ГлавнаяВся прозаМалые формыРепортажи → Рождественский кошмар Тамары Гуляевой

 

Рождественский кошмар Тамары Гуляевой

30 ноября 2013 - Лариса Есина
article172304.jpg
Рождественский кошмар Тамары Гуляевой
В доме ветеранов жителей с простыми, легкими и счастливыми судьбами нет и, наверное, не может быть. Не от хорошей жизни подавляющее большинство оказалось здесь. Одиночество и безысходность – вот две основные причины, заставившие многих принять столь непростое для каждого решение. Однако даже на таком мрачноватом фоне житейских перипетий история жизни Тамары Гуляевой выделяется особо. Редкий случай, когда человек в одночасье в результате стечения роковых обстоятельств потерял все: семью, дом, здоровье…
Роковое Рождество
Рождественский сочельник 2010 года в семье Гуляевых не задался с самого утра. Жили они в селе Новониколаевке Матвеево-Курганского района Ростовской области. Хозяйку дома Тамару давно беспокоили сильные желудочные боли, в то роковое утро сочельника особенно. Портить близким праздник она не хотела. Поэтому стоически терпела рези в области живота. Врачи неоднократно заверяли ее в необходимости хирургического вмешательства. Таблетки и микстуры уже не помогали, и Тома осознала, что тянуть с операцией больше нельзя. Поздно ночью вызвали «Скорую помощь». Муж – Сергей Гуляев, высокий статный мужчина – на руках отнес ее к машине, проваливаясь в сугробы по колено. Рождество в том году выдалось сказочно снежным, морозным, настоящим… Дальнейшие события, скорее, можно сравнить с сюжетами фильма-катастрофы, триллера, но никак не с доброй рождественской сказкой. Трагедия разыгралась вскоре после того, как уехала «неотложка». Дом Гуляевых занялся огнем и выгорел дотла в считанные часы.
А в это время в Матвеево-Курганской больнице оперировали Тамару Гуляеву. Вскоре после того, как операция успешно завершилась, в отделение реанимации пришло сообщение о случившемся в Новониколаевке – что дом их недавно поступившей пациентки выгорел дотла, а ее муж и сын погибли. Поначалу и саму Тамару сочли погибшей, просеивали пепел в поисках сгоревших останков. Безрезультатно. Опрос соседей помог установить истину: что ее незадолго до пожара увезли на «Скорой помощи» в больницу. В какую именно, служителям правопорядка удалось установить без труда.
О том, что Гуляева осталась без своих самых близких и любимых мужчин – мужа и сына, ей не сообщали, не без основания опасаясь за и без того весьма хрупкое состояние ее здоровья. А она не переставала удивляться, почему они не приходят ее навещать. Спрашивала медсестер и врачей, не приезжали ли? Вместо ответа медработники отворачивались или, опуская глаза, заверяли, что навещать ее нельзя, поскольку она перенесла серьезную полостную операцию и должна находиться в изолированной среде. Так оно и было по сути. Но передач от них тоже не было. Меж тем к ней почему-то пускали полицейских и пожарных инспекторов, которые задавали находившейся в состоянии полупрострации Тамаре какие-то странные вопросы о наличии в их доме и усадьбе неисправных бытовых электрических и газовых приборов, боеприпасов, которые якобы ее муж Сергей, воин-интернационалист, мог гипотетически привезти из Афганистана… Акты опросов, протоколы она подписывала машинально, с нетерпением ожидая момента, когда снимут швы, а близким разрешат ее навестить.
И такой момент наступил… Но принес он не долгожданную радость от встречи с мужем и сыном, а осознание того, что она больше не увидит их никогда… Тамаре ввели успокоительное средство и врач, держа ее за руку, стараясь как бы смягчить удар судьбы, сообщил, что муж и сын погибли в огне пожара в их доме… Не помогло. Не могло помочь! В результате – сильнейший нервный шок и перевод из отделения хирургии в отделение неврологии, где ее медленно, но верно стали возвращать к жизни. Пережить такое без последствий для нервной системы невозможно – человек не камень. Ему свыше даровано право чувствовать, остро реагировать на физическую и душевную боль. Иначе мы не были бы людьми – представителями высшей организации жизни на планете Земля.
