ГлавнаяВся прозаМалые формыРепортажи → Здравствуй, Дедушка Мороз!

 

Здравствуй, Дедушка Мороз!

17 февраля 2015 - Владимир Исаков

Здравствуй,  Дедушка  Мороз!
(В. Исаков) 
    Тишину   чёрного   зимнего  купола  воздуха  внезапно  расцарапал   пестрыми когтями  шум салюта,   резко бабахнувшего   на весь мир и ударив звуковой    волной   внезапно по слуху.  Его  взвившие в тучи  длиннющие  пальцы,   почему- то    напомнили   россыпью  своих  огней  летнее  коромысло  радуги.    Темное  небо,  отражающееся в   стеклах  оконных  рам,  уставших  от страшного  холода,    вмиг  заулыбалось  разноцветным сиянием.   
  
P/S    Постарайтесь верить людям, хотя бы один раз в Новый год, Ё!

© Copyright: Владимир Исаков, 2015
Свидетельство о публикации №215021602330

© Copyright: Владимир Исаков, 2015

Регистрационный номер №0272190

от 17 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0272190 выдан для произведения:
Здравствуй,  Дедушка  Мороз!
(В. Исаков) 
    Тишину   чёрного   зимнего  купола  воздуха  внезапно  расцарапал   пестрыми когтями  шум салюта,   резко бабахнувшего   на весь мир и ударив звуковой    волной   внезапно по слуху.  Его  взвившие в тучи  длиннющие  пальцы,   почему- то    напомнили   россыпью  своих  огней  летнее  коромысло  радуги.    Темное  небо,  отражающееся в   стеклах  оконных  рам,  уставших  от страшного  холода,    вмиг  заулыбалось  разноцветным сиянием.   
    Вертикальная  громада  ели  спала  в  центре  городской   площади,  распластав   над  снежным   объемным  постаментом    тяжелые  зелёные  лапы,  украшенные   игрушками.   По просьбе  смеющегося   народа,  криком  через  шарфы,  подбитые белоснежным  инеем  от дыхания,  «Елочка  зажгись!»   после  третьей громкоголосой   челобитной  она    слегка  покачав  громадой  ветвей   на ветру,  проснулась  и  спросонья  нехотя  соизволила  заиграть огоньками гирлянд.  С  Новым  Годом!  
   Люди,  взявшись за руки,  пошли  водить   хороводы   вокруг  снежного   постамента  под  елочкой. На минуту остановившись,   время  от времени хлопали  в ладоши  понравившейся  мелодии  доносившейся   из  замерших  прямоугольников деревянных   музыкальных   колонок, больше  напоминающие  упаковочные  ящики  со складов  овощебазы.   Они  стояли  чёрными  тенями   под  елью, видимо, спрятавшись там  от  мороза: им казалось, что  там  теплее. Малышня, сидя   на сильных  плечах  пап   в восторге,  заворожено  смотрела  на  символ  вновь  пришедшего   года.  А мохнатый   вестник  в  десять  метров  высоты, укрытый   снегом,  таинственно    подмигивала   детишкам бисером  цветных огоньков в  глубине  зеленой хвои.   Я  шел,   пересекая   городскую  площадь  слегка  сокращая  путь,   к друзьям отмечать Новый  год.   Они  весь день  настойчиво   приглашали  в гости. «Владимир Валентинович,  чего это  Вам сидеть  дома  одному,  приходите  к нам!  У  нас  тепло  и весело! На  улице  же  к сорока  мороза  подбирается, ждём!».  Это   говорила бархатным обволакивающим голосом  жена  друга  Светлана.  Добрая  она и  очень заботливая:  с   мужем регулярно  передает  мои  любимые  с  капустой  пирожки вместе  с  пластмассовой двухлитровой  бутылью  клюквенного  морса.  Трубку  мобильного   взял  Леонид. Представил    изящный  розового  цвета  мобильник  Светы  в его громадной,  с  детскую  головку,   ладони.   « Валентиныч,  брат  ждем!»    Почему – то шёпотом   на выдохе  сообщил: «По секрету скажу, пришли  подруги  моей,  хотят  тебя  видеть! Все  уши  прожужжали  словами, когда  придет, да, когда  придет!? Без  тебя  за стол   не  сядем,  шампанское  ждет!  КС!».  « КС» - это  конец  связи,  мы  с Лёнькой  вместе  выходили на  войну,  когда – то.
