вставил я, будто между прочим. Она посмотрела на меня. Помолчала, слегка улыбнулась и ответила "Я знаю. То есть, я догадывалась. Уже давно. Это не страшно." Последняя фраза не была вопросом, но была утверждением. Я хотел продолжить эту тему, спросить, почему она ТАК реагирует. Но, она подняла кисть одной руки вверх и приложила пальцы к губам. "Тссс... А блондинкой ей все же лучше." - речь шла все о той же актрисе. Больше мы не говорили о вампиризме и том, что я вампир.   
    Мы прожили вместе три месяца. Мы делали все то, что делают обычные пары. Совместная жизнь во всех ее смыслах и проявлениях. Она готовила на ужин свежее мясо. Для меня обжаривала его на сковороде по полминуты с каждой стороны, для красоты. Сама ела слабой прожарки, иногда с кровью. Хотела поддержать меня? Показать, что ее не беспокоит мое сыроедение? Мы пили много виски и вина. Я не хмелел, она почти не хмелела. И мы откровенно кайфовали от того, что рядом друг с другом. Если любого из нас спросили бы как нам живется, мы, без сомнений, ответили бы, что счастливы.       Сегодня я все же поднял необсуждаемую тему. Говорил, о том, как люблю ее, как хочу прожить с ней всю жизнь и о том, что ее человеческой жизни мне будет мало. Говорил о желании, о том, как чешутся клыки, как тяжелее с каждым днем подавлять инстинкт чудовища. Я всегда был гребаным эгоистом. Я хотел ее всю, вместе с ее душой, сейчас и навсегда. Я был эгоистом и я был слабовольным. "Ты хотела бы прожить со мной век?" - спросил я ее. "Да, я хочу." - ответила моя возлюбленная и я расценил это как согласие. Согласие на то, чтобы обратиться, ради меня. Ведь я эгоист. А еще я слабовольный и испугался, что через миг она передумает. "Сейчас!" - сказал я себе. В тот же момент бросился на нее. Она не смогла среагировать, не ждала от меня опасности. Я, словно безжалостный монстр, впился в ее шею, прокусил кожу и стал делать большие глотки горячей крови. Настолько горячей, что она обжигала мой рот, мое горло. Раскаленной лавой спускалась вниз по пищеводу. Я отстранился, меня оттолкнула обжигающая боль. И запах был... будто бы окрой псины. Что это? Такого никогда не было. Я хватался руками за горло, грудь, живот. Мне казалось, что само пламя ада проникло внутрь меня. Я был уверен, что мои внутренности плавятся. Но, так не должно было быть. Ее кровь прожигала меня, как прожигала бы плоть человека концентрированная серная кислота. "Что это, любимая?" - преодолевая боль спросил я ее. "Ты умираешь. Моя кровь - яд для тебя. Она сожжет тебя изнутри и ты погибнешь. Мне жаль, что тебе так больно." - ответила та, которую я так любил. Спросить "почему" я уже не смог, но мои глаза спросили за меня. Она плакала, слезы буквально ручьями текли по ее лицу. Я лежал на полу, хватаясь руками за грудь, в тщетной попытке потушить горящий в ней пожар. Моя голова лежала на ее коленях и она гладила меня по волосам. "Потому, что я волк. Я оборотень." Мой рот открылся, но кроме хрипа ничего не выдал, а глаза не верили и продолжали спрашивать. "Я волчица, мой вампир. И тебе никогда нельзя было позволить себе укусить меня. Я прожила бы с тобой целый век. Оборотни долго живут..." Она что - то еще говорила, что - то ласковое и успокаивающее, продолжала нежно гладить меня по голове, но я уже не слышал и не различал ее слов. Я еще мог видеть ее лицо. Самое прекрасное, самое любимое и любящее лицо. Лицо той, которую так любил.   
    А теперь я не вижу и не слышу ничего, не чувствую. Меня хватило еще ненадолго, чтобы выпустить из своего сознания немного мыслей, этот рассказ. Он будет летать нематериальным энергетическим сгустком в пространстве, пока не сможет внедриться в мысли кого - то другого. И тогда этот кто -то сможет рассказать мою историю вам.
 
 
Рейтинг: +1 1206 просмотров
Комментарии (4)
Ирина Ковалёва # 22 августа 2012 в 11:18 +1
Прямо жутковато стало! Написано хорошо, легко читается!
Лелечка Григорьева # 22 августа 2012 в 20:18 0
Спасибо! С пожеланиями наилучшего flower
Анна Магасумова # 31 августа 2012 в 23:03 +1
Но почему она не призналась, что оборотень???
lubov5 Жили бы долго и счастливо!
Лелечка Григорьева # 1 сентября 2012 в 22:21 0
Мораль этого рассказа такова: с партнером нужно разговаривать. И, если возникают какие - то трудности, претензии, обиды, нужно их обсуждать. Это не значит, что нужно выложить все, как высыпаешь пыль из карманов брюк, перед стиркой. Но... говорите друг с другом.
Картинка - супер! Спасибо за внимание!