Беда не приходит одна
Еще одно весьма неприятное известие о том, что она неизлечимо и тяжело больна, Тамара перенесла относительно спокойно. В этой жизни ее мало что удерживало: не стало дома, где она долгие годы была счастлива, где воспитала сына и дочь. Некуда возвращаться, не для кого стало жить… Окружающие – на тот момент соседи по палате и медицинский персонал – старались отвлечь ее от грустных мыслей, жалели. Однако вечно так продолжаться не могло: срок пребывания в стационаре строго ограничен. Все-таки это медицинское, а не социальное учреждение.
Приближался час выписки, обычно радостный и долгожданный. Но не в этом случае. Зима давно закончилась. На улице пьянили воображение ароматы цветущего мая. Но даже в прекрасную теплую погоду в руинах жить не будешь. Восстановить сгоревший дом у Тамары не было ни моральных, ни физических сил, а в первую очередь стимула. Наследник погиб, а дочь, как в народе говорят, оказалась «отрезанным ломтем». Даже на похороны отца и единственного брата не пришла…
У нее своя жизнь, в которой не оказалось места для мамы с ее трагедией. Она замужем, счастлива в браке, воспитывает ребенка, работает, радуется, как и все. Случившееся она тоже, несомненно, переживает очень болезненно, но как-то по-своему. Казалось бы, семейное несчастье должно было сблизить самых родных людей на этой земле – мать и дочь. А получилось с точностью до наоборот: за все время после пожара они не виделись. Спорный вопрос, что тяжелее пережить Тамаре: смерть сына или отчуждение дочери?..
Добрые люди подсказали ей записаться на прием к главе Матвеево-Курганского района Александру Рудковскому с просьбой оказать необходимую помощь. О том своем первом и пока последнем волнительном визите в районную администрацию Тамара Гуляева сейчас вспоминает с благодарностью и признательностью. Ее внимательно выслушали, выразили сочувствие – уже приятно! За добрым словом последовало доброе дело: чтобы разрулить, казалось бы, неразрешимую ситуацию, главе муниципалитета понадобилось несколько минут. Времени потребовалось немного, чтобы подписать распоряжение о выдаче максимально возможной адресной материальной помощи на покупку вещей первой необходимости, а также – для содействия в деле устройства погорелицы в Сухореченский дом ветеранов, расположенного неподалеку от райцентра. Некоторое время, пока там для нее готовили место, она находилась в социальном приюте при Анастасиевской больнице, который специально был создан для реабилитации людей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации.
С весны 2010 года Тамара проживает в Сухореченском доме ветеранов. Благоустроенный быт, уютные спальные комнаты и столовая, вкусная аппетитная пища, внимательное и чуткое отношение персонала к своим опекаемым, постоянный медицинский контроль за состоянием их здоровья – сейчас у нее все хорошо, насколько это возможно в ее ситуации. Тома живет настоящим и воспоминаниями о прошлом, которое вместе с домом, домашней утварью, личными вещами и фотографиями сгорело в огне той страшной январской трагедии 2010 года.
Прошлое и настоящее
Сын Константин снится Тамаре всегда маленьким, а не взрослым 23-летним юношей: столько было ему, когда он погиб. Накануне Международного Женского дня он планировал познакомить родителей со своей девушкой, на которой летом собирался жениться. Муж не снится никогда. Каждый вечер, ложась спать, она молится о том, чтобы ей приснились ее любимые мужчины. Ей очень хочется увидеть родные лица мужа и сына такими, какими она видела их в последний раз, хотя бы в зыбкой мистификации грез. В реальности – одна на двоих могила и общее надгробие. Все хлопоты о похоронах и установке памятника взял на себя военкомат: Сергей Гуляев был воином-интернационалистом, служил в Афганистане.