   А  на площади  радость  добрыми  ладошками  стирала  усталость с  хмурых  лиц   людей,  будто   ранним  утром  дворник  дядя  Лёша счищал   выпавший снег лопатой  с  тротуара. 
Волшебство   новогодней   ночи  праздника,  повисев  немного  еле  заметным  облачком   над  площадью, растворялось в воздухе  и  мне   идущему  рядом  с хвойным  чудом,  вдруг  вспомнилась   ночная  родительская  квартира.  Молодые   папа и мама, уложив  меня  после  встречи  со мной Нового года   ушли  в гости,  наивные  думая, что я  крепко  сплю.   А я  зажмурив  глазки  в  щелочки из – под  длинных  ресничек,  лежал  в ожидании.   Притворившись  спящим, каждый  год   хотел  увидеть того  громадного  в красном   тулупе  деда  Мороза, кладущего   под  елочку  подарок  за мое  хорошее  поведение и учебу. Чтобы  не заснуть,   уютно  укрывшись  одеялом,  словно в  засаде,  смотрел на загадочное  чудо, пахнувшее на всю  квартиру зимним лесом.  А  зеленая  ёлочка,   будто  карапуз  в детском манеже играла   мигающими    цветными  фонариками  гирлянд. Не получалось!   Дед  Мороз  умел   усыпить мою  бдительность смешным  сном и, когда   я просыпался   рано  утром, подарок  уже  лежал   на вате, изображающей   снег  под  красавицей.  Посмотрел  на очередной  взрыв салюта,  замяв   инстинкт  упасть  на  снег и  откатиться  в  сторону  с  линии  огня: армейская  привычка  неохотно  выветривались    из  головы.  Прослушав  очередную  музыкальную   композицию   местных   скоморохов,  теплыми  перчатками    согревающие  ладони постучал  в  знак  одобрения. В  висящем  на правой  руке  пакете  предательски  раздался  звук  стекла  трех  бутылок « Хеннесси и  двух  бутылок  финской  «Ледяной» водки:  месяц  назад взял для  наполнения   домашнего  бара  на пароме  из  Питера в  Хельсинки.  Аккуратно,  почему-то  воровато  обернулся,  слегка   смутившись  визгом спорящей  между  собой   стеклянной  тары  в   пакете.  Посмотрел на  разгоряченные  лица  окружающих  меня  людей.  Стыдливо  покраснев за неприличный  стеклянный  звук, медленно  двинулся  к  друзьям  в  их едва  виднеющуюся  в темноте  полярной  ночи  дом  - башню  в  восемнадцать этажей.  Холод  обнаглел.  Он   надсадно  надув  щёки  дышал  на городской  термометр,   понижая  столбик   большого   градусника      аж  до  тридцати семи    мороза. Пробирало!  Пошел  быстрей, время  поджимало.   Уговаривая  себя не мерзнуть,  дошел  до  озябшего  на морозе  дома  Леонида.  Первая  металлическая  дверь  распахнула  настежь   добрые  объятия. Быстро  пересчитав  пять ступенек   крыльца  подошвами  сапог,  поднялся и   остановился  возле  второй  двери,  вставшей  железным занавесом  передо мной.    Пробежал  пальцами   по клавиатуре   домофона.   Он молчал  словно  Порошенко о  потерях  своих войск на минских  переговорах.   Медленно  с  усилием  погладил  каждую  кнопку  номера  квартиры  друзей на клавиатуре.   Но чудо – техники  зависло   скайпом  в  Питерской  гостинице.  Видимо клавиши  соединяющее   устройство  с  близкими  мне  людьми замерзли вместе со своей  морозоустойчивой  начинкой. Да уж! После  пятой  попытки  нажимания  цифр  на  панели закованными   в   ледяной  гипс  холода   пальцами,  в сердцах,  будто в  ближнем  бою   нанес  удар « в растопырку»    по кнопкам  в лицо  домофона. Что – то в   его  корпусе   тяжко хрустнуло, но он гордо  молчал, так  и   не проронив  ни звука, как   зардевшаяся краской  стыда  девушка  на  первом  свидании после  поцелуя.   Мурашки  холода   пальцами   слепого  пробежали по спине  под  рубашкой.  Стало  зябко.  С  внутреннего  кармана  дубленки  достал  мобильник.    Да, что такое?!   Что  за напасть?!  Разрекламированный   жидкий  дисплей  «крутого»  мобильника  не  реагировал на нежное  прикосновение   подушечек   пальцев. Скинул на  снег  перчатки.  Подышал  на дисплей этого  «забугорного»  чуда, через  минуту  повторил  попытку.  Надежда    дозвониться  и попасть   через  металл  двери к друзьям  за стол,  упала  булыжником  из – под ног  отвесно в  страшную  пустоту  пропасти  безмолвия.   В  морозную   черноту  неба   полетели  добрые  слова  о  разработчиках   этих дорогущих  почти  за  тысячу   евро  устройств, особенно   много   лестных слов   полетело  в дома   родителям  этих добрых  ребят.  А  мороз,  насмехаясь надо мной, вежливо  проверял   на ногах  высокие   немецкие   меховые сапоги   на  грубой  подошве,  аккуратно  трогая  их  своим  заскорузлыми   пальцами. От моих  телодвижений  бутылки в  пакете,   боясь   расколоть хрупкую   нежность души,  издали жалобно  просящий  о недопустимости  резких  движений  звук. А  коварный   холод   не  отступал.  Он, мелким  бесенком, словно  по чёрным клавишам  рояля   пробежал    ледяными пальцами  по  меху  длинной ниже  колен  дубленки.  Усы покрылись ледышками, а  вязаный  шарф,  завязанный  модным  узлом,  от дыхания  покрылся   изморозью.   Чтобы отогреться  и попробовать   реанимировать   телефон  решил  зайти в  соседние  подъезды.  Но и там  домофоны  стояли  насмерть.  Стало несколько  неуютно  от холода,  прожигающим   одежду своим  дыханием.     Кому в голову   пришли такие идеи отгораживаться    от  посторонних  людей?     Вернулся  к   Лешкиному  дому, как  назло,  вокруг  никого  не было,  даже  моих  собак: меня  почему – то любят  все собаки.  Постучал  каблуками  замерзающих сапог  друг  о друга.  Да уж,  надо  было возвращаться  домой, а то замерзну  тут.  Сунул руку  в карман  за  моим  металлическим  спасением,  но  ключи  таинственным   образом   исчезли.  Видимо доставая  перчатки   из  карманов  на  площади, выронил их, а  запасной  вариант  к теплу и  громадному  на стенке телевизору в  моей  квартире   лежали  в столе  у  друзей.  Вот же засада!   Стоп! Люди  должны  скоро  возвращаться   с салюта  домой  к  праздничному  столу, вот уже  скоро, но даже  шума  хрустящего снега, как сахар под  обувью,   не было слышно.    Зашел  по ступенькам  на крыльцо, вошел в  «накопитель»  перед второй  дверью,  присел, облокотившись  спиной о  покрашенную    мерзкой  зеленой  краской   стену. Прикрыл  глаза.   А   сейчас   на   праздничных  столах, наверное, источая   волшебный  запах,  ждали своего  часа  тарелки  с  моим  любимым  салатом оливье,  желудок  напомнил    о себе, доверчиво прижавшись  к  позвоночнику. Осторожно   вежливо  двумя  пальцами   с  придыханием  потянул  бутылку  водки  «Ледяной»  из пакета  вертикально вверх,  лишь бы  не задеть,  не звякнуть  о другие: проснутся  еще, пусть  спят!  Открутил  колпачок и  медленно   опрокинул   донышком  вверх  стеклянное  финское  производство.  Искрой  промелькнула  шальная  мысль:  вот если бы  на бутылке  была  другая  пробка, то  не смог  бы открыть: пальцы  же закоченели.  