За ним – смелым, бесстрашным, сильным, отчаянным и надежным – Тамара была как за каменной стеной. Познакомились они на дружеской вечеринке в сельском доме культуры, заведовала которым ее близкая подруга. Сергей – высокий, статный красавец-юноша и Тамара – скромная, тихая, хрупкая девушка: противоположности притягиваются. Пристальное внимание первого парня в их деревне Новониколаевка она всерьез не принимала, не считая себя ему ровней. Но кавалер не сдавался, приезжал к ней каждый вечер верхом на лошади, лихо перемахивая через невысокий заборчик ее усадьбы. Устоять перед таким романтическим натиском было невозможно: Сергей и Тамара поженились.
Вскоре у молодых родился первый ребенок – девочка. Рождение дочери, вспоминая прошлое, Тамара называет сейчас САМЫМ СЧАСТЛИВЫМ моментом своей жизни. Вскоре после рождения малышки Сергей по совету друга семьи уехал на Дальний Восток по комсомольской путевке. Без труда устроился на работу, а когда получил жилье и обжился, вызвал жену с маленькой дочкой. Сын родился там, в Комсомольске-на-Амуре.
Зная отчаянный, рискованный характер своего мужа, Тамара всегда за него волновалась. В незнакомой местности, полной реальных опасностей, было особенно тревожно. Подсобное хозяйство, в котором работал Сергей, располагалось недалеко от тайги, из поселка до места работы ему было добираться далеко и долго. И Гуляевы поселились в благоустроенном коттедже неподалеку. Муж часто ходил на охоту. Охотился сам и с друзьями на медведя, на диких оленей, которых в тайге в то время водилось в избытке. К оленине и медвежатине Тамара поначалу никак не могла привыкнуть. Красивый, богатый природными ресурсами край так и не стал родным. Холодильник в их доме ломился от изобилия дорогих здесь, но обычных там рыбных деликатесов – икры и красной рыбы. Однако ей безумно хотелось домой, к простой, но привычной пище, к более скромным и менее величественным степям Приазовья. Так Гуляевы, не прижившись в Дальневосточном крае, вернулись в Ростовскую область, к своим корням на малую родину.
В 90-е годы, когда разрушились многие хозяйства в России, в том числе и то, где трудился Сергей, без дела он не остался. Шел туда, где нужны были его профессиональные навыки. Когда началась олимпийская стройка в Сочи, он одним из первых отправился на Черноморское побережье. Работал вахтовым методом на строительстве котлованов под будущие спортивные и гостиничные комплексы. Бывали случаи, когда земля осыпалась, погребая под собой строителей. Тома очень переживала за мужа, жила от звонка до звонка любимого.
Однако беда настигла Сергея не на полях сражений в Афганистане, не в степях Приазовья, не в тайге на Дальнем Востоке, не на грандиозной Олимпийской стройке. Она абсолютно неожиданно нагрянула в рождественскую ночь прямо домой, когда и где, казалось бы, не могло случиться ничего плохого в принципе, так как было безопасней и надежней всего. Для Тамары до сих пор остается загадкой, как могло произойти такое, да еще в столь короткое время? Ответа на этот почти риторический вопрос нет: тайну той январской трагедии муж с сыном унесли с собой в могилу.
Почему судьбе было угодно уберечь Тамару от огня? На этот вопрос также не найти ответа. Он известен лишь Всевышнему или Провидению. Она смиренно, достойно и стойко несет свой нелегкий крест. Все лучшее – позади… Возможен ли в ее жизни столь же неожиданный и резкий поворот к новому счастью? В нашем непредсказуемом мире вероятно все. Тамара в час отчаянья сожалеет, что не погибла вместе с домочадцами. Но чаще она уверена в том – останься она дома в ту роковую рождественскую ночь, не случилось бы страшной трагедии, не было бы пожара! В этом есть доля истины и здравого смысла: кому еще уберечь дом от огня, как не хранительнице домашнего очага?!