Зубы  начали  смешно  выбивать, как  каблуками, чечетку о  прозрачное  стекло.  Сделал  несколько маленьких  глотков,  тепло   напитка  южным ветром изнутри  погладило   грудь.  Вот же дожил!  Сижу  один в  «предбаннике»  холодного  подъезда  весь пол  которого  был  выслан  ковром  окурков.  Пью  из  горлышка   водку, пусть даже  импортную и  оказывается очень вкусную.  Закрутил  потеплевшими  пальцами  колпачок   бутылки.   На   душе  потеплело!   Улыбнулся   всему миру,   надо же  первый  раз в жизни  пил водку  один…  Да  уж! Нехороший   признак…  Мысль встретить вот так  сидя  в  холодном  каменном  чреве подъезда  громкий веселый   праздник,  метлой   вымел  из  головы. Одно  утешало,  что не замерзну:  бутылки  в пакете  время  от времени   просились   подышать  морозным воздухом,  вздрагивая.   Их  пластиковый дом  до сих пор  висел у меня на  запястье  руки.   
  Тишина стояла  возле  меня  и   смотрела  сочувственным  взглядом,  нерешительно  поглаживая   руку.  Чувствовал  кожей  шелк прикосновения  от плеча  до  запястья.  Странно, рука  лежала  вдоль тела  ладонью вниз.   По ощущениям, я лежал   на  чем – то  мягком,   раздетым и  укрытый   теплым,  но легким. С  трудом  размежил  ресницы и  посмотрел  вокруг  не понимающим  взглядом: где я, почему  не в подъезде?!    От бессилия  понять ситуацию   пот мелким  бисером выступил  на  небритых  щеках. Попробовал  пошевелить  рукой,  но на приказ согнуться  в локте  она  не отреагировала, лишь вяло  взмахнула указательным  и безымянным  пальцами.   Тело  слегка  лихорадило, ощущение  слабости, как  тогда  после  моего  первого ранения  напрягло  сознание и  память.  Но   память   засвеченной  фотопленкой  не отвечала  на призывы.  Что – то влажное прохладно  лежало  на   лбу,   а поверх  него   время от времени чувствовал  лёгкое  прикосновение   руки:  судя  по  весу  и узости  ладошки, подумал  о присутствии   женщины.    Незнакомый   с  материнскими  нотками  голос  тихим  едва  слышным  шепотом  молил  ГОСПОДА  о  моем  выздоровлении.    Попробовал  повернуть  пудовую  голову,  боль  пронзила  затылок, словно  иглой.   Глаза затмило искрами, по ощущению, что    кто – то  перед глазами  наглый  в своей  безнаказанности  зажег бенгальский  огонь.  От боли  в  затылке   протяжно   застонал  на выдохе. Из – под   еле  приоткрытых   ресниц  увидел рядом с  собой   на  деревянной    бардовом стуле    сидела    женщина:  она  внимательно смотрела  на  меня.   Логика  включила  свои права: такой  расцветки  стул  был  у  моих друзей.   Значит я  у  ребят.  А  почему  в таком  состоянии и лежа?!  Попробовал   пошевелиться, но к своему  удивлению  сил хватило  лишь  повернуть голову.    Дама  рядом  со мной  была  симпатичной наружности   по возрасту  несколько за  тридцать с  хвостиком,  с   неуловимой  взгляду   добротой   и  женственностью.   Увидев, как  я  приоткрыл ресницы,  вскрикнула и быстро, быстро  промокнула   белоснежным платочком  слезы, появившиеся  на  громадных   зелёных  глазах. Через  вату  головной боли  услышал,  как  она   крикнула в  отрытую  дверь: «Света,  срочно!  Володя  очнулся,  слава  БОГУ!».   Вот туды т  твою  в  коромысло, откуда  она  знает меня и все -  таки, с  чего бы это  я  в  горизонтальном  положении?   Женщина   спохватилась,   побежала  за  кем – то  из комнаты. Все - таки  заставил себя собраться, попросил  боль   на секунду  уйти вслед  даме,  через  головную боль и жар в  груди сгруппировался  и ура,  свесил  ноги с кровати.  От  всего увиденного в комнате,   оторопел.  Во первых  к  моему  изумлению на мне   была   домотканая  рубашке  с  рисунком  вышитым  красным  крестиком   узорами   диковинных птиц  на рукавах.  Не  скажу, чтобы  очень  громадной  груди, но  всё же,   выжимал  в жиме  лежа  135  кило с  шеи  свисал  на  кожаной  тесьме тяжелый  золотой  крест.  Рядом  с кроватью   черной  с  сединой   сталью  блеснула  металлоломом   сваленная  в  кучу на пол   позолоченная  настоящая взаправдашняя  кольчуга.  На  стуле  рядом  оказывается  не кроватью,  а расправленным диваном  лежал   украшенный   каменьями боевой  шлем.  Его  каменья  по окружности   блеснули таинственно малиновым  цветом  рубинов.  Таких  громадных  рубинов  в жизни не видел  никогда, даже  на выставках  боевого  оружия.     Сам  шлем  по всей  поверхности был   украшен  золотыми орлами.  Протер  шершавой  ладонью  глаза, от   увиденного и  усилия  сидеть, то есть  балансировать    спина  стала мокрой.  На  пол к  ногам  с  головы  возле  стула   плюхнулась   белое  вафельное   полотенце.   Внимание  привлек в ближнем  углу  настоящий  меч, стоявший   острием  в  пол.  Он блестел  лезвием.  Да,  настоящий  боевой  меч  с массивной  рукояткой и  набалдашником  из  зеленого  камня, так похожего на  изумруд. На рукоятке   была   надпись из  белого золота, очень мелкая и  завораживающая  взгляд своей  четкостью. Так  далеко  прочитать не мог.   Широкое  лезвие оружия,  поймав   луч  света  из  окна,   будто  поздоровалось со мной, как  с хозяином.    Потерев  глаза   опять сгибом  указательного пальца,  сосредоточившись,  прищурив  глаза  прочитал  на  блестящем  лезвии  с  множеством  зарубок  по краю  выгравированное  русской  вязью  слово   «Кладенец».   Оперившись  о  край моего ложа,   и собрав  остаток  сил,  заставил себя   встать, едва  не падая,  схватился  за спинку  стула,  на котором  недавно  сидела миловидная  женщина,  удержался. Слегка  шатало,  пот градом  катился  со лба.  Рядом  с  ногами на полу    тушками  белок  лежали длинные  серые    шерстяные  носки.   А  возле них факелами  в серой действительности  возвышались   добротные красные   сапоги.   С  загнутыми   носам  и стертые  от частой   езды   от стремян,  судя  по запаху,  они были сафьяновые.  Чудо сапоги подбиты  были тройной  подошвой да еще и на высоком  каблуке.  Хотел  приподнять  красное  чудо, но  на пальцах    увидел массивные  золотые  боевые перстни.  Память  бросила  меня  в  те  девяностые.   Голова  закружилась,  слегка  стало подташнивать,  и  тут  белый  квадрат  окна   поехал  в правую сторону.  Рухнул мешком с  мукой на диван,  не  успев  сгруппироваться,   спина  заныла.  Память   так и не могла  мне дать ясный и четкий ответ,  откуда  у  Лешки в  квартире  такой  антиквариат.  Сердце забухоло, кожа на лице натянулась  и тут  левая   рука  заныла.  Очнулся  от сильных рук, поднимающих мою голову.  К  распухшим  губам  приложили  теплое  стекло,  почувствовал  на языке жидкость похожая  на   бабушкино  вкусное теплое  молоко с маслом, отдающее  медом,  осторожно стали заливать в меня.  Потом через  туман  услышал  приглушенный  бас  Лешки
-  Ему  бы рассольчика  огуречного с  водочкой,  чего вы   боевого  офицера  травите  этим молоком.