© Copyright: Лариса Есина, 2013

Регистрационный номер №0172304

от 30 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0172304 выдан для произведения:

Рождественский кошмар Тамары Гуляевой

В доме ветеранов жителей с простыми, легкими и счастливыми судьбами нет и, наверное, не может быть. Не от хорошей жизни подавляющее большинство оказалось здесь. Одиночество и безысходность – вот две основные причины, заставившие многих принять столь непростое для каждого решение. Однако даже на таком мрачноватом фоне житейских перипетий история жизни Тамары Гуляевой выделяется особо. Редкий случай, когда человек в одночасье в результате стечения роковых обстоятельств потерял все: семью, дом, здоровье…

Роковое Рождество

Рождественский сочельник 2010 года в семье Гуляевых не задался с самого утра. Жили они в селе Новониколаевке Матвеево-Курганского района Ростовской области. Хозяйку дома Тамару давно беспокоили сильные желудочные боли, в то роковое утро сочельника особенно. Портить близким праздник она не хотела. Поэтому стоически терпела рези в области живота. Врачи неоднократно заверяли ее в необходимости хирургического вмешательства. Таблетки и микстуры уже не помогали, и Тома осознала, что тянуть с операцией больше нельзя. Поздно ночью вызвали «Скорую помощь». Муж – Сергей Гуляев, высокий статный мужчина – на руках отнес ее к машине, проваливаясь в сугробы по колено. Рождество в том году выдалось сказочно снежным, морозным, настоящим… Дальнейшие события, скорее, можно сравнить с сюжетами фильма-катастрофы, триллера, но никак не с доброй рождественской сказкой. Трагедия разыгралась вскоре после того, как уехала «неотложка». Дом Гуляевых занялся огнем и выгорел дотла в считанные часы.

А в это время в Матвеево-Курганской больнице оперировали Тамару Гуляеву. Вскоре после того, как операция успешно завершилась, в отделение реанимации пришло сообщение о случившемся в Новониколаевке – что дом их недавно поступившей пациентки выгорел дотла, а ее муж и сын погибли. Поначалу и саму Тамару сочли погибшей, просеивали пепел в поисках сгоревших останков. Безрезультатно. Опрос соседей помог установить истину: что ее незадолго до пожара увезли на «Скорой помощи» в больницу. В какую именно, служителям правопорядка удалось установить без труда.

О том, что Гуляева осталась без своих самых близких и любимых мужчин – мужа и сына, ей не сообщали, не без основания опасаясь за и без того весьма хрупкое состояние ее здоровья. А она не переставала удивляться, почему они не приходят ее навещать. Спрашивала медсестер и врачей, не приезжали ли? Вместо ответа медработники отворачивались или, опуская глаза, заверяли, что навещать ее нельзя, поскольку она перенесла серьезную полостную операцию и должна находиться в изолированной среде. Так оно и было по сути. Но передач от них тоже не было. Меж тем к ней почему-то пускали полицейских и пожарных инспекторов, которые задавали находившейся в состоянии полупрострации Тамаре какие-то странные вопросы о наличии в их доме и усадьбе неисправных бытовых электрических и газовых приборов, боеприпасов, которые якобы ее муж Сергей, воин-интернационалист, мог гипотетически привезти из Афганистана… Акты опросов, протоколы она подписывала машинально, с нетерпением ожидая момента, когда снимут швы, а близким разрешат ее навестить.

И такой момент наступил… Но принес он не долгожданную радость от встречи с мужем и сыном, а осознание того, что она больше не увидит их никогда… Тамаре ввели успокоительное средство и врач, держа ее за руку, стараясь как бы смягчить удар судьбы, сообщил, что муж и сын погибли в огне пожара в их доме… Не помогло. Не могло помочь! В результате – сильнейший нервный шок и перевод из отделения хирургии в отделение неврологии, где ее медленно, но верно стали возвращать к жизни. Пережить такое без последствий для нервной системы невозможно – человек не камень. Ему свыше даровано право чувствовать, остро реагировать на физическую и душевную боль. Иначе мы не были бы людьми – представителями высшей организации жизни на планете Земля.

Беда не приходит одна

Еще одно весьма неприятное известие о том, что она неизлечимо и тяжело больна, Тамара перенесла относительно спокойно. В этой жизни ее мало что удерживало: не стало дома, где она долгие годы была счастлива, где воспитала сына и дочь. Некуда возвращаться, не для кого стало жить… Окружающие – на тот момент соседи по палате и медицинский персонал – старались отвлечь ее от грустных мыслей, жалели. Однако вечно так продолжаться не могло: срок пребывания в стационаре строго ограничен. Все-таки это медицинское, а не социальное учреждение.