В  ответ   раздраженный  голос  Светланы.
- Какая  водка с рассолом? Опомнись,  человек  пришел с  того света.   Да. Если бы не Маргарита,  спал бы   он в  этом странном  красном  плаще  подбитого   изнутри волчьей  шкурой  с  мечом  в руках  всю оставшеюся   жизнь.
  - Все ты,  дьявол   бесшабашный!  Говорила,  что с  Володей, ничего никода  не  случится!А  его телефон  молчит.  А ты  все  в свой  бойцовский  клуб  по    телевизору  взгляд приклеил и отмахивался.  
-  Твердил неслух,  что  Вован  боевой  офицер- разведчик   армейский  и  из любой  ситуации  найдет выход!  Вот, как бы дала  тебе  по голове  банкой твоего  рассола.   Спасибо  Риточке,  подсказало ей сердечко,  вышла  его искать и нашла.   Все, Ритуля,   Вовку  на тебе  женим,  видишь  какая  из Вас пара выйдет!     А сейчас   всем спать,  Леша  посидишь  с  Володей  теперь ты,   Риточке  надо отдохнуть: вторые  сутки   глаз  не смыкает.          
     Услышал   шарканье  тапок  по направлению к двери.  Все  затихло, как  до слуха  донесся  шепот  Лени.  
 - Валентиныч,  брат,  приоткрой  глаза.  Сейчас  полечимся  по - нашему,  ну их,  Светланины  таблетки.  
К раскаленным   губам  поднесли  край прохладной  металлической   кружки,  из   которой  шел такой сивушный  запах.  Проглотил  содержимое.  Так и есть самогонка. Тепло  растеклось  в груди, и тут же  услышал вдогон.
-Брат  теперь  залакируем   рассольчиком,  самым   не наесть  что настоящим.  
 Из  той же  кружки  я  выпил   благодатный  напиток. Открыл  глаза и увидел  встревоженные  глаза  Лёньки, как  тогда  в Афгане, когда  он тащил меня  до "вертушки".  Тогда  мне было легче, чем  сейчас.  И тут память  повернулась ко мне  лицом, и я все вспомнил.
Заиндевелая дверь  подъезда   приоткрылась,  и  вошел, лучше  сказать ввалился   странный  мужик. В красном  плаще, на голове  боевой  шлем  времен средних  веков и в сверкающей  на  свету  позолоченной  кольчуге.   Атласно  черная  борода  заиндевела в  сосульках.  Уставшие   глаза  смотрели на меня, как  на  последнюю  надежду  в  его жизни.   Мне показалось, что он   из  группы   призеров  новогоднего карнавала!  Его трясло от холода.  Зуб на зуб  у парня   не попадал.  Достал  из пакета   початую водку  и протянул  ему.   Его  настороженный   взгляд   посмотрел на меня, потом  скользнул   по стеклу   емкости. На  его немую   просьбу  опрокинул   бутылку  и выпил ее залпом,  чтобы согреться.  Вот же  не верит, что это можно пить,  обнаглел!    С  обреченностью   смертника  во взгляде  он   поднес  к  губам непочатое финское  чудо и  стал пить: жадно  и быстро  в два  глотка.   Его  глаза  повеселели!   Здоров  мужичок!  Так    опрокинуть  «пузырёк»   не каждый  может.  Сил  видимо   прибавилось и  с просьбой  в  глазах  посмотрел на   мой пакет.   Вытащил  следующую,  и её  постигла такая  же  участь. Тут  он,  переведя  дух,  я  взял  пустые  бутылки  из его рук и вежливо  спрятал  в пакет,  промолвил.     
- Князь!   Полцарства   за коня!  Время!  Вот же  угодил  к  Вам в басурманщину, а   мне  еще надо   возвращаться,  а  уже  какие  - то люди  подходили   и спрашивали  какой – о предмет, паспортом  называется,  ушел  от погони. А ты  князь,  не серчай  на мою  сердешную просьбу.
-Прости,  обменяемся  обличьем  верхним?!  Не пройти  мне  в моем – то  обличье!  
А потом,   приблизившись  ко мне,  вымолвил  тихо и  уверенно.
Князь, прошу  с низким  поклоном полцарства  за коня!  Хоть режь, а достань  мне его. 
Я  почему – то поверил  и,  обменявшись  одеждами,  повел его к платной стоянке, где  ждал  меня  мой  скромная  «звездочка»  машинка  в  140  лошадей.  Меч  слегка  мешал,задевал  сугробы,шлем снял, и положил его  возле двери  машины.Подумал, что, машину с  коробкой  автоматом  может любой  неуч  вести. Завел  машину, включил  для  гостя  подогрев  сиденья, и кондишэн  на  25  тепла.   Воин   обнял  меня и,  сняв  с шеи массивный  крест,  повесил  мне,  а  я   снял свой  серебряный  и  повесил  ему: мы  побратались.  Посадил  бедолагу на водительское  место. В приоткрытую дверь он  спросил: "Как  найти  мои   белокаменные  палаты?!".  Я  продиктовал  ему  адрес  Леньки.  Закрыл  дверь,  и  он  резко нажав  на педаль газа,  умчал  мою  блестящую звездочку  в темноту   полярной  ночи. 
Леня  слушал  мои сбивчивые  воспоминания,  наклонив   голову и буравя   взглядом  половицу паркета.  Потом  наполнил  до краев   кружку и перед тем, как   выпить,   медленно  вымолвил.
-  Командир,  ну,  ты лоханулся  Ё! Такую красавицу -  точилу   отдать! Какому  - то мужику  с  конкурса  «Лучший   костюм».    Да  уж!
Залпом  осушил  кружку.  Я  устало поправил  себе подушку с его помощью  поправил  одеяло.   со слов  Леонида я  вернулся  к подъезду  ребят,  и тут водка  сыграла  со мной  свою зловещую шутку.  Я  прикорнул  все  тоже  у той  стены подъезда.  А  Маргарита, эта красивая и добрая  женщина с  громадными  зелеными глазами  вышла  меня искать на улицу  и наткнулась  на меня.  
Мою  дрёму   разбудил   голосящий  на всю округу  дверной  звонок.  Девчонки  открыли. Спросил  меня.  Услышал  уверенные степенные  шаги к моей  комнате.   Проем двери заполнил  громадный, как  медведь   мужчина.   На  нём  была   одежда с  конкурса,как и у моего  названного  брата, Вот   только кафтан был  ярко бардового  цвета  с длинными  рукавами, достающими  до пола. Громогласным  голосом  привыкшим  повелевать,  почтительно  в  поклоне торжественно, как  в кино про бояр почтительно  спросил.
-  Князь,   где можно  расположить  в  золотом  эквиваленте   половину царства за Вашего доброго и  очень странного коня?!
P/S    Постарайтесь верить людям, хотя бы один раз в Новый год, Ё!

© Copyright: Владимир Исаков, 2015
Свидетельство о публикации №215021602330
Рейтинг: 0 205 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!