Приближался час выписки, обычно радостный и долгожданный. Но не в этом случае. Зима давно закончилась. На улице пьянили воображение ароматы цветущего мая. Но даже в прекрасную теплую погоду в руинах жить не будешь. Восстановить сгоревший дом у Тамары не было ни моральных, ни физических сил, а в первую очередь стимула. Наследник погиб, а дочь, как в народе говорят, оказалась «отрезанным ломтем». Даже на похороны отца и единственного брата не пришла…

У нее своя жизнь, в которой не оказалось места для мамы с ее трагедией. Она замужем, счастлива в браке, воспитывает ребенка, работает, радуется, как и все. Случившееся она тоже, несомненно, переживает очень болезненно, но как-то по-своему. Казалось бы, семейное несчастье должно было сблизить самых родных людей на этой земле – мать и дочь. А получилось с точностью до наоборот: за все время после пожара они не виделись. Спорный вопрос, что тяжелее пережить Тамаре: смерть сына или отчуждение дочери?..

Добрые люди подсказали ей записаться на прием к главе Матвеево-Курганского района Александру Рудковскому с просьбой оказать необходимую помощь. О том своем первом и пока последнем волнительном визите в районную администрацию Тамара Гуляева сейчас вспоминает с благодарностью и признательностью. Ее внимательно выслушали, выразили сочувствие – уже приятно! За добрым словом последовало доброе дело: чтобы разрулить, казалось бы, неразрешимую ситуацию, главе муниципалитета понадобилось несколько минут. Времени потребовалось немного, чтобы подписать распоряжение о выдаче максимально возможной адресной материальной помощи на покупку вещей первой необходимости, а также – для содействия в деле устройства погорелицы в Сухореченский дом ветеранов, расположенного неподалеку от райцентра. Некоторое время, пока там для нее готовили место, она находилась в социальном приюте при Анастасиевской больнице, который специально был создан для реабилитации людей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации.

С весны 2010 года Тамара проживает в Сухореченском доме ветеранов. Благоустроенный быт, уютные спальные комнаты и столовая, вкусная аппетитная пища, внимательное и чуткое отношение персонала к своим опекаемым, постоянный медицинский контроль за состоянием их здоровья – сейчас у нее все хорошо, насколько это возможно в ее ситуации. Тома живет настоящим и воспоминаниями о прошлом, которое вместе с домом, домашней утварью, личными вещами и фотографиями сгорело в огне той страшной январской трагедии 2010 года.

Прошлое и настоящее

Сын Константин снится Тамаре всегда маленьким, а не взрослым 23-летним юношей: столько было ему, когда он погиб. Накануне Международного Женского дня он планировал познакомить родителей со своей девушкой, на которой летом собирался жениться. Муж не снится никогда. Каждый вечер, ложась спать, она молится о том, чтобы ей приснились ее любимые мужчины. Ей очень хочется увидеть родные лица мужа и сына такими, какими она видела их в последний раз, хотя бы в зыбкой мистификации грез. В реальности – одна на двоих могила и общее надгробие. Все хлопоты о похоронах и установке памятника взял на себя военкомат: Сергей Гуляев был воином-интернационалистом, служил в Афганистане.

За ним – смелым, бесстрашным, сильным, отчаянным и надежным – Тамара была как за каменной стеной. Познакомились они на дружеской вечеринке в сельском доме культуры, заведовала которым ее близкая подруга. Сергей – высокий, статный красавец-юноша и Тамара – скромная, тихая, хрупкая девушка: противоположности притягиваются. Пристальное внимание первого парня в их деревне Новониколаевка она всерьез не принимала, не считая себя ему ровней. Но кавалер не сдавался, приезжал к ней каждый вечер верхом на лошади, лихо перемахивая через невысокий заборчик ее усадьбы. Устоять перед таким романтическим натиском было невозможно: Сергей и Тамара поженились.

Вскоре у молодых родился первый ребенок – девочка. Рождение дочери, вспоминая прошлое, Тамара называет сейчас САМЫМ СЧАСТЛИВЫМ моментом своей жизни. Вскоре после рождения малышки Сергей по совету друга семьи уехал на Дальний Восток по комсомольской путевке. Без труда устроился на работу, а когда получил жилье и обжился, вызвал жену с маленькой дочкой. Сын родился там, в Комсомольске-на-Амуре.

Зная отчаянный, рискованный характер своего мужа, Тамара всегда за него волновалась. В незнакомой местности, полной реальных опасностей, было особенно тревожно. Подсобное хозяйство, в котором работал Сергей, располагалось недалеко от тайги, из поселка до места работы ему было добираться далеко и долго. И Гуляевы поселились в благоустроенном коттедже неподалеку. Муж часто ходил на охоту. Охотился сам и с друзьями на медведя, на диких оленей, которых в тайге в то время водилось в избытке. К оленине и медвежатине Тамара поначалу никак не могла привыкнуть. Красивый, богатый природными ресурсами край так и не стал родным. Холодильник в их доме ломился от изобилия дорогих здесь, но обычных там рыбных деликатесов – икры и красной рыбы. Однако ей безумно хотелось домой, к простой, но привычной пище, к более скромным и менее величественным степям Приазовья. Так Гуляевы, не прижившись в Дальневосточном крае, вернулись в Ростовскую область, к своим корням на малую родину.

В 90-е годы, когда разрушились многие хозяйства в России, в том числе и то, где трудился Сергей, без дела он не остался. Шел туда, где нужны были его профессиональные навыки. Когда началась олимпийская стройка в Сочи, он одним из первых отправился на Черноморское побережье. Работал вахтовым методом на строительстве котлованов под будущие спортивные и гостиничные комплексы. Бывали случаи, когда земля осыпалась, погребая под собой строителей. Тома очень переживала за мужа, жила от звонка до звонка любимого.

Однако беда настигла Сергея не на полях сражений в Афганистане, не в степях Приазовья, не в тайге на Дальнем Востоке, не на грандиозной Олимпийской стройке. Она абсолютно неожиданно нагрянула в рождественскую ночь прямо домой, когда и где, казалось бы, не могло случиться ничего плохого в принципе, так как было безопасней и надежней всего. Для Тамары до сих пор остается загадкой, как могло произойти такое, да еще в столь короткое время? Ответа на этот почти риторический вопрос нет: тайну той январской трагедии муж с сыном унесли с собой в могилу.

Почему судьбе было угодно уберечь Тамару от огня? На этот вопрос также не найти ответа. Он известен лишь Всевышнему или Провидению. Она смиренно, достойно и стойко несет свой нелегкий крест. Все лучшее – позади… Возможен ли в ее жизни столь же неожиданный и резкий поворот к новому счастью? В нашем непредсказуемом мире вероятно все. Тамара в час отчаянья сожалеет, что не погибла вместе с домочадцами. Но чаще она уверена в том – останься она дома в ту роковую рождественскую ночь, не случилось бы страшной трагедии, не было бы пожара! В этом есть доля истины и здравого смысла: кому еще уберечь дом от огня, как не хранительнице домашнего очага?!


Рейтинг: +6 264 просмотра
Комментарии (5)
Саша Куприна # 30 ноября 2013 в 21:05 +2
Очень печальная история.
Лариса Есина # 30 ноября 2013 в 21:08 +1
Еще более пронзительная оттого, что реальная - я даже имени главной героини и места действия трагедии не изменила. Жизнь непредсказуема и не дает никаких гарантий. Все может измениться в одночасье - причем, как к худшему, так и к лучшему. Спасибо за неравнодушие! 38
Kera # 30 ноября 2013 в 21:48 +1
Очень тяжелая история.. Вдвойне от того, что реальная. Дай Бог той женщине обрести душевный покой, счастье..
Лариса Есина # 30 ноября 2013 в 21:50 +1
Увы, Кера: Тамара медленно и мучительно умирает от онкологии...
Kera # 1 декабря 2013 в 00:35 +1
Бедная.. какой тяжкий